Сетон томпсон рассказы о животных аннотация

В небольшом британском городке саут-шилдс 14 августа 1860 года в семье выходца из обедневшего старинного английского дворянского рода сетон родился

В небольшом британском городке Саут-Шилдс 14 августа 1860 года в семье выходца из обедневшего старинного английского дворянского рода Сетон родился мальчик, которому было суждено открыть людям удивительный мир дикой природы.

Звали этого мальчика Эрнест Сетон-Томпсон. Он вырос, стал очень известным натуралистом и написал много добрых книг о диких животных.

Жизнь в лесу

Маленький Эрнест рано познакомился с миром лесов и лугов. Они-то и стали его настоящим домом. Когда ему было шесть лет, семья переехала в Канаду. Отец занялся фермерством, а сын или помогал ему по хозяйству, или проводил время с братьями в лесу.

Для мальчика было необычно, что в своем мире животные, птицы, пресмыкающиеся живут почти как люди: они любят и ненавидят, трусливо убегают от опасности или самоотверженно жертвуют жизнью, спасая других, они учат своих детенышей и преданно дружат.

В отрочестве у подростка сложились сложные отношения с отцом, и он все больше времени проводил в лесу. Здесь Эрнест Сетон-Томпсон сделал свои первые записи о поведении животных, первые рисунки, в которых пытался передать характер и особенности зверей и птиц.

Любовь к рисованию привела его в Торонтский колледж искусств, который он окончил в 1879 году. Уже значительно позже, чтобы усовершенствовать навыки живописца, он изучал изобразительное искусство в Париже, Лондоне, Нью-Йорке. Пытаясь познать мир животных, мальчик приносил домой их детенышей, разводил кроликов, но быстро убедился, что понять жизнь леса можно, только окунувшись в него, став его частью.

эрнест сетон-томпсон на реке

Животные, которых я знал

Итогом его длительных наблюдений стало небольшое произведение «Жизнь лугового тетерева», опубликованное в 1883 году. За ним последовали небольшие рассказы и заметки в прессе. Но путь к литературной известности был длинным и тернистым, ведь молодой натуралист писал не детективы и любовные романы, а рассказы о лисицах, енотах и медведях.

Широкую известность Эрнесту, взявшему к тому времени фамилию Сетон-Томпсон, принесли сборники «Дикие животные, как я их знаю» (издан в 1898 г.) и «Жизнь тех, на кого охотятся» (1901). Его произведения стали переводить на иностранные языки, и они начали победное шествие по свету.

Уже первый сборник писателя-натуралиста показал, что в литературе нарождается новый жанр — художественная анималистика. Сам автор считал, что он «положил начало новому направлению», поясняя, что в его книге «впервые правдиво обрисовано поведение животных», все рассказы основаны на невыдуманных фактах. И с этим трудно не согласиться.

Книга «Животные, которых я знал» содержала восемь «биографий» разных зверей. Читатели с удивлением узнали, что о братьях наших меньших можно рассказывать, как и о людях, передавая их чувства и переживания, мысли и даже мечты. Книгу украшали замечательны рисунки автора, которые он разместил на полях. Они не просто поясняли текст, а составляли с ним единое целое.

В одном из интервью, говоря о своем творчестве, он позднее скажет, что своими произведениями не только хотел открыть людям глаза на тех, кто живет рядом с ними в лугах и под пологом леса, но и «остановить, по возможности, бессмысленное и бесцельное истребление диких животных».
Особенно восторженно книги Сетон-Томпсона встречали дети, поэтому и сейчас некоторые воспринимают его как детского писателя, но это не так. Хотя писал он и специально для детей.

Есть у него удивительная книга «Маленькие дикари, или Повесть о том, как два мальчика вели в лесу жизнь индейцев и чему они научились». Написанная на биографической основе в форме приключенческого романа, она является своеобразной энциклопедией для юных любителей природы.

Всего Эрнест Сетон-Томпсон написал и проиллюстрировал более 50 книг. Кроме уже упомянутых, большой популярностью у читателей пользовались его «Нравы и психология диких животных», «Животные-герои», «Из жизни гонимых», «Книга о лесе», «Биография гризли», «Путь художника-натуралиста», «Моя жизнь».

Особняком среди его произведений стоит капитальный 8-томный труд «Жизнь диких зверей», который не только был с большим интересом встречен читателями, но и высоко оценен в научных кругах.

