Чует как пишется правильно

Всего найдено: 86089 очень срочно! скажите пожалуйста, как правильно написать: христом-богом или христом-богом? заранее спасибо ответ справочной службы русского языка

Всего найдено: 86089

Очень срочно!

Скажите пожалуйста, как правильно написать:
Христом-Богом или Христом-богом?

Заранее спасибо

Ответ справочной службы русского языка

Правильно: _Христом Богом (просить)_.

Подскажите, пожалуйста, в фамилии «Голубева» — буква «е» или «ё»?

Ответ справочной службы русского языка

Возможно _Голубева_ и _Голубёва_. Нет правил написания фамилий. Фамилия пишется так, как записано в паспорте носителя.

Как правильно писать «ПРИСТЕЖНЫЕ РЕМНИ» (в самолёте), по-моему от «пристегнуть ремни» или «ПРИСТЯЖНЫЕ РЕМНИ» ? Ту вторую форму, кажется мне неправильную, я встретил в польско-русском разговорнике.

Ответ справочной службы русского языка

Правильно: _пристежные ремни_.

Что обозначает слово «БЕРУШИ» ? Разве это в роде затычки для ушей ? Встретил я это слово в «Памятке пассажира» Аэрофлота.

Ответ справочной службы русского языка

_Беруши_ — затычки для ушей, предназначенные для для работников производств с повышенным уровнем шума. Это сложносокращенное слово, от _береги уши_.

Помогите, пожалуйста, с вопросом о правописании частицы «не»: (не)похожий на актера.
Спасибо.

Ответ справочной службы русского языка

Правильно: _непохожий на актера_. Наличие зависимых слов не влияет на слитное написание _не_ с прилагательными.

склоняется ли слово «слалом»?

Ответ справочной службы русского языка

Да, слово _слалом_ склоняется: _слалома, слалому_ и т. д.

Добрый день! Объясните, пожалуйста, происхождение слова «Шаболовка». Спасибо, Сергей

Ответ справочной службы русского языка

Для ответа на Ваш вопрос мы проконсультировались с одним из ведущих российских специалистов в области ономастики доктором филологических наук, профессором М. В. Горбаневским. Вот что ответил нам Михаил Викторович. Наименование улицы Шаболовка «впитало» в себя ойконим (т. е. название населенного пункта) Шаболово: его несло подмосковное село, упоминаемое с XVII в. А по селу впоследствии была названа Шаболовская слобода, располагавшаяся к северо-востоку от Донского монастыря, что и определило название улицы…

Слова убедительный и победа, по всей видимости, имеют общий корень ~бед. Не будет ли словосочетание «убедительная победа» тавтологией, наподобие масло маслянное?

Ответ справочной службы русского языка

Слова _убедительный_ и _победа_, безусловно, этимологически родственные, но в современном русском языке однокоренными не являются. Словосочетание _убедительная победа_ не содержит тавтологии.

Скажите пожалуйста!
Существует ли в русском языке слово «среднестатический»?
И если существет, каково его значение.
Заранее благодарен!
Геннадий.

Ответ справочной службы русского языка

Нет, такого слова не существует. Правильно: _среднестатистический_.

Что такое «бульба»? В толковом словаре Д.Н. Ушакова такого слова нет. Из контекста можно понять, что это означает определенное место в носовой части судна. Может быть это — форштевень (стем)?

Ответ справочной службы русского языка

Слово _бульба_ зафиксировано в словаре Даля как диалектное в значении «земляное яблоко, картошка». А Вам, наверное, встретилось слово _бульб_. _Бульб судна_ — каплевидное обтекаемое утолщение корпуса в носовой подводной оконечности судна, уменьшающее сопротивление воды движению судна и улучшающее его скоростные качества.

Вот вы говорите — правильно будет «в г. КызылЕ, г. МосквЕ».
Могу ли я провести аналогию и сказать «в журнале «Огоньке», в газете «Правде», в реке Волге»?
И еще — «в городе-герое Севастополе». Тоже правильно?

Ответ справочной службы русского языка

Нет, _город Москва_ и _журнал «Огонек»_ — это разные вещи. Географическое название, употребленное с родовым словом (город) и выступающее в роли приложения, склоняется. Правильно: _в городе Москве, в городе-герое Севастополе, в реке Волге_. Подробно об этом см. в http://spravka.gramota.ru/blang.html?id=167 [«Письмовнике»].
А вот собственные наименования — условные названия фирм, предприятий, обществ, периодических изданий и т. п. в функции приложения не склоняются. Правильно: _в журнале «Огонек», в газете «Правда»_. Но (без родового слова): _в «Огоньке», в «Правде»_.

Правильно ли : Ингалянты вызывают возбуждение, эйфорию и действуют на человека так же, как и (также как и)алкоголь.
и как различать написание : также и так же. помогите, горит.

Ответ справочной службы русского языка

Правильно: _Ингалянты вызывают возбуждение, эйфорию и действуют на человека так же, как и алкоголь_ (=таким же образом).

Можно ли так написать: «Вам потребуЕтся 8 батареек». Спасибо, Важенина

Ответ справочной службы русского языка

Да, так написать можно.

Правильно ли сказать город-миллионник?

Ответ справочной службы русского языка

Правильно: _город-миллионер_ (такова литературная норма). В разговорной речи допустимо _город-миллионник_ (_миллионник_ как просторечное обозначение чего-либо, что содержит в себе миллион чего-либо).

Доброго времени суток! Разрешите, пожалуйста, наш спор — как правильно:НавуходонОсор или НавуходоносОр. Спасибо.

Ответ справочной службы русского языка

Правильно: _НавуходонОсор_.

Всего найдено: 42

Добрый день! Можно ли использовать формулировку «для ребёнка 1-2 года»? Или правильно будет «для ребёнка 1-2 лет»?

Ответ справочной службы русского языка

Верно: для ребенка одного — двух лет

Здравствуйте, уважаемая грамота! Помогите, пожалуйста со следующим вопросом. Пишутся ли числительные 1-2 машины, 1-2 человека через дефис? Или только через тире: 1—2 машины, 1—2 человека? Знаю, что один-два человека, но 1—2 человека. Но сотрудники на работе уверяют, что 1-2 человека только через дефис, объясняя это тем, что люди — одушевленные, можно вставить союз «или». С союзом согласна, но при чем здесь одушевленность? Плюс я думаю правильно: один-два человека, но 1—2 человека, т. е. числительные, выраженные цифрами, всегда пишутся через тире, но словами, если можно вставить союз «или», то через дефис. И есть ли правило, что числительные, выраженные цифрами в каких-то случаях пишутся через дефис? Кроме номеров телефона.

Ответ справочной службы русского языка

Вы правы. Между цифрами ставится тире без пробелов. От одушевленности/неодушевленности выбор знака не зависит. 

День добрый. А существует ли предельно упрощённое, понятное и схематичное правило, какие части речи от каких частей речи в русском языке образуются? Ну хотя бы, скажем так, обычно/как правило/в абсолютном большинстве случаев. Напр., существительные — от глаголов, прилагательные — от существительных и т.д. Или словообразование настолько индивидуально в каждом случае, что никаких простых закономерностей и схем здесь нет и быть не может? Вот утверждает человек, что гл. «недоедать» образован от сущ. «недоедание», а я нутром чую, что всё как раз наоборот («недоедание» от «недоедать»), но как это доказать, на что ссылаться?

Ответ справочной службы русского языка

Конечно, простых правил нет. Законы словообразования подробно описываются в грамматиках (например, в «1-207.html» target=»_blank» rel=»noopener noreferrer»>Русской грамматике» 1980 г.), кратко, обобщенно — в учебниках. Наши знания о словообразовании постоянно пополняются благодаря продолжающимся научным исследованиям. Узнать о современных словообразовательных связях между словами можно из словарей, прежде всего словообразовательных (см., например, список словарей здесь). В некоторых других словарях, например толковых, так же могут быть представлены сведения о словообразовании. Так, в «Большом толковом словаре русского языка» под ред. С. А. Кузнецова показано, что существительное недоедание образовано от глагола недоесть

Можно писать: на 2021-2023 годА или лучше годЫ ?

Ответ справочной службы русского языка

Верно: на 2021—2023 годы.

Добрый день! Не стал бы задавать этот вопрос, если б не столкнулся с массовым заблуждением, которое возникает у людей, проверяющих правописание слова «горнотранспортный» на вашем портале. Применительно к геологии и открытым горным работам часто употребляют словосочетания «горно-транспортный комплекс», горно-транспортная схема [железорудного карьера]» и т.д. Видимо, специалисты портала «Грамота.ру» не в курсе тонкостей геологических терминов. Горно-транспортный комплекс — это не про горный транспорт, а про горные работы и транспортировку горной массы, руды. То есть «горно» — горные работы (геологоразведка, бурение, взрыв и эскавация полезных ископаемых) и «транспортный» — транспорт (железнодорожный транспорт, автомобильный транспорт, конвейерные комплексы и т.д.). То есть образование слова по принципу «главное+зависимое» в данном случае не работает. Кроме этого, то такое «горный транспорт»? Такого определения не существует в принципе. Есть горная техника, горные работы, а горное и транспортное оборудование, а горного транспорта увы нет. Ссылка на геологическую литературу, где слово пишется через дефис: https://www.geokniga.org/labels/41236 Заранее благодарю за ответ! С уважением, Николай Николаев

Ответ справочной службы русского языка

Орфографический словарь на нашем портале отражает нормы, установленные академическим «Русским орфографическим словарем» — преемником академического «Орфографического словаря русского языка» (1956—1999). Слитное написание для слова горнотранспортный рекомендуется орфографическими словарями с 1968 года. Орфографистам хорошо известно значение слова, известно также, что правило о написании сложных прилагательных, на которое Вы ссылаетесь, еще с момента его закрепления в «Правилах русской орфографии и пунктуации» 1956 года работает плохо, оно имеет множество исключений, которые фиксировались всегда словарно, никогда не предлагались в виде полного списка к правилу.

Редактор «Русского орфографического словаря» О. Е. Иванова по поводу правила написания сложных прилагательных 1956 года пишет: «…специалистам известно, что правила написания сложных прилагательных далеки от совершенства, а полного списка исключений к ним никогда не было, нет и быть не может. «Правила русской орфографии и пунктуации» 1956 г. (далее — Правила), которые до сего дня являются единственным законодательно утвержденным сводом правил русского правописания, уже давно оцениваются специалистами как неполные и в ряде случаев не соответствующие современному состоянию письма. В частности, и та норма в § 80 п. 2, которая регулирует написание сложных прилагательных, стала нарушаться едва ли не с первых лет существования Правил. Уже в первом издании «Орфографического словаря русского языка» в том же 1956 г. даны с дефисом, несмотря на легко устанавливаемое подчинительное соотношение частей, например, такие слова: буржуазно-демократический (хотя буржуазная демократия), военно-исторический (хотя военная история; и мн. др. слова с первой частью военно-), врачебно-консультационный (хотя врачебная консультация или консультация врача) и врачебно-контрольный, врачебно-наблюдательный, дорожно-строительный, жилищно-кооперативный, конституционно-демократический, парашютно-десантный, союзно-республиканский, стрелково-спортивный, субъективно-идеалистический, уголовно-процессуальный и др. Позднее появились и многие другие прилагательные, пишущиеся не по правилу (к примеру: авторско-правовой, валютно-обменный, врачебно-консультативный, генно-инженерный, государственно-монополистический, гражданско-правовой, дорожно-ремонтный, дорожно-сигнальный, конституционно-монархический, лечебно-физкультурный, молочно-животноводческий, партийно-номенклатурный, ракетно-технический, химико-технологический, экспериментально-психологический, электронно-лучевой, ядерно-энергетический). В справочниках и пособиях по орфографии никогда не давались списки исключений из данного правила, поскольку просто не представляется возможным отследить все отступления при столь динамично развивающемся словарном составе языка. Считается, что дефисному написанию в этих случаях способствует наличие в первой основе суффиксов относительных прилагательных -н-, -енн-, -ов-, -ск- [Правила 2006: 138] , а также отчасти многослоговость первого компонета, из-за чего слитно написанное слово зрительно воспринимается труднее, коммуникация усложняется. <…> Б.З. Букчина и Л.П. Калакуцкая предложили другое правило, основанное не на принципе семантико-синтаксического соотношения частей, а на формальном критерии. В основе его лежит наличие/отсутствие суффикса в первой части сложного прилагательного как показателя её грамматической оформленности: «дихотомичности орфографического оформления соответствует дихотомичность языкового выражения: есть суффикс в первой части сложного прилагательного — пиши через дефис, нет суффикса — пиши слитно» [Букчина, Калакуцкая 1974: 12–13]. Авторы этой идеи, реализованной в словаре-справочнике «Слитно или раздельно?», отмечали, что «формальный критерий не является и не может быть панацеей от всех бед он может служить руководством лишь в тех случаях, когда написание неизвестно или когда имеются колеблющиеся написания» [Там же: 14].

Однако в русском письме устойчивый сегмент написания сложных прилагательных «по правилам» все-таки существует (впервые сформулировано в [Бешенкова, Иванова 2012: 192–193]). Он формируется при наложении двух основных факторов: смысловое соотношение основ и наличие/отсутствие суффикса в первой части. В той области письма, где данные факторы действуют совместно, в одном направлении, написание прилагательного — слитное или дефисное — предсказуемо и, самое главное, совпадает с действующей нормой письма. Там же, где имеет место рассогласование этих факторов, их разнонаправленное действие, написание непредсказуемо, не выводится из правил, определяется только по словарю. Итак, (I) наличие суффикса в первой части (→дефис) при сочинительном отношении основ (→дефис) дает дефисное написание прилагательного (весенне-летний, испанско-русский, плодово-овощной, плоско-выпуклый); (II) отсутствие суффикса в первой части (→слитно) при подчинительном отношении основ (→слитно) дает слитное написание прилагательного (бронетанковый, валютообменный, грузосборочный, стрессоустойчивый); (III) наличие суффикса (→дефис) при подчинительном отношении основ (→слитно) или отсутствие суффикса (→слитно) при сочинительном отношении основ (→дефис) дают словарное написание (горнорудный и горно-геологический, конноспортивный и военно-спортивный, газогидрохимический и органо-гидрохимический, дачно-строительный, длинноволновый…). Понятно, конечно, что зона словарных написаний среди сложных прилагательных весьма обширна (хотя их много и среди сложных существительных, и среди наречий). Словарными, помимо слов с традиционным устоявшимся написанием, являются и те слова, написание которых выбрано лингвистами из двух или нескольких реально бытующих — на основании критериев кодификации» [Иванова 2020].

Применение любого из описанных выше правил осложняется еще и тем, что существует проблема определения смыслового соотношения основ сложного прилагательного — сочинение или подчинение. О. И. Иванова приводит такие примеры: абстрактно-гуманистический (абстрактный гуманизм? или абстрактный и гуманистический?), абстрактно-нравственный (абстрактная нравственность или абстрактный и нравственный), абстрактно-философский (абстрактный и философский или абстрактная философия), аварийно-сигнальный (аварийные и сигнальные работы или сигнализирующие об аварии работы) [Иванова 2020].

Можно ли усмотреть сочинительные отношения между основами, от которых формально образуется прилагательное горнотранспортный? К подчинительным их отнести нельзя (горнотранспортный — «это не про горный транспорт»), но и как сочинительные эти отношения охарактеризовать нельзя (как, например, в словах звуко-буквенный, спуско-подъемный, рабоче-крестьянский), значение слова более сложное, чем просто объединение значений двух образующих его основ. Таким образом, слово горнотранспортный попадает в область написания по словарю. Словарные написания устанавливаются на основе изучения различных факторов, к которым, в частности, относятся традиция словарной фиксации, практика письма в грамотных текстах, (для терминов) в нормативных документах. 

О фиксации в орфографических словарях мы уже писали выше. В профессиональной литературе, документах встречается и дефисное, и слитное написание (см., например, библиографические описания, включающие слово горнотранспортный в РГБ, название колледжа в Новокузнецке, ГОСТ Р 57071-2016 «Оборудование горно-шахтное. Нормативы безопасного применения машин и оборудования на угольных шахтах и разрезах по пылевому фактору»). 

Эти и другие источники убеждают в том, что унификации написания в профессиональной среде не произошло, рекомендуемое академическими орфографическими словарями с 1968 года слитное написание весьма устойчиво. Совокупность рассмотренных лингвистами факторов пока требует сохранять словарную рекомендацию в надежде на стабилизацию написания в соответствии с лексикографической традицией.

Научные труды, упомянутые в ответе на вопрос

Правила — Правила русской орфографии и пунктуации (1956). Утвержд. АН СССР, Мин. высшего образования СССР, Мин. просвещения РСФСР. Москва: Учпедгиз.

Правила 2006 — Правила русской орфографии и пунктуации. Полный академический справочник. Под ред. В.В. Лопатина. М.: ЭКСМО.

Букчина, Калакуцкая 1974 — Букчина Б.З., Калакуцкая Л.П. (1974) Лингвистические основания орфографического оформления сложных слов. Нерешенные вопросы русского правописания. М.: «Наука». С. 5–14.

Бешенкова, Иванова 2012 — Бешенкова Е.В., Иванова О.Е. (2012) Русское письмо в правилах с комментариями. М.: Издательский центр «Азбуковник».

Иванова 2020 — Иванова О.Е. Об основаниях орфографической кодификации прилагательного крымско-татарский [Электронный ресурс]. Социолингвистика. N 2(2), С. 138–149.

Здравствуйте! Нужны ли запятые в предложении: «В мини-футбол играют мальчики (?) 2011-2012 гг.р.». Благодарю за ответ!

Ответ справочной службы русского языка

Запятая не требуется.

Здравствуйте! Подскажите, пожалуйста, как пишется словосочетание » Таможенный союз» в приведённом ниже предложении? Песок соответствует ГОСТ Р 51641-2000, имеется санитарно-эпидемиологическое заключение, свидетельство о регистрации в рамках Таможенного союза, заключение о соответствии нормам радиационной безопасности, экспертное заключение.

Ответ справочной службы русского языка

Верно написание с прописной буквы: Таможенный союз. Возможно, корректнее говорить о Евразийском экономическом союзе в этом контексте.

Здравствуйте! Почему во фразе » не несёт ответственность( ти), риск (а) » предпочтительно употреблять существительное в родительном падеже ? Можно ли ссылку на авторитетные источники, а не на интуицию ?

Ответ справочной службы русского языка

Конечно. Вот ссылка с детальным объяснением (начиная с параграфа 2667): 1-2673.html»>http://rusgram.narod.ru/2661-2673.html

См. также: http://new.gramota.ru/spravka/letters/67-otr

Уважаемая Грамота.ру, Подскажите, пожалуйста, как правильно отбивать числовой диапазон, если единицы измерения у двух чисел разные и стоят у обоих чисел : 20 см-2 м. По правилам ведь короткое тире или дефис, которые в диапазоне не отбиваются: 1-2 м. А здесь как быть? Благодарю.

Ответ справочной службы русского языка

Следует поставить тире с пробелами: 20 см — 2 м.

Добрый день. Как правильно указать в резюме фриланс – работа по ремонту компьютеров (без записи в трудовой книжке) Например: 2001-20003 гг. Фриланс. Настройка, сборка и ремонт компьютеров?

Ответ справочной службы русского языка

Вы сформулировали верно. После фриланс также можно поставить двоеточие: Фриланс: настройка, сборка и ремонт компьютеров. 

Подскажите, пожалуйста, используется ли во фразе «1-2 класс» единственное или множественное число. Эта фраза часто присутствует в названии сборников разных произведений, уточняя для кого этот сборник предназначен. Посмотрела в интернете разные книги — полный разнобой. Кто как пишет. Спасибо. Марина

Ответ справочной службы русского языка

Если имеется в виду «первый или второй», то «класс». Если «первый и второй», то «классы».

Добрый день! Мой сын участвовал во Всероссийском марафоне знаний по русскому языку для школьников 1-2 классов ФГОС, который был опубликован (в форме олимпиады) на портале 45 минут (http://www.45minut.ru). Один из вопросов звучал так: «Коля, Аня и Миша прочитали в учебнике такое задание: «Измени окончание слова СТОЛ так, чтобы это слово можно было перенести двумя способами». Коля написал СТОЛОВАЯ, Аня – СТОЛОВ, Миша – СТОЛИКИ. Кто из них справился с заданием?» Сын ответил никто. Однако администрация портала засчитала этот ответ как неправильный, так как правильным они посчитали ответ «Коля и Миша». Справедливо ли решение портала? Ведь слова СТОЛОВАЯ и СТОЛИКИ получились путем изменения не только окончаний, но и прибавления суффиксов. То есть вопрос заведомо содержал неверную формулировку? Обоснуйте, пожалуйста, свое мнение, приведя ссылку на соответствующее правило в русском языке. Спасибо!

Ответ справочной службы русского языка

Стол, столики, столовая – три разных слова. В задании требовалось изменить окончание слова стол, а не образовать новые слова. Изменила окончание только Аня (стол – столов), но и она не справилась с заданием, т. к. слово столов можно перенести только одним способом: сто-лов. Таким образом, Ваш сын ответил правильно: никто из ребят не справился с заданием.

Как правильно употреблять знак №: приложения №№ 1-20 или приложения № 1-20 или приложения №1-№20?

Ответ справочной службы русского языка

Корректно: приложения № 1–20.

Уважаемые филологи! Ответьте, пожалуйста, на вопрос. Из трех форм записи:
1) «за+вин.падеж» (проверка деятельности … в 2011-2013 годах и за истекший период 2014 года);
2) «в+ вин.падеж» (проверка деятельности … в 2011-2013 годах и истекший период 2014 года);
3) «в+предл.падеж» (проверка деятельности … в 2011-2013 годах и истекшем периоде 2014 года) —
в учреждении, где я работаю, используется последняя (№ 3). Это же форма используется и в других предложениях (В проверяемом периоде осуществлялось…). Я знаю, что наиболее грамотный вариант записи № 1. Но проблема заключается в том, что в ведомстве почему-то предпочитают формулировку № 3. Более того, попытки использовать «компромиссную» по степени допустимости форму № 2 пресекаются лингвистами из правового департамента. Правильно ли это? В каких источниках можно найти разъяснения по указанному вопросу, чтобы вести дискуссию аргументированно? В пособиях по официально-деловому стилю я ничего не нашла. Заранее благодарю за помощь.

Ответ справочной службы русского языка

Варианты различаются по значению. Вариант проверка деятельности предприятия в истекшем периоде 2014 года может означать и то, что проверяют деятельность предприятия, относящуюся к данному периоду, и то, что сама проверка проводится именно в этом периоде. Вариант проверка деятельности предприятия за истекший период однозначно указывает на то, что проверяется деятельность предприятия, относящаяся к данному периоду. Поэтому для устранения двусмысленности лучше использовать именно этот вариант.

Правильно ли я понимаю, что при указании интервала в порядковых числительных всегда используется тире, а не дефис? То есть нормативным считается написание
«ученики 1—2-х классов»? И неверным будет написание «ученики 1-2-х классов»?

Ответ справочной службы русского языка

Лучше написать: ученики 1-го и 2-го класса. Если первых и вторых классов несколько, то лучше писать словами: ученики первых и вторых классов.

                   
ПРОЕКТИВНЫЙ СЛОВАРЬ РУССКОГО ЯЗЫКА.


                               
НЕОЛОГИЯ  ВРЕМЕНИ

                                            
Михаил Эпштейн

 

          …Новое
словообразование есть всегда начало новых  познаний.

                                                               
Андрей Белый

                                
… Слово управляет мозгом, мозг —  руками,

                        
руки — царствами.

                                                                
Велимир Хлебников

             
ВВЕДЕНИЕ. Особенности и задачи проективного словаря

Есть много разных типов словарей: толковые и энциклопедические, этимологические
и орфографические, диалектные и индивидуальные, словари историзмов и неологизмов…
Но все они описывают слова, которые уже были в употреблении, в той или
иной степени вошли в язык.

Особенность проективного словаря в том, что он  описывает 
ранее неизвестные слова, которые впервые предлагаются для употребления.
Традиционные словари, в том числе  словари неологизмов, уже вошедших
в употребление,  отстают в своем описании языка от его реального состояния, 
тогда  как проективный словарь носит опережающий характер.  Если
традиционный словарь подводит итог бытованию слова в языке, то в
проективном словаре жизнь слова только начинается. Отсюда оно может
перейти в тексты других авторов, стать фактом языка, — а может остаться
в словаре. Слова имеют свою судьбу…  [1]

 

            1.
Словарный состав русского языка и его обновление.

 В 19-ом веке русское языковое пространство  быстро наполнялось.
Словарь В. Даля «лопается» от изобилия слов, правда, и тогда уже обращенных
скорей в прошлое, чем в будущее: к старинным промыслам, ремеслам, вещам
домотканного быта. Но также и нравственные, умственные явления представлены
обильно: корней немного, но сколько производных, на один корень «добр» 
— около 200 слов!

