Что оставляет в душе читателя рассказ кавказ

История владимира короленко в дурном обществе, является одним из самых популярных произведений своего жанра. трогательный рассказ заставляет читателя сопереживать героям

История Владимира Короленко «В дурном обществе», является одним из самых популярных произведений своего жанра. Трогательный рассказ заставляет читателя сопереживать героям и оставляет достаточно пространства для размышлений после прочтения.
История создания

В связи с радикальными политическими взглядами, писателя наказывают ссылкой в Якутию. За время пребывания и пересылок, Владимир Короленко сполна проникся людьми, чья жизнь проходила в бедности и нищете.
Именно там с 1881 по 1885 года было написано произведение «В дурном обществе», также известное по названию «Дети подземелья». Прототипами многих героев рассказа стали обычные люди, с которыми Короленко был знаком в жизни. Судья имеет большую схожесть с отцом писателя, а местечко Княжье-Вено похоже на Ровно – город, где родился и вырос писатель.

Жанр повествования

Произведение полностью соответствует жанровым особенностям повествования характерного для рассказа. Объем текста не слишком большой, в то же время короткий для повести. Название рассказа в точности отражает разворачивающиеся события в книге. Творец описал все происходящее в городке Княжье-Вено как есть, без романтизации или приукрашивания. Короленко не делит героев на хороших и плохих, он описывает каждого героя с разных сторон. Из этого можно сделать вывод, что рассказ написан в реалистическом стиле.

Разбор названия рассказа

Название предельно ясно передает суть произведения. Читатель сразу понимает, что речь пойдет о жизни среди людей низшего социального уровня.
Однако мораль произведения состоит в другом. Вася, приходится сыном высокопоставленного судьи, но примыкает к обществу детей подземелья. Спустя некоторое время, читатель наблюдает, как от мальчика отворачиваются многие люди из среднего класса, в то время как бедняки принимают парнишку «за своего».
Горожане опасались нищих и нарекли их «дурным обществом». Однако в отличие от людей высокого статуса, бедняки никого не осуждали и не отворачивались от людей.

Композиция

События в рассказе идут в хронологическом порядке, поэтому повествование является линейным. История рассказывается героем в прошедшем времени, из этого следует вывод, что форма выражения выстроена на ретроспекции.

Суть рассказа

Повествование ведется от лица сына судьи – Васи. Однажды он знакомится с нищими ребятами – Валеком (9 лет) и Марусей (4 года). Они принадлежат к «дурному обществу», главарем которого выступает пан Тыбурций. Тот, в свою очередь, заботился о ребятишках и следил, чтобы они не умерли с голоду. Жители городка считали, что у детей подземелья лишь одна дорога – воровство и преступность, что хоть как-то поможет им прокормиться.
Тем не менее, мальчика это нисколько не отпугнуло, и он стал все чаще наведываться к новым друзьям. Тыбурций знал, что Вася из приличной семьи, но не стал препятствовать дружбе ребят.
Внезапно Маруся заболевает и с каждым днем состояние девочки ухудшается. Вася решается попросить куклу у сестры, чтобы хоть немного порадовать подругу. Малышка радуется подарку, и ее состояние ненадолго улучшается. Дома Васю начинают подозревать в воровстве и запрещают выходить на улицу. Тем временем, отец переживает смерть любимой жены, с горя срывается на ребенка и на помощь ему приходит Тыбурций. Впоследствии отец узнает, что Вася отдал куклу больной девочке, смягчается и мирится с сыном.
Позже лидер сообщества рассказывает мальчику, что Маруся не смогла поправиться. Вася направляется в подземелье, чтобы проститься с подругой, а позже передает Тыбурцию деньги и предупреждает мужчину, что ему стоит уехать из Княжье-Вено. Спустя некоторое время все участники сообщества пропадают. Герой продолжает отбивать оставшихся бедняков от хулиганов и вместе с сестрой Соней, время от времени приходит на могилу Маруси.