Писателя всегда отличала целеустремленность и большая работоспособность. Он писал книги и рисовал к ним иллюстрации, его картины пользовались успехом на художественных выставках, а еще он находил время для чтения лекций (их он прочитал более 3 тысяч) и написания статей для периодических и научных изданий, а также создания научных трудов по зоологии.

Правительство Канады учредило для него персональную должность «государственного натуралиста», а Соединенные Штаты наградили золотой медалью «Элиот», которая присуждается за выдающиеся научные труды.

Движение бойскаутов

Свое призвание Эрнест Сетон-Томпсон видел не только в изучении и популяризации жизни диких животных, но и в организации их защиты от бессмысленного уничтожения. В Канаде он создал «Лигу лесоведения», целью которой стало привлечение молодёжи к серьезному изучению родной природы и охрана диких животных.

Чтобы научить молодежь жить в гармонии с природой он решил привлечь движение бойскаутов. К этому его подтолкнул основатель этого молодежного движения лорд Баден-Пауэлл, с которым писатель познакомился в 1906 году. В результате Сетон-Томпсон в 1910-1915 годах возглавлял военно-спортивную организацию «Бойскауты Америки».

Традиции, заложенные им, бойскаутское движение в Америке и Канаде сохраняет и в наши дни.

Самое главное — это потом…

Человеку, проводящую большую часть жизни в лесу, трудно организовать личную жизнь. В первый раз Эрнест Сетон-Томпсон женился в 1896 году, его супругой стала Грейс Галлатин. В январе 1904 года у них родилась дочь Энн, которая частично пошла по пути отца. Под именем Ани Ситон она прославилась как автор исторических бестселлеров. Скончалась Аня Ситон в 1990 году

Вместе супруги прожили почти 40 лет, но в 1935 году развелись. Вскоре Эрнест женился на Джулии Батри, которая увлекалась литературной деятельностью и стала активно помогать мужу. Своих детей у них не было, и в 1938 году они удочерили семилетнюю девочку Бьюлу (Ди).

Сетон-Томпсон скончался 23 октября 1946 года в возрасте 86 лет в американском городе Санта-Фе (штат Нью-Мексико). Его тело было кремировано, и урна с прахом четырнадцать лет хранилась в доме. В 1960 году, в столетнюю годовщину рождения Эрнста Сетон-Томпсона, приемная дочь писателя и ее сын — Ситон Коттьер, внук натуралиста, поднялись в небо на небольшом спортивном самолете и развеяли прах отца и деда над холмами Ситон-Вилледж.

Так была выполнена последняя воля ученого — воссоединиться после смерти с лесами и их обитателями, которые он страстно любил и талантливо воспевал всю свою жизнь.

После смерти приемного отца Бьюла, в замужестве Ди Сетон-Барбер, посвятила свою жизнь популяризации его произведений. В 1972 году её посетили советские журналисты Василий Песков и Борис Стрельников. Эту встречу они описали в своей книге «Земля за океаном». Умерла Ди Сетон-Барбер в 2006 году. Но во многом благодаря ее прижизненным стараниям популярность великого натуралиста, писателя и художника-анималиста Эрнеста Сетон-Томпсона и сегодня продолжает быть очень высокой во всем мире.

Люди продолжают с большим интересом читать его книги. По сей день они открывают для себя таинственный мир дикой природы, в которой живут звери, так похожие на нас характерами и поведением.

Читайте По секрету о всех женщинах Хемингуэя

Подготовила Россинская Светлана Владимировна, гл. библиотекарь библиотеки «Фолиант» МБУК «Библиотеки Тольятти»

эрнест сетон-томпсон в лесу

Литература:

Прижизненные издания трудов Эрнест Сетон-Томпсон (прямая хронология):
1. Сетон-Топсон Э.Юные дикари: Жизнь и приключения подростков в канадских лесах / Пер. с англ. Л. А. Мурахиной-Аксёновой // олное собрание сочинений в 10 книгах. — М.: «Типография Т-ва И. Д. Сытина», 1910. — Книга 8. — (Бесплатное приложение к журналу «Вокруг Света» за 1910 г.).
2. Сетон-Топсон Э. Маленькие дикари или повесть о том, как два мальчика вели в лесу жизнь индейцев и чему научились / Под ред. Н. Чуковского; пер. с англ. Л. Б. Хавкиной; 2-е изд. // Собр. соч. в 3 томах. — М. — Петроград: Государственное издательство (Госиздат), 1923. — Т. III. — 483 с. — (Серия «Библиотека для детей и юношества. Иностранные писатели»).
3. Сетон-Топсон Э. Рольф в лесах. Рассказы/ ер. с англ. под ред. Н. Чуковского // Собр. соч. в 3 томах / 2-е издание. — М. — Л.: «Гос. изд-во, 1930. — Т. I. — 462 с.
4. Сетон-Топсон Э. Животные герои: Рассказы/Пер. с англ. под ред. Н. Чуковского // Собр. соч. в 3 томах / 2-е издание. — М. — Л.: «Гос. изд-во», 1930. — Т. II. — 442 с.