Однако в 20 в. язык пошел  на убыль, вчетверо-впятеро, если не
больше, поредела его  крона, словолес облысел и от многих корней остались
черные пни. Самое тревожное — что исконно русские корни в 20-ом веке замедлили
и даже прекратили рост, и многие ветви оказались вырубленными. У Даля в
корневом гнезде -люб- приводятся около 150 слов, от «любиться» до
«любощедрый«, от «любушка» до «любодейство» (сюда
еще не входят приставочные образования). В четырехтомном Академическом
словаре 1982 г. — 41 слово. Выходит, что корень -люб- за сто лет не только
не дал прироста, новых ветвлений, но напротив, начал резко увядать и терять
свою крону. То же же самое и с гнездом -добр-: из 200 слов осталось 56.

В постсоветское время происходит быстрое обновление  словарного
состава, но в основном за счет двух источников: (1) заимствования 
из английского языка и (2)  наезд на язык уголовно-бандитской
лексики и фразеологии, жаргонных и просторечных низов языка, которые въехали
в публицистику, журналистику, литературу, сделав себе такую же «златоустую»
карьеру, как и их златозубые носители.

Во всех словарях русского языка советской эпохи в общей сложности приводятся
около 125 тысяч слов — это очень мало для развитого языка, с великим литературным
прошлым и, надо надеяться, с большим будущим. В Словаре В. Даля — 200 тыс.
слов. Для сравнения: в современном английском — примерно 750 тысяч слов
(в третьем  издании Вебстеровского (1961)  — 450 тыс., в полном
Оксфордском (1992) — 500 тыс., причем более половины слов в этих словарях
не совпадают). [2]

С русским языком происходит примерно то же, что с населением. 
Население России чуть ли не втрое меньше того, каким должно было быть по
демографическим подсчетам начала 20 в. И дело не только в убыли населения,
но и в недороде. 60 или 70 миллионов погибли в результате исторических
экспериментов и катастроф, но вдвое больше из тех, что могли, демографически
должны были родиться — не родились, не приняла их социальная среда из тех
генетических глубин, откуда они рвались к рождению. Вот так и в русском
языке:  мало того, что убыль, но еще и недород.

Далевские слова в языке не восстановить, потому что многие  связаны
с кругом устаревших или местных значений; но в живом языке и корни должны
расти, ветвиться, приносить новые слова. Знаменательно, что А. Солженицын,
который в своем «Русском словаре языкового расширения»  пытается расширить
современный русский язык введением слов из В. Даля, вынужден его резко
сокращать,  не только прореживать далевский словник, но и  сужать
значения и толкования слов. «Лучший способ обогащения языка — это восстановление
прежде накопленных, а потом утерянных богатств», — пишет Солженицын в предисловии
к своему «Словарю». [3] Хотя солженицынская попытка заслуживает большого 
уважения, но сейчас ясно, как никогда раньше, что язык не может жить одним
только воспоминанием.  Чтобы ответить на вызов времени,  языку
нужно воображение, способность творить новые слова и понятия,
не ограничиваясь только восстановлением своего прошлого или заимствованиями
из других языков. Язык жив до тех пор, пока   его корни продолжают
разветвляться и плодоносить в новых словах. Недостаточно пользоваться языком 
как орудием  художественного или научного творчества; необходимо
творческое
обновление самого языка
.

Язык — это не инертная масса слов и правил, а энергия, «вулкан», который
все время выбрасывает  новые слова, выражения, смыслы, обороты речи.
Бывают эпохи, когда  язык находится в разгоряченном, расплавленном
состоянии, это самая счастливая пора для языкотворчества. Быть может, она
наступает и для России.  Во всем мире, быстро растут новые отрасли
техники, новые виды работы и досуга, новые рыночно-товарные реальности,
обеспечение которых требует не меньше лингвистических, знаковых инвестиций,
чем материальных и финансовых. Одна виртуально-сетевая реальность чего
стоит — а ведь по-русски она в полный голос еще не заговорила, живет обрубками,
искаженными отзвуками английских слов.  Никакое дело не может быть
успешным, если у него нет внятных имен. «Если имена неправильны, — отвечает
Учитель на вопрос Цзы-лу, — то слова не имеют под собой оснований. Если  
слова   не имеют под собой оснований,  то  дела не
могут осуществляться» (Конфуций).

                        
2. Неология и прогностика.  Слово как мем

Этой задаче и посвящается данный проект, полное название которого 
«Дар слова. Проективный словарь русского языка» [4]. Читателю предлагаются
слова, термины, понятия, которые могут войти во всеобщее употребление и
стать знаками новых идей, научных теорий, художественных движений, стилей
жизни и мышления… А могут и не войти. От самих читателей зависит, насколько
«входчивыми» окажутся эти слова и насколько «сбывчивыми»
те образы и идеи, которые они приносят с собой.  «Нам не дано предугадать,
как наше слово отзовется,» — в данном случае тютчевское выражение следует
понимать буквально.  Языку ничего нельзя навязать, но можно нечто
предложить — в надежде, что не все предложенное будет отвергнуто.

Читатели  могут спросить — и сам я спрашиваю себя: для чего языку
наплыв новoобразованных слов? Что это — литературная игра? Пусть такому
словотворчеству будет место в поэзии, но зачем онo обществу, стране, всем
носителям языка?

Будущee может описываться в  самых разных жанрах: гадание, пророчество,
апокалипсис, утопия или антиутопия,  политический или эстетический
манифест,  научная гипотеза,  научно-фантастический  роман
или фильм… Но самый экономный, так сказать, минимальный жанр описания
будущего — это новое слово, неологизм. Оно не только описывает возможное
будущее, но создает саму эту возможность,
поскольку расширяет
сферу смыслов, действующих в языке.
А что на языке, то и в уме; что
на уме, то и в деле. Одно-единственное слово — это зародыш новых теорий
и практик, как в одном семени заложены мириады будущих  растений.

Здесь я хочу сослаться на Романа Якобсона, который обнаружил удивительную
общность между генетической программой развития организма и лингвистической
программой развития культуры и общества: «…Сейчас на повестке дня стоит
рассмотрение временнОй, программирующей роли языка как моста, перекинутого
от прошлого к будущему. Интересно, что известный русский специалист по
биомеханике  Н. А. Бернштейн в 1966 г. в заключении к своей книге
удачно сравнил  «запечатленные в молекулах ДНК и РНК» коды (которые
отображают «процессы предстоящего развития и роста») с «речью как психобиологической
и психосоциальной структурой», обеспечивающей предварительную модель будущего»».
[5]

    В сущности, любая новая дисциплина или метод мышления, 
будь это квантовая физика или философия Гегеля, приносит с собой новый
словарь. Чем была бы квантовая механика без таких неологизмов (слов и фразеологических
словосочетаний), как «квант»,  «фотон», «кварк», «спин», «сверхпроводимость», 
«принцип неопределенности», «корпускулярно-волновой дуализм» и т.п.? С
лингвистической точки зрения, развитие науки есть непрерывное расширение
словаря, т.е. системы знаков, которые задают  новые пути мышлению.

Эта мысль о программирующей роли языка особенно актуальна в связи со
недавним становлением на основе генетики новой дисциплины — меметики,
которую можно определить как генетику культуры.  «Мемами» 
называют единицы смысла или информации, которые через слова, образы, музыкальные
фразы, крылатые выражения передаются из сознания в сознание. [6] Мемы —
это смысловые гены или вирусы, передатчики не биологической, а культурной
информации. Примером таких мемов могут служить часто повторяемые фразы,
лозунги, музыкальные мотивы, моды, поваренные рецепты, математические формулы,
компьютерные алгоритмы, инструкции по производству и использованию определенных
объектов, инструментов.  По сути, вся история человечества может быть
описана как эволюция мемов, их борьба за выживание, распространение, покорение
умов, внедрение в духовную и материальную культуру. Религии, идеологии,
политические системы, философские и художественные течения, идейные споры
и повседневные разговоры — все это рассматривается меметикой как формы
грандиозного действа, в которой несчетные полчища мемов борются за обладание
знаковой вселенной. С этой же точки зрения, «функция языка — распространение
мемов». [7]

 Очевидно, что разные уровни языка обладают разной способностью
воспроизодства, «репликабельности». Безусловным чемпионом среди  языковых
мемов является отдельное слово.  Собственно, слово — это и есть
главный мем
, самый заразительный из всех «инфовирусов», или, лучше
сказать, самый плодовитый из всех инфогенов.  Путешествуя из
сознания в сознание, слово насаждает там корни  будущих мыслей и дел.
Оно размножается гораздо быстрее, чем предложение или текст. Даже 
фразеологизм, афоризм,  крылатое выражение  не воспроизводятся
так часто и повсеместно, как лексическая единица языка.  Самый популярный
текст, печатаемый  миллионными тиражами, все-таки не сравнится в частотности
со словами, которые по многу раз повторяются во всех текстах на данном
языке. Новое слово — это мини-мем, он обладает наибольшей энергией продвижения,
поскольку на минимум знака приходится максимум значения.

                            
3.  Знакотворчество. Семиургия

Есть три вида деятельности в области знаков и слов: знакосочетательная,
знакоописательная
и
знакосозидательная.
Подавляющее большинство всех текстов, всего написанного и сказанного относятся
к первому виду. И Пушкин, и Достоевский, и государственный деятель, и пьяный
забулдыга — все они по-своему сочетают слова, хотя число этих слов и способы
их сочетания в литературе, политике, просторечии весьма различны. Грамматики,
словари, лингвистические исследования и учебники, где описываются слова
и законы их сочетания, принадлежат уже ко второму виду знаковой деятельности,
описательному; это уже не язык первого, объектного уровня, а то, что называют
метаязыком, язык второго порядка.

Третий вид — самый редкий: это не употребление и не описание знаков,
уже существующих в языке, а введение в него новых знаков: неология, знакотворчество,
семиургИя.
К семиургии относятся многие элементы словаря В. Даля, значительная часть
творчества В. Хлебникова и несколько меньшая — А. Белого,  В. Маяковского,
И. Северянина, но вообще этот третий вид знаковой деятельности находится
еще в зачаточной стадии развития.

Существует предубеждение, что творение новых знаков, новых единиц языка
— это процесс коллективный,  безымянный,  соборный, что субъектом
словотворчества может выступать только целый народ. Это верно (и то лишь
отчасти) по отношению к определенной эпохе развития  языка, которая
сейчас, возможно, подходит к завершению. Когда-то ведь не было и индивидуального
литературного творчества,  песня и сказка передавались из уст в уста,
а потом, с возникновением письменности, появились и индивидуальные авторы
литературных произведений. Точно так же и сейчас, с переходом к электронной
словесности, завершается фольклорная эпоха в жизни языка, у слов
появится все больше индивидуальных авторов.

Собственно, и в прежние эпохи индивидуальное словотворчество было важным
фактором обогащения не только языка, но и всей материальной и духовной
культуры, воздвигаемой на фундаменте первичной семиотической системы. 
М. В. Ломоносов ввел такие слова, как «маятник, насос, притяжение, созвездие,
рудник, чертеж»; Н. М. Карамзин —  «промышленность, влюбленность,
рассеянность, трогательный,  будущность, общественность, человечность,
общеполезный, достижимый, усовершенствовать.»  От А. Шишкова пришли
слова «баснословие» и «лицедей»,  от Ф. Достоевского —  «стушеваться»,
от  К. Брюллова — «отсебятина», от В. Хлебникова — «ладомир», от И.
Северянина — «бездарь»,  от А. Солженицына — «образованщина»… [8]

Но до создания интернета  трудно было проследить истоки новых слов,
зафиксировать, кто их впервые стал употреблять и в каком значении. С появлением
Сети это делается простым нажатием клавиши в поисковом моторе. С другой
стороны, интернет делает возможным и мгновенное распространение нового
слова среди огромного количества читателей. Новообразование может быть
подхвачено на лету, и его успешность легко проследить по растущему из года
в год и даже из месяца в месяц числу употреблений.  Именно прозрачность
интернета в плане чтения и проницаемость в плане писания делает его идеальной
средой для отслеживания и распространения новых словесных, да и графических,
изобразительных знаков. Интернет делает с языком то, что когда-то письменность
сделала с литературой: подрывает его фольклорные основания, переводит в
область индивидуального творчества
.

Можно предположить, что знакодатели со временем будут играть
в обществе не меньшую роль, чем законодатели. Это два дополнительных вида
деятельности, потому что закон подчиняет всех общей необходимости самоограничения,
а новый знак создает для каждого новую возможность самовыражения. 
Нужна и соответствующая наука, которая занималось бы методами  создания
новых знаков. В семиотике обычно выделяются три раздела: семантика (отношение
знака к значению и означаемому), синтактика (отношение между знаками) и
прагматика (отношение между знаками и пользователями). Но нет специального 
раздела, посвященного созданию новых знаков, т.е. отношению между знаками
и отсутствием таковых, семиотическим нулем, знаковым
вакуумом.  Можно было бы назвать этот  раздел семиотики «семиОника»
(как «бионика, электроника, соционика, культуроника»).
Семиургия

это деятельность по созданию новых знаков; семионика — это наука 
о создании новых знаков, четвертый основной раздел семиотики.  [9]

                  
4. От идеологии — к творческой филологии

Знакотворчество и словотворчество — это не просто создание новых знаков
и слов. С каждым новым словом появляется и новый смысл, и возможность нового
понимания и действия.  Мы чувствуем и действуем по значению слов. 
Мы спрашиваем себя: «Любовь это или не любовь? А может быть, то, что мы
испытываем, точнее назвать жалостью, или дружбой, или вожделением, или
уважением, или благодарностью? — и выбрав точное слово для своих чувств,
мы и действуем в соответствии с этим словом: женимся или разводимся, встречаемся
или расстаемся, объясняемся в любви или в нелюбви. В греческом языке было
около десятка слов, обозначавших разные типы и оттенки любви, некоторыми
мы пользуемся и поныне («эрос», «мания», «филия», «агапэ»). А  в русском
(да и во многих других европейских языках) — на все только «любовь»: и
к родине, и к мороженому,  и к женщине…  С новыми образованиями
от того же корня, преломляющими его через смысловую призму иных суффиксов: 
«любь» или «любля» (которые войдут в Проективный словарь)  — появляется
не только новый слой значений в языке, но и новый оттенок в спектре чувств,
действий, намерений…

Вспомним, какое колоссальное воздействие оказал советский идеологический
язык на  жизнь нашего общества и всего мира. Казалось бы, всего-навсего
пустые сотрясения воздуха, но по ним строились гиганты социндустрии, коммунальные
хозяйства и квартиры, система сыска и наказания, пятилетние планы, будни
и праздники, трудовая дисциплина, нравы партийной и производственной среды…
Излишне говорить о роли слов в ту эпоху — но ведь это было не завышением
роли слова, а скорее, занижением самих слов, которые сводились к заклинаниям-идеологемам,
с убитым корнем и смыслом, который не подлежал пониманию и обсуждению,
а только исполнению. В  постсоветском обществе на место идеологем 
должно придти вольное корнесловие, которое может предоставить простор для
смыслополагания в действиях. Культура отчаянно нуждается в словах с ясными
корнями и множественными производными, чтобы она могла понимать себя —
и в то же время усложняться, утончаться, ветвить свои смыслы от живых корней
во все направлениях. 21-ый век этой своей потребностью словотворчества
перекликается с авангардом начала 20-го века, с А. Белым и В. Хлебниковым. 
«…Живая образная речь, которую мы слышим, зажигает наше воображение огнем
новых творчеств, т.е. новых словообразований…  …То единственное,
на что обязывает нас наша жизненность, — это творчество слов… Цель поэзии
— творчество языка; язык же есть само творчество жизненных отношений. …Первый
опыт, вызванный словом, есть вызывание, заклятие словом никогда не бывшего
феномена; слово рождает действие…» [10]

  В сущности, языкотворчество, проективная и конструктивная
филология — это единственная идеология нашего времени
, которая обеспечивает
смысл существованию народа и взаимосвязь прошлого и будущего. Язык 
— единственное, что питает  сознание всеобщими смыслами и делает сограждан
понятными друг другу. Не то, что говорится на этом языке, но сам язык.
Не тексты и даже не предложения, а слова и морфемы. Вечные, непревзойденные
«мир», «дар», «кровь», «любовь», «мысль»,  «на-«, «по-«, «и», 
«-ств», «-овь», «-ение»…  Уже на предложениях мы расходимся, a на
уровне текстов начинается непонимание, подозрение, общественные битвы.

Вряд ли какая-нибудь политическая, или философская, или религиозная
идеология  может в наши дни объединить общество. Где выдвигается объединительная
идея, т.е. оценочное суждение с притязанием на всеобщность, там начинается
разделение. Смыслообразующее единство дано не в  идее, а в 
языке
, и то лишь при условии, что этот язык развивается, что крона
его не редеет и корни его не гниют. Лексикология  есть не только дисциплина
изучения и описания словарного состава языка, но и научная основа его пополнения,
того, что можно назвать «лексиконикой«, или творческим словообразованием,
которое расширяет первичную область смыслов, доступных данной культуре
и всем ее носителям.  Филология не просто любит и изучает слова,
но и извлекает из них возможность для новой мысли и дела
;
расширяя
языковой запас культуры, меняет ее генофонд, манеру мыслить и действовать
.

В культуре, где почитается Логос, должно быть и внимание к Неологизму,
ожидание нового слова, которое молча пребывает в недрах языка, 
— и вдруг, неслыханное, рождается на свет. В этой связи — пожелание всем 
филологам, ораторам, лекторам, литераторам…  Все мы пользуемся сокровищницей
языка, черпаем оттуда пригоршнями слова и речения и превращаем их в средства
собственного существования: языковые знаки — в денежные. Все мы — пожизненные
иждивенцы языка, но хотя бы частично можем и отработать свой долг, пополняя
его новыми словами. Нет у языка налогового ведомства, которое обязало бы
нас с каждой тысячи или с десятка тысяч использованных слов внести хотя
бы одно собственное слово в  общий  запас, — но пусть это будет
делом профессиональной чести.

 

                           
5. Задачи проективного словаря

Итак, основная тема данного проекта  — искусство создания новых
слов и понятий, пути обновления лексики и грамматики русского  языка,
развитие корневой системы, расширение  моделей словообразования. 
«Дар слова» — это
словарь лексических и концептуальных возможностей русского языка
перспектив его развития в 21-ом веке.  Особенность  проекта в
том, что  ни одного из предлагaемых слов нет ни в одном из существующих
словарей (редкие исключения особо оговариваются). Каждое слово  передается 
читателям в свободное пользование; оно может стать паролем и мантрой предстоящей
недели,   предметом дальнейшей рефлексии и литературного творчества.

Поскольку проективный словарь — жанр необычный, по крайней мере в русской
словесности (но не только в ней), хочу еще раз кратко пояснить

его цели. У каждого предлагаемого слова есть по крайней мере три задачи,
условно говоря, (1) минимум, (2)  медиум и (3) максимум:

1. Указать на некоторое  насущное понятие или явление, еще лексически
не обозначенное в языке. Это задача аналитическая: выявление лакун,
смысловых пустот и попытка их заполнения.

2 Предложить такое слово, которое могло бы восприниматься как самостоятельное
произведение в крошечном жанре однословия:  чтобы у слова была своя
интрига,  свой лексический и/или грамматический сюжет,  смысловой
поворот, выразительность, ловкость, неожиданный и вместе с тем обоснованный
подбор составляющих элементов (морфем), и т.д. Важна и точность в определении
значения, в частности, размежевание синонимов, а также убедительность,
разнообразие, стилевая пластичность речевых примеров. Речевой пример
— это тоже самостоятельный словесный жанр, причем  наиважнейший, хотя
и совершенно не изученный. Именно по речевым примерам, приводимым в школьных
учебниках на то или иное правило, мы осваиваем письменный язык, его словопроизводительные
и словосочетательные модели, которые потом откладываются в памяти 
на всю жизнь и регулируют нашу речевую деятельность. Это задача эстетическая:
создать слово и речевые примеры, которые отвечали бы критериям самостоятельного
произведения в данных минижанрах словесности.

3. Наконец, наивысшая и почти невозможная коммуникативная задача,
точнее, надежда: создать такое слово, которое могло бы с пользой применяться
другими говорящими и пищущими, а в конечном счете —  войти в язык,
вплоть до забвения авторства, растворения в реках народной речи.

Я надеюсь, что слова, входящие в этот словарь, выполняют первую задачу
и хотя бы отчасти вторую. А третья надежда остается
почти несбыточной, 
и остается лишь повторять за Ф. Тютчевым:

    Нам не дано предугадать,

    Как наше слово отзовется,

    И нам сочувствие дается,

    Как нам дается благодать.

6. Построение словаря

Все статьи проективного словаря строятся единообразно, включая определение
значения  слова и примеры его употребления.  В каждом заглавном
слове (а где нужно по смыслу, и в текстах примеров)  ударная гласная
выделяется прописнОй бУквой. Заглавное слово и вообще все неологизмы выделяются
жирным
шрифтом
.

Вместе с тем в статьях имеются вариативные элементы, зависящие от индивидуальности
каждого предлагаемого слова. Во многих случаях указываются грамматические
признаки слова (например, вид  и переходность глаголов),  способ
его образования и составляющие части (морфемы); для сравнения приводятся
сходно образованные слова; дается логическая, историческая, культурная
мотивировка введения слова в язык; определяется специфика его значения
в кругу синонимов и ассоциативно связанных слов. В ряде случаев указываются
английские эквиваленты и параллели (если они выделены жирным шрифтом, они
тоже принадлежат к числу авторских неологизмов).

Весь иллюстративный материал («речения») дается с отступом от левого
края страницы.  По Витгенштейну,  значение слова — это его употребление.
Поэтому прошу у читателей особого внимания к речевым примерам: они не менее
важны для восприятия слова, чем дефиниции. Если проективный словарь есть
опыт «дегустации» новых слов, то только в речевом примере слово не просто
осматривается, но и «кладется на язык».

Все речевые примеры в Словаре принадлежат автору-составителю, однако
он так же далек от высказанных в Словаре мнений, как романист — от высказываний
своих героев. Задача Словаря — представить как можно шире разнобразные
контексты и ситуации возможного употребления данного слова, а не выразить
те или иные взгляды или поделиться  переживаниями. Речевые симулякры
призваны демонстрировать весь спектр возможного использования новых слов:

-от научного до бытового;

-от религиозно-апокалиптического до газетно-публицистического;

-от  реалистической и авангардной прозы до народных  
частушек;

-от философского трактата до школьного сочинения.

Читателю судить, в какой мере эти типовые цитаты  воспроизводят те
или иные стили современного письма и мышления.  Четко провести границу
между всегда своими (по сочинению) и часто не своими (по содержанию) высказываниями
не всегда удается. Такова мерцательная эстетика словаря, где дистанция
между автором и теми, чью виртуальную речь он фиксирует, то удлиняется,
то сокращается.

Для такого жанра, как словарь, обратная связь с читателями еще более
важна, чем для поэмы или романа. Никто не ждет от читателей, чтобы они
заговорили на языке поэмы, — но любой словарный проект, и тем более связанный
с развитием лексики, с обновлением языка, имеет  смысл лишь постольку,
поскольку эти слова либо уже употребляются, либо могут быть приняты и введены 
в язык.  Поэтому я буду рад письмам от читателей с отзывами 
на опубликованные слова, оценкой их применимости, указанием новых возможных
значений, контекстов, примеров употребления.

Пишите, пожалуйста, Михаилу Наумовичу Эпштейну по адресу russmne@emory.edu,
в кодировке КОИ8, указывая в качестве темы dar.


______________________________________________________________

______________________________________________________________

______________________________________________________________

  Неология времени

 

Глава 1, Вступительная

Слова о времени у Даля и Хлебникова. Исторический опыт времятрясения
и безвременья должен отразиться в языке.

Данная работа строится по тематическому приниципу: в нее включены новые
слова со значением времени. Время — одно из самых универсальных понятий 
как повседневного, так и исторического опыта; как мифологического, так
и научного мировоззрения.  Само чувство времени постоянно обновляется
со временем
—  соответственно нужны и новые производные от этого 
древнего индоевропейского корня (праславянское vьrtmen, с первичным значением
«вращение», от индоевроп. *uert,  того же, что и в глаголе «вертеть»).

Должен признаться, что я люблю слово «время», как и другие существительные
среднего рода на «мя». Все они — древние, как время, звучные, как
имя
яркие, как пламя,  тяжелые, как бремя, высокие, как
темя,
упругие, как стремя, жизнетворные, как
семя, млечно-изобильные,
как вымя, куда-то зовущие, как знамя…  Все эти десять
слов  — слегка на отшибе,  как древнее племя, в стороне
от общих правил и толкучки слов на площади склонений. У них свои формы
изменения,  и когда они склоняются, то отнюдь не опускаются, скорее,
возносятся, наращивают  звучное «ен»  в своей основе.