Характеристика основных героев

Характеристика Васи
Природная любознательность мальчика толкает его изведывать незнакомые опасные места. Герой обладает незамутненным взглядом на жизнь, он не склонен к предрассудкам, поэтому не обращает внимание на социальный статус своих друзей. Вася добрый и отзывчивый паренёк, которому не чужды такие качества как сострадание и забота. Он демонстрирует их, принося заболевшей Марусе куклу своей сестры несмотря на риск. Ребенок радуется дружбе с обездоленными нищими, но в то же время страдает от холодности отца и одиночества внутри семьи.
Характеристика Вали
Парнишка, несмотря на свой юный возраст достаточно силен и смышлен. Он немало раз делал взрослые выводы, например, справедливо приравнял к настоящему воровству ситуацию, где человек берет вещи и еду без спроса у родителей. Также Валек ответственный и заботливый малый, он всегда переживал за Марусю и старался за ней приглядывать. По началу Валек кажется жестким и задиристым, но по мере развития сюжета становится все более заметно, какое него доброе открытое сердце.
Характеристика Маруси
Маруся – спокойная сдержанная и немного странная девочка. Малышка практически не видела радости в жизни. Однако кукла, подаренная Васей, делает ее немного счастливее и улыбчивее на короткое время. Условия в подземелье совершенно непригодны для жизни в нем ребенка и в конце концов это негативно сказывается на здоровье несчастной девочки.
Характеристика Тыбурция
Пан Тыбурций – предводитель «дурного общества». Умный и рассудительный герой является настоящим примером, на которого равняются все дети подземелья. Он обладает отменной интуицией, безошибочно определяет, кому довериться можно, а кому верить не стоит. Кроме того, именно благодаря Тыбурцию отец примеряется с Васей.
Характеристика судьи
Мнение об отце главного героя у читателя складывается неоднозначное. С одной стороны, он настоящий профессионал своего дела и настолько хорошо справляется с задачами, что даже Тыбурций хорошо отзывается о его работе. С другой стороны, отец не интересуется жизнью сына и не понимает, что мальчик тоже переживает утрату матери. Только спустя продолжительное время он пытается примириться с сыном и наладить отношения.

Темы

Тема детства является ключевой для данной истории, так как основной сюжет построен вокруг жизни детей.
Тема доброты ясно отслеживается на протяжении всей сюжетной линии. Герои проявляют заботу и доброту по отношению друг другу.
Тема сострадания находится близко к теме доброты. Особенно это проявляется в сцене, в которой Вася идет на риск, отдавая Марусе куклу.
Тема дружбы также затронута в повествовании рассказа. Сначала Вася бесцельно бродит по городу один, но в один прекрасный день он знакомится с Вальком и Марусей. Мальчик впервые почувствовал, что нашел родственные души и жизнь его преображается.
Важные проблемы

На первом месте стоит проблема социального и классового неравенства. Четко прослеживается негативное отношение к беднякам людей с большим и средним достатком.
Проблема сложного переживания утраты заметна в примере с отцом. Тот тяжело переживает кончину жены и это отражается на отношениях с сыном.
Острая проблема равнодушия людей не осталась без внимания. Жители и правительство городка не содействовали бедному населению. Равнодушие стало причиной смерти Маруси, ведь лекарств у бедняков не было.
Проблема предрассудков также прослеживает в рассказе, ведь люди относились ко всем нищим одинаково плохо, считали их ворами и людьми третьего сорта.

Основная идея

Писатель рассказал историю дружбы ребенка из привилегированной семьи с нищими ребятами, обделенными домашним уютом и едой в достатке. На первый взгляд простой рассказ на самом деле имеет огромную нравственную ценность для многих поколений. История преследует цель донести до читателя важную мысль о том, как предрассудки людей мешают хорошему отношению. Классовое неравенство является глобальной общественной проблемой и это наиболее остро ощущается при погружении в жизнь людей из городка Княжье-Вено.
Короленко неспроста выбрал детей в качестве главных героев. В отличие от взрослых, они не действуют под влиянием слухов и стереотипов, а слушают разум и сердце. Если бы люди взглянули на мир детскими глазами, то «дурного общества» никогда не появилось.
Мораль произведения

Владимира Галактионович, с помощью рассказа «В дурном обществе», призывает людей не быть равнодушными к горю ближнего и помогать тем, кто оказался в беде, несмотря на их социальный статус. История учит дружбе, доброте и взаимовыручке.
Критика

Произведение очень реалистично. Многих героев Короленко «писал с натуры», благодаря чему рассказ вышел очень правдоподобным. Проблемы городка касались предрассудков людей из-за которых они даже не пытались протянуть руку помощи, поддержать других хотя бы добрым словом.
Особое внимание заслуживает подробное художественное описание мест событий и личностей героев.

Дохни́ на меня, хоть винца понюхаю… Ф.Толстой во время епитимьи

*

— Говорят, что ты, Алексей Петрович,
иногда-таки хитришь? — спросил Александр
I
талантливейшего русского военачальника, соратника Суворова и Кутузова, героя
войны 1812 года генерала Ермолова.

— Вашего веку человек, государь, — ответил
генерал.

*

Однажды
Фёдор Иваныч так всех достал своими шулерскими выходками, что его отправили с
глаз долой — с посольством в Японию. На шлюпе под командованием капитана
Крузенштерна. Но, по вине крайне безнравственного поведения Толстого на
корабле, начальник экспедиции камергер Резанов, известный нам по рок-опере
«Юнона и Авось», высадил проштрафившегося и провинившегося пассажира в районе
Камчатки (1804). Откуда тот по гряде Алеутских островов, далее через канадское
побережье (о-ва Ка́дьяк, Ситха), — с его же не совсем правдоподобных рассказов,
— перебрался на Аляску. За что и был прозван Американцем.