Посмертные издания трудов Эрнест Сетон-Томпсон (прямая хронология):
1. Сетон-Топсон Э. Моя жизнь / Пер. с англ. А. Макаровой. — Ростов-на-Дону, 1957.
2. Сетон-Топсон Э. Жизнь и повадки диких животных. — М.: «Знание», 1984.
3. Сетон-Топсон Э Прерии Арктики: 2000 миль на лодке в поисках карибу. Описание путешествия в район севернее озера Эйлмер / Пер. с англ. Л. М. Биндеман. — М.: «Прогресс», 1987. — 304 с.
4. Сетон-Топсон Э. Рольф в лесах: Повесть /Пер. с англ. И. Гуровой. — М.: «Детская литература», 1992. — 287 с.
5. Сетон-Топсон Э. Рассказы о животных. — М.: «Азбука», 2009, 2010. — 640 с. — (Серия: «Всё о…»).
6. Сетон-Топсон Э. Маленькие дикари / Пер. с англ. Л. А. Мурахиной-Аксёновой; лит. обработка Г. Хондкариан. — М.: «Энас-книга», 2012. — 256 с. — (Серия: «Мировая книжка»).

О нем:
1. Памяти Э. Сетона-Томпсона // Советская культура. — 1960. — 13 августа.
2. Песков В. В. В гостях у Сетон-Томпсона // Наука и жизнь. — 1974. — № 11.
3. Стрельников Б. Г., Песков В. В. Земля за океаном. Глава: «В гостях у Сетон-Томпсона». — М.: «Молодая гвардия», 1975.

Домино

Семья лисиц таскала кур у Джюкса – и его сыновья динамитом разрушили нору. Потом собаки разорвали лиса-отца. На выросшего черно-бурого в маске на морде красавца Домино началась охота. Зимой он нашел себе подругу – Белогрудку. Весной у них появились лисята. Однажды Домино отвел от норы собаку Геклу. И чуть не погиб от копыт лани-матери. Раз он попал в капкан мальчиков Бентонов, но лань случайно ударом копыта освободила его. Он видел, как собака Гекла убивала овец, но все подумали на лиса. На лис пошли облавой. Обессиленного Домино спасла девочка, впустив его в дом. Она со слезами умоляла отца не отдавать его охотникам. Но он отдал. Те дали лису отбежать – и бросились в погоню. Лис и пес оказались на льдинах. Но лис сумел чудом выпрыгнуть на берег.

Мустанг-иноходец

Ковбой Джо Калон первым заметил у источника Антилопы вороного жеребенка. Подросший мустанг увел кобылиц из стада пастухов. Его хотели убить. Рассказчик увидел его зимой 1893 года, и не стал стрелять в такого красавца. Наконец, коня решили изловить. Но смогли только отбить кобылиц. И команда Дикого Джо решила взять коня измором. Его преследовали много дней, меняя лошадей на свежих. Восемь из них загнали до смерти, а жеребец – ушел! Старик Том Индюшиный След решил действовать хитростью: привел к одинокому мустангу свою кобылку. Поймал его петлей, заклеймил. Но мустанг сбросился с утеса и погиб свободным.

По следам оленя

20-летний Ян охотится на оленей. Он заворожен их красотой, не стреляет, и больше наслаждается любовным общением с природой. Охотничьим хитростям его обучил индеец Часка. Наконец, вместе с Дуффом он подстрелил подругу оленя, тот прирезал это прекрасное животное. Ян догнал и большого оленя, но не смог его убить. Ведь «мы дети – матери-природы. Мы – братья».

Бинго

Рассказчик был свидетелем схватки овчарки Фрэнка и волка. Ему продали щенка Бинго от Фрэнка. «Связь между человеком и собакой может исчезнуть только с жизнью». Бинго вел волчью жизнь: обнюхивал столбы, узнавая, как дела у других собак или волков, шатался по ночам, ел падаль, и пугался грозы и выстрелов. Жил он в конюшне, потом его хозяином стал Райт. Однажды умерла гончая Райта. Бинго не был виноват, но обвинили его. Спустя пару лет только бывшему хозяину он разрешил снять с лапы капкан. Однажды этот хозяин сам попал в капкан. И уже ждал смерти, но верный Бинго принес ему отвертку. Погиб он, наевшись отравленной падали, у порога первого хозяина.