И все-таки я выбрал для этой работы тему времени не из любви к самому
слову, а потому что нет более важной темы для общества, у которого исторически
сложились трудные отношения со временем:  то оно еле тащится, то мчится,
закусив удила. То почти прекращает течение свое,  то вдруг прорывает
плотину — взрывообразно и жизнеопасно. Этот опыт времени осмысляется в
литературе, истории, публицистике, но он заслуживает выражения и в лексике,
в системе словообразования. Особенно важна новая артикуляции времени в
условиях невероятно ускоренного всемирного его протекания (в электронных
сетях, в  научных приборах,  в средствах массовой информации,
в ритмах музыки и кинозрелищ,  в техническом изобретательстве, в социально-политических 
процессах).  Ускоренным словообразованием язык устремляется в погоню
за временем.

Репертуар «времени» в русском языке пока что очень ограничен и несоизмерим
с фундаментальной ролью этого понятия в  культуре. Редко употребляемые,
узкие по значению  существительные «временник», «временщик» и «времянка»; 
всего два (!)  глагола, тоже редких:  «повременить» и «осовременить»… 
Страна, у которой отношения со временем складывались столь драматически:
от революционного «времятрясения» до позднекоммунистического «безвременья»
— имеет право на более изощренный язык времени, на проработку и рефлексию
своего исторического опыта в лексической системе «времясловий«.
Особенно такая работа может быть полезна  писателям, философам, историкам,
критикам, журналистам, — всем наблюдателям разных времен и выразителям
своего времени.

Сначала обратимся к В. Далю и В. Хлебникову, самым одаренным и плодовитым
российским словотворцам. Один — страстный собиратель слов, нередко втайне
подкладывающий в сокровищницу народного языка монетки собственного скромного
чекана. Другой — поэт, создающий слова-видения, слова-фантазмы и мало озабоченный
тем, чтобы их растолковать,  сделать разменной монетой народного смыслообращения.

У Даля корень «время» разработан сравнительно мало. Статья «ворон»,
к примеру, почти вдвое длиннее и обильнее производными.  Даль, да
и «живой великорусский», представленный в его словаре, сильнее и подробнее
в конкретике природы, быта, ремесла, чем в общих понятиях. Из своеобычных
слов, неоприходованных в академических словарях 20 в., есть
времЕнчивый
(изменчивый, непостоянный, неровного нрава, причудливый), временИтель
(мешкатель, медлитель, человек нерешительный), времемЕр (снаряд
для измерения времени; часы солнечные, песочные, колесные). Эти слова у
Даля заманчивее, чем их самоочевидные толкования, к тому же состоящие сплошь
из синонимов, т.е. предлагающие замену и тем самым отменяющие особую нужду
в самом толкуемом слове. Зачем вводить его в язык, если и без него есть
много слов, означающих то же самое? Синонимический способ определения,
к которому часто прибегает Даль вместо аналитического, — коварен: он скорее
ставит слово под вопрос, чем доказывает его полезность; вводит в язык —
и тут же показывает, как прекрасно без него можно обойтись. Тем более,
что для всех упомянутых слов примеры употребления отсутствуют.

Для Велимира Хлебникова тема времени  — одна из самых волнующих,
мирообразующих;  его ранняя, малоисследованная брошюра называлась
«Время — мера мира».  У Хлебникова есть около 30 однословий — лингвофантазий
на тему времени, из которых, на мой взгляд, самые удачные: времыши
(«времыши-камыши»),
времирь («стая легких времирей»), Времиня
(«жрицей Времиней сжатые нивы»),
времянин
(«Времянин я/ Времянку
настиг…»), местовременной («человек как местовременная точка»),
времяносец,
времяпись,
времнина.
[11] Три последних слова фигурируют в рукописном наследии Хлебникова и
их контексты и значения в словаре Перцовой  не приводятся (возможно,
отсутствуют и в рукописях).

В книге  В. П. Григорьева «Грамматика идиостиля. В. Хлебников»
приводятся такие выражения Хлебникова:  свет есть «времяносец вселенной»,
«мы времякопы в толпе нехотяев», «крупные времявладения слов.
[12] Хлебников, как правило, не дает истолкования своим неологизмам, 
часто использует их однократно или вовсе не дает примера использования, 
что затрудняет их применение вне хлебниковского контекста. Собственно,
большинство этих новообразований вообще лишены контекста, даются в черновиках,
перечнях, скорее как экспериментальные морфокомплексы,  чем
лексемы с определенным значением. Некоторые из этих комплексов, а 
именно:   времЯнин, времянОсец, врЕмяпись,
времнИна,-
мы далее попытаемся «ословить» и даже «ословарить«, т.е.
представить как лексемы, с определенным значением и примерами употребления.

Рассмотрев около 100 новообразований с корнем -врем-, мы затем предложим
ряд неологизмов с греческой (и международной) основой «хронос», а в конце
рассмотрим проблему грамматического выражения времени на примере причастий
будущего времени в русском языке.

Все времясловия будут разбиты на несколько главок, исходя из
того, что читателю трудно за один присест  одолеть и тем более усвоить
более 7-9 слов (магическое число 7 плюс/минус 2 как предельное число объектов,
которыми одновременно может оперировать человеческое сознание). Всего в
этих главах предлaгается более 100 новообразований от корней «время» и
«хронос» и несколько слов, образованных попутно, в контексте речевых примеров
и по ассоциации со временем,  —  «вечнопись«,  «добровечный«,
«местомиг» и др.

______________________________________________________________

                                              

Глава 2

Можно ли  овременять классику? Стране нужны временители.
Как Маяковский
овременел, а Мандельштам хотел привремениться.


временИть

овременИть, овременЯть

временИться

временЕние, овременЕние

временИтель, овременИтель

привременИть, привременИться

временЕть, овременЕть


ВРЕМЕНИТЬ, ОВРЕМЕНИТЬ, ОВРЕМЕНЯТЬ, ВРЕМЕНИТЬСЯ

временИть (переходный глагол несовершенного
вида, ср. простирать) — подвергать действию времени, превращать
нечто во время или в часть времени,  развертывать во времени, придавать
чему-то свойства времени.

овременИть (совершенный вид глагола временИть;
ср. обременить, осеменить)
подвергнуть действию
времени,  сделать  нечто временным.

 

Глагол «временИть» (чаще в форме совершенного вида «повременИть») 
в настоящее время употребляется в значении  «медлить, тянуть, ждать,
годить». Используется этот бесприставочный глагол крайне редко, он даже
не вошел в «Частотный словарь русского языка» (под редакцией Л. Н. Засориной,
1977 г.), поскольку ни разу не встретился в выборке текстов объемом в миллион
словоупотреблений. В рунете, с его объемом примерно 3,6 миллиарда словоупотреблений, 
этот глагол употребляется всего 142 раза, т.е.  примерно одно употребление
на 25 млн. (исчислено по Гуглю). Для сравнения: приставочная форма этого
глагола «повременить» употребляется в 100 раз чаще.

Таким образом, речевая ниша для глагола «временить» в значении не «медлить»,
а «подвергать действию времени» оказывается вакантна. В данном случае по
аналогии устанавливается такое отношение глаголов «временИть» и
«временИться» к существительному «время», какое уже имеется в отношении
глаголов «простирать» и «простираться» к существительному «пространство».
Простирать — развертывать в пространстве. Временить
— развертывать
во времени. Если традиционное «временить» значит «медлить, мешкать», то
предлагаемое значение, напротив, позволяет акцентировать другой, динамический
аспект времени: «встраивать нечто в движение времени, подвергать 
воздействию времени».  Приставочным образованием совершенного вида
от «временить» в этом новом значении будет не «повременить», а «овременИть«.

Многие деятели пытались овременить Россию по меркам
Нового  времени, втолкнуть ее в европейскую историю; но она упорно
отталкивалась и хотела только одного:  простираться. Временить
такую
державу — это все равно что одной речушкой орошать равнину размером в океан.

Дайте сначала созреть этому таланту. Не надо его мельчить, временить.
Он
еще успеет послужить своей эпохе, а пока пусть расправит крылья, почувствует
радость полета — прочь от времени.

Хватит твердить о вечной классике. Если ты снимаешь кино по
Чехову, значит, ты готов его овременить.

Почему-то все попытки овременить религию, пустить ее вдогонку
прогрессу, истории и т.д., заканчиваются массовым

безверием.


овременЯть (приставочная форма
глагола несовершенного вида; ср. обременять, осеменять) — вносить
нечто в ход времени; подходить к чему-то с точки зрения конкретного времени
и его ценностей, историзировать.

Марксизм видит свою задачу в том, чтобы овременИть каждое
явление культуры, вписать его в контекст истории.  Вопрос в том, можно
ли
овременЯть
то, что по своей сути обращено к вечности? [13]


временИться (возвратный глагол, ср. простираться
—  действовать так, как присуще времени; развертываться,  распространяться
во времени.

У Пикассо предметы начинают времениться, расползаться
по оси времени, представать одновременно в разных фазах своего становления.

Россия широко простирается в Евразии, но и временится она тоже
широко, через все эпохи, соединяя в себе элементы самых разных исторических
укладов, от общинного до капиталистического.   [14]


ВРЕМЕНЕНИЕ, ОВРЕМЕНЕНИЕ

временЕние — волнение, пульсация времени,
быстрое изменение его ритмов и скоростей. Временение — это временность
в квадрате, поскольку само течение  времени подвластно ходу времени,
меняет свое направление и скорость.

Когда читаешь Достоевского или Андрея Белого, чувствуешь не
просто течение, а тик времени. Время  — это у Толстого, а у них —
нервное временение, «вдруги» и судороги  сбивчивых скоростей.

Я люблю скорость во времени больше, чем  скорость в пространстве,
— люблю разгон, ускорение. Во времени меня волнует не его направление или
исторический смысл, а само временение, лихость перемен. Я воспринимаю
будущее как упругость времени, как ветер, бьющий в лицо.

«Временение» используется как философский термин в русском переводе
понятия «Zeitigung» из книги Мартина Хайдеггера «Бытие и время». «Временение
(Zeitigung) не означает «последовательность» экстазов. Будущее не позднее
прошедшего, а прошедшее не раньше настоящего. Временность временит
как бывшее-настоящее-будущее». [15]

овременЕние — вхождение или внесение времени 
в область чего-то вневременного.

Конец 1980-х — 1990-е гг. в России — это пора бурного овременения
культуры,
которая на протяжении предыдущих десятилетий привыкала к условиям безвременья,
утопического «сейчас и всегда».


ВРЕМЕНИТЕЛЬ, ОВРЕМЕНИТЕЛЬ

временИтель или овременИтель — 
инициатор или катализатор  движения времени, источник или усилитель
перемен.

    Суффикс -тель служит образованию отглагольных
существительных со значением действующего лица (воспитатель, спаситель)
или орудия действия (краситель, выключатель).  Соответственно
«(о)временитель» может  иметь два значения,  относясь
к людям или к предметам.

Петр Первый был не просто царь-реформатор, а временитель
России. Там, куда ступала его нога, начинало течь время.

Первым официальным лозунгом горбачевской эпохи было «ускорение». Но
ускорить можно только то, что уже движется, а когда все застыло, обществу
нужен овременитель. Таковым и стал  в середине 80-х сам Михаил
Горбачев.

Наша страна нуждается  не просто в сознательных и законопослушных
гражданах. Больше всего ей нужны овременители. Вокруг таких людей
начинает бурлить время, и маленькие времявороты постепенно раскручивают
всю страну.

Повсюду сонная одурь. Ах, изготовить бы такой порошок-временитель
и подсыпать в водопроводную систему, чтобы у наших граждан живей текла
кровь и шевелились мысли.

У В. Даля  «временитель«, в соответствии с ранее отмеченным
редким употреблением  глагола «временить», имеет  противоположное
значение: «мешкатель, медлитель, человек нерешительный». Ныне меняется
представление о природе времени:  «временить» уже означает
не замедлять, но ускорять ход вещей.


ПРИВРЕМЕНИТЬ, ПРИВРЕМЕНИТЬСЯ

привременИть (ср. приручить, привязать,
приурочить
) — приспособить к определенному времени, его запросам и
нуждам; приурочить к  моменту во времени.

привременИться (ср. приспособиться, приноровиться)
— приспособиться, примениться ко времени, перенять его моду, обрядиться
в его цвета и фасон.

Власть пыталась не столько прямо подкупить, сколько привременить
гения, вписать его в календарь своих трудовых будней и праздников.

О  Песоцком говорили, что поэт он, конечно, хороший, но слишком
привремененный,
приблатненный, чистой лирики у него маловато.

Государственный переворот решили привременить к праздникам, чтобы
заглушить общественный ропот.

Мандельштам пытался привремениться к своей эпохе, но она
презрительно его оттолкнула.


ВРЕМЕНЕТЬ, ОВРЕМЕНЕТЬ

временЕть, овременЕть (непереходный
глагол, ср. пламенеть, каменеть, деревенеть) — врастать во время, 
становиться частью времени;  вступать в состояние временности, подвергаться
действию времени.

Маяковский был поэтом грандиозного, космически-апокалиптического
видения, но с приходом советской власти овременел и стал певцом
ВЧК и Госплана.

Неужели ты так и застрял вместе с постмодернистами в этом дурацком «конце
истории»? Ты посмотри, как все временеет вокруг, как временеют
Китай, Россия, исламский мир. История только начинает свой новый цикл.

Странные у тебя представления о поэзии. «Пламеней, временей
Что я, часы, вулкан? Кропаю себе понемножку, как осенний дождик, с меня
хватит.

временЕть может употребляться и как безличный
глагол (ср. темнеть, светать, вечереть), указывающий на время как
действие или процесс, не имеющие субъекта.

После краткой неистовой ночи, когда время, казалось, замерло,
вышли вдвоем на крыльцо. Светало. Временело. Пахло свежевыпавшим
снегом и неизбежностью разлуки.


                             
Ответ на возражения. Критерии отбора

В связи с вышеприведенными неологизмами отвечу на  вопросы, которые
могут возникнуть у читателей проективного словаря. Так ли уж нужно новое
слово, если то же значение можно выразить старыми, хорошо известными? Зачем,
например, говорить «Мандельштам пытался привремениться...», когда
можно сказать «приспособиться ко времени»?

Мандельштам пытался привремениться к своей эпохе,но
она презрительно его оттолкнула.

Но в том-то и дело, что слово «приспособиться» здесь было бы ложным, неточным:
Мандельштам не был «приспособленцем». Правильнее было бы сказать, что он
пытался примериться, примениться ко времени, соразмериться
с ним, прильнуть к нему, пригреться, почувствовать себя нужным…
Все эти значения и несет в себе приставка «при», соединяясь с корнем «врем».
«ПривременИться» как бы включает в себя значения всех этих глаголов
(в том числе и «приспособиться»),  но не сводится ни к одному из них.

    Другой пример:

Маяковский   был поэтом грандиозного, космически-апокалиптического
видения, но с приходом советской власти овременел и стал певцом
ВЧК и Госплана.

Почему Маяковский «овременел«, а, скажем,  не «врос в свое
время», или не «стал данником, пленником, заложником, певцом своего времени»
и т. п.? Время в данном случае предстает как некая субстанция, свойства
которой целиком переходят на поэта, по аналогии с такими глаголами, как
«окаменеть», «одеревенеть», «остолбенеть», «оледенеть», «окостенеть», т.е.
приобрести вид и свойства камня, дерева, столба, льда, кости.  «Овременеть»
содержит  образ окаменения, оцепения,  — образ тем более метафорически
насыщенный, «взрывчатый», что он относится к самому подвижному, что 
только есть на свете, — ко времени, которое в данном примере ассоциативно
отождествляется  с  веществом — камнем, костью, деревом. Это
явление можно назвать
морфологическим переносом: на новое слово
переносится по аналогии то значение, которое данная  морфема (глагольный
суффикс «ене-ть») имела в составе других слов. Такая парадоксальность «застывания
во времени» и придает глаголу «овременеть» образную динамику. 
Выражение «врасти во время» уже сокращает  объем образа, относит его
только к деревянному (время как дерево), а не ко всему ассоциативному объему
глаголов на «ене-ть» — глаголов «обездвиженности». Наконец, выражения «стать 
данником, певцом» вообще уже лишены образа, переходят на вялую прозу.

Примерно таковы соображения (не всегда осознанные), по которым я отбираю
слова для включения в «Проективный словарь». Критерий — не только назывательная
уместность слова, отнесенность к еще не названному явлению или понятию,
но и энергия смыслообразования, происходящая из нового сочетания составных
частей  (морфем).

______________________________________________________________

______________________________________________________________

______________________________________________________________

 

                                           
Глава 3

Гражданство и времянство. За что не любят вечностников.
Временялы,
выгодно меняющие одно время на другое. Времязависимые сидят у времени
на игле. Злободневное и добровeчное.


времЯнин

времЯнство

вЕчностник

всесвЕтник

времЯнствовать

времещАнство, времещанИн

временЯла

времяубЕжище

времязавИсимый

добровЕчный


ВРЕМЯНИН И ВРЕМЯНСТВО

времЯнин (ср. крестьянин) — обитатель,
гражданин, патриот своего времени; тот, кто мыслит и чувствует категориями
времени.

времЯнство  — сознательная и горделивая
причастность своему времени, гражданство у времени.

В существительных на «-анин, -янин» ударение может падать  и на
предпоследний слог (крестьЯнин, горожАнин, россиЯнин), и на последний
слог (мещанИн, гражданИн, славянИн). В слове времЯнин предпочтительнее
делать ударение на предпоследний слог, чтобы выделить цельную основу «время».

Как есть патриоты своей страны, так есть и патриоты своего
времени  — времЯне. Они любят свое время, гордятся им, свысока
смотрят на другие времена, не завидуют ни предкам, ни потомкам.  Как
писал один из времян 1930-х годов поэт Павел Коган,

Есть в наших днях такая точность,

Что мальчики иных веков,

Наверно, будут плакать ночью

О времени большевиков.

Времянство хорошо сочетается с обостренным чувством гражданства:
любовь к тому, что здесь и сейчас. Тот же Павел Коган провозглашал:

        И пусть я покажусь им узким

        И их всесветность оскорблю,

        Я — патриот. Я воздух русский,

        Я землю русскую люблю.

Как правило, времяне недолюбливают вечностников, объединяя
их с космополитами, «всесветниками«: те и другие странствуют по
разным странам и временам и стремятся духовно принадлежать всему человечеству,
всей истории, а не той до боли родной точке пространства-времени, в которой
им было суждено родиться.


ВЕЧНОСТНИК И ВСЕСВЕТНИК

вЕчностник — тот, кто живет вечным, устремляется
к вечному.

Лирический герой Пастернака принадлежит к той породе вечностников,
которые, распахнув форточку, спрашивают у детворы:

           
Скажите, милые, какое

           
Тысячелетье на дворе?

Слово «вечностник» может употребляться в ироническом смысле, примерно
с тем же экспрессивным оттенком, что и  разговорное слово «нетленка».

        Статью о масскультуре
лучше Максиму не заказывать. Он же у нас вечностник. Его интересуют
только нетленки.


всесвЕтник — тот, кто равно любит все стороны
света, кому все равно, где жить и умирать; космополит.

В эпоху интернета легко стать всесветником! Нажал на
клавишу — и вот она раскинулась перед тобой, сеть-на-весь-свет.


ВРЕМЯНСТВОВАТЬ

времЯнствовать (ср. пьянствовать)
— вдохновляться ходом времени, страстно, упоенно выражать свое время или
временное вообще.

Чем только не опьяняется человек: водкой, работой, великой
идеей…  А иной опьяняется временем, его сокрушительной и торжествующей
новизной. Так времянствовали поэты и пророки начала 20-го в. в России,
от Мережковского до Маяковского. А вот к началу 21-го времянствующих
почти не осталось: слишком горькое похмелье от века минувшего.

Пастернак, обычно гораздо более чувствительный к быту и природе, вступил
во второй половине 20-х в период т. н.  «историзма».  Он времянствует
в своих как бы эпических поэмах «Лейтенант Шмидт» и «1905», а также в книге
стихов «Второе рождение».


ВРЕМЕЩАНСТВО, ВРЕМЕЩАНИН

времещАнство — узкое, обывательское чувство
времени.

времещанИн — обыватель своего времени, тот,
кто приспособляется к  условиям своего времени и удовлетворяется ими.

Если времЯне —  граждане своего времени, то
времещАне
— его обыватели. Одни любят свое время жертвенной, героической
любовью; другим — тепло и сыро в его замшелых складках.   Времещане
чувствуют себя уютно в закутке своих дней, им не хочется на  просторы
веков или тысячелетий.

Маяковский обличает мещан, которые любят свое местечко в жизни и 
никому его не уступят. Но есть еще одна категория мещанства, к которой
принадлежал и круг самого Маяковского,   — это времещанство.
Такие люди, прочно обосновавшись в своем времени, плюют на прошлое, 
а особо на вечное. Эти обыватели своего времени могут быть героями, командирами,
ассенизаторами революции, открывателями новых земель  — и  вместе
с тем времещанами.


ВРЕМЕНЯЛА

временЯла (существительное общего рода,
1 скл.; скорнение двух слов: время + меняла) — может употребляться
в двух значениях:

1. Тот, кто меняет одно время и его ценности на другое, часто с целью
извлечения знаковой прибыли, идеологического капитала.

В СССР свободный обмен денежной валюты был запрещен, зато был
в ходу другой обмен: знаков и ценностей времени. Временяла — это
центральная идеологическая фигура советской эпохи. Прошлое с большой выгодой
менялось на быстро растущие акции настоящего и светлого будущего.

Когда-то этот временяла-пушкиновед написал докторскую
диссертацию о влиянии декабризма на творчество Пушкина, а теперь с неменьшим
успехом доказывает, что Пушкин — непонятый религиозный поэт.

Не люблю я бойких временял от науки: суетливо перебегают
из одного времени в другое, чтобы спекуляцией на обмене культурной валюты
нажить себе капитал.  Пытаются всучить нам  Батюшкова или Баратынского
как наших современников,  готовых понести бремя — и время — наших
страстей. Подновляют стариков, чтобы подороже продать молодым.

2.  Путешественник во времени,  излюбленная фигура научной-фантастики,
«time
changer» (название американского фильма). В этом значении слово «временЯла»
имеет разговорный оттенок.

Этот везунчик-временяла попадает в эпоху, где чтут память
о нем как о величайшем поэте «золотого века».

Представляешь себе такое будущее, где всякие торговцы, деляги, 
бродяги-временялы свободно путешествуют из одного века в другой?
— Но тогда ведь и будущего не будет, времена не будут сменяться, «времениться«.
Будут только временные зоны, как сейчас есть региональные, государственные.
И на границах будут  отлавливать беспаспортных временял, у
которых нет прописки и гражданства в определенной эпохе.


ВРЕМЯУБЕЖИЩЕ

времяубЕжище (ср. бомбоубежище, газоубежище
— иное время, эпоха, бегством в которую можно спастись от давления и диктата
своего времени.

Когда власть несносна, а границы  на замке, приходится
эмигрировать в иное время. Интеллигенция советской эпохи искала себе времяубежища
то
в 19-ом веке, то в эпохе Возрождения, то в античности или Византии. Многие
занимался историей или филологией только из отвращения к своей эпохе, хотел
зарыться с головой в древних греков или в пушкинскую плеяду.  Эти
бескорыстные временялы совершали по-своему выгодный обмен: житейской
бедностью они платили за уют пребывания в непоколебимом прошлом.


ВРЕМЯЗАВИСИМЫЙ, ВРЕМЯЗАВИСИМОСТЬ

времязавИсимый  — это сложное прилагательное
имеет два основных значения, в зависимости от того, относится оно (1) к
одушевленным лицам или (2) к неодушевленным явлениям.

времязавИсимoсть — существительное по значениям
прилагательного времязавИсимый (1 и 2).

1.  наркотически зависимый от хода времени, испытывающий постоянную
потребность в хронометраже, в притоке свежайших новостей.

Знаешь, у нас, журналистов, есть такая профессиональная болезнь
времязависимость.  Сидим у времени на игле, и чуть кончится 
доза, подыхаем от ломки.

 С тех пор как он пошел на работу в пиар, стал совсем
времязависимым
То и дело смотрит на часы, не может обойтись без мобильника и карманного
радио… Это «тик-так» у него просто как нервный тик.

Английское соответствие этому значению — time addicted, time
addiction
.

2. функционально зависимый от хода времени, быстро устаревающий, требующий
своевременного внимания, пересмотра, обновления. Так можно перевести английское
выражение «time sensitive».

В этой папке хранятся времязависимые документы, их надо
пересматривать и обновлять не реже, чем раз в месяц.

Все наши тексты, увы,  до неприличия времязависимые. Достоевский
вот тоже писал злободневно, а заглянешь — там все еще живое,  как
будто сегодня написано.