Толстой
пробыл некоторое время в русской Америке. Объездил от скуки Алеутские острова.
Посетил дикие племена Тлинкитов — Колошей (от слова «колюжка» — кость-украшение
в нижней губе), с которыми ходил на охоту. И возвратился через Петропавловский
порт сухим путём в Россию. Татуированный с головы до ног. Воплощая
свойственную, общую толстовскому роду «дикость», по словам двоюродного
племянника Американца — Льва Николаевича, — после смерти дяди ещё долгое время
поддерживавшего отношения с его вдовой и дочерью.

Вообще родовое
древо графов Толстых напоминает знаменитый дуб из «Войны и мира». И чем удалённее
простирались ветви от ствола, тем беднее становились семьи, мельче их поместья.

Семья
нашего героя владела имением в Кологривском уезде Костромской губернии. Отец,
Иван Андреевич, вышел в отставку генерал-майором, зажил помещиком. Избирался
предводителем кологривского дворянства. Женился он на девице из рода Майковых,
у них родились семеро детей: три мальчика и четыре девочки. Сын Фёдор появился
на свет 17 февраля 1782 года.

«Дома
он одевался по-алеутски, и стены его были увешаны оружием и орудиями дикарей,
обитающих по соседству с нашими Американскими колониями… Толстой рассказывал,
что Колоши предлагали ему быть их царём», — писал критик и сослуживец Американца
Фаддей Булгарин.

Остался
бы и царём, добавлю я, с него станется — не он первый. Тому имеются достоверные
сведения (естествоиспытатель Тилезиус). К примеру, на кокосовых островах Южного
полушария вполне себе прилично, — по туземным понятиям, — жили не тужили беглые
англичане и французы. Да не позволил тяжёлый нрав — граф Толстой был человеком
неуёмным и непоседливым, если не сказать преступным. Да и выбросили его с судна
не в тёплых Южных широтах.

К тому
же и царём предложили стать лишь по странному стечению обстоятельств. Почему-то
раздумав зажарить и попросту слопать «благовоспитанную особу» — благородного пленника.

В
небольшом городке Северо-западного побережья, куда по крайне голодной нужде
забрёл Федор Иванович, владельцу местной газетёнки пришла в голову идея
устроить денежный конкурс на самый короткий рассказ. В котором обязательно
должны были присутствовать все признаки литературного произведения: вступление,
развитие событий, кульминация, эпилог и назидательный смысл между строк, не
иначе!

Первое
место занял следующий рассказ Фёдора Толстого, ставший популярным анекдотом: «“Закурим!”
— сказал Джон, садясь на бочку с порохом. Покойнику было 40 лет».

Но… Шутки
в сторону — дело-то серьёзное: высадиться на неизвестном острове. С минимумом
провианта, «на шаг от пропасти» под наблюдением спрятавшихся за ближайшими кустами
дикарей. В придачу с корабельным проказником-орангутангом. Насчёт которого ещё
долгие годы хвостом увивались за хозяином сомнительные истории нешуточного
свойства… Правда, не те, что Вы подумали, уважаемые и просвещённые читатели. Американец
«всего лишь» съел своего человекообразного друга. Хотя и это выдумка, со слов
старого знакомца Толстого — князя П. Вяземского.

Впоследствии
дочь Фёдора Ивановича (единственная из 12-ти рождённых детей достигшая зрелого
возраста), Прасковья Перфильева, влиятельная московская барыня, в память
орангутангу своего отца также постоянно держала при себе небольшую обезьянку. Вот
тебе, студент-психолог, и тема будущей диссертации: «Благообразность
человеческого поведения под влиянием дружбы с приматами на отчаянном примере гвардии
поручика Преображенского полка Фёдра Толстого-Американца».

Отчаяние
своё он в полной мере проявил в войне со шведами при взятии Барклаем-де-Толли
Вестерботнии (1808). И далее при выступлении армии обратно в Петербург. Успев
два раза посостязаться на дуэли — для себя успешно, в отличие от соперников. И
всё то ли из-за ревности к чухонке. То ли (что более правдиво) ввиду нелицеприятного
поведения за бостонным столом, банкуя в гальбе-цвельфе. За что по праву был арестован
и разжалован в солдаты.

Но
Американец не был бы Американцем, ежели в 1812-м не возвернул назад чины и
ордена. Вплоть до Георгия IV
степени! С безумной храбростью воюя ратником в московском ополчении. Лицом к
лицу встретив француза под Бородином уже в звании полковника.

Куда не достанет меч законов, туда достанет
бич сатиры

Ссора Фёдора
Иваныча с Пушкиным произошла, по одному мнению, из-за нечестной игры шулера-Американца.
После Отечественной войны вышедшего в отставку «героем и интересным человеком» и
занявшего видное место в московском светском обществе, — рассказывал мемуарист
С. Л. Толстой (сын Льва Николаевича).

Дамы,
шурша нарядами, неустанно бегали за ним. Однако поведение его не изменилось к
лучшему: он развёл ещё более широкую карточную игру. И опять у него были дуэли —
много!

По
другому мнению (Лернер) ссоре послужило обидевшее Пушкина письмо Толстого к его
товарищу А. Шаховскому.