Лобо

Хозяином пастбищ Куррумпо в Новой Мексике был серый вожак небольшой волчьей стаи Лобо. Он ели лучших коров из стада, счет шел уже на тысячи, скотоводы хотели их убить, выстрелом или отравой. За голову огромного старого волка обещали 1 тысячу долларов. Охотники ни могли его одолеть. Вместе с Бланкой Лобо вывел волчат в пещере на утесе. Рассказчик рассчитывал только на хитрую отраву. Но Лобо ее не ел. Тогда рассказчик поставил капканы. В них герой и разбойник не попал, зато попалась его белая подруга Бланка. Ее убили. В горе Лобо искал ее труп – и попал в капкан. «Он потерял силу, свободу и подругу» – и умер в лагере ковбоев от «разбитого сердца». Его труп положили рядом с трупом Бланки.

Вулли

В желтой дворняжке Вулли была кровь шакала, его ум и жизнестойкость. Пастух старый Робен был его хозяином. Вулли пас овец. Однажды Робен послал его искать пропавшую овцу в другом городе. А все овцы был на месте. Робен уехал на пароме без собаки. Вулли 2 года ждал у парома хозяина. Его взял в пастухи Дорли, приятель Вулли. К нему свирепый пес пошел. У всех бешеная лиса таскала скот, кроме фермы Дорли. Фермеры решили, что виновна не лиса, а Вулли. Среди ночи увидели, что он выходит к стадам с целью убивать. Коварный и верный пес был убит топором…

Красношейка

Куропатка, прикинувшись раненой, спасла выводок от лисы. К июлю птенцы окрепли, сами стали добывать пищу. Только самый слабый погиб. После купания в ручье птицы заразились паразитами – опять выжили не все. Еще одного съела выдра. Еще пару застрелил охотник Кэдди, одного проглотила сова. У оставшихся трех птенцов были воротнички, как у настоящих куропаток. Один петушок, самый сильный, и был Красношейкой. К зиме он жил один. Весной он создал семью с Буркой, и был заботливым отцом. Кэдди охотился даже, когда тогда была запрещена. И он убил Бурку. Красношейка один вырастил птенцов. Однажды они с трудом выбрались из-под наста. Потом Кэдди перестрелял всех. А Красношейка попал в его силки, долго бился в них. И его сожрала сова. Это были последние куропатки в тех местах.

Серебряное пятнышко

Рассказчик рад знакомству с удивительной дикой вороной Серебряное пятнышко (это пятно было у нее между глазом и клювом). Он верховодил на холме стаей в 200 ворон, и было ему больше 20 лет. Старый ворон спасал стаю от выстрела, ястреба. Рассказчик изучил много сигналов умного ворона. Со своей подругой он жил в старом гнезде, которое обходили мальчишки. Сам ворон, кстати, ел яйца мелких птиц. Но такова уж природа. Летом молодых воронят учат всем премудростям, чтобы выжить. В ноябре, он, как всегда, повел стаю в теплые страны. Убила же его ночная сова. И ворон в округе стало меньше…

Жизнь серого медведя

Мать кормила и опекала своих медвежат. Однажды на них напал бык. Мать прогнала его. Скотовод сразу понял, в чем дело. Он убил все семейство, кроме Уэба. Медвежонка гоняли барсук, черный медведь, лось и шакалы. Друзей у него не было. Ему пришлось уйти вглубь леса. Там он попал в капкан – и случайно снял его. Потом он вырос в большого медведя. Индеец Спават ранил его. Вся жизнь медведя проходила в борьбе. Он растерзал ранившего его охотника Джека. Его друг Миллер начал на медведя охоту, но тоже погиб. Уэб стал властелином всех этих мест. Потом нашел себе приют в Йеллоустонском парке. И вел там себя смирно. А когда состарился – его выгнал из знакомых мест «лохматый» медведь. Вскоре Уэб умер.