ДОБРОВЕЧНЫЙ

добровЕчный (доброкачественный +
вековечный) — полный антоним слова «злободневный»: злоба дня — добро
века
(вечности); обладающий добрыми качествами и потому существенный
во все времена; одновременно доброкачественный и вековечный.

добровечные вопросы, заботы, темы,  идеи, споры, понятия,
устремления, идеалы, образы, тексты, произведения.

Как и почему смирение открывает путь к свободе? Это один из
самых добровечных вопросов нравственной философии.

Всюду газеты, журналы, брошюры… Есть у тебя почитать хоть что-нибудь
добровечное
Я устал от злобы дня, могу я хоть час побыть наедине с добром века?

Удивительно, как в одной творческой личности, например, в В. Ходасевиче,
может уживаться добровечное и злободневное, даже откровенно злое.

______________________________________________________________

                                       
Глава 4.

Две разновидности письма — времяпись и вечнопись. Время
как особый вид искусства. Кого считать времяносцем нового века.
Временитые
люди
и времучие места.


врEмяпись

вEчнопись

времяпИсец

поврЕмка

временОсец

временОсный

временовАть

временИтый

времУчий


ВРЕМЯПИСЬ

врЕмяпись (ср. живопись, светопись, звукопись) — написанное
временем, совокупность значимых следов и отпечатков времени.

     Для нас что эти хрущевские бетонки,
что архив самиздата. Один и тот же стиль. Времяпись шестидесятых.

     Мандельштам в своей «Грифельной
оде» читает времяпись горных пород, зримые оттиски времени в
образе вздыбленной земли:

 Здесь пишет страх, здесь пишет сдвиг

 Свинцовой палочкой молочной,

 Здесь созревает черновик

 Учеников воды проточной.

 Крутые козьи города,

 Кремней могучее слоенье,

 И все-таки еще гряда —

 Овечьи церкви и селенья!

 Им проповедует отвес,

 Вода их учит, точит время…

Время почти исчезает в современных скоростных средствах коммуникации,
и можно предвидеть, что вскоре, как все редкое, странное, исчезающее, оно
станет самостоятельным предметом искусства. Не время плюс что-то еще, не
история, не эволюция, а  время само по себе, как незанятый промежуток,
чистое дление. И тогда возникнет новый жанр:
времяпись. Освобождается
некое место, устанавливается отметка чистого нуля. И  мы наблюдаем,
какие знаки оставляет на этом месте время. Никто и ничто, кроме времени.
Время — единственный художник. Времяпись — это письмена, которые
оставляет время на чисто выкошенном квадратике луга, или чисто выбритом
квадратике лица, или чисто протертом квадратике стекла… Искусство времени.
Tempo-art.
[16]


ВЕЧНОПИСЬ

вЕчнопись — знаки, письмена вечности.

С детства его влекла загадочная вечнопись созвездий
на черном атласе неба.

Есть верховные явления в жизни языка, нестираемые, неуничтожимые. Некоторые
строки Пушкина, Достоевского, Хлебникова, Пастернака…  Это — наша
вечнопись.


ВРЕМЯПИСЕЦ

врЕмяпИсец — тот, кто пишет, изображает
время.

Летописец — это, как правило, хроникер  важных исторических событий,
«лет» и «вех». Времяписец  довольствуется более скромной ролью:
его интересует мелкозернистая фактура времени,  его мельчайшие составляющие,
текучие «хронемы«, змеистые «повремки«, единицы перемен,
кванты новизны.

Юрий Трифонов не был бытописателем, как его представляли литературные
недруги. Не был он и летописцем, если понимать под этим пристрастие к большим,
общественно важным и достопамятным событиям. Он был времяписцем,
наблюдателем тонкой, рвущейся ткани времени, мельчайших сдвигов и колебаний,
неуловимых историческими сейсмографами.


ПОВРЕМКА

поврЕмка  (ср. поземка, повестка) — 
веяние времени, поветрие, зыбкая, неуловимая тенденция, одна из составляющих
временного процесса.

Время часто сравнивают  с  ветром, вихрем, потоком, пламенем.
Но у ветра и вихря есть свои дуновения, веяния и порывы, у потока — струи
и волны, у пламени — языки. Как назвать эту отдельную струю, дуновение,
завихрение времени, выделившееся из общей льющейся массы, чтобы вскоре
опять с ней слиться? [17] Одно из возможных названий такой динамической,
событийной (не астрономической) единицы времени — «повремка«, по
аналогии с отдельным движением снежной массы — «поземка», и массы административно-информационной
— «повестка».

Сейчас  интересы государства опять ставятся превыше всего.
Надеюсь, эта державная
повремка  быстро уляжется.

Я не журналист, я писатель. Я не спрямляю тенденций, я пытаюсь проследить
эту повремку во всей ее змеистости, как она крутится между нами,
лижет сердца, туманит головы.

Социализм… Посмотри на очертание этой повремки, как она перебегает
из страну в страну, сначала ускоряя, а потом замедляя ход ее развития,
и в конце концов изглаживается, как будто пламя времени лижет своим язычком
то один, то другой бок планеты.


ВРЕМEНОСЕЦ, ВРЕМEНОСНЫЙ

временОсец (ср. знаменосец) — человек,
активно представляющий, знаменующий свое время,  выразитель его понятий
и ценностей. [18]

На воображаемом слете временосцев всех стран и народов
кому бы вы доверили представлять Россию начала 21-го века?

Самые глубокие мыслители и писатели никогда не  были временосцами
в том смысле,  какой сейчас придается «кумирам», «звездам», «культовым
фигурам». Они были узниками своего времени, а не его манифестантами.

временОсный  (ср. знаменосный)
—  воплощающий определенное время, эпоху; содержащий в себе богатые
пласты времени.

Вобравшая в себя опыт трех поколений, книга получилась воистину
временосная.

Любой историк, попавший в этот домашний архив, будет счастлив, наткнувшись
на столь временосную жилу.


ВРЕМЕНОВАТЬ

временовАть (ср. знаменовать, именовать,
экзаменовать
)  —  характеризовать по отношению ко времени,
с точки зрения хронологии; очерчивать, расчислять, наносить на карту времени;
прикреплять к определенной дате, периоду,  «именовать по времени»,
давать временнЫе клички.

Пожалуйста, не надо так жестко временовать талантливых
поэтов и загонять их в наивное прошлое. Они не шестидесятники, как и вы
не восьмидесятники. Просто они есть всегда, а вас нет никогда.

Как бы ты овременовал 1960-е годы? Что это — конец модерности
или начало постмодерна?

Сейчас появилась группа ученых, которые  временуют

все периоды мировой истории иначе, чем это принято в официальной историографии…
Они приближают античность к нам, временуя ее как ретроспективную
фантазию эпохи Возрождения. Но и Возрождения, согласно этой концепции,
не было, поскольку нечего было возрождать.

Не рано ли временовать начало 21-го века? Оно себя еще не показало.
Пусть порастет, подышит, заслужит себе достойное имя.


ВРЕМЕНИТЫЙ

временИтый (ср. именитый, знаменитый
— богатый опытом времени, переживший и вобравший разные времена, несущий
их следы и свидетельства.

Временитая личность! Оттого и толпятся вокруг него люди:
живой учебник истории.

Льва Р. нельзя было назвать знаменитым, большого имени он себе не нажил,
но временитым он был точно. И каждое из времен, от 30-х до 80-x 
— наложило на него свой особый отпечаток, так что по его личности можно
было читать судьбу страны, как судьбу дерева — по годовым кольцам.

«Временитый»  может соответствовать английской идиоме «time
honored» — «освященный веками».

Посмотри на эти временитые кремлевские башни. Каждый
камень — свидетель истории.

В эту временитую книгу, изданную в середине 18 века, вписали
свои  имена все потомки рода Немчиновых по мужской линии. 9 имен.
9 поколений.


ВРЕМУЧИЙ

времУчий (скорнение время + дремучий)  
— накопивший в себе время, заросший, переполненный временем.

Если «временитый» вызывает ассоциацию с «именитый», «знаменитый»
и представляет время как источник заслуг, почета, славы, то  «времучий«,
по аналогии с «дремучий», относится скорее к забытым, глухим проявлениям
времени.  Может выступать  синонимом таких прилагательных, как
«ветхий», «древний», «старинный»,  «старый», «дряхлый»,  но предполагает
не просто отнесенность к давнему прошлому и не возрастную изношенность,
а именно погруженность в давнее прошлое, заброшенность в отдаленное время.

О происхождении языка никто ничего не знает. Это такие
времучие
дебри, что ни один профессиональный лингвист в них не сунется.

Времучие места! «…Где обрывается Россия над

морем черным и глухим». Тут, говорят, еще римский изгнанник Овидий
нашел приют и Пушкин странствовал по его следам.

Вот уже лет десять он живет на отшибе. Кто его друг, кто его  бог?
Лес дремучий, ручей текучий, камень времучий.

Слово «времучий» звучит по-хлебниковски и образовано его любимым
приемом скорнения (замена «д» на «в», типа «вружба»,  вранье +
дружба,
или «творянин», творить + дворянин), но у самого Хлебникова
не отмечается.

_________________________________________________________

_________________________________________________________

_________________________________________________________

                                   
Глава 5.

Политика — искусство отмывания времени. Времяупорные дамы и режимы. 
Компьютерные времярезки, исторические времярубки и большевистский
времёж


времяупОрный, времянепроницАемый, времяоттАлкивающий,

времязащИтный

времяотвОд, времястОк, времясбрОс, времяотмЫвка, времяочИстка

времялечЕние, времялечЕбный

времядОля

времявладЕние, времяпОльзование

времяраздЕл

времярЕзка

времярУбка, времярУб

времЕнчатый

времишЕль

времёж


ВРЕМЯУПОРНЫЙ

времяупОрный (ср. водоупорный, огнеупорный
) —  не поддающийся действию времени, противостоящий переменам, не
подверженный износу, старению.

Синонимы:  времянепроницАемый, времяоттАлкивающий

Надо же, какая времяупорная дамочка!  Ей уже под
восемьдесят, а она все еще молодится и кокетничает.

Мне подарили роскошные часы: водоупорные, жароупорные. К несчастью,
они еще и времяупорные —  хронически отстают.

Разве в Пизе водонапорная башня? — Да нет же, я сказал «времяупорная«.

Все семейство Рогожиных живет в каком-то времянепроницаемом пространстве,
по раз и навсегда заведенным обычаям.

Удивительно, каким времяупорным оказался севернокорейский режим! 
А все потому, что он  проводит времязащитные мероприятия. 
Гармоническое устройство пространства, ряды физкультурников, круги цветов
и знамен. И никакого тебе времени.


ВРЕМЯЗАЩИТНЫЙ

времязащИтный — предохраняющий от хода времени,
от его поступательного движения, направленный на сохранение статус-кво.

Если «времяупорный» — это свойство противиться ходу времени,
то «времязащитный» — это форма целенаправленной деятельности по
защите от наступления времени.

В 1970-е гг. власть все чаще проводила времязащитные
мероприятия,  праздновала очередной юбилей, подсказывая скучающим
гражданам, что время не стоит на месте, но и двигаться вперед ему уже некуда,
так что остается ему двигаться по кругу, «в память и ознаменование».

К сожалению, советы ветеранов часто исполняли времязащитную 
функцию при старом режиме.

Увы, классическое образование может стать времязащитной полосой
против всего нового, свежего, передового. Вспомните чеховского Беликова.

Разработана новая времязащитная технология доставки скоропортящихся
биологических материалов в медицинские учреждения.


ВРЕМЯОТВОД, ВРЕМЯСТОК, ВРЕМЯСБРОС, ВРЕМЯОТМЫВКА, ВРЕМЯОЧИСТКА

времяотвОд (ср. громоотвод) — 
такое устройство, которое позволяет переводить ход времени и перемен в
желательное русло, отводить его от тех явлений, куда его проникновение
опасно и нежелательно.

Спортивная жизнь служила удобным времяотводом в брежневские
годы. В спорте время бушевало, в политике — топталось на месте.

Для всякого государства первое дело — предусмотреть механизмы времясброса,
времястока.
Если в теневом бизнесе отмываются деньги, то политика — это искусство
отмывания времени.
На времяотмывку работают лучшие умы и пропагандистские
кадры. Время всегда наносит грязи и пены или течет не туда, куда хочется
руководителям, и нужно умело его подчищать, списывать на счет стихийных
бедствий, чужих ошибок,  вражеских поползновений.  И тиран Милошевич,
и злодей Хусейн — надежные
времяотводы американской администрации,
которая подолгу занималась ими в расчете на победные президентские выборы.

Соответствием «времяотмывке» в английском языке могло бы стать time
laundry
(ср. money laundry).


ВРЕМЯЛЕЧЕНИЕ, ВРЕМЯЛЕЧЕБНЫЙ

времялечЕние — исцеление временем, не требующее
других лекарственных средств.

Времялечение — это активная
хронотерапия
в чистом виде, в отличие от пассивной и комбинированной, требующей правильного
режима и своевременного приема лекарств.

Тебе, мой друг, никакие таблетки не помогут. Тебе нужны времялечебные
процедуры.
Постарайся жить на больших скоростях,  пропускай через себя как можно
больше времени, хлещи себе в лицо времянапорной струей,  чтобы
этот целебный поток очистил тебя от страшных воспоминаний.


Большую роль в современных производственных процессах, особенно связанных
с обработкой информации, играет разделение временных ресурсов, интервалов 
между участниками этих процессов. В английском языке есть ряд выражений
для обозначения такого разделения и соответствующих долей: time division,
time sharing, time slicing; time slot, time slice, time cell, time domain,
time share. Обычно в словарях эти выражения переводятся описательно, например:
«Тime slicing — квантование времени, предоставление некоторого ресурса
каждому из группы пользователей на короткий промежуток (квант) времени
в циклическом порядке». Не проще ли сказать, что time slicer —  это
времярезка?
Мы предлагаем ряд новообразований для обозначения составляющих временного
процесса, способов совместного владения,  разделения и распределения
времени.


ВРЕМЯДОЛЯ

времядОля (ср. семядоля) — отрезок,
сегмент времени как вычленимая составляющая  какого-то процесса; доля
времени, отводимая совладельцам  или сотрудникам для пользования совместным
имуществом, оборудованием, материальным или информационным ресурсом (например,
компьютерной программой или радиостудией).

 Пожалуйста, выкрои мне еще часок для выступления в следующем
месяце. — У твоей программы и так уже две времядоли в майском эфире,
а ты просишь еще одну?

У меня есть времядоля (timeshare) в одном загородном пансионате.
Это значит, что каждый год в первую неделю  июля  я там полный
хозяин.  Я владею не собственностью, а  только временем ее использования.
У каждого такого поместья  — 52
времядоли, по количеству недель.
И значит, 52 хозяина.


ВРЕМЯВЛАДЕНИЕ, ВРЕМЯПОЛЬЗОВАНИЕ

времявладЕние (ср. землевладение)
— собственность на время; право распоряжаться определенным имуществом в
ограниченный период времени.

Он предпочитает вкладывать свои скромные средства не в дома,
а во время. Считает, что нет более надежной формы собственности. 
Все остальное ветшает со временем, а время не ветшает. У него несколько
таких времявладений в разных частях света.  В Италии, в Мексике,
в Японии.  Философски рассуждая, можно сказать, что он владелец самой
движимой из всех форм  движимости — времени.

Вот уйду на пенсию, обеднею, зато стану богатейшим
времявладельцем.
Сколько ни есть времени — все мое.

времяпOльзование (ср. землепользование)
— порядок, условия и формы пользования ресурсами  времени.

Порядок времяпользования  в нашей лаборатории очень
простой. Все время на всем оборудовании принадлежит шефу. A он делится
с кем хочет и когда xoчет.


ВРЕМЯРАЗДЕЛ, ВРЕМЯРЕЗКА, ВРЕМЯРУБКА

времяраздЕл — граница исторических периодов,
эпох, циклов.

Где проходит времяраздел между новой и новейшей историей?
По первой мировой войне? По Октябрьской революции?  Этот вопрос в
учебнике смазан.

ВремярУбка и времярЕзка  — два процесса членения времени,
выделения значимых периодов, интервалов.  Можно условно их различать
по значению глаголов «рубить» и «резать». Если времярубка
относится
к жестким, а порою и насильственным формам членения времени, то времярезка
— к более мягким, тонким, аккуратным.

времярЕзка и времярУбка — генератор
интервалов, алгоритм или программа, вычисляющая или задающая ритм определенных
процессов; способ расчленения времени на определенные доли, периоды (time
slicer).

У нас очень вежливый оператор. Он, как в магазине, всегда спрашивает:
вам нарезать время большими кусками или тонкими ломтиками? Правда, и времярезка
у него высшего класса.

У плановой экономики была своя грубая, но мощная времярезка
История кромсалась на пятилетки. Конечно,  это  была работа мясника,
а не хирурга. Ведь тогда государственный план был совсем не то,  что
нынешняя программа экономического развития. Пятилетка  — это 
скорее огромная времярубка, через которую власть пропускала всю
жизнь страны, разрубая  ее на рваные дымящиеся куски.  Да, не
ровные, а рваные, потому что против одних планов выдвигались встречные,
да и те перевыполнялись, так что план всегда превращался в аврал.


ВРЕМЯРУБ

времярУб — тот, кто рубит время; то, чем
рубят время

Слова, оканчивающиеся на -руб, могут иметь два значения: (1)
тот, кто рубит (лесоруб); (2) то, чем рубят (ледоруб). Соответственно
и слово времяруб имеет два значения:

1. рубщик времени, тот, кто делит его на периоды, интервалы;

2. орудие расчленения времени.

Ельцин по своему нраву был времярубом: любил отсекать
один период истории от другого. А в спокойных промежутках, там, где раздолье
приспособленцам,  ему становилось неуютно, он тосковал, запивал.

Нашему обществу нужны теперь не времярубы, а старатели времени,
которые намывали бы по золотым крупицам содержание новой эпохи — динамической
стабильности.

Революция — это времяруб в руках истории, которая рассекает каждого
из нас на «до» и «после». Так в гражданскую войну рассекли  народ
и его поэтов: Блока, Есенина, Маяковского, Мандельштама. Что же удивляться
их кровавому концу? Где времярубка, там и мясорубка, вторая лишь
довершает работу первой.  «Кровь-строительница хлещет Горлом из земных
вещей» (О. Мандельштам).

Само понятие «политический уклон» — это  времяруб,  
которым Сталин пользовался для восхождения на вершины власти. Высекал зарубки,
ступени. Каждый период  20 — 30-х гг. был очерчен и возвеличен победой
над очередным уклоном.


ВРЕМЕНЧАТЫЙ

времЕнчатый (ср. коленчатый, бревенчатый,
суставчатый, складчатый
) — сложенный, составленный из многих времен,
периодов,  разнородных частей и отрезков времени.

Кремль — временчатое строение, сколоченное из камушков
и бревнышек разных эпох, от вала, укрепленного в 12 в., до Госдворца, возведенного
в 20-ом.

«Фауст» Гете — едва ли не самое временчатое создание в мировой
литературе: в нем перемежаются самые разные пласты времени, от мифопоэтических
праматерей и духов стихий до утопических образов техники будущего.


ВРЕМИШЕЛЬ, ВРЕМЁЖ

Результаты нарезки и перемешивания времен могут быть разные: от мелкой
бестолковщины («времишель«) до кровавой расправы («времёж«).

времишЕль (ср. вермишель) — рубленое
время, мелко нарезанное, разорванное в клочки; крошево, смесь, чересполосица
разных времен.

Блюдо, которое преподносит нам в своей новой повести В.П.,
можно назвать «времишелью«: действие стремительно переносится из
пушкинской России во Францию Рембо, Англию Байрона и Китай Ли Бо, с еще
более мелкими нарезками-перескоками из года в год и месяца в месяц.

Нарубил ты тут времишели своим монтажом, теперь вот сам и расклеивай.


времёж (ср.  грабёж,
кутёж, правёж, балдёж, мятеж
) — расправа, насилие над временем; подмена,
перекройка времен.

Большевики учинили в 1917 году кровавый времёж: выскочили
в авангард человечества и одновременно заскочили в предысторию,  первобытно-общинный
строй. Это у них называлось диалектикой,  а по-нашему, времёж он
и есть времёж. Уголовщина в обращении с историей.

_________________________________________________________

_________________________________________________________

_________________________________________________________

                                          

Глава 6

Изгибы и пробоины времени. Времнины, времяпады,
времяизвержения
Время и семя.  Времяточивое детство и местомиги памяти.


времнИна

времяпАд

времястОй

времяворОт

временИск

времятОчина, времяточИвый

времяхранИлище, времяхранИтель

времятворЕние, времятвОрный

времяизвержЕние

времЕсто

времяобрАзный

местообрАзный

местомИг


ВРЕМНИНА

времнИна (скорнение время + стремнина
на
основе общего элемента «-рем-«)  —  стремнина времени, место
или период его бурного, стремительного прохождения.

В 1990-е гг. на Западе время приостановилось,  растеклось
в благополучном послевкусии «конца истории», и Россия, с ее бурными переменами,
стала времниной мировой истории.

Мы сейчас попали во времнину техно-эволюции, когда скрещиваются
ее пути с био-эволюцией. На этом перекрестке события развиваются с ужасающей
быстротой. Может быть, уже к началу следующего века искусственный разум
придет на смену усталому роду «разумных существ».


ВРЕМЯПАД,  ВРЕМЯСТОЙ

времяпАд (ср. водопад, камнепад)
— обвальное, неудержимое движение времени.

    Слова «времнина» и «времяпад» используют
словообразы воды («стремнина», «водопад»), но в одном случае убыстряющейся,
а в другом — отвесно падающей, что и создает разницу значений.

Время для того и дано, чтобы не все происходило сразу. Но когда
наступает
времяпад, все именно сразу и происходит. Как в тот злосчастный
год, когда в России случились сразу две революции, и одна повернула вспять
течение другой.

Когда время слишком долго застаивается на каком-то историческом рубеже,
жди  времяпада. После глухих десятилетий события начинают сыпаться
как из решета.

времястОй (ср. сухостой) — застойные
явления, застрявшие в своем времени, неспособные расти, развиваться.

Есть время разбрасывать камни и собирать камни… Но есть время 
и самому времени, его отливам и приливам.  Есть время времястоя
и время времяпада.

Первая задача —  вымести из нашего учреждения времястой,
освободить бюджет и кадры для новых проектов.


ВРЕМЯВОРОТ

времяворОт (ср. водоворот, круговорот)
— вращательное, круговое движение времени.

 Ты рассчитывал, что время по прямой вынесет тебя к задуманной
цели.  А у него есть свои завихрения,
времявороты: попадешь
в такой — отнесет далеко назад. Готовься к новому заплыву.

Ницше — бумажный солдатик,  его любовь к жизни отдает
бредом смертобоязни. Чего стоит этот гигантский времяворот
«вечное возвращение»,  в который он храбро бросается с головой, зная,
что в нем не утонешь,  прибьет назад, все к тому же туринскому кафе.


ВРЕМЕНИСК

временИск (время + мениск,
от греч. meniskos, полумесяц, лунный серп; выгнутая или вогнутая поверхность
жидкости, стекла, хрящевидных образований) — искривленная поверхность времени, 
деформация или трансформация времени, изменение его масштаба.

Приблизительно соответствует англ. time warp, буквально — деформированное,
покоробленное, гнутое, искривленное время.

Время, как и пространство, искривляется присутствием материи,
гравитационными волнами. Мы видим мир сквозь кривые очки, снять которые
нам не дано. В них вставлены линзы-времениски.

Каждая цивилизация по своему искривляет время. История знает разные
типы временисков, но в самом общем виде они делятся на выпуклые
и вогнутые. В первых время растягивается, во вторых — сжимается. 
Этим определяется частота событий, темп общественной жизни.

Я уже забыл, как нормально течет время. Вокруг меня сплошные времениски:
то
я медленно ползу по выпуклой стороне, то ускоряюсь по вогнутой. Приезжаю
в Москву — попадаю в вогнутый
времениск. Возвращаюсь в свою глухомань 
— попадаю в выпуклый.


ВРЕМЯТОЧИНА

времятОчина (ср. червоточина)  — отверстие,
трещина, разрыв в пространственно-временном континууме, которые делают
теоретически возможным путешествие во времени.

Соответствует английскому выражению, которое употребляется и в фантастике,
и в новейшей физике:  space-time wormhole, буквально, «червоточина
во времени и пространстве».

Физик Кип
Торн (Kip Thorne) объясняет в своей новой книге, как из крошечной времяточины
размером в несколько долей секунды смастерить настоящую машину времени.

Все мы путешествуем во времени, только, увы, в одном направлении. А
если забраться во времяточину, то можно  проделать обратный
путь.