Пушкин
был злопамятен на «царапины, нанесённые ему с умыслом» (Вяземский). И, почитая
мщение одной из первых христианских добродетелей, «закидал издали Толстого
журнальной грязью», — по словам самого Александра Сергеевича. Взбешённого
неимоверно, до «уголовного обвинения», выходящего за пределы поэзии: злым, тяжеловесным
толстовским пасквилем на «Чушкина»-Пушкина. Что вполне соответствовало
характеру своевольного Американца. Не чтившего и не признававшего авторитетов.

Есть ещё
соображение, почему Пушкин затеял тяжбу. Дескать, Американец
распустил слух, будто в ходе обыска у поэта, по приказу императора Александра I, осерчавшего
на гения, герой Отечественной войны Милорадович, серб по происхождению, высек А.С.!
Что было совершенно несправедливо — великодушный Милорадович не только не высек
поэта, но и склонен был простить ему написание оды «Вольность».

Однако
внутреннее положение государства требовало принятия мер — и Пушкин
отправился в Кишинёв, где и заболел гнилой горячкой. Правда, «великим шарлатаном»
Пушкин всё-таки Американца нарёк — в «арзрумских тетрадях» (1830). Сравнивая с Толстым
«проконсула Кавказа», как на древнеримский лад, — с лёгкой руки великого князя
Константина Павловича, — величали современники генерала А. П. Ермолова. Находившегося
в Грузии. В опале.

Ранее
же, не зная источника клеветы про Милорадовича, Пушкин был совершенно потрясён,
считая себя бесповоротно опозоренным, а жизнь свою — уничтоженной. Не видя, на
что решиться: покончить ли с собой или убить самого императора как косвенного
виновника сплетни (о, как это по-пушкински!) — он бросился к Чаадаеву. Здесь
нашёл успокоение: Чаадаев доказал ему, что человек, которому предстоит незаурядное,
великое поприще, должен презирать клевету и быть выше своих нечестивых гонителей.

Ссора
эта длилась несколько лет (с 1820), что А.С. изобразил впоследствии в повести «Выстрел».

Пушкин
неистовствовал, то бичуя «картёжного вора» эпиграммами. То исключая-вымарывая
стихи про Толстого из сочинений («Кавказский пленник», «К Чаадаеву»), высокомерно
не желая «повторять пощёчины». То намереваясь выставить Толстого «во всём
блеске» в 4-й главе Онегина. В конце концов, по возвращении из ссылки в столицу
(1826), поручил своему другу «Фальстафу» Соболевскому вызвать обидчика на дуэль.
(К счастью, Толстой в то время не был в Москве.) И… вскоре помирился с
Американцем.

«Почему
Толстой пошёл на примирение? Не потому, конечно, что боялся быть убитым или
раненым. Может быть потому, что дуэль с Пушкиным угрожала ему разрывом с
людьми, дружбою которых он особенно дорожил, — с Вяземским и Жуковским» (С. Л.
Толстой
, 1926).

В 1829
году Фёдор Иванович даже сватал Пушкина к Гончаровой. Правда, в тот раз
неудачно, но это уже другая история, хотя…

Вот бы
Дантесу, господа, хоть каплю, толику того благородства, что проявил Американец!
Толстой не был жесток по натуре, — продолжает биограф: — его жестокость
проявлялась лишь под влиянием страсти или гнева. И у него бывали порывы
великодушия.

Посему переставший
исправлять «ошибки фортуны» — сиречь жульничать — Зарецкий, «некогда буян», прототипом
которому был Фёдор Иванович, появился не в 4-й, а в 6-й главе «Онегина». Когда великий
игрок-бретёр с величайшим поэтом-бретёром были уже дружны. Оба вспыльчивы, бешеного
темперамента. Но умевшие сохранить хладнокровие в решающую смертельную минуту.
Два насмешника, острых на язык. Оба — Пушкин и Толстой — потомки славных, но
обедневших семейств.

Упитые вином, мы жаждем одного тебя

«Ведь
это какая отчаянная башка, надо знать! Картёжник, дуэлист, соблазнитель; но
гусар душа, уже истинно душа!» — изображал Л. Н. Толстой графа Турбина в «Двух
гусарах», подразумевая Американца.

Вообще
же, был Фёдор Иваныч «добрым приятелем своих друзей» (Жуковский). И приятели
охотно давали ему поручения, причём важные: денежные, земельные, юридические,
заёмные. Которые он исполнял толково, исправно и добросовестно. При этом все
его возмутительные проделки скрашивались необыкновенной привлекательностью. Каким-то
наивным и непосредственным эгоизмом и его гипнотической способностью заставлять
людей любоваться им и даже любить его.