Виннипегский волк

Рассказчик зимой приехал в Виннипег, и увидел из поезда Колдуна – знаменитого волка, жившего в городе, и с презрением отбивавшего атаки собак. Его мать и братьев убил скрипач Поль, а сам он вырос на цепи в конуре у трактирщика. Он бился с собаками и ненавидел пьяниц, а друг у него был один Джим – сынишка трактирщика. Однажды на Колдуна науськали догов. Домой волка увел Джим. Когда Джим умер от болезни, волк убежал. Он не тронул Нинетту, девчонку, бегавшую на свидания с пьяницей скрипачом Полем. Зато сам Поль нанес ему рану. В итоге однажды волк убил его. Отец Нинетты Рено был ему благодарен. Четыре года ловили Колдуна. С кучей собаки, с охотниками с ружьями. И однажды убили его. И сделали из него чучело. Колдун мог уйти в леса, но был верен памяти маленького Джима.

Королевская аналостанка

Продавец печенки кормил кошек, за которых платили хозяева. Бездомная кошка, кормившая котят, надеялась урвать подачку. В итоге ее котят сожрал какой-то черный кот, остался один котенок с отметинами. Кошка из-за собаки отчалила на каком-то судне, и трущобный котенок стал выживать один. Лазил по помойкам, чуть не погиб в зоомагазине японца Мали от клыков лисы. Его выручил негр-работник. Котенка гнали собаки, другие коты, мальчишки. Воробьев он ловить не умел. Спустя месяцы он вырос, стал красивой пятнистой кошкой, научился пить молочко из бидонов на порогах домов, его другом стал победитель черного кота – желтый котик. У них появились котята.

Однажды кошечка принесла им живого кролика, но в итоге его никто не тронул, и кролик вошел в семью. Негр перестрелял котят, а кошку с кроликом посадил в клетку. Кролик издох, а кошка осталась у японца. Он вымыл кошку, дал ей имя Королевская Аналостанка, сочинил родословную, и отвел на выставку. Там ее купили в богатый дом. Но она сбежала в родной ящик за зоомагазином. Японец вернул ее в прежний дом. Она полюбила кухарку, но в доме была несчастна. И опять вырвалась на свободу. Но в ее квартале собирались возводить мост – и снесли многие здания. Все помойки были заняты. Ее подкармливал негр, ее единственный друг. Домохозяин давал ему деньги на печенку – ведь кошка ловит крыс. Вид у нее по-прежнему достаточно аристократический, но в душе – это свободная трущобная кошка.

Мальчик и рысь

В этот год было мало добычи, и рысь едва могла накормить своих детенышей. Когда она тащила в логовище куропатку, ее увидел 15-летний мальчик Тор. Он жил на ферме в семье Корни и его сестер. Рысь ненавидела людей – они ее однажды ранили. Мальчику она тоже казалась жестоким зверем. Один раз он имел возможность пристрелить ее рысят – но не стал. Корни заболел лихорадкой и уехал лечиться к матери. А после заболели и остальные. Рысь унесла почти всех их кур и стала заходить в дом. И ослабевший мальчик схватился с ней не на жизнь, а на смерть. Он сумел воткнуть зверю в бок острогу – она притащилась в логово и умерла. А потом приехал Корни и всех поставил на ноги.

Снап

Рассказчик, торговец, получил от друга Джека в подарок щенка белого бультерьера. Подарок чувствовал себя повелителем в доме. Но через неделю, поголодав, признал в человеке хозяина. Щенок не знал страха: он лупил больших собак и мальчишек. Когда рассказчик уехал торговать проволокой в сельскую местность, то подружился с семьей ковбоев Пенруфов. Они гордились своими собаками, но те трусили при виде волка. Тогда рассказчик выписал к ним своего Снапа. Мужества у него было достаточно. Снап помог их своре убить первого волка. Даже спустя год рана малыша не зажила. Но на новой волчьей охоте он не утерпел и кинулся на громадного волка. В этой схватке храбрец Снап победил, но погиб.

Джек – боевой конек

Большой деревенский черно-белый кролик, сын крольчихи Ясноглазки, Джек Боевой Конек мог убежать от любой местной собаки и кошки. Единственным врагом его была черная дворняга. Однажды зимой он смог убежать от борзой собаки. А раз коровы отбили его от собаки. Конечно, владельцы огородов с дынями тоже стерегли его с ружьями. А он жил себе припеваючи со своей подругой. И тут фермеры решили истребить расплодившихся диких кроликов. Многих убили, а лучших, и среди них Конька, отобрали для натаскивания собак. На состязаниях все делали ставки на собак, но ни одна не смогла догнать Боевого Конька. За тринадцатую победу ему была обещана свобода. Но это был обман. Дух Джека был силен. Раз он спасся, прыгнув на руки бедняка и, в общем, добряка, Мики. Но Конек явно был уже загнан. В него даже стреляли. Но он ушел на свободу и больше не попался людям.