Может быть, наше сознание и есть тот червячок, который проделывает дыры
в пространстве-времени и позволяет переноситься в прошлое и будущее. Любой
образ памяти или фантазии, пробивающий толщу времени, — это уже времяточина.


ВРЕМЯТОЧИВЫЙ

времяточИвый (ср. кровоточивый, слезоточивый)
— источающий из себя время, содержащий в себе источник времени (как если
бы оно было  потоком, льющейся струей).

Давай присядем у этих времяточивых развалин. Послушаем,
как время  журчит, истекая из этих  камней.

Самое времяточивое место в моей жизни  был тот угол, куда
меня ставила мама. За какие-нибудь пять минут туда натекали целые часы,
время било толстой струей, как из сломанного крана. Лицо было мокрым от
слез, а стена набухала временем.


ВРЕМЯХРАНИЛИЩЕ, ВРЕМЯХРАНИТЕЛЬ

времяхранИлище — емкость для хранения времени;
сбереженное, накопленное время.

Времяточивый летний полдень. Кажется, время остановлено
невидимой преградой и разливается вширь, затопляя  окружающий лес
и поле, погружая их на дно прозрачного
времяхранилища.

времяхранИтель — хранящий, берегущий, накапливающий
время.

Этот времяхранитель складывал в кубышку каждый день
и час, отнятый у праздных удовольствий. И теперь, как скупой рыцарь, 
он сидит над грудами времени, золотыми слитками непрожитых лет и не знает,
что с ними делать.  Надо было тратить, пока был молодым.


ВРЕМЯТВОРЕНИЕ, ВРЕМЯТВОРНЫЙ

времятворЕние — сотворение времени.

времятвОрный — творящий время, создающий
новую эпоху, период времени.

времятвОрец — творец времени, открыватель
новой эпохи.

Прежде чем установить возраст  нашей вселенной, следует
доказать, что она существует во времени. Пока что известно лишь то, что
время существует в нашей вселенной, а вот верно ли обратное? Даже в Библии
не найдешь подсказки: там описаны шесть дней творения, но откуда 
взялись сами дни? Или времятворение предшествовало миротворению?

Сказать, что жизнь Достоевского была плодотворной, значит ничего не
сказать. Она была времятворной. Высшие гении —  времятворцы,
они меняют состав и ход своего времени.


ВРЕМЯИЗВЕРЖЕНИЕ

времяизвержЕние (ср. семяизвержение)
— выброс времени  или выброс во время; внезапное возникновение или
возвращение времени после состояния покоя, оцепенения, «отключки», беспамятства.

Величайшая загадка космологии — не только время возникновения
вселенной, но и причина возникновения самого времени. Как случилось это
времяизвержение,
из каких горячих недр вечности? Отчего проснулся этот загадочный 
вулкан небытия и выбросил из своего вакуума сверхплотную микрочастицу,
из которой и простерлась-овременилась наша вселенная?

Давно подмечено, что во время любовной близости само время, по ощущению
любящих,  как бы перестает течь. А потом, оттесненное,  —  
как нахлынет!   Извергая из себя семя, мы ввергаем себя во время. 
Часто это  времяизвержение сопровождается чувством  печали,
уныния.  Может быть, «семя» и «время» как-то мистически взаимосвязаны 
и при убывании одного прибывает другое? Может быть вообще временность —
это знак  «семяоставленности»? А когда  семя  играет, кипит,
— времени нет?


ВРЕМЕСТО, ВРЕМЯОБРАЗНЫЙ, МЕСТООБРАЗНЫЙ

времEсто (время + место) —
единый континуум пространства-времени; время и место как одно целое.

«Времесто» может служить эквивалентом употребительного в английском
языке понятия «spacetime».  Правда, «время» и «место» при этом меняются
местами. По-английски «timespace» звучит двусмысленно, поскольку может
быть разбито как «times-pace» (темп времени). А по-русски «местовремя»
и тем более «пространствовремя» звучат громоздко. «Времесто» — более
экономный и элегантный вариант, поскольку «м» принадлежит обоим корням
(врем+мест) и подчеркивает их переплетенность.

Ты вот мечешься, не находишь себе места. А мое положение похуже
— я себе времеста не нахожу. Ты вот махнешь в Америку и будешь счастлив.
А мне нужен по крайней мере 19-ый век, лучше 18-ый, и где-нибудь не восточнее
Германии.

времяобрAзный — обладающий свойствами времени.

местообрAзный — обладающий свойствами места,
пространства.

«Странная повесть. Там представлено одно Времесто
это как бы и время и пространство вместе. Но пространство там времяобразное,
можно двигаться только в одном направлении, как в уносящем потоке. Каждый
шаг — разлука, вернуться нельзя». — «Жуткий мир!» — вздохнула Натка. —
«Нет, послушай, зато время там — местообразное, по нему можно бродить
вдоль и поперек. Нельзя вернуться на прежнее место через пространство, 
но можно перескочить через время. Возвращайся сколько хочешь в тот же местомиг
и заново иди куда хочешь».  —  «Тогда чем этот мир отличается
от нашего?» — удивилась Натка.


МЕСТОМИГ

местомИг — единица мирового континуума, 
точка пересечения координат времени и пространства в их нераздельности.

У меня есть один любимый местомиг. Полянка на подходе
к Измайловскому парку,  28 июня 1959 года. Измени чуть-чуть место
или время — все пропадет, нужно навести память на резкость именно данного
местомига

Что толку возвращаться на это место, ведь того момента уже не вернешь.
А тебе ведь не место нужно, а местомиг, правильно я тебя понимаю?

Я пишу не связные воспоминания, а пунктиры, книга называется «Местомиги
памяти».

_________________________________________________________

                                              
Глава 7

Японское времялюбие и карамазовское времястрастие. Хрономания

болезнь трудоголиков. Времяпоклонники — самая массовая из сект.
Если угождать, то году, а не минуте. Времяугодливые классики. 
Отчего страдают времябесием и времябоязнью.


времялЮб, времялЮбие, времялюбИвый

времяплАвающий

времястрАстие, хрономания

времястрАстник, хрономан

времябЕсие

времябоЯзнь, хронофобия

времяугОдник, времяугОдливый, времяугОдничество

времяпоклОнство, времяпоклОнник


ВРЕМЯЛЮБИЕ, ВРЕМЯЛЮБ, ВРЕМЯЛЮБИВЫЙ

времялЮбие — любовь ко времени, к условиям
существования во времени или  к наблюдению за его ходом.

времялЮб —  любитель времени, любящий
время.

времялюбИвый — любящий время.

времяплАвающий —  приспособленный
к условиям быстрого течения времени.

Поразительно времялюбие японской культуры. Там даже
отшельники привязаны к времени не меньше, чем к вечности. Как сказал один
из них, «того, кто ничем с этим миром не связан, трогает одна только смена
времён года». [19]

Я раньше думал, что жизнелюбие и времялюбие — одно и то же, а
теперь вижу, что многие записные жизнелюбы терпеть не могут времени. Избегают
календарей и грустят в дни рождения. Время напоминает им о смерти.

Человек — времялюбивое создание. Мы все  жалуемся на быстротечность
времени, а посади нас в райский уголок и останови часы — мы сойдем с ума
от тоски. Не вечность сама по себе нам нужна, а вечное движение времени.

Ты пойми, я времялюбивое растение. Я времяплавающая птица.
Я не могу жить в этом городишке, где ничего не меняется с Ивана Грозного.
Я могу выжить только в быстром потоке времени, я  задыхаюсь в стоячей
воде.


ВРЕМЯСТРАСТИЕ, ХРОНОМАНИЯ, ВРЕМЯСТРАСТНИК,
ХРОНОМАН

времястрАстие (ср. любострастие),
хрономАния
(chronomania) —  — страстная привязанность
ко времени;  одержимость ходом  времени, сменой минут, часов,
дней; стремление успевать, опережать, догонять и перегонять как главная
жизненная установка.

Русское «-страстие»  может использоваться как соответствие
международному (греческому по происхождению) «-mania» — второоснове сложных
слов, означающей страстную увлеченность, доходящую порой до безумной или
преступной одержимости («графомания», «клептомания»).

Слово chronomania в европейских языках обычно имеет  другое значение,
чем предлагаемое здесь: собирательская страсть к часам, приборам измерения
времени.

Если точность — это вежливость королей, то хрономания
— это наглость выскочек. Быстрее, быстрее! Со скоростью ракеты они врезаются
в высшие сферы, недоступные им по праву рождения.

Есть такая изысканная порода чувственников — времялюбы.
Они смакуют время и его аромат, как лакомки  — пирожное. А есть среди
них и времястрастники, охочие до самых странных услад, лишь бы брезжило
в них «нечто особого рода пикантное». Они могли бы повторить за  Федором
Карамазовым.  «… Для меня мовешек не существовало: уж одно то, что
она женщина…»  Даже в какой-нибудь дыре эпохи застоя, например,
29 февраля 1976 г., можно откопать много прелюбопытного. Времястрастие 
— профессиональная черта журналистов. Для настоящего журналиста нет 
скучного, неинтересного времени, он загорается  даже от безнадежных
ситуаций, облеченных в глухое платье безвременья.

Не позволяй своему времялюбию перерасти во времястрастие.

Люби свое время, но не будь зависим от него. Не тащись за ним — пусть
оно бежит за тобой.

В конце 1920-е — 1930-е гг. нашу страну охватил приступ хрономании.
«Время, вперед!» Даже собственные планы мы ухитрялись опережать, приравнивая
пять лет к четырем и лучшими встречными планами увеча планы и без того
безупречные.

Хрономания — это жестокая любовь к истории, которая не оставляет
в ней ничего живого:  «Клячу истории загоним!»

времястрАстник (ср. сладострастник),
хрономАн(chronomaniac)
—  человек, болезненно чувствительный к ходу времени и подчиняющий
ему все свое существование, предельно уплотняющий свое время.

Педант точно соблюдает условленные сроки; хрономан пытается
их сжимать, вложить как можно больше в единицу времени. Биолог А. Любищев,
герой повести Д. Гранина «Эта странная жизнь», был типичным времястрастником,
который всю жизнь подчинил учету и контролю затраченного времени, от многолетней
работы над монографией до десятиминутных разговоров с женой… Впрочем,
далеко не всякий хрономан —  трудоголик, среди них встречаются
и отъявленные бездельники. Евгений Онегин — романтический хрономан
приобретая любовный и светский опыт, он «и жить торопится, и чувствовать
спешит».

Хрономан-любовник подсчитывает количество оргазмов за данный
промежуток времени, а хрономан-политик вычисляет,  сколько
сияющих улыбок и дружеских рукопожатий  он должен каждую минуту подарить
избирателям.

Для хрономана время — сильнейший наркотик, а стрелки часов 
— как  иглы, всаженные в вену.


ВРЕМЯБЕСИЕ

времябЕсие  — одержимость,  ослепленность
временем; служение времени как кумиру, готовность приносить жертвы на его
алтарь.

«Я  ненавижу слово «вечность», — вдруг вспыхнула Лика.
— Я живу в этом времени, никакого другого не знаю и не хочу знать. Пусть
оно подлое, мерзкое, но оно мое. Если ты называешь это времябесием,
тем хуже для тебя. Тот,  кто не любит моего времени, не может быть
со мной».

Иногда на людей вдруг нападает странный недуг, историческое помешательство: 
они готовы проклясть своего отца, деда, весь свой старинный род — лишь
бы восславить свое время… Времябесие — это болезнь гордости, когда
люди отождествляют себя со своим временем, даже если оно уничтожает их
самих.


ВРЕМЯБОЯЗНЬ, ХРОНОФОБИЯ

времябоЯзнь, хронофобия, chronophobia) — боязнь времени,
стремление остановить его ход, отгородиться от современности;  невротический
страх

уходящих дней и лет.

Помнишь, в чеховском «Человеке в футляре» есть Мавра, которая
просидела всю жизнь в избе, за печкой.  А я вот летаю по всему миру, 
то Токио, то Торонто — и знаешь почему? Потому что я — как эта чеховская
Мавра, только боюсь не пространства, а времени. Когда я в пути, я как будто
из него выпадаю. Ты думаешь, если бы не эта проклятая  времябоязнь,
я бы заделался таким кочевником?

Он совсем перестал читать газеты, слушать радио — углубился в своих
греков. Я знаю, откуда у него эта времябоязнь. Он просто-напросто
боится смерти.

Где геронтократия, там и хронофобия. Эти старцы  из Политбюро
чего больше всего боялись? Не Америки, а времени. Тик-так, тик-так… 
Нормальная времябоязнь их возраста, усугубленная дряхлостью 
политического режима.

Времябесие и времябоязнь выступают как антонимы.

История народа, как и история личности — это чередование маниакальных
и депрессивных состояний. Вспомним, как из времябесия 1920-40-х
годов мы впали во времябоязнь 1960-80-х, а потом развернулись в
обратную сторону.  Не только время олицетворяется маятником, но и
наше отношение к нему.


ВРЕМЯУГОДНИК, ВРЕМЯУГОДЛИВЫЙ, ВРЕМЯУГОДНИЧЕСТВО

времяугОдник (ср. богоугодник) — 
тот, кто угоден времени, почитается, как его представитель, символ, икона.

По стенам висели портреты времяугодников, от Белинского
до Дзержинского. Не все они угождали своему времени, зато угодили нашему, 
— вот и попали в святцы.

времяугОдливый — угождающий своему времени,
подлаживающийся, заискивающий его милостей или славы.

Надо же, какой времяугодливый! Уже разразился элегией
на одиннадцатое сентября и одновременно одой на героический труд пожарников.

Для успеха мало одной готовности угождать. Нужно еще угадать, кому угодить.
Чтобы не ошибиться — угождай не людям, а Году.  Год над всеми начальничек.
Времяугодливый
угождает
всем — и никому.

времяугОдничество — угождение времени, эпохе.

Тургенев и Сартр были не чужды времяугодничества, заискивали
перед молодежью, перед последним криком моды, точнее, писком прогресса. 
Вот и решай, были они властителями дум — или рабами времени.


ВРЕМЯПОКЛОНСТВО, ВРЕМЯПОКЛОННИК

времяпоклОнство (ср. огнепоклонство,
идолопоклонство
) —  поклонение времени, религиозно-культовое к
нему отношение.

времяпоклОнник — тот, кто поклоняется времени,
создает или исповедует культ времени.

Времяпоклонство — самая массовая из нынешних религий.
Необъявленная, неорганизованная, наднациональная, она  охватывает
миллиарды людей по всему миру — больше, чем христианство или ислам. 
БОльшая часть человечества ныне  возлагает свои надежды именно на
ход времени: к нему взывает, от него ждет милости и благодеяний.

Сказано: не сотвори себе кумира, ни золотого, ни свинцового, ни деревянного. 
Время — самый опасный из идолов, поскольку у него нет тела и лика, он неуловим
и вездесущ, всевластен и беспощаден.   Вот и развелись по всему
свету  времяпоклонники, которые не верят но в Бога, ни в черта,
но верят в то, что завтра лучше, чем вчера. Для них нет бога, кроме времени,
и прогресс — пророк его.

Ты думаешь, что у тебя как писателя много поклонников?  Да не тебе
они поклоняются, а тому времени, которому ты служишь. Если ты отвернешься
от времени, то и они от тебя отвернутся, не помогут ни талант, ни заслуги.
Все вы времяпоклонники, а ты еще и жрец этого страшного культа.

_________________________________________________________

                                              
Глава 8

Лезвие времизны. Расширьте свой времяём. Времяеды
опаснее
дармоедов. Наглые времяглоты и злостные времякрады.


времизна

времяём, времяёмкий

времяизмещЕние

времяЕд

времяглОт, времяЕжка

времяЕдливый

времяЕдствовать, времяЕдство

времякрАд,  времякрАдство

времягОн, времягОнство


ВРЕМИЗНА

времизнА (ср. прямизна, белизна, новизна)
—  свойство быть временным, принадлежать времени, выражать собою время;
самодостаточный признак временности, отвлеченный от конкретных явлений,
разворачивающихся  во времени. В отличие от существительного «врЕменность», 
образованного от прилагательного «врЕменный», «времизнА» соотносится
с прилагательным «временнОй»,  указывая на устойчивое, постоянное
свойство времени, а не на  присущую ему изменчивость.

Временность — это преходящий характер всех наших  радостей,
печалей, страстей, успехов… Все временное приходит и уходит, а времизна
— это неизменность самого времени, его победительная  правота, неиссякающий
напор.

Всех наблюдателей поражала  времизна  ленинского мышления.
Для этого невзрачного человечка  понятие вечности было нелепым 
— смешным или гнусным, смотря по настроению. Вся его жизнь, как гвоздь,
по самую шляпку была вбита во время.  Точно лезвием бритвы, этой времизной
отсекалось всякое прекраснодушие и созерцательность, всякое упование на
«там» и «потом».

Резкая времизна поэзии Маяковского и привлекала, и отталкивала.
В ней все было беспощадным, в том числе по отношению к самой поэзии, ее
надежде прорваться сквозь время.


ВРЕМЯЁМ

времяЁм (ср. окоём, водоём) — 
объём времeни, глубина или широта его охвата; пейзаж, ландшафт, панорама,
горизонт времени.

Слово времяём может служить эквивалентом  английского слова
«timescape» (ландшафт, пейзаж,  сцена, панорама времени), образованного
по продуктивной модели соединения существительных с суффиксоидом «scape»:
landscape (ландшафт, пейзаж), cityscape (городской пейзаж), cyberscape
(кибер-пейзаж),  dreamscape (сцена в сновидении).

В этой футуристической картине перед нами распахивается такой
времяём,
что видишь себя и своих современников питекантропами электронного века, 
в глубокой техно-архаике начала 3-го тысячелетия.

Может быть, твои прогнозы и имеют свою ценность, но у них слишком малый
времяём.
Нам нужно рассчитывать не на два года вперед, а по крайней мере на двадцать.

Твой взгляд в этой статье нужно навести на резкость. О чем ты пишешь?
О зарождении и судьбе почвенничества в России? О наследии Достоевского-мыслителя?
Об идеологии издаваемых им журналов? Это все разные времяёмы.


ВРЕМЯЁМКИЙ

времяЁмкий (ср. трудоёмкий) — 
требующий больших затрат времени.

Понятия «времяёмкий» и «трудоёмкий» — не синонимы.  Например,
определенные компьютерные операции могут быть времяёмкими, но при
этом не требовать  затрат человеческого труда.

Сейчас я составляю предметный указатель к книге. Ужасно времяёмкое
занятие.
Хотя голова при этом отдыхает, но я бы предпочел более творческое времяпровождение.

Все времяёмкие операции в нашей фирме скоро будут выполнять компьютеры
нового поколения.


ВРЕМЯИЗМЕЩЕНИЕ

времяизмещЕние — объем времени, вмещенного,
вытесненного,  остановленного данным событием или объектом.

В октябре 1917 г. никто не мог и представить, каково будет
времяизмещение 
нового режима. Казалось, несколько недель, ну месяцев…  А 70 лет
спустя,  когда время этого режима подходило к концу, мало кто сомневался,
что он протянет еще не меньше века.   Наша извечная недооценка
нового и переоценка старого!


ВРЕМЯЕД, ВРЕМЯЕДЛИВЫЙ, ВРЕМЯЕДСТВОВАТЬ,
ВРЕМЯЕДСТВО

времяЕд — тот, кто съедает чужое время,
понапрасну отнимает  его.

Хорошо бы нам с этим соседом-времяедом чуточку раздружиться.
Добрый, услужливый человек, но зайдет на минутку — и уже полвечера как
ни бывало.

В доме завелся жучок-времяед. Вернее, целая Жучка — приблудная
собачка. Теперь сердобольная Оксана возилась с ней по нескольку часов в
день, к немалой досаде и даже ревности Андрея.

Эта строгая девушка презирала времяедов даже больше, чем дармоедов.
Одни живут за счет чужих средств, другие — за счет чужого времени. А время
дороже денег.


Синонимы слова времяед:

времяглОт (усилительный)

времяЕжка (уменьшительный)

Разрываюсь между своими домашними времяежками и начальником
— наглым времяглотом. Времени на себя просто не остается.

Трагедия нашей страны — такие  времяглоты, как Ленин, Сталин
и их наследники.  Заглатывали жизнь целых поколений,. сожрали с потрохами
время огромной страны, которая в 20-ом веке мало что успела сделать по
вине таких вот людоедов-времяедов.

времяЕдливый (ср. въедливый, надоедливый)
— прилагательное по значению существительного «времяед«.

Времяедливая тетенька. Забалтывает меня до ужаса, вроде
бы все о высоких материях, а по сути — ни о чем.

времяЕдствоватьзаедать чужое время.

У них на воротах висит такая табличка — крик новорусского гостеприимства:

Пожалуйста, добрососедствуй!

Но заходя, не времяедствуй!

времяЕдство — транжирство чужого времени.

Терпеть не могу нахлебников, приживал. Жратвы мне не жалко,
а вот времяедства за свой счет я не потерплю.

Я бы еще мог примириться с занудством нашего коллеги, но времяедство
— это гражданское преступление. В будущем времяедов станут карать
рублем за каждую отнятую минуту общественно полезного труда.


ВРЕМЯКРАД, ВРЕМЯКРАДСТВО

времякрАд (ср. казнокрад, конокрад)
— тот, кто крадет чужое время,  живет за его счет.

Если времяед просто транжирит чужое время, то времякрад
сознательно присваивает его себе, пользуется им в своих целях.

Почему я должна за тебя стоять во всех очередях, пока тебе
там думается или пишется.  Тебе не кажется, что это — времякрадство?

Ковалев мне предлагает написать за него кандидатскую, а он «в это время»
будет пробивать мою книгу в печать. Он просто злостный времякрад.

На этом курорте я чувствую себя времякрадом. Каждый лишний день
украден у своей работы и у самого себя.


ВРЕМЯГОН, ВРЕМЯГОНСТВО

времягОн  — тот, кто «гонит» время,
тянет резину, работает с прохладцей, особенно  при начислении повременной
(почасовой) оплаты труда.

времягОнство — неспешная работа с целью
протянуть время.

Я уж не рада, что их наняла — такие времягоны. То курят,
то музыку ловят по радио, а у меня каждая минута на нервах.  Я ведь
им по часам плачу.

Сплетни, перекуры, тулетные отлучки на полчаса — это все забудьте. Я
времягонства
не
потерплю,  за волынку и канитель

платить не буду.

_________________________________________________________

                                              
Глава 9

Чувство времени и способы его выражения. Кто
времлет будущему?
Времливые
мыслители. 8 часов завременья.


врЕмить (времлю, времлет)

времлИвый

врЕмкий, врЕмко

оврЕмить, оврЕмиться

заврЕмить, заврЕменье

времяотпУщенник


Наряду с известными чувствами зрения, слуха, запаха, вкуса, осязания
(к ним добавляется порой и мышечное, кинэстезия),  у всех животных,
а вероятно и у растений, существует еще и особое чувство времени, связанное
с ритмами

природных явлений. У человека дополнительно развивается чувство социального
времени, тех ритмов, которые определяют ход истории, на чем основана прогностическая
и проективная деятельность (в экономике, технике, политике, культуре). 
Для обозначения этого чувства можно образовать глагол «врEмить«,
прилагательные «времлИвый» и  «врЕмкий» и наречие «врЕмко»
.

ВРЕМИТЬ

врЕмить (в личных формах: врЕмлю,
врЕмлешь,
врЕмлет
и т.д.) — внимать времени, чутко воспринимать его ход, обладать обостренным
чувством времени.

Спряжение глагола (в основном, в настоящем времени) происходит по той
же модели, что и у глаголов «зыбить»,  «приять»,  «дремать»,
«внимать», с чередованием согласных (м/мл), причем  ударение в личных
формах падает на предпоследний слог («зЫблет», «приЕмлет», «дрЕмлет», «внЕмлет»,
«врЕмлет«).  «ВрЕмлет» — значит «внемлет» времени, чутко
воспринимает ход времени. Смысловое сходство этих глаголов восприятия дополняется
звуковым, они различаются лишь вторыми буквами «н» и «р».

Спряжение глагола «врЕмить» в настоящем времени.

                  
ед. ч.                           
мн. ч.

1 лицо        времлю                      
времлем

2 лицо        времлешь                   
времлете

3 лицо        времлет                     
времлют

 

Я времлю звонкой тишине,

в которой вырастает семя,

и присягаю той стране,

на знамени которой — время.

Есть люди, которые с рождения обладают особым даром чувствовать время.
Они времлют жизнь растений, тайное движение почв и горных пород,
а иногда они умеют предсказывать будущее. — Неужели твоя времлИвая
старушка может предсказывать и землетрясения? — Землетрясения, пожалуй,
нет. А вот времятрясЕния — да. [20]

Я ему говорю: все империи, развалившись, только выигрывали в темпах
развития. А он не времлет. Не чует, куда движется время, чего хочет
страна. По его логике, главная цель — восстановление империи…. 
Вообще у традиционалов благие намерения,  но они не времлют
ни России, ни Европы. Прошлого не вернешь. Будущему не прикажешь.