Сам же
Толстой-Американец очень дорожил дружбой — «Надёжный друг, помещик мирный, и даже
честный человек» (Пушкин). Что видно из его не очень многочисленных, разборчивых
и без помарок, правда, «фантастической орфографии» (на предмет нелепостей и
ошибок) писем. Заполненных «ходячими сплетнями», тоской по бурной молодости и,
бывало, нецензурщинкой…

«Я живу
в совершенной скуке, грусти и пьянстве… Одна дочь Сарра как будто золотит моё
несносное существование; третий месяц или три месяца жена не оставляет
болезненное ложе своё, родив мне третьего мёртвого сына. Следовательно, надежда
жить в наследнике похоронена с последним новорожденным. Скорбь тебе
неизвестная, но верь, любезный друг, что весьма чувствительная» (из письма к В.
Ф. Гагарину
).

Перелом
в жизни — в сторону остепенения — произошёл к сорока годам. Вместе с отвыканием
от вина, «пьяноления», как он выражался. К сожалению, отказом-отвыканием временным
— не помогла тому и епитимья.

Не прекратил
также вести крупную карточную игру. Однако перестал играть недобросовестно. Покуда
если бы продолжил шильничать-передёргивать в Английском клубе, членом которого состоял,
Толстого оттуда исключили бы, выперли с позором.

Одновременно
к концу жизни стал он ханжески богомольным, по словам дочери Л. Н. Толстого М.
Каменской
.

Сам Лев
Николаевич утверждал, что Американец был богомолен и суеверен потому только,
что его мучили угрызения совести: Федя каялся, молился и клал земные поклоны,
стараясь искупить преступления своей молодости и свои жестокие поступки.
Впрочем, он был, как говорится, «добрый малый, для друга готов был на всё,
охотно помогал приятелям, но не советовал играть с ним в карты, говоря
откровенно, что в игре, как в сраженьи, он не знает ни друга, ни брата…» (Булгарин).

И под итогом нуль пиши…

Вот
некоторые о нём отклики:

Обжор, властитель, друг и бог!
Вяземский

*

…разгадывал характер и игру человека, по
лицу узнавал, к каким мастям или картям он прикупает, а сам был тут для всех
загадкой, владея физиономией по произволу. Такими стратагемами он разил своих
картёжных совместников.
Булгарин

*

Человек без всяких правил и не чтущий ни бога,
ни власти, от него поставленной. Сей развращённый молодой человек производит
всякий день ссоры, оскорбляет всех, беспрестанно сквернословит и ругает меня
беспощадно.
Н. П. Резанов

*

Природа на голове его круто завила густые
чёрные волосы; глаза его, вероятно от жары и пыли покрасневшие, показались
налитыми кровью; почти же меланхолический взгляд его и самый тихий говор его
настращённым моим товарищам казался смутным.
Вигель

*

Толстой молчит! — неужто пьян? Неужто вновь закуролесил? Денис Давыдов

*

Командуя баталионом, Толстой отличною своею
храбростью поощрял своих подчинённых, когда же при атаке неприятеля на наш
редут ранен Ладожского полка шеф полковник Савоини, то вступя в командование
полка, бросался неоднократно с оным в штыки и тем содействовал в истреблении
неприятельских колонн, причём ранен пулею в ногу.

Раевский — Кутузову

*

Он был не
глуп; и мой Евгений, не уважая сердца в нём, любил и дух его суждений, и
здравый толк о том о сём…
Пушкин

*

Он буйствовал, дрался, обыгрывал, уродовал людей,
разорял семейства лет 20 сряду…
А. И. Герцен

*

Помню его прекрасное лицо: бронзовое,
бритое, с густыми бакенбардами до углов рта и такие же белые и курчавые волосы.
Лев
Толстой

*

Человек как человек, пожилой, курчавый, с
проседью, лицо красное, большие умные глаза, разговаривает, шутит.
М. Ф.
Каменская

*

Как сильный человек, Фёдор Иванович
действовал обаятельно на некоторых своих современников, например, на Булгарина.
С. Л.
Толстой

*

На днях познакомился я с Толстым,
Американцем. Очень занимательный человек. Смотрит добряком, и всякий, кто не
слыхал про него, ошибётся.
Боратынский

*

Умён он был как демон и удивительно
красноречив. Он любил софизмы и парадоксы, с ним трудно было спорить.
Ф.
Булгарин

*

Представитель школы безнравственности, развратитель
многих московских юношей того времени.
Граббе

*

Немногие умные и даровитые люди провели так
бурно, бесполезно, порой преступно свою жизнь, как провёл её Американец
Толстой.
А. Стахович

*

Мне лично были известны только хорошие
качества. Всё остальное было ведомо только по преданию, и у меня всегда к нему
лежало сердце…
Жуковский

*

Видел я свата нашего Толстого; дочь у него
также почти сумасшедшая, живёт в мечтательном мире, окружённая видениями,
переводит с греческого Анакреона и лечится омеопатически.
Пушкин
— о дочери Толстого Сарре, кот. вскоре умерла.

*

Его жизнь может служить живой иллюстрацией
того зла, которое причинял самодержавно-крепостной строй не только угнетаемым,
но и угнетателям…
С. Л. Толстой

*

— Граф,
вы передёргиваете, — сказал ему кто-то, играя с ним в карты, — я с вами больше
не играю.

— Да, я
передёргиваю, — резко ответил Фёдор Иванович, — но не люблю, когда мне это
говорят. Продолжайте играть, а то я размозжу вам голову этим шандалом!

И его
партнёр продолжал играть и… проигрывать. Ведь «только дураки играют на
счастье», — закончу я этот небольшой очерк словами Американца. Выходки и либертинская
бравада которого, конечно же, внесли определённый вклад в становление круга настоящих
свободолюбцев — потенциальных «декабристов».

Похоже,
что в роду с сильной кровью поток может следовать своим нормальным руслом на
протяжении нескольких поколений. А потом вдруг выйти из берегов или
низвергнуться водопадом — кто ж знал, что сын Ивана и Анны из костромской глуши
окажется самым необузданным человеком Российской Империи!

Необыкновенные
приключения Фёдора Толстого привлекали всеобщий интерес до конца его феноменальной
жизни, но… С течением времени воспоминания Американца понемногу начинали
путаться, пополняя череду невероятностей.

Когда в
1842 году газеты были полны сообщениями о трениях между британцами и французами
в Южном Пасифике, старый граф не без гордости заметил, что у него есть
основания предполагать, что нынешняя королева Таити Помаре — его дочь. В
действительности же экспедиция Крузенштерна никогда не проходила мимо Таити.

Фёдор
Иваныч, рассказывая о сибирских похождениях молодости, частенько вспоминал встреченного
им в пути старика, давно уже сосланного «на Севера». Утешавшего горе своё
сивухой и балалайкой. Дребезжащим, но выразительным голосом поющего куплеты,
обливаясь пьяными гремучими слезами. Вкладывая в это русское «Авось» всю силу народного
раздолья, воли, долготерпенья и собственно толстовских дикости и абсурда:

Не тужи, не плачь, детинка,

В нос попала кофеинка,

Авось проглочу!!!

1782—1846

Рассказ / Фэнтези
Это моя проба пера, так сказать, рассказ о честности человеческой души, к которой нужно стремиться нам всем.
Теги: душа честность

Вечерело, на осеннем небе то и дело загоралось все больше и больше звезд. Погода стояла теплая и сухая, не свойственная этому времени года. На проезжей части шоссе то и дело пролетали автомашины, но, медленно бредущему вдоль трассы мужчине, было не до них. Он слабо понимал, где он и куда идет, слабо понимал день сейчас или ночь, он не видел ничего вокруг себя. В его голове роилась не одна тонна мыслей. Когда все началось? Почему он ничего не заметил? Как вообще это могло произойти? Куда смотрели сотрудники юридического отдела? Хотя, возможно, они просто в доле… все вокруг все видели и знали, один он, кретин, ничего не видел дальше собственного носа. В кармане монотонно зазвонил телефон. Директор финансового отдела. Именно он и раскрыл ему глаза на все происходящее. Именно он и объявил, что фирма, которая еще вчера была в рейтинге первых, сейчас находится на грани банкротства, что бюджет пуст, а его брат, единственный родной человек, пропал вместе с его помощницей.
 

– Что еще?
 

– Максим, Вы куда пропали? Я зарылся в бумагах, обернулся, а Вас уже нет. Что Вы намерены теперь делать? Будете писать заявление о хищении?
 

–Заявление? Хм… пожалуй нет, это же мой брат. Подготовь все бумаги, мне нужно знать, что у нас осталось, и созывайте совет директоров, будем искать пути решения проблемы.
 

– Проблемы? Это конец, я Вам с полной ответственностью заявляю, что мы остались без штанов!!! Ваш брат вывел ВСЕ деньги из фирмы. Более того, в Ваше отсутствие, он провел торги, на которых спустил принадлежащую фирме недвижимость и транспорт.
 

– Как ты мог это допустить? Куда ты смотрел? Как вообще это могло произойти? Без моего ведома, без моей подписи!!!
 

– У него на руках была Ваша доверенность на право управления фирмой в Ваше отсутствие. Он сказал, что с Вами все согласованно, я пытался Вам звонить, но Вы не брали трубку, и не просматривали почту.
 

– Да, я был занят. Подожди, доверенность… я не подписывал никакой доверенности, что, я совсем идиот? Хотя, похоже, что совсем. Ах, да, Вадим накануне отъезда подсовывал мне какие-то бумаги. Я просто поставил подпись, даже не взглянув на них. Ведь он сказал, что это для бухгалтерии, мелочевка. Видимо одной из этих бумаг и была доверенность…
 

– Вы можете подъехать в офис?
 

– Да, конечно, сейчас буду…
 

Мужчина наконец огляделся, он стоял на обочине одного из шоссе при выезде из города. Темнота почти совсем сгустилась над головой и уже зажгли фонари. Максим остановился и махнул рукой проезжающей тойоте. Но водитель проигнорировал этот жест, зато из общего потока на обочину выехал отечественный бортовой уазик. Максу показалось, что он уже видел его сегодня. Он прыгнул в салон на заднее сиденье, в нос ударил запах бензина и пыли. Максим скривил нос.
 