ВРЕМЛИВЫЙ

времлИвый (время + суффикс -лив-;
ср. дремливый, гневливый ) — внимательный, чуткий ко времени, обладающий
острым чувством времени.

ВремлИвый, в отличие от «врЕменный», характеризует то, что относится
не к  самому времени, а к способностям его восприятия.  Таково
смысловое различие суффиксов прилагательных «-н» и «-лив«. 
Памятный — то, что помнится; памятливый — тот, кто помнит,
имеет способность  к запоминанию. Запасной — имеющийся в запасе
(«запасная шина»); запасливый — склонный создавать запас («запасливый
механик»). Удачный —  то, в чем везет  («удачная покупка»);
удачливый — тот, кому везет («удачливый предприниматель»).

Бердяев — едва ли не самый времливый русский мыслитель. 
Он не так уж часто отзывался на текущие события, но каждая его строка пронизана
нервным, иногда истерическим чувством времени. —  А мне кажется, Розанов
гораздо времлИвее. Притом в его чувстве времени нет никакого надрыва.
Он времлет не только историческим сдвигам, апокалиптическим потрясениям
мира, но и мирному жужжанию мух и семейного быта, чего Бердяев начисто
лишен.


ВРЕМКИЙ, ВРЕМКО

врЕмкий (ср. бойкий, ходкий) — податливый
ходу времени, динамичный, бойкий, быстротечный.

Суффикс «-к»  в отглагольных прилагательных часто имеет
значение: поддающийся тому действию, которое обозначает глагол. Например,

топить — топкий, ковать — ковкий, падать — падкий, ходить — ходкий,
жалеть — жалкий

Он  родом из каких-то дальних краев, а теперь попал на
времкое
место, где только суетись и поддавай жару, вот он и не справляется, у него
просто другое чувство времени.

Это не поэзия, а риторика. Стихи громкие, но времкие, вынь из
них дату — ничего не останется.


врEмко (ср. знобко, жарко, тяжко)
—  наречие в значении безличного сказуемого, категории состояния:
о временности, переменчивости, событийности как состоянии среды; об ощущении
временности,  которое испытывается кем-то

Кириллу было времко и знобко на душе, снедала тревога,
чувствовалось, что наступает эпоха, в которой он может оказаться лишним.

Всякий раз на вокзале ей становится времко, тревожно
до тошноты, как будто воздух заряжен электричеством минут и секунд и каждая
может больно ударить, сразить наповал.

На этой древней площади, где обычно царила безлюдная тишина,
в этот раз было времко. Сновали какие-то полувоенные люди. Что-то
готовилось. Воздух заряжался то ли историей, то ли истерией.

В июне-июле все разъедутся, отдохнут, а вот в августе, уверяю тебя, 
будет времко. Не знаю, что произойдет и как, но эпоха готовит нам
очередную каверзу.


ОВРЕМИТЬ, ОВРЕМИТЬСЯ

оврЕмить (ср. озвучить, огласить, означить)
— выразить, воплотить во времени, дать своевременное выражение чему-то.

Что наш народ силен своим государством — это мы знали всегда. 
Но нужно было эту истину овремить, зарядить ею механизм политических
реформ.

оврЕмиться — войти, внедриться во время, стать
частью времени.

            Когда
Слово воплотилось, тогда и вечность овремилась


ЗАВРЕМИТЬ

заврЕмить (безличный глагол, ср. заклинить,
зашкалить) —  заклинить, застопорить ход времени.

Ты опять опоздал? — Прости, меня опять завремило. В
последние дни страшный цейтнот,  верчусь как белка в колесе, и вдруг
останавливаюсь в ступоре:  где я, когда я? Вот так завремит
— и  сидишь, как в полусне, потом взглянешь на часы — ах, опять опоздал.

Все мы зачуханные  и заврEмленные. У кого ум за разум заходит.
У кого время за часы забегает. 25-ый час мартобря.


ЗАВРЕМЕНЬЕ, ВРЕМЯОТПУЩЕННИК

заврЕменье —  область по ту сторону
времени.

Безвременье — это пора застоя, когда время стоит на месте,
никуда не движется. А завременье — это уже область по ту сторону
времени. Вечность? Нет,  вечность — это категория Откровения, об этом
пусть толкуют богословы и метафизики.  А вот в
завременье мы
попадаем еще в этой жизни. Как, например, Роберт и Мария у Хемингуэя:  
«…Вдруг в неожиданном, в жгучем, в последнем весь мрак разлетелся и время
застыло, и только они двое существовали в неподвижном остановившемся времени…»
[21] Куда они попали? Где оказались? В безвременье, вместе с товарищем
Брежневым? Нет, они оказались в завременье

Ученые вычислили, что совокупное время оргазмов за всю жизнь у мужчины,
как правило, не превышает 8 часов.  [22]   И вот из-за этой
мелочи  совершаются бесчисленные подвиги и безумства, Наполеон скачет,
Гете рыдает, Пушкин гибнет,  Марк Антоний убивает себя… Но ведь
не время исчисляется этими секундами, а выход из времени. 8 часов
завременья

этот опыт может  перевесить 80 лет существования во времени. Тысячи
рабочих смен — и только одна смена для времяотпущенных.

времяотпУщенник (ср. вольноотпущенник)
— отпущенный на свободу от времени.

Не смотри, пожалуйста, на часы. У нас в запасе вечность. Мы
не просто в отпуску, мы
времяотпущенники.

_________________________________________________________

                                              
Глава 10

Где обитают времиряне? Иновременное, надвременное и
подвременное.
Овременять
или развременять
религию?


времИр, времирЯнин

многоврЕменье

иноврЕменный, иноврeменник

надврЕменный, надвременник

подврЕменный, подвременник

извременИть, извременИться

развременИть, развременИться


ВРЕМИР, ВРЕМИРЯНИН

времИр — замкнутая область непрерывного
времени, которая полностью или относительно самостоятельна, не сообщается
с другими областями, где время имеет иные законы и кривизну.

Он построил себе маленький уютный времирчик, где нет
ни компьютеров, ни дефолта, а есть гусиные перья, буква «ять» и Пушкин
в цилиндре.

времирЯнин — обитатель времира, замкнутого
времени.

Обычно все верующих делят на священнослужителей и мирян, а
ведь есть еще одна категория —  времиряне, которые и не в храме,
и не в миру, а в пространстве иного времени — современники то ли египетских
пустынников, то ли великих каппадокийцев, то ли оптинских старцев.


МНОГОВРЕМЕНЬЕ

многоврЕменье — множественность субъективных
и объективных систем и точек отсчета времени.

Каждый из нас погружен в свое время. И каждая нация, страна,
цивилизация запеленута в свой кокон времени. Представь себе это
многовременье
— и пойми относительность таких понятий, как «спешить», «успевать», «опережать».
В конце концов, все мы соревнуемся только сами с собой. Единственное общее
для нас время — астрономическое, которое тикает на часах. Но оно самое
бедное, пустое, поэтому и можно его изобразить металлической стрелкой.


ИНОВРЕМЕННЫЙ, ИНОВРЕМЕННИК

иноврЕменный  — относящийся к иному
времени; далекий от своего времени.

иновремЕнник или иноврЕменник
человек иного времени, представитель другой эпохи.

 Вся наша бедная текущая проза меня мало воодушевляет.
В литературе я люблю иностранное и иновременное.

Достоевский — ровесник Некрасова  и вместе с тем его иновременник,
писатель как будто совсем другой эпохи.

                  
Нет, никогда ничей я не был современник.

                  
Мне не с руки почет такой, —

восклицал Мандельштам. Поэт такого масштаба — всегда иновременник.
Он не умещается в свое время. Его слово звучит иностранно и иновременно
в разговорном обиходе эпохи.


Ударение в существительных  иноврЕменник /
иновремЕнник
надврЕменник
/ надвремЕнник и
подврЕменник / подвремЕнник
— можно мотивировать двояко:

1. по связи с  прилагательными иноврЕменный,  надврЕменный
и подврЕменный
, где ударение, как и во всех прилагательных этой группы
(безврЕменный, долговрЕменный, преждеврЕменный) падает на гласную
корня (исключение — прилагательное совремЕнный);

2. по аналогии с существительным совремЕнник, где ударение падает
на гласную суффикса.

Я полагаю, что для слов иновремЕнный и иновремЕнник предпочтительнее
ударение на суффикс, в силу их антонимической близости словам «совремЕнный»
и «совремЕнник», но окончательно этот вопрос может решить только языковая
практика.


НАДВРЕМЕННЫЙ, НАДВРЕМЕННИК

надврЕменный — стоящий над своим временем
или над временностью вообще.

Слово надвременный нередко употребляется в книжном стиле, но
не отражено ни в одном словаре, как и близкое ему по значению, но
более метафизически окрашенное слово сверхврЕменный.

надврЕменник или надвремЕнник
— тот, кто стоит или пытается стоять над временем, «над схваткой».

В своих «Размышлениях аполитичного» (1918) Томас Манн пытался
обосновать надвременные ценности цивилизации, как чуть позже и Ромен
Роллан  в своем «Манифесте независимого духа» (1919)… Но впоследствии
оба писателя признавали, что позиция надвременника, с высоты взирающего
на схватку политических сил, оказывается морально уязвимой.

Вечностное — то, что принадлежит вечности, а надвременное
— ничему не принадлежит, оно от времени ушло, а к вечности не пристало
и мучится своей гордой неприкаянностью.

Я надеюсь, что надменность и надвременность — болезни творческого
роста, и постепенно это юное дарование обретет простоту, свойственную большим
поэтам.


ПОДВРЕМЕННЫЙ, ПОДВРЕМЕННИК

подврЕменный — находящийся под властью времени,
подавленный, порабощенный своим временем или временностью вообще.

подврЕменник или подвремЕнник
тот, кто живет под властью времени, его подданный, невольник, «подбашмачник»;
второстепенная фигура по отношению к основным деятелям данного периода.

Ты хочешь быть современным, но подумай сам, со временем
ты или под ним?  Современен тот, кто независимо идет вровень
со временем, а ты  — подвременник, ты подлаживаешься под время,
малодушно плетешься за ним.

Такие писатели, как Софронов или Грибачев, типичные подвременники
брежневской эпохи, не представляют ни малейшего интереса, как художники;
но исследователи найдут немало колоритного в стиле их социального поведения.

Как они  испугались тогда, в 1991-ом, все эти подвременники 
старого режима!… Но неслыханная вещь:  революция в России оказалась
бархатной. И тогда все эти гимнюки стали с восторгом ложиться под новое
время, а иным даже удалось его оседлать.


ИЗВРЕМЕНИТЬ, ИЗВРЕМЕНИТЬСЯ

извременИть (переходный глагол; ср. измельчить,
исчерпать
)  —  овременИть до крайней степени, 
испещрить следами, знаками времени.

Напрасно Тимур так извременил свою последнюю поэму,
повсюду натыкал однодневные словечки и тонкие намеки на мимолетные обстоятельства. 
Лет через десять этот текст будет непонятнее шумерской клинописи.

На каждый чих не наздравствуешься. В своих комментариях ты
извременил
Пушкина до неприличия: на каждый его стих накладываешь печать истории,
прогресса, резолюции ЦК.

извременИться (ср. извертеться, измельчиться)
—  овремениться сполна,  отдаться воздействию времени,
испытать все последствия временности.

Национальный вопрос, межконфессиональные отношения, внешняя
политика…   В 1880-е годы философия Владимира Соловьева совсем
извременилась:
метафизику вытеснила публицистика.  И все-таки он никогда не был времяпоклонником.
Как «война есть продолжение политики иными средствами» (Клаузевиц), так
публицистика для Вл. Соловьева была продолжением философии иными средствами.
Он пытался овременИть свою мысль, чтобы осмыслить свое время.


РАЗВРЕМЕНИТЬ, РАЗВРЕМЕНИТЬСЯ

развременИть (переходный глагол; ср. размагнитить,
разминировать
) —  вывести из хода времени,  оградить от его
воздействия, устранить состояние временности.

развременИть — антоним  глагола овременИть 
(подвергнуть

действию времени, сделать  нечто временным)

Всякая модернизация веры вызывает ответную попытку фундаментализма
развременить
религию, вернуть ее не просто к историческому началу, но к вечному основанию.

В какой-то момент он испугался, что превращается из поэта в персонажа
светской хроники, попытался уехать в деревню, развременить свою
жизнь. Но если коготок увяз в сладкой тянучке времени, глядишь, и всей
божьей птичке пропасть.

развременИться   — выйти из хода
времени, преодолеть состояние временности, освободиться от времязависимости.

Так много всякой всячины происходит в последнее время, что
я  бы не прочь развремениться, опять же — на время. Только
вечные книги читать, только тихие думы лелеять…

_________________________________________________________

                                              
Глава 11

Времядержавие как политический строй.  Америка — демократия
и хронократия.  Хронос выше демоса и плутоса. Xроноцид
— преступление 20-го века. Времяведение как наука. Правила времесла.
Вожди и времяводы.


времядержАвие, времяпрАвие, времявлАстие, xронокрАтия

времяубИйство, хроноцИд,  времяубИйца

времявЕдение, времявЕд

времеслО

времявОд(ец), времявОдство


ВРЕМЯДЕРЖАВИЕ, ВРЕМЯПРАВИЕ, ВРЕМЯВЛАСТИЕ, ХРОНОКРАТИЯ

времядержАвие, времяпрАвие, времявлАстие,
xронокрАтия
(chronocracy) — власть времени. У этого слова два основных значения: (1) 
общественно-политическое и (2)  научно-фантастическое.

1. Диктатура времени как определяющий фактор общественной жизни; форма
политического устройства общества, основанная на признании времени 
решающим фактором обновления структур власти.

В условиях времядержавия (хронократии) жизнь общества
определяется регулярной и обязательной сменой всех его политических, экономических,
научных, культурных тенденций, мод, методологий, руководящих кадров. В
частности, времядержавие предполагает безусловную сменяемость всех
органов власти в строго отмеренные сроки. Для каждого сегмента культуры
выделяется особый временной фактор или «запас» новизны, в течение которого
данное явление  перестает восприниматься как новое и  необходимо
должно уступить другому.  Президенты, автомобили, компьютеры, учебники,
течения живописи, фасоны одежды, стили прически меняются в определенном
порядке и ритме, по-разному заданном для каждой категории. «Новизна» становится
главным критерием оценки всех явлений;  старое обречено на уничтожение
только потому, что оно старое, т.е. осуждено временем на исчезновение.

Американское общество — самый характерный пример времядержавия,
где время диктует  периодическое обновление всех сторон действительности,
часто даже вопреки пользе и целесообразности. Новые изделия  вытесняют
старые, доброкачественные, только потому, что  хронократия
определяет действие рыночных механизмов, формируя идеологию «новое — лучшее»
и мобилизуя покупательский спрос. Другой пример хронократии — обязательный
уход на пенсию всех сотрудников, достигших определенного возраста, независимо
от их здоровья, опыта, должности, полезности,  трудоспособности, творческого
потенциала. Не техника и не кадры, но время решает все.

В определении американской политико-экономической системы не обойтись
без понятия времяправия.  Оно отвечает на вопрос, кто правит
этой страной. Уж конечно, не народ, но и не министры-капиталисты, вообще
не кто, а что. Верховный правитель — время.  Время — хозяин,
а президенты, капиталы, корпорации — его слуги.  Хронос старше и сильнее 
демоса и плутоса.

Свалилась на мою голову эта новая модель, теперь месяц уйдет
на освоение.  Хочешь не хочешь, а всем сотрудникам каждые три года
в обязательном порядке ставят новые компьютеры. Ничего не поделаешь — хронократия.

Хронократия не только совместима с демократией, но и
составляет ее необходимое условие. Тоталитарные режимы, объявляющие себя
«народными демократиями», могут в самом деле пользоваться поддержкой большей
части народа, но им чужд принцип времявластия. Вождь — Сталин, Мао
Цзедун, Кастро — возвышается над временем,  а не подвластен ему.

Нам, господа товарищи, о демократии еще рано думать. Нам бы создать
хронократию,
где каждый местный царек признавал бы над собой верховную власть времени.
Кончился твой срок — слезай, уступай место другому.

2.  Режим власти, основанный на  овладении всеми ресурсами времени,
включая свободу передвижения  в разные эпохи и параллельные потоки
времени. В этом смысле термин «времядержавие» или «хронократия»
может использоваться  в научной фантастике или в научных теориях овладения
природой времени.

В романе Айзека Азимова «Конец вечности» (1955) времядержавие
будущего представлено в лице «Совета Времен», который призван исправлять
ошибки истории в интересах всего человечества. Но хронократия, как
и любой другой режим, не застрахована от собственных ошибок, которые тем
более катастрофичны, чем больше масштабы власти, не знающей границ ни в
пространстве, ни во времени.

времядержАвный, времявлАстный, времяПравный,
хронократИческий

прилагательные по значению  существительных.

Великодержавная модель в 21 веке сменится времядержавной.
Страны будут состязаться не друг с другом, а со временем.

Времяправные отношения в обществе означают, что у нас больше
не будет несменяемых начальников и «задержанных» поколений.


ВРЕМЯУБИЙСТВО, ХРОНОЦИД

времяубИйство, хроноцИд (chronocide;
chronos время + лат. caedere убивать) — насилие над естественным ходом
времени, над историей, развитием, эволюцией; разрушение связи времен, принесение
одного времени в жертву другому.

Современная история превратила суффикс «-цид» (-cide),  «убийство»
— в один из самых продуктивных  способов словообразования. Цареубийство,
отцеубийство, братоубийство, геноцид, экоцид… Особенно блистательную
карьеру сделал этот суффикс с тех пор как в 1944 г. термин «геноцид» был
введен в обиход американским юристом польского происхождения  Рафаелем
Лемкиным. На исходе столетия, обобщая его богатый  криминальный опыт,
напрашивается  еще один неологизм:  «времяубийство«, «хроноцид»
— насилие над временем, истребление времени…

Хроноцид, геноцид и экоцид, как правило, связаны прямой
линией революционной преемственности.   Революция начинается
времяубийством

идейным убийством прошлого во имя абстрактного будущего. Потом революция 
начинает поглощать жизнь реальных людей, переходя в геноцид — убийство
целых народов, сословий и классов, которым суждено остаться в прошлом,
ибо они недостойны будущего.  Наконец, уставшая революция, отчаявшись
дать обещанное  и разрушив производительные силы общества,  
подводит себе итог в хищном потреблении и истреблении природы — в экоциде.
Начало революции — хроноцид, незримый переворот  в сознании
людей, вырывающих себя из среды обитания во времени, освобождающих себя
от прошлого. Затем, расправившись со временем, революция обрушивается на
людей и наконец опустошает  живую среду обитания.

Есть три основных формы времяубийства:  утопическая одержимость
будущим («счастье грядущих поколений»), ностальгическая одержимость прошлым
(«Великая Традиция»)  и постмодерная завороженность настоящим («исчезновение
времени в синхронической игре означающих»).  Три основных модуса времени:
будущее, прошедшее и настоящее — превращаются в три способа  времяубийства,
как только один из них абсолютизируется  за счет других.


ВРЕМЯВЕДЕНИЕ, ВРЕМЯВЕД

времявEдение — наука о времени, совокупность
методов и дисциплин, изучающих время (космическое, историческое, субъективное
и т.д.).

Времяведение включает такие разделы, как физика времени, биология
времени, психология времени, социология и культурология времени, эстетика
и поэтика времени (образы времени в искусстве и литературе) и т.д.

Mеждународное греческое слово, буквально обозначающее изучение времени
— «хронология» — уже закреплено за другими понятиями: оно обозначает последовательность
исторических событий («хронология русской истории»), а также науку о системах
летоисчисления. Поэтому  национальным языкам приходится самостоятельно
создавать эквиваленты «хронологии» для обозначения науки о времени. Например,
в английском — «time studies». Термин «времяведение» могло бы заполнить
эту лакуну в русском языке.

Сейчас в России используется термин «темпорология» (temporology), но
с лингвистической точки зрения вряд ли можно признать его вполне удачным,
поскольку он соединяет латинскую основу (tempus, время; родит. падеж temporis)
и гречeскую  (logos). [23] Кроме того, слово «темп» уже приобрело
в русском языке другое значение, «степень быстроты в исполнении какого-то
дела», поэтому «темпорология» может восприниматься как название науки о
«темпах», о скорости.  Конечно, слова имеют свою судьбу, которая 
не всегда зависит от соображений лингвистики. Но нет никаких оснований
пренебрегать простым и понятным словом «времяведение«.

 Мой руководитель предлагает мне писать диссертацию по
сравнительному времяведению.  Предварительное название:

«А. Эйнштейн и В. Набоков: физика и поэтика времени». Говорит, очень
перспективная междисциплинарная тема.

 Я не историк, а времявед — дьявольская разница. История
— это лишь одна из форм времени, а есть и другие, не менее увлекательные.
Биологическое, психологическое, художественное время, не говоря уж об астрономическом.


ВРЕМЕСЛО

времеслО (время + ремесло)
— практическая наука и искусство организации времени, наиболее эффективного
его распределения и использования.

Томас Эдисон говорил, что в его изобретениях 1 процент 
воспарения (inspiration) и 99%  — испарины (perspiration). Работа
изобретателя была для него прежде всего времеслом.

Ты уже знаешь, как  отшлифовать алмаз, а теперь научись за один
день отшлифовывать тридцать таких алмазов. Эта наука потруднее ювелирного
ремесла. Называется — времесло.


ВРЕМЯВОД(ЕЦ), ВРЕМЯВОДСТВО

времяВод (ср. верховод) или времявОдец
(ср.
полководец)
— тот, кто ведет за собой время, прокладывает пути, становится первым в
какой-то области.

времявОдство — деятельность, направляющая
ход времени, задающая смысл и цель временным процессам.

Хлебников назначил себя «председателем земного шара». Тогда,
в военные и революционные годы,  были в моде вожди и вождизм. Но сам
Хлебников не был вождем, он не умел вести за собой массы людей. Он умел
вести за собой слова, направлять их в будущее, он был времяводцем.

Вожди ведут за собой миллионы людей. Но и вождей ведет за собой под
уздцы время. А  кто ведет время?  Кто сегодня эти тайные времяводы?

Время движется быстрее, чем мы успеваем его осмыслить. Не остается времени
сравнивать сказанное с существующим, поскольку сама действительность успевает
десять раз измениться, пока мы о ней говорим. Сегодня нужны не обличители
и поправщики, а времяводы. Нет правых. Есть только первые.

_________________________________________________________

 

                                   
Глава 12, Итоговая

Главный закон корня. Ветви и кроны. Языководство. Лексическая крона
времени: 172 словa. Глагол времен.


                                                
Глагол времен! металла звон!

                                                
Твой страшный глас меня смущает…

                                                                   
Г. Державин

 

                                                 
А я пою вино времен —

                                                 
Источник речи италийской…

                                                                   
О. Мандельштам

 

Наш словарь времени подошел к концу, хотя в принципе у него нет и не
может быть конца. Покуда язык живет, его корни продолжают расти, вытягиваться
новыми ветвями-производными.

Вот основной закон творческой жизни корня:

В существо корня заложена воля к прорастанию, к соединению со всеми
возможными приставками и суффиксами и к наибольшему смысловому действию
через наибольшее количество производных слов.

Не случайно в большинстве языков главная знаменательная часть слова 
называется именно «корнем» (английское root, немецкое Wurzel, французское
racine).  Это не просто растительная метафора, но отражение существенного
сходства  двух явлений.  Грамматический корень, как и ботанический,
несет в себя силу роста, остволенияословления и разветвления
в производных.

По мере такого прорастания  корень питает все новыми смыслами и
повседневную речь, и разные промыслы, ремесла, области мышления и делания. 
И физика, и фантастика, и философия не просто мыслят словами, но находят
в словах  корешок и подсказку  для ветвления новых мыслей.

По-настоящему корень живет  не только  в полном объеме своих
производных, но и в возможности дальше выбрасывать из себя новые слова,
— так что процесс словообразования может быть и дальше самостоятельно продолжен
читателями.

Пользуясь древесной топикой, которая присвоила название «корня» центральной
морфеме слова, назовем «кроной» верхушку лексического древа, которая
объемлет все разветвления данного корня.

Так и будем различать:

корень слова;

ветви слова — его производные;

крона слова — совокупность всех его производных, общая
смысловая площадь данного корня
, заселенная его отпрысками во всех
поколениях
.