–Брезгуешь, проваливай. – за рулем уазика сидела пожилого вида дама с бутылкой безалкогольного пива в руках.
 

Максим удивленно вздернул брови и осмотрел водителя. На вид старушке было под сотню лет, хотя бутылку она держала бодро и руки у нее не тряслись. Максим отметил, что голос у старушки низкий и приятный. Он одернул пиджак и прошипел:
 

–Все в порядке, поехали.
 

Старушка как-то с усмешкой крякнула и вырулила на дорогу, чуть было не зацепив впереди идущую девятку.
 

– Что, проблемы? – сделав очередной глоток пива, процедила она.
 

Максу не хотелось разговаривать тем более с какой-то кривой старухой. Но любопытство взяло верх. И, немного помолчав, он проговорил:
 

– Немного странный транспорт для женщины Вашего возраста.
 

– А что не так с моим возрастом?
 

–Ну вы довольно пожилая и вы, хм, женщина. И на уазике…
 

– Ах, вот оно что. Ну да, ну да. Ты то, конечно, прекрасно разбираешься в людях. Особенно в женщинах или близких родственниках…
 

– Не понял? Что вы хотите сказать? – Макс сначала смутился, а потом подумал, что это обычный психологический ход.
 

– Ну тебя же бросила жена, забрав все ценные вещи из дома? А потом и брат обчистил до нитки. Кстати, они сейчас вместе.
 

– Что за бред? Откуда вы знаете? Неужели информация уже просочилась в прессу?
 

–Ха! Нужны мне твои драные газетенки! Я сама себе новости.
 

– Тогда откуда вы знаете? – почти прорычал Максим.
 

– А я, дружок мой, ведьма. Так то. Битый час тут круги написываю, жду, когда нагуляешься и махать руками начнешь.
 

– Зачем?
 

– Душа твоя мне очень нужна. Она у тебя чистенькая, почти без дыр. Страдальческая. Вкусная. А то в последнее время те, что сами приходят только грязные да промотанные душонки предлагают. А взамен золотые горы требуют. Я как почуяла, что у тебя такие беды, так даже из берлоги своей вылезла, чтоб такой деликатес не упустить.
 

– Ты, че, старая, обкурилась? Чего голову мне дуришь?
 

– Не веришь? Вот спроси что-нибудь у меня, о чем только ты ведаешь…
 

– И не буду я ничего спрашивать. Мне в офис нужно, думаю, раз ты ведьма, дорогу показывать не нужно. – По спине Максима пробежал холодок. Но в голову никак не приходило логическое объяснение всего происходящего.
 

Старушка улыбнулась, какой то странной приятной улыбкой и включила магнитолу. Из колонок прогремел тяжелый рок. А стоящий сзади сабвуфер заставил громыхать всю машину, подбрасывая его на сиденьях.
 

–Выруби этот ужас, – срывая голос, прокричал Максим.
 

–А что, и музыка тебе моя не нравится? Экий ты придирчивый. Если б не предчувствие предстоящего деликатеса, вышвырнула бы тебя из машины.
 

Но Максим не обратил внимания на ее слова. В голове уже роились мысли «а что, если она и вправду ведьма? Что если она вернет мне мой бизнес, мои деньги, а жену и брата размажет по стенке? ». Максим почувствовал сладкий аромат мести. « И все это в обмен на…»
 

–Чего ты хочешь?
 

–Твою душу, мне кажется, я сразу все четко прояснила.
 

–И, как происходит передача души? Нужно кровью подписать договор?
 

– Ты слишком много смотришь телевизор. Договоры подписывают с дьяволом, а я просто заберу твою душу. Это даже не больно. Дьявол потом творит с помощью человеческих душ свои мерзкие дела, и, человек, как правило, умирает, как только дьяволу становится не нужна душа, а я их просто ем, и твоя смерть от меня зависеть не будет. Хотя естественной смертью ты умереть не сможешь.
 

– То есть? Это как?
 

–Ну, понимаешь, там, – старушка многозначительно подняла указательный палец вверх, – ты уже не будешь стоять в списках. Там счет ведут не на тела, а на души. Следовательно, никакой предписанной судьбы у тебя уже не будет. И я смогу сама скорректировать твою жизнь.
 

– Хорошо, и ты вернешь мне мои деньги?
 

– И деньги верну и жену с братом покараю, хотя, ты сам их покараешь. Ведь ты уже не будешь связан ни родственными узами, ни совестью, ни душевными переживаниями… вот мы уже приехали. Ну, так что? Ты согласен? – старушка умело припарковалась и обернулась к собеседнику всем телом, так что теперь он смог ее рассмотреть.
 

Она была седовласой немного полноватой. Во рту виднелись белоснежные ровные зубы, не свойственные людям ее возраста.
 

– Я слышал у ведьм зубы гнилые…
 

– Ты решение будешь принимать, или на мои зубы пялиться?
 

– Я бы хотел подумать, если возможно.
 