 Самая пышная крона в русском языке  у корня -ста(й)-: 370 производных,
от «стан» до «состав», от «беспрестанный» до «представление» , от «наставник»
до «расставание», от «приставать» до «заставить».  Вторая по величине
крона — у корня -да- (-даж-), 280 ветвей: от «дар» до «продажа», 
от «задаток» до «задача», от «издатель» до «приданное», от «предатель»
до «удалой»… [24]

A вот у корня «-врем-» в нынешнем языке крона чахлая, всего 37 веточек.
Видится, как в словаре динамичного, жизнелюбивого общества поднимается
новая широкошумная дуброва времени…

Словопорождающая мощь корня проявляется в освоенной им площади общественного
сознания, в разнообразии тех идей, дисциплин, областей культуры, куда проникают
его смыслоносные отростки.

Лексикологии, и в частности, теории словообразования, важно освоить
это понятие словесной кроны,  как единицы лексической системы
языка, объединяющей значения всех родственных слов. Лексическая крона —
это совокупность всех слов,  произведенных от данного корня. 
Но задача творческой филологии в том, чтобы не только исследовать отношения
корня и кроны, но и выращивать крону из корня.

Словотворчество не нарушает законов языка… Если современный
человек населяет обедневшие воды рек тучами рыб, то языководство дает право
населить новой жизнью, вымершими или несуществующими словами, оскудевшие
волны языка. Верим, что они снова заиграют жизнью, как в первые дни творения.
[25]

Если теоретическое языкознание можно уподобить ботанике, изучающей 
жизнь растений, то практическую лингвистику, языководство (В. Хлебников)
уместно сравнить с лесоводством и садоводством,  возделкой языковой
почвы и выращиванием  новых древесных пород.  От языководов
зависит живописная композиция лексических полей, с их лужайками и озерами,
вьющимися тропинками и ручейками. Пышные кроны слов озеленяют нашу мысль
притоком свежих смыслов. Иссушение языка, редение корневой поросли означает,
что в среде его обитания, в мыслящем обществе замедлился ход смыслообразования, 
а это ведет, так сказать, к жизнеопасной закупорке кровеносных сосудов,
снабжающих мозг общества воздухом языка.

                               
*    *    *

Ниже приводится с небольшими комментариями лексическая крона времени:
все производные от корня «-врем-» в русском языке.

В этом списке представлено 182 времясловия, в том числе:

    37 общеупотребительных слов, отраженных в современных
словарях;

    4 дополнительных слова из словаря В. Даля;

    23 словa, изобретенные В. Хлебниковым  [26];

    118 слов, описанных в «Проективном словаре» (включая
одно слово «временитель» в ином значении, чем у Даля,  три хлебниковских
слова «времявладение», «времяносец» и «времянин»,  которым дается
конкретное  определение и примеры использования).

Слова распределяются по частям речи, а внутри каждой категории даются
в алфавитном порядке. В особую группу имен существительных выделены названия
лиц.

В конце каждого грамматического разряда указывается общее число вошедших
в него слов — и слов, представленных в «Проективном словаре» (например, 
существительные 78/56).

Слова, которые имеются в общеязыковых словарях, даны обычным шрифтом,
например, временный, времянка.

Слова, специфические для определенных  авторов, в данном случае
— для  В. Даля и В. Хлебникова — даны курсивом: времемер (Д)
временель
(Х).

Слова, предложенные «Проективным словарем», выделены жирным шрифтом
и
в них проставлены ударения:  временЯла заврЕменье

Те из них, которые приводились раньше — в другом значении (В. Даль)
или без определенного значения (В. Хлебников) — выделены жирным курсивом:
временИтель
(Д)  времЯнин(Х).

В конце списка приводятся  13 слов от других корней (смежных по
значению со временем), включенных в «Проективный словарь».

В отличие от многих словарей (включая самый большой по словнику 
«Словообразовательный словарь» [27]) , мы не приводим и не засчитываем
в качестве отдельных слов видовые образования (например, «осовременить»
и «осовременивать»), возвратные и невозвратные формы глагола («осовременить»
и «осовремениться»),  родовые пары существительных (типа «современник»
и «современница»),  а также уменьшительные  или увеличительные
формы существительных («современничек») и наречные образования от прилагательных
(«преждевременный» — «преждевременно»), поскольку все они образуются 
регулярно и «рутинно», это скорее разные формы слова, чем отдельные слова.
Исключение делается лишь для  тех образований, которые, действительно,
обладают разными значениями, невыводимыми из их  грамматических свойств,
например, «время» — «времечко», «временить» — «времениться«.


СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫЕ

безвременность безвременье  времЁж  времемер
(Д)
временель
(Х)
временЕние 
временИск временИтель
  (Д)  временник временность
временчивость
(Д) времеса (Х)
времеслО  времЕсто
времечко
времещАнство
времизнА времИр
времирь (Х)  времирЯнин  времишЕль
времнИна
времушек (Х) времушко (Х) времыня (Х)
времыш
(Х) время
времябЕсие   времябоЯзнь   времявЕдение
времявладЕние
(Х) 
времявлАстие времявОдство  времяворОт  времягОнство времядержАвие
времядОля    времяЕдство  времяЁм  времязавИсимость
времяизвержЕни  времяизмещЕние
времяисчисление
времякрАдство
времялечЕние времялЮбие
времямерие (Х) времянка времЯнство  
времяотвОд   времяотмЫвка  времяочИстка  времяпАд 
врЕмяпись  времяпоклОнство времяпОльзование времяпрАвие
время(пре)провождениевремяраздЕл 
времярЕз(ка) времярУб времярУбка времястОк времястОй времястрАстие 
времятворЕние времятОчина
времятрясение времяубийство времяугОдничество
времяубЕжище времяхранИлище заврЕменье многоврЕменье  овременЕние
осовременивание
поврЕмка  
современность

 

78/56


            НАЗВАНИЯ
ЛИЦ

временОсец  (Х)    временщИк временЯла 
времещанИн
Времиня (Х) времявЕд   времявОд(ец)  
времяглОт  времягОн времяЕд времяЕжка
времякоп (Х) 
времякрАд   времялЮб 
времямаз (Х)времЯнин(Х)
времяотпущенник
времяпахарь
(Х)  времяпИсец   времяпоклОнник времяроб
(Х) времястрАстник  времяубИйца  времяугОдник  времяхранИтель 
иновременник   надвременник   овременИтель 
повременщик
подвременник 
совремЕнник

31/23


ПРИЛАГАТЕЛЬНЫЕ

безвременный  благовременный  веременный (Х) вневременный
врематый
(Х) временИтый  временной временный  временОсный временчивый
(Д)  времЕнчатый  врЕмкий  времлИвый  времовый
(Х)  времУчий  времявлАстный времядержАвный, времяЕдливый   
времяЁмкий  времязавИсимый  времязащИтный
времяклювый
(Х)
времялечЕбный 
времялюбИвый     времянепроницАемый  времяобрАзный  
времяоттАлкивающий  времяплАвающий   времяпрАвный времятвОрный   
времяточИвый   времяугОдливый    времяупОрный
времяшерстный
(Х)  довременный долговременный единовременный
иноврЕменный
кратковременный
местовременной
(Х)  надврЕменный одновременный повременный подврЕменный
преждевременный 
пространственно-временной  разновременный сверхсовременный  своевременный
современный

50/26


ГЛАГОЛЫ

временЕть  временить  временИть временИться временовАть 
врЕмить (врЕмлю, врЕмлет)   времяЕдствовать времЯнствовать заврЕмить  
извременИть(ся) овременЕть овременИть овременЯть   оврЕмить(ся)
осовременить(ся) 
повременить  привременИть(ся)   развременИть(ся)

18/15


НАРЕЧИЯ

вовремя временами временно  врЕмко  заблаговременно

5/1

По всем частям речи

182/121


Слова с другими корнями (13):

вЕчнопись    вЕчностник   всесвЕтник  
добровЕчный


местообрАзный  местомИг, сEть-на-весь-свEт  (world
wide web), хронокрАтия хронократический хрономан хрономАния хронофОбия
хроноцИд


Список времясловий говорит сам за себя: какие свойства и действия времени
уже выражены в языке, а какие нуждаются в расширении словаря, введении
новых лексических единиц. Право самостоятельных обобщений я хочу предоставить
читателям.  Обращу внимание лишь на то, что в русском языке есть только
два глагола
с корнем -врем-, причем далеко не самых употребительных
и выражающих не главные свойства времени: «временить/повременить» и «осовременивать/осовременить».
И это при том, что из всех частей речи глагол теснее всего связан со временем,
обозначает чаще всего именно действие, протекающее во времени.

Для сравнения: в английском языке слово time  используется не только
как существительное и прилагательное, но и как глагол, имеющий широчайший 
круг значений: выбирать подходящее время; назначать или устанавливать 
время; ставить часы; задавать темп, регулировать; засекать, отмечать по
часам; приурочивать; определять время, хронометрировать; рассчитывать по
времени, устанавливать продолжительность; делать в такт; синхронизировать
и т.д.

Русская система словообразия позволяет, с помощью приставок и суффиксов,
создать обширную систему производных глаголов, обозначающих самые разные
действия времени или со временем: развертывание или свертывание времени,
его воздействие на предметы, его проникновение во вневременные области, 
его экспансию и сжатие,  ускорение и застывание,  разнообразные
формы ощущения времени, одержимости временем, сопротивления времени, самовыражения
во времени:

временЕть   временИться  временовАть  
времЯнствовать заврЕмить извременИть(ся) овременЕть овременИть  оврЕмить(ся)
привременИть(ся)  развременИть(ся
)  и другие (см. выше).

Для того чтобы перевести большинство этих слов на английский язык, понадобились
бы длинные описательные выражения. Собственно, в этом и состоит одно из
высших предназначений каждого языка: выразить наиболее точно, кратко и
энергично то, что не может быть выражено в других языках.

Напомним, что в настоящее время самая пышная крона в русском языке —
у корня -ста(j)-: 370 производных. Вторая по величине крона — у корня «да»
(даж), 280 ветвей. Если предположить невероятное, что все новые слова о
времени будут приняты и усвоены языком, то корень «-врем-«, со 182 производными, 
войдет в число самых плодовитыx корней русского языка и займет по
этому показателю 6-ое место:

    после корней -ста(j)-, -да-, -де(j)- (250), -жи-
(200), -прав- (190)

   и перед корнями  -кат-, -рез-, -вод- (у каждого по
180 производных), -ход-, -би(й)-, -вал- и -зна(й)- (у каждого по 170 производных) 
[28]

  В конце концов,  понятие времени не менее насущно для культуры
и языка, чем понятия, выраженные корнями -кат- (катать, каток),
-рез- (резать, порез), -вод- (водить, перевод), -би(й)- 
(избить, битва), -вал — (валить, вал) и т.д.. Видимо, исторически
русская культура имела большую предрасположенность к смыслам -кат-, -рез-,
-би-…  Но времена меняются, и смысл -врем- может  глубже укорениться
и шире разветвиться  в лексической системе  языка по мере того,
как общество становится все более чувствительно ко времени, истории, переменам.  
Внимает «глаголу времен» (Державин). Вкушает «вино времен» (Мандельштам).

_________________________________________________________

 

                                        
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

        Проективные
подходы к языку:  реализм — авангард — постмодерн.  Гиперязык.

В заключение хотелось бы сопоставить Проективный словарь, как тип знакопорождающей
деятельности, с теми мегаязыковыми и семиургическими проектами, которые
в поле русского языка были осуществлены В. Далем и В. Хлебниковым. Вклад
каждого из них в русское словотворчество исчисляется,  по подсчетам
исследователей, более чем десятью тысячами новообразований. [29]

Каждый из этих проектов, при всей своей уникальности,  вписан в
культурную парадигму своего времени. В. Даль — лексикограф великой эпохи
реализма, и его  работа по собиранию  слов мотивирована именно
необходимостью представить язык  в том виде, в каком он реально употребляется
народом, а не отражается на бумаге: отрешиться от иностранных и книжных
влияний и максимально приблизить письменную речь к устной. «С той поры,
как составитель этого словаря себя помнит, его тревожила и смущала несообразность
письменного языка нашего с устною речью простого русского человека….
Язык народа, бесспорно, главнейший и неисчерпаемый родник или рудник наш,
сокровищница нашего языка, который на письме далеко уклонился от того,
чем бы ему следовало быть». [30]. Даже когда Даль вносил в словарь слова
собственного чекана, отчасти чтобы вытеснить заимствования,  отчасти
чтобы показать все возможные корневые связи слов и заполнить пробелы словообразования,
— он старался выдать их за подслушанные, записанные с живого голоса, предполагая,
что язык народа есть объективная данность, которая должна словарем отражаться. 
В «красной строке», т.е. в заглавии словарных статей, ни одного созданного
Далем слова нет,  поскольку всякая откровенная «отсебятина» воспринималась
бы как нарушение того принципа научности, видимость которого он старался
соблюсти, — хотя и не мог остаться лишь сторонним наблюдателем и удержаться
от того, чтобы броситься самому в  бурлящую стихию словотворчества. 
Отсюда и название: «Толковый словарь живого великорусского языка»,
в том же смысле, в каком «живая жизнь» составляет и предмет, и цель, и
высшее оправдание искусства для таких разных современников В. Даля, как
Н. Чернышевский и Л. Толстой. «Жизнь», «живое» — ключевое слово второй
половины 19 в., эпохи реализма, натурализма, позитивизма, философии жизни…

Вряд ли нужно доказывать, что языкотворчество Хлебникова вписывается
в умственный склад совсем другой, авангардистской эпохи. «Словарики» Хлебникова,
все эти длинные экспериментальные перечни лексических новообразований,
из которых только немногие попадали в его собственно поэтические и прозаические
тексты, ставят целью именно создание небывалого, «заумного» языка. Этот
язык, как и «звездная азбука», мерцает далеко от повседневного языка и
даже не расчитан на употребление в речи, он существует сам по себе, как
окно в иное мироздание. В системе хлебниковского миропонимания заумное
противопоставлено живому.

«Отделяясь от бытового языка, самовИтое слово так же отличается от
живого, как вращение земли кругом солнца отличается от бытового вращения
солнца кругом земли. Самовитое слово отрешается от призраков данной бытовой
обстановки и на смену самоочевидной лжи строит звездные сумерки». 
[31] Подавляющее большинство хлебниковских новословий не только остались
неупотребленными им самим, они вообще неупотребимы, они не вмещаются ни
в какую речь, не служат никакому общению или сообщению.  Это вещее
косноязычие не желает иметь ничего общего с «живым»  языком; 
новые слова — это знаки высших смыслов, которые могут быть изречены только
прорывами, мощными звукоизвержениями в кругу благоговейного молчания. Языковая 
фантазия и эксперимент художника совершают программный отрыв от настоящего
в сторону будущего.

Данный «Проективный словарь» — это проект не реалистического и не авангардистского,
а скорее постмодерного типа. Он исходит из того понимания знаковых систем,
которое сложилось в последние десятилетия 20-го века. Между языковой действительностью
и языковым творчеством нет  твердо очерченных границ. Язык — это не
какая-то самодостаточная реальность, которая поддается объективному словарному
описанию. Те слова, которые входят в словари, сами были когда-то сконструированы,
и их значения продолжают конструироваться в процессе их словарного описания
и  толкования.  Поскольку нет самодовлеющей языковой реальности,
то и языковое  творчество не  позиционируется в противостоянии
этой реальности или в отрыве от нее, как полагалось авангардистскому проекту.
Новые слова не уходят в область чистой языковой фантазии и эксперимента,
не гнушаются  бытовой речью и вообще любым речевым  контекстом.
На смену «самовитому» слову авангарда приходит «деловитое» слово, которое
пытается внедриться в язык, доказать на деле свою причастность речевым
практикам современности. Оно не удаляется в будущее, чтобы противостоять
оттуда настоящему, а напротив, всячески смазывает разницу между будущим
и настоящим, между возможным и существующим. Проективный словарь — это
собрание словопроб, запущенных в виде эксперимента в образчики разговорной
или книжной речи. Слово, представляемое в  проективном словаре, не
есть ни «живое» слово в далевском смысле, изошедшее из уст народа (или
втайне, по-суфлерски подсказанное ему самим составителем), ни  «заумное»
слово  в хлебниковском смысле, изошедшее из уст поэта-визионера. Это
виртуальное слово —  слово-гипотеза, слово-предположение, которое
не скрывает своей сочиненности (как у Даля), но и не настаивает на своей
самовитости (как у Хлебникова),  а пытается проложить себе путь из
словаря в речь.  Посредством речевых примеров новое слово  вводит
себя в практику языка, в самые разные ее стилевые  зоны, от просторечия
до философии, от газеты до научной фантастики.

Поэтому в одном речевом примере «Проективного словаря» никогда не бывает
более одного новообразованного слова, — иначе создалось бы впечатление
зауми, «другого», искусственного языка. К такому эффекту остранения
стремились футуристы, создавая большие скопления  новопридуманных
слов, вроде «Немь лукает луком немным/ В закричальности зари» (В. Хлебников,
1908).  Для ситуации рубежа 20 — 21 вв. существеннее, напротив, прием
освоения,
свыкания
с
чем-то непривычным и странным, одомашнивание экзотических новшеств, 
вторгающихся в нашу жизнь и язык в результате гротескного смешивания разных
культур и ускорения техно-информационного прогресса. Цивилизация рубежа
веков обновляется столь стремительно, «авангардно», в ней столько всего
странного, непривычного, непостижимого, что акцент в культуре ставится
на обживании этих революционных элементов, на жизнеподобии наших фантазий. 
В какой бы элитарной или экспериментальной области (технической, эстетической,
экономической) ни рождался новый знак, он просится в язык общества, в повседневный
обиход, пытается войти в сеть знаковых обменов, связывающую всех носителей
данного языка.

Этот прием, в отличие от остранения и по аналогии с ним, можно назвать
опривычением.
С одной стороны, овозможение языка, с другой — опривычение неологизмов.
Особенность гипереальности, которая создается в сетях массовых коммуникаций,
в том, что она более реальна, жизнеподобна, чем «реальность» вне этих сетей.
Точнее, она и представляет собой «подлинную» реальность, созданную более
интенсивными методами  визуальных, языковых, информационных интервенций,
чем методы построения «естественной» реальности, которая складывалась стихийно
тысячелетиями.  Наряду с гиперреальностью  визуальной создается
и гиперреальность знаковая — гиперязык, о котором нельзя сказать,
«реален» он или «ирреален». Реальна или ирреальна электронная сеть, реальны
или ирреальны телевизионные зрелища? Они предъявляют более интенсивный
способ актуализации знаковой системы, более высокую степень гиперреальности
— сделанной вчера и сегодня.

Точно так же гиперязык, создаваемый, в частности, проективным
словарем, не есть чистый эксперимент авангардного толка; напротив, это
расширение существующего языка, раздвижение его гипотетического объема, 
подобно тому, как воздушный задник живописной панорамы составляет одно
целое с предметами на переднем плане.  Представьте себе, что по мере
вхождения в панораму нарисованные очертания задника превращаются в объемные,
трехмерные предметы. Таково предназначение гиперязыка — на протяжении многих
лет и десятилетий входить в область употребления или по крайней мере употребимости,
подобно тому как научная гипотеза предназначена для проверки, соразмерной
физическим или историческим масштабам самих предположений.  Испытание
слова в языке — одно из самых долгих исторических испытаний, поскольку
и язык меняется медленнее, чем  другие знаковые системы:  литература, 
наука, техника. [32]

«Дар слова» как проект имеет и художественную, и научную составляющие.

С одной стороны, это  словотворчество, логопоэйя, создание
минимальных произведений словесности размером в одно слово (такой жанр
можно назвать «однословием«). С другой стороны,  эти новые
слова представлены  лексикографически, описаны как в аспекте семантики,
так и прагматики. Им дается определение, они соотнесены со своими синонимами
и антонимами, уже существующими в языке, и с аналогичными словами в других
языках; их введение в язык мотивируется наличием пробелов  среди 
понятий и задачей их  артикуляции, т.е. лексическая новация подкрепляется
концептуальной.  Логопоэйя и лексикография в этом проекте дополняют
друг друга.

Наконец,  каждое слово дается в действии, в примерах его употребления.
Ввести новое слово в речь нельзя лишь логическим определением значения,
ибо, как сказал Л. Витгенштейн,  «значение слова — это его употребление».
Поскольку же новое слово никогда раньше не употреблялось, то и словарные
речения становятся жанром литературно-лингвистической композиции.
Конструктивная лингвистическая задача — обоснование и введение нового знака
в систему знаков — может быть решена только созданием маленького литературного
произведения в жанре «примера» или «речения», как правило, размером в одно
или два предложения.   Эти речевые примеры, принадлежащие 
автору-составителю, имеют сложную жанровую природу, в них литературное
сочинительство соединяется с лексикографическими задачами. Сходный случай
описывался великим английским лексикографом Сэмуэлом Джонсоном в Предисловии
к его «Словарю английского языка» 1755): «…Снам поэта было суждено наконец
разбудить лексикографа». Верно, однако, и обратное: снам лексикографа о
всемогущем, всеобъемлющем языке дано разбудить поэта…

Русский язык, каким мы его сейчас знаем и употребляем, — это лишь частный
случай того гиперязыка, или «виртуального» русского, который относится 
к русскому как потенциальное относится к актуальному. Гиперязык
это совокупность параллельных миров данного языка, пространство его лексических
и концептуальных возможностей, которые не противопоставляются наличному
языку, а продолжают и углубляют его, как  объемная панорама, уходящая
в будущее.  Посредством проективного словаря гиперязык встраивается
в «первичный», «наличный» язык или, точнее, достраивает его до себя.

Наличного языка, как совокупности точечных фактов, по сути и нет. Как
учил Вильгельм Гумбольдт, язык — это не эргон (выработанное, овеществленное),
а сама энергия  — «совокупная духовная энергия народа, каким-то чудным
колдовством заключенная в звуки». [33].  Чем больше создается проективных
словарей  — в  разных  стилевых, тематических, профессиональных,
индивидуально-авторских проекциях, — тем больше язык становится тем, чем
он может и призван быть: не только аккумулятором, но и генератором духовной
энергии народа.

____________________________________________________________

Примечания

1. Первый опыт проективного словаря на русском языке, как отдельное
книжное издание,  вышел в ноябре 2003 г.: Проективный философский
словарь. Новые термины и понятия. Предисл.  М. Н. Эпштейна, послеслов.
Г. Л. Тульчинского.  СПб., Алетейя, 2003, 512 сс. (в словаре 165 статей 
11 авторов).

    В англоязычной лексикографии имеются следующие опыты
проективных словарей: Gelett Burgess. Burgess Unabridged: A New Dictionary
of Words You Have Always Needed, 1914 (100 слов американского писателя-юмориста
и художника-иллюстратора (1866-1951), из которых два, «blurb» и «bromide», 
прочно вошли в английский язык); In a Word. A Harper’s Magazine Dictionary
of Words That Don’t Exist  But Ought To, ed. by Jack Hitt, NY., Laurel,
1992 (слова, предложенные для введения в английский язык примерно 300 известными
современными американским писателями, учеными, журналистами, бизнесменами);
Faith Popcorn and Adam Hanft. Dictionary of the Future.  The words,
terms and trends that define the way we’ll live, work and talk.  NY.,
Hyperion, 2001 (футурологический словарь, в котором авторы, наряду с уже
известными, предлагают и свои термины для  социальных, технических,
культурных и пр. тенденций ближайшего будущего). Подчеркиваю, это не словари
уже используемых неологизмов — таких насчитывается гораздо больше, — а
именно проективные словари,  которые впервые представляют новые слова
вниманию  читающей публики.

    Кроме того, с середины 1980-х гг. получил 
распространение жанр юмористических неологизмов, слов-каламбуров, обозначающих
какие-то  мелкие, смешные явления повседневной жизни,  в сопровождении
кратких  определений. Такие лексические новинки часто называются «sniglets»,
буквально «хиханьки»; другой возможный перевод — «подковырки».  
Их запустил в массовое сознание популярный комик Рич Хол (Rich Hall), выпустивший
серию  книжек «Sniglets». Знаменитый писатель-фантаст Даглас Адамс
(Douglas Adams) прославился и как «подковырщик»  своей книгой 
«The Meaning of Liff» («Смысл жизи»).

    Способы вхождения новых слов в язык, условия их
успешной карьеры рассматриваются  в кн. Allam Metcalf. Predicting.
New Words: The Secrets of Their Success. Boston, NY.: Houghton Mifflin
Company, 2002. Автор — ученый  секретарь Американского диалектного
общества, которое каждый год  выбирает слова-призеры по таким номинациям,
как «Слово года», «Самое полезное слово», «Самое творческое слово», «Самое
возмутительное слово» и т.д.

2. David Crystal. The Cambridge Encyclopedia of the English Language.
Camridge, New York, 1996, p. 119.

3. Русский словарь языкового расширения. Составил А. И. Солженицын. 
М., Наука, 1990, с. 3.  Этот словарь нельзя отнести к числу проективных,
поскольку он почти целиком составлен по Словарю В. Даля, как его краткая
выжимка. О том, как и почему Солженицын прореживает Даля, см.  М.
Н. Эпштейн
Слово
как произведение. О жанре однословия, «Новый мир», #9, 2000, 
сс. 204-215.