Старушка недовольно сдвинула брови.
 

– Я не понимаю, что тебе еще надо? «Не хочу быть дворянкой, хочу быть владычицей»?
 

– Я хотел бы подумать, – повторил Максим.
 

– Хорошо. Я заеду за тобой завтра. Вечером. Сюда в офис.
 

Всю оставшуюся ночь Максим провел в кабинете, разбирая бумаги, подсчитывая убытки. О предложении, поступившем ему накануне, он старался не думать, но и заниматься делами у него не особо получалось. Кроме него в офисе над бумагами корпело еще человек 5, все, что остались после разгрома компании, остальным, подумал Максим, Вадим видимо выделил по «куску», либо пристроил на какую-нибудь приличную работу.
 

Ближе к обеду следующего дня, от одолевавшей его усталости он валился с ног. Финансовый директор, который успел немного отдохнуть, отвез Максима домой. Едва коснувшись подушки, Максим забылся глубоким сном. Ему снилось детство. Как мама гоняла их веткой ивы, за то, что они набрали полные сапоги воды на ближайшей луже. Как он тащил Вадима на спине домой, когда тот проткнул ногу, а мать наказала его, что не уследил за братом. Потом снились похороны матери. Ее могила, на которую он ездил каждый год. Не заметно сон перешел в поток мыслей. На могилу матери ездил он, не Вадим. Вадим, любимец матери, от силы приезжал первые года два. А потом это стало ему не интересно. Ему вообще все стало не интересно. Учебу забросил. Женщин менял как перчатки. Если его жена действительно с Вадимом, то это точно ненадолго. И у Вадима всегда были деньги. Откуда Максим не знал, но они были всегда. Фрагменты жизни менялись очень быстро и хаотично, как вдруг… Максиму приснился разговор его с братом, когда последний рассказывал, что к нему на улице пристала старушка, которая просила продать ей его душу. Точно! От этой мысли Максим вздрогнул и проснулся. За окном было уже темно. Максим быстро оделся и выбежал из квартиры. Выйдя из подъезда, он увидел уже знакомый уазик. Он сел в него, теперь уже на переднее сиденье и дрожащим голосом проговорил.
 

–Я согласен! Если ты вернешь душу моего брата!!!
 

–А зубы почистить ты забыл?
 

Максим, всегда следивший за собственной гигиеной, немного смутился. Старушка же издевательски хихикнула и сказала:
 

– Это невозможно.
 

– Что невозможно? – не понял Максим, все еще смущенный замечанием о запахе изо рта.
 

– Душу вернуть невозможно. Ее уже не существует. Она, как и многие другие, съедена.
 

– То есть как? Мое желание. Ты сказала, что выполнишь любое!
 

– Да, сказала, но есть список невыполнимых желаний. Как те, мир во всем мире или все дети здоровы… это невозможно, как невозможно вернуть то, чего не существует.
 

Максим опустил голову.
 

–И вообще, этот засранец обчищал твою фирму на протяжении стольких лет, и ты знал о большинстве его махинаций! А скольких женщин он у тебя увел? Не счесть. Теперь вот и жену…
 

В душе Максима снова начало зарождаться желание мести. Он тряхнул головой.
 

– Послушай, ты как баба на базаре, не знаешь какую кофточку выбрать, хотя по размеру всего одна. Чего тут думать, не понимаю. Только представь, все блага мира у твоих ног. При этом я еще заберу все душевные тревоги, воспоминания, душевную боль… – глаза старушки округлились, лицо вытянулось, а на губах показалась слюна. При виде этой картины Максим передернулся от омерзения.
 

– Ты реально ведьма. – при этом он вдруг вспомнил как перед смертью мать вложила в его руку нательный крест. Как свое благословение. Где он сейчас… Максим никак не мог вспомнить.
 

– Э, э, э. Вот не надо сейчас о глупостях думать, решение принимай.
 

Максим только сейчас обратил внимание, что они выехали именно на то шоссе, на котором он и сел в эту проклятую машину. Он закрыл глаза. Собрал всю волю в кулак и с решимостью попытался произнести слово «нет». Но губы не слушались, глаза были забиты песком и не открывались. Все тело сковывала непонятная сила. Сделав над собой усилие, он смог вытянуть вперед руку. Он открыл глаза.
 

Больничная палата обдала его холодом. Не понимая в чем дело, он попытался кого-нибудь позвать. На его слабый стон забежала престарелая санитарка и начала причитать о том, что у него мало сил и ему нужно полежать. Она сообщит кому надо о том, что он пришел в сознание. Санитарка исчезла в дверном проеме. Через пару минут зашел врач и начал расспрашивать о самочувствии. Максим не задавал никаких вопросов. Затем в палату зашел его финансовый директор и сообщил, что на все имущество Максима наложен арест за долги, что суммы арестованного имущества не хватит, чтобы их покрыть. И, что его брат покинул страну вместе с его женой…
 

Максим с улыбкой закрыл глаза и произнес:
 

– Зато с душой…


Adblock
detector