4. «Дар слова. Проективный словарь русского языка» выпускается М. Эпштейном
еженедельно с апреля 2000 г. в виде почтовой сетевой рассылки  кругу
подписчиков (около 1700). http://subscribe.ru/catalog/linguistics.lexicon

На заглавной странице «Дара» можно найти содержание всех предыдущих
выпусков (125 к концу 2003):

http://www.emory.edu/INTELNET/dar0.html

5. Роман Якобсон. Лингвистика в ее отношении к другим наукам, в его
кн. Избранные работы. М., Прогресс, 1985, с. 395. Н. А. Бернштейн цит.
по его кн.  Очерки по физиологии движений и физиологии активности
М., 1966, с. 334.

6. Термин «мем» был предложен  английским биологом Ричардом Докинсом
(Richard Dawkins) в 1976 г., в книге «Самовлюбленный ген» (The Selfish
Gene). Докинс доказывал, что наряду с генами как носителями биологической
информации существуют носители культурной информации, которые также склонны
к самоцельному размножению и подчиняются законам дарвиновской эволюции.
По аналогии с генами, Докинс назвал «мемами» эти единицы культурной памяти,
которые стремятся к бесконечному самовоспроизводству и пользуются для этого
книгами, песнями, спектаклями, телепередачами, средствами массовой коммуникации…

7. Susan Blackmore. The Meme Machine. Oxford: Oxford University Press,
2000, p.99.

8. Подробнее о словотворчестве и о жанре однословия см. М. Н.
Эпштейн. Однословие как литературный жанр, «Континент»,  #104, 2000,
сс. 279-313.

8a. О знаковом вакууме см.  М. Эпштейн. »                             
» Наброски к экологии текста. Комментарии.  Москва-Ст.-Петербург,
# 13, 1997, сс. 3-41.

9. Я обшарил сеть в поисках таких сочетаний, как «искусство создания
новых знаков», «наука создания новых знаков», «creation of new signs»,
«art of creating new signs», и не нашел практически НИЧЕГО. Словa «семионика»
нет ни в русском, ни в европейских языках. Слово «семиургия», отсутствуя
в русском, употребляется изредка у Жaна Бодрийяра и в постмодерной теории
коммуникации — в очень общем значении «знаковая деятельность», «продукция
и размножение знаков», куда включается и знакосочетательная, и знакоописательная
— всякая семиотическая  деятельность (см. semiurgy
).

    Существует, разумеется, раздел «словообразование»
(«дериватология») в грамматике, но он изучает способы образования существующих
слов, а не разрабатывает технологию создания новых. Существует и такая
«семиургическая» область маркетинга как «брэндинг» и «креатив», создание
новых товарных знаков (словесных, изобразительных, звуковых) для повышения
рыночной эффективности товара. В этом смысле лингвистике есть чему поучиться
у креативности рынка.

10. Андрей Белый. Магия слов (1910), в его кн. Символизм как миропонимание.
М., Республика, 1994, сс. 133, 135, 137.

11.  Наталья Перцова. Словарь неологизмов Велимира Хлебникова.
Wiener Slavistischer Almanach. Sonderband 40, Wien-Moskau, 1995, сс. 425-26.

12.  В. П. Григорьев. Грамматика идиостиля. В. Хлебников. М. Наука.,
1983,   сс.11, 65, 88-89.

13. Слова «овременять«, «овременение»   употребляются
у Николая Бердяева — как правило, в негативном  смысле (в частности,
в критике Хайдеггера), как составляющие процесса объективации, овнешнения,
умирания духа и свободы.

«Время есть смысл заботы. Но это есть лишь один из аспектов
овременения.
Овременяет
не только забота и страх, овременяет также изменение, происходящее
от активности и творчества нового, небывшего».

«Проекция во времени, овременение, как и проекция в пространстве,
опространствование существования есть объективация. Объективированный мир
— временной и пространственный».

Николай Бердяев. Я
и мир объектов. Опыт философии одиночества и общения. Размышление IV. 
Болезнь времени. Изменение и вечность. http://www.krotov.org/berdyaev/1934/mir_03.html

14.  Между двумя глаголами несовершенного вида: временить и
овременять
— непросто провести четкое смысловое различие. Такой параллелизм 
вообще свойствен бесприставочным и приставочным формам глаголов несовершенного
вида, например, греть и согревать,  жить и поживать,
мельчить и измельчать, винить и обвинять, творить и сотворять.
Различие
этих форм обусловлено двумя ступенями  видового  образования
в русском языке.

    Первая ступень: от бесприставочного глагола несовершенного
вида  (жить, творить, греть, мельчить, винить, временить)
образуется приставочный глагол совершенного вида (пожить, сотворить,
согреть, измельчить, обвинить
, овременить).

    Вторая ступень: от этого глагола совершенного вида
в свою очередь суффиксальным способом образуется глагол несовершенного
вида (поживать, сотворять, согревать, измельчать, обвинять, овременять).

    Овременять, поскольку это вторая ступень
видообразования, вбирает в себя первую ступень (совершенный вид) 
и придает действию большую внутреннюю расчлененность, значение переступания
через предел, повторяющегося, продолжительно-завершенного действия. Согревать
— значит не просто греть, но «размыкать» действие совершенного вида глагола
«согреть», придавать ему многократность, превращать его в продолжающийся
или повторяющийся процесс.

    Для таких пар можно даже установить «трехвидовое»
членение:

    «творить» — это глагол предсовершенного вида,

    «сотворить» — совершенного

    «сотворять» — послесовершенного

Соответственно глаголы несовершенного вида  временить и
овременять
различаются как глаголы «пред-» и «послесовершенного» вида. Временить
— это подвергать нечто действию времени (то, что лежит вне времени); овременить
— совершить, закончить это действие;
овременять
— продолжительно
или повторно (многократно) совершать это действие, завершая и вновь начиная
его. Разумеется, это только схема; для смыслового различения этих трех
глаголов  нужен более тонкий и обстоятельный анализ.

 Сходным образом  различаются и существительные временение
и овременение,
образованные от соответствующих глаголов «временить»
и «овременять«. Временение — это действие самого времени,
проявление его собственных свойств, исходящее от него волнение, бурление;
овременение
— это действие  извне по отношению  к времени, внесение, внедрение
чего-то во время.   По-английски такое различие передается (например,
в переводе работы Ж. Деррида «Различание») как temporize  и temporalize;
temporization и temporalization.

15. Heidegger M. Sein und Zeit. Tubingen, 1960, S. 350.

16. Жирным шрифтом выделяются те английские слова и выражения, которых
еще нет в английском языке (поиск по Гуглю), по крайней мере в предлагаемом
значении.

17. Представление о времени как особой субстанции свойственно не только
искусству, но проникает и в науку. Так, астроном Николай

Козырев говорит о «потоке времени» как об особой физической сущности,
не совпадающей ни с материей, ни с полем, ни с пространством в обычном
их понимании. Субстанциалистские трактовки времени, в отличие от релятивистских,
реляционных, получают все большее распространение. См. Александр Левич.
Парадигмы
естествознания и субстанциональная темпорология.

http://www.chronos.msu.ru/RREPORTS/levich_paradigmy.htm

18. Как писать сложные слова с первой частью  «время»? Должны ли
они сохранять окончание «я» или писаться через соединительную гласную «е»?
ВремЕтрясение или времЯтрясение (как в переводе одноименного романа Курта
Воннегута)?

По общим правилам русского языка существительные на «я» теряют свое
окончание и присоединяются ко второй основе гласной «е», например, «землетрясение»,
«волеизъявление», «каплеобразный». Однако для  существительных
среднего рода на «мя» делается исключение: «времяисчисление», «времяпровождение»,
«семядоля», «семяизвержение». Из этого исключения в свою
очередь делается исключение для сложных слов со второй основой «-носный»,
«-носец»: «знаменосец», «знаменосный». Причина, очевидно,
в том, что  начальное «н» второй основы как бы входит вместе с соединительной
гласной «е» в состав суффиксального наращения «-ен-» в первой основе 
(во всех формах  существительного, кроме им. пад. ед. ч.):  «знамена»,
«знамени», «знаменем».

Этому порядку мы следуем в новообразованиях.  Поэтому «времязависимость», 
«времяпись», «времябоязнь», «времяточина»,  
«времядоля», «времявладение», но «временосец», «временосный».

19. Кенко-Хоси. Записки от скуки. М. Наука, 1970, с. 54.  
Еще одна максима времялюбия: «Если бы жизнь наша продолжалась без
конца, не улетучиваясь, подобно росе на равнине Адаси, и не уносясь, как
дым над горой Торибэ, ни в чем не было б очарования. В мире замечательно
именно непостоянство» (там же, с. 47).

20. «Времятрясение» (Timequake) — название романа Курта Воннегута.

21. Э. Хемингуэй.  По ком звонит колокол, ч. 1, гл. 13.

22. В среднем: 4 секунды, 2,5 раза в неделю,  на протяжении 50
лет.  Есть богатыри, которые выстаивают и две смены, но мало кому
удается вкусить хотя бы одни только полные сутки завременья.

23.  Крупнейший американский философ 20-го века У. В. Куайн как-то
заметил: «я ненавижу слова,  в основном недавней чеканки, которые
безо всякого основания смешивают латынь и греческий».

24. См. статистическую таблицу «Наиболее продуктивные корни русского
языка», в кн.  А. И. Кузнецова, Т. Ф. Ефремова. Словарь  морфем
русского языка, М., «Русский язык»,  1986, с. 1122.

25. В. Хлебников. Наша основа, в его кн. Творения. М., Советский писатель,
1986, с. 627.

26.  Не включены в лексическую крону 8 слов, точнее, морфосочетаний
В. Хлебникова,  которые найдены в его рукописях, но контексты и пояснения
которых отсутствуют в оригинале или не указаны в «Словаре неологизмов Велимира
Хлебникова» Натальи Перцовой (Wien-Moskau, 1995). Вот они: будивремена,
времнина, времязори, Времязь, времяниня, времяпись, времяука, книгвремя.
Два
из этих морфосочетаний, времнина и времяпись, введены как
полнозначные лексемы в Проективный словарь.

27. А. Н. Тихонов. Словообразовательный словарь русского языка, тт.
1-2. М., Русский язык, 1985 (около 145 тысяч слов).

28. Данные приводятся по  кн.  А. И. Кузнецова, Т. Ф. Ефремова.
Словарь  морфем русского языка, цит. изд., с. 1122.

29.  «В Словаре Даля действительно имеется немало слов (около 14
тыс.), которые являются его новообразованиями.» Т. И Вендина. В. И. Даль:
взгляд из настоящего. Вопросы языкознания, 2001, #3, с. 17. Такого же порядка
число неологизмов у В. Хлебникова. По мнению Р. Вроона, их число «определенно
превышает десять тысяч». В. П. Григорьев упоминает о числе 16 тысяч. См.  
Наталья Перцова. Словарь неологизмов Велимира Хлебникова. Wiener Slavistischer
Almanach. Sonderband 40, Wien-Moskau, 1995, с. 17.

30. Владимир Даль.  Толковый словарь живого великорусского языка,
в 4 тт., М., Олма-пресс, 2002,  т.1, сс. 11, 32.

31.  В. Хлебников. Наша основа, в его кн. Творения. цит. изд.,
с. 624.

32.  Профессор Алан Меткалф, ученый  секретарь Американского
диалектного общества, полагает, что испытательный срок для новых слов,
определяющий долговременную перспективу их приживания или отвержения в
языке, — 40 лет. «Даже если новое слово или фраза впечатляют своим успехом,
опыт прошлого свидетельствует, что только жизнь двух поколений, или примерно
40 лет, являются достаточным сроком, чтобы судить, войдет ли слово в постоянный
языковой запас» (Allan Metcalf. Predicting. New Words: The Secrets of Their
Success. Boston, NY.: Houghton Mifflin Company, 2002, p. 168). Однако двузначная
логика: войдет или не войдет — не самая надежная при оценке полезности
и «живучести» слова, особенно если судить по его наличию в общеязыковых
словарях. Как показал В. В. Налимов в книге «Вероятностная модель языка»
(М., 1979), значение слова не точечно, не дискретно, это  размытая
функция распределения его вероятных значений. То же самое относится и к
жизни самого слова в языке, как волновой функции распределения его актуальных
и потенциальных употреблений, его игры на границах языка.  Слова могут
«мерцать» в истории языка, забываться и заново возрождаться, вступать в
игру и уходить на скамейку «запасных», оказывать воздействие на сознание
общества, даже оставаясь за пределами словарей (как, например, неологизмы
Маяковского — «прозаседавшиеся», «молоткастый, серпастый» и др.). 
В будущем, очевидно, вообще не будет словарей как  устойчивых, замкнутых
компендиумов, рожденных эпохой бумажной печати. Виртуальный словарь будет
автоматически составляться из суммы употребления  всех слов в электронных
сетях. Каждое новое слово будет автоматически добавляться в алфавитный
словарь и занимать свое место в  общем частотном списке. Собственно,
уже сейчас  Гугль и другие поисковые системы интернета автоматически
выполняют  словарную функцию определения частотности каждого слова.
При этом все труднее установить, какое слово считать существующим, а какое
нет. Если слово употреблялось 10 раз одним автором  или 100 раз двумя
авторами — можно

ли признать его наличие в языке? где проходит граница?

33. Цит по ст. О. А. Радченко. Лингвофилософские опыты В. фон Гумбольдта
и постгумбольдтианство. Вопросы языкознания, 2001, #3, с. 106.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Орфограмма — это напи­са­ние сло­ва с помо­щью пра­ви­ла орфо­гра­фии или в соот­вет­ствии с тра­ди­ци­ей рус­ско­го языка.

Узнаем, что такое орфо­грам­ма в рус­ском язы­ке, если преж­де обра­тим­ся к рас­шиф­ров­ке инте­ре­су­ю­ще­го нас поня­тия. Этот линг­ви­сти­че­ский тер­мин про­ис­хо­дит от гре­че­ских слов orthos, что зна­чит «пра­виль­ный» и gramma — «знак, бук­ва».

Понятие об орфограмме

Исходя из зна­че­ния это­го заим­ство­ван­но­го сло­ва, дослов­но «орфо­грам­ма» — это «пра­виль­ная бук­ва или знак». Имеем в виду, что в рус­ском язы­ке про­из­но­ше­ние мно­гих слов не сов­па­да­ет с их напи­са­ни­ем. В такой ситу­а­ции, когда неяс­но слы­шит­ся глас­ная или соглас­ная бук­ва, это ошиб­ко­опас­ное место назы­ва­ют орфо­грам­мой. В напи­са­нии необ­хо­ди­мой бук­вы в сло­ве воз­ни­ка­ет сра­зу несколь­ко вари­ан­тов, например:

  • весна́ или висна́;
  • ненастный или ненасный;
  • ве́ют или ве́ят

Для пра­виль­но­го напи­са­ния сло­ва в труд­ном месте необ­хо­ди­мо выбрать толь­ко одну бук­ву. А для это­го сле­ду­ет обра­тить­ся к соот­вет­ству­ю­ще­му пра­ви­лу орфо­гра­фии. Орфография систе­ма­ти­зи­ру­ет орфо­грам­мы рус­ско­го язы­ка и с их помо­щью регу­ли­ру­ет вер­ные напи­са­ния слов, сло­во­со­че­та­ний и предложений.

Вот какое опре­де­ле­ние, что такое орфо­грам­ма при­во­дит­ся в Википедии:

Определение

Орфограмма — пра­виль­ное напи­са­ние по соот­вет­ству­ю­ще­му пра­ви­лу или по тра­ди­ции, изби­ра­е­мо­му из несколь­ких воз­мож­ных. Является одной из основ­ных еди­ниц орфографии.

В пись­мен­ной речи орфо­грам­ма отра­жа­ет выбор необ­хо­ди­мой бук­вы в сло­ве в соот­вет­ствии с пра­ви­лом орфо­гра­фии. Понятие орфо­грам­мы охва­ты­ва­ет не толь­ко бук­вы, но и эле­мен­тар­ные гра­фи­че­ские зна­ки (про­бел, дефис, про­пис­ная и строч­ная бук­ва и пр.) С этой точ­ки зре­ния выде­лим сле­ду­ю­щие виды орфо­грамм в напи­са­нии слов:

  • про­бел меж­ду пред­ло­гом и сло­вом (в озе­ре, над лесом);
  • бук­ва (глас­ная, соглас­ная, про­пис­ная или строчная);
  • дефис (плащ-палатка, плодово-ягодный, по-моему и пр.);
  • слит­ное или раз­дель­ное напи­са­ние (вглубь и в глубь леса, не уви­деть и нездо­ро­вить­ся и пр.).

Орфограмма может нахо­дить­ся в любом месте сло­ва, в раз­ных морфемах:

  • в при­став­ке (привок­заль­ный, бездом­ный);
  • в корне (окно́, кри­сталлик, книжка, властный);
  • в суф­фик­се (дворняжка, си́тцевый, огненный);
  • в окон­ча­нии (в след­ствии, на крыше, све­тящимся окном).

Как определить орфограмму в слове?

Чтобы пра­виль­но напи­сать сло­во, сле­ду­ет опре­де­лить, есть ли в нём орфо­грам­ма. Для это­го необ­хо­ди­мо про­из­не­сти сло­во вслух (мож­но по сло­гам), ино­гда в нем нуж­но поста­вить уда­ре­ние. Попробуем понять, что вызы­ва­ет затруд­не­ние в напи­са­нии сло­ва. В выяв­ле­нии орфо­грам­мы помо­гут сори­ен­ти­ро­вать­ся неко­то­рые при­зна­ки. Орфограмма нахо­дит­ся в том месте сло­ва, в котором

  • воз­ни­ка­ет труд­ность в написании;
  • пишет­ся не так, как слышится;
  • звук слы­шит­ся неясно;
  • нуж­но при­ме­нить орфо­гра­фи­че­ское правило;
  • из несколь­ких вари­ан­тов сле­ду­ет выбрать одну букву.

Рассмотрим это более деталь­но с помо­щью неко­то­рых орфо­грамм рус­ско­го языка.

Примеры орфограмм русского языка

В рус­ском язы­ке при про­из­но­ше­нии слов фоне­ти­че­ская пози­ция глас­но­го или соглас­но­го зву­ка может быть силь­ной или сла­бой. Сильная пози­ция глас­ных зву­ков — это пози­ция под уда­ре­ни­ем. Такие глас­ные слы­шат­ся ясно и чёт­ко и пишут­ся в соот­вет­ствии с их произношением:

  • кры́ша
  • я́ма
  • ра́ма

Без уда­ре­ния глас­ные нахо­дят­ся в сла­бой фоне­ти­че­ской пози­ции. Они слы­шат­ся неяс­но, иска­жа­ют­ся при про­из­но­ше­нии. Но тем не менее в рус­ском язы­ке осу­ществ­ля­ет­ся мор­фо­ло­ги­че­ский прин­цип напи­са­ния слов. Независимо от уда­ре­ния в мор­фе­ме пишет­ся одна и та же бук­ва, кро­ме слу­ча­ев чере­до­ва­ния глас­ных и соглас­ных. «Безударные про­ве­ря­е­мые глас­ные в корне« — это орфо­грам­ма, кото­рая регла­мен­ти­ру­ет выбор необ­хо­ди­мой бук­вы с помо­щью орфо­гра­фи­че­ско­го правила.

Правило

В без­удар­ном поло­же­нии в корне пишет­ся та же глас­ная бук­ва, кото­рая высту­па­ет в фор­ме сло­ва или в одно­ко­рен­ном сло­ве под ударением.

Итак, что­бы про­ве­рить без­удар­ную глас­ную в корне, мож­но изме­нить грам­ма­ти­че­скую фор­му сло­ва или подо­брать род­ствен­ное сло­во, в кото­ром уда­ре­ние про­яс­нит сомни­тель­ную гласную.

Понаблюдаем, как реа­ли­зу­ет­ся эта орфо­грам­ма в напи­са­нии слов:

  • кольцо́ — ко́льца;
  • узнава́ть — зна́ние;
  • спеши́ть — спе́шка;
  • удиви́тельный — ди́вный.

В рус­ском язы­ке суще­ству­ет нема­ло слов с орфо­грам­мой «Непроверяемые глас­ные и соглас­ные в корне», напи­са­ние кото­рых сле­ду­ет запом­нить или све­рить со сло­ва­рем. Перечислим неко­то­рые бес­про­ве­роч­ные напи­са­ния слов:

аро­мат, або­ри­ген, бетон, дири­жёр, гипо­те­за, зиг­заг, кок­тейль, кавыч­ки, кри­сталл, лаби­ринт, лоте­рея, пали­сад­ник, пано­ра­ма, при­ви­ле­гия, про­фес­сор, сне­гирь, ора­ва, рюк­зак и пр.

Орфограмма «Проверяемые соглас­ные в корне сло­ва» каса­ет­ся напи­са­ния лек­сем, в глав­ной мор­фе­ме кото­рых при про­из­но­ше­нии про­ис­хо­дит оглу­ше­ние соглас­но­го кор­ня, нахо­дя­ще­го­ся перед после­ду­ю­щим глу­хим соглас­ным, или соглас­но­го в кон­це сло­ва и заме­на его пар­ным глу­хим согласным:

  • ложка [ш];
  • нарезка [с];
  • лодка [т];
  • зябкий [п];
  • мор­ковь [ф’].

Чтобы уста­но­вить истин­ную бук­ву в корне, соглас­но пра­ви­лу орфо­гра­фии необ­хо­ди­мо изме­нить грам­ма­ти­че­скую фор­му сло­ва или подо­брать к нему род­ствен­ную лек­се­му, в кото­рой после про­ве­ря­е­мо­го соглас­но­го ока­жет­ся глас­ная или соглас­ные «л», «м», «н», «р», «в». Несмотря на про­из­но­ше­ние, в корне пишет­ся та соглас­ная, кото­рая высту­па­ет в про­ве­роч­ном слове:

  • лож­ка — ложеч­ка, нет ложек;
  • нарез­ка — наре­зать, часть нарезок;
  • лод­ка — лодоч­ка, мно­го лодок;
  • зяб­кий — зябнуть;
  • мор­ковь — мор­ков­ный, морковок.

В напи­са­нии ряда слов суще­ству­ет орфо­грам­ма «Буквы и и ы после ц». Сомнение в выбо­ре глас­ных букв «и» или «ы» объ­яс­ня­ет­ся тем, что глу­хой соглас­ный звук [ц] явля­ет­ся все­гда твер­дым. При про­из­но­ше­нии сло­ва после него явно зву­чит [ы], а пишет­ся то бук­ва «и», то «ы»:

  • панцирь [п а н ц ы р’]
  • огурцы

Выбор напи­са­ния зави­сит от мор­фе­мы, в кото­рой нахо­дит­ся орфо­грам­ма. Согласно пра­ви­лу орфо­гра­фии в корне слов пишет­ся бук­ва «и»:

  • цигей­ка
  • цир­кач
  • цинов­ка
  • циф­ра

Исключение

Исключения состав­ля­ют сло­ва и их про­из­вод­ные: цыган, цыпоч­ки, цып­ле­нок, цыц.

В суф­фик­се -ын- при­тя­жа­тель­ных при­ла­га­тель­ных и окон­ча­ни­ях суще­стви­тель­ных мно­же­ствен­но­го чис­ла после «ц» пишет­ся бук­ва «ы»:

  • яще­рицын хвост
  • импе­ра­трицын указ
  • молодцы
  • зайцы
  • пальцы

Немало затруд­не­ний в напи­са­нии достав­ля­ет орфо­грам­ма «Употребление мяг­ко­го зна­ка на кон­це суще­стви­тель­ных после шипя­щих». Написание таких слов сопря­же­но с родо­вой при­над­леж­но­стью име­ни существительного.

Если имя суще­стви­тель­ное име­ет кате­го­рию муж­ско­го рода, то соглас­но пра­ви­лу орфо­гра­фии после шипя­щих соглас­ных «ж», «ч», «ш», «щ» мяг­кий знак не пишется:

  • ноч­ной сторож;
  • весё­лый циркач;
  • малень­кий оборвыш;
  • хоро­ший товарищ.

Если имя суще­стви­тель­ное име­ет грам­ма­ти­че­скую кате­го­рию жен­ско­го рода, то после шипя­щих соглас­ных в кон­це сло­ва пишет­ся мяг­кий знак:

  • бога­тая залежь руды;
  • ощу­ти­мая горечь;
  • замет­ная фальшь;
  • дру­же­ская помощь.

Все слу­чаи пра­виль­но­го напи­са­ния слов закреп­ле­ны в орфо­грам­мах рус­ско­го язы­ка, зна­ние кото­рых помо­жет овла­деть гра­мот­ны­ми навы­ка­ми пись­мен­ной речи.

Видеоурок

ava author


Adblock
detector