Арно

Маленький Арно – был один из лучших гоночных голубей на голубятне. Он даже смог найти дом, летя из моря. Его рекорды были отмечены на перьях, он также носил колечко с номером 2590 С. Его отобрали для почтовой службы. Записка, принесенная Арно, не раз спасала жизни и состояния людей. Но у почтовых голубей есть враги: хищные соколы и люди, стреляющие их из развлечения. Однажды он ставил очередной рекорд, летел 900 миль, и был пойман вором. Тот дождался потомства от чемпиона и отпустил его. Арно полетел на родину, которую так любил. После выстрела его растерзали соколы. В их гнезде нашли его колечко с номерком.

Уличный певец

Парикмахер с Шестой аллеи подложил воробьиное яйцо в гнездо своих канареек. Воробей Рэнди научился петь лучше канареек, и был знатным драчуном. Однажды он вылетел из упавшей клетки – и стал свободен. Он нашел себе подругу Бидди, свил с ней гнездо, причем, по ее вкусу. Рассказчик подложил им мраморное яйцо – и супруги покинули домик. На новый домик напал воробей Буян, и его прогнал не Рэнди, а Бидди. К несчастью, она удавилась конским волосом из гнезда. А огорченный Рэнди попал под велосипед – и в руки девочки. О нем и его песнях написали в газете, и парикмахер забрал его к канарейкам. Что ж, Рэнди и в самом деле не был по-настоящему дикой птицей. Гнездо он свил, но семьи больше не завел.

Тито

Скотоводы вели войну с шакалами, таскавшими скот. Однажды во главе с пастухом Джеком они убили самку шакала и всех ее детей, кроме одного. Один фермер отнес Тито своим детям. 13-летний Линкольн обижал маленького шакала: охотился на него с лассо, ставил капканы, травил ядом и своей собакой. Взрослые также натравливали на нее собак, обрубили ей, как мертвой, кончик хвоста. От боли Тито сбежала на волю, научилась охотиться. Умная самка шакала, знакомая с хитростями людей, стала главной в стае шакалов. Шакалы «пели» у ферм и ели овец. Весной Тито и Оседланный стали семьей. Из-за нее издали закон с запретом истреблять шакалов отравой – ведь гибли и дорогие собаки. К лету Тито стала счастливой и заботливой матерью. Пастух Джек за деньги открыл на шакалов охоту. Тито пришлось перенести детенышей в новую нору. С последним ее застал Джек с собакой. Была минута, когда жизнь Тито висела на волоске, но Оседланный помог своей семье. Шакалы до сих пор живут в тех местах.

Отчего синицы раз в году теряют рассудок

В былые годы на севере Америки не было зимы. И когда все птицы собрались на юг, синицы над ними смеялись. А потом зима наступила. Но синиц выручили их теплые гнезда. И зимой можно жить. Но раз в году, по осени, они будто сходят с ума, забиваются в опасные места. Все из-за памяти, как их предки по легкомыслию отказались лететь в теплые края.

Медвежонок Джонни

Больной и толстый обжора Джонни жил со своей матерью Злюкой в Йеллоустонском парке. Рассказчик с интересом наблюдал жизнь медведей в этом заповеднике. Ели они со свалки. Рассказчик видел, как у свалки Злюка защитила своего медвежонка от громадного гризли. А от нее самой защитила своих котят кошка у кухни. Впрочем, потом медведица забыла Джонни. И его посадили на цепь. Он полюбил кормившую его кухарку Нору, сидел с ней на кухне. Потом заболел и умер.

Чинк

Глупый, но самонадеянный щенок Чинк жил в Йеллоустонском парке у горца Билла Обри. Однажды Чинк подумал, что поймал сумчатую крысу, но она ускользнула, и пес чувствовал себя дураком. Со временем он поумнел: понял, что люди, кошки, лошади не так безобидны. Один наглый шакал нарочно гонял и кусал щенка. Один раз Билл ушел пить, а голодный Чинк, как настоящий сторож, 4 дня охранял палатку от всех, включая шакала. К ветчине хозяина он не притронулся. Вернувшийся хозяин пожалел маленького мужественного щенка, противостоявшего шакалу.

Читательский дневник «Рассказы о животных» Сетон-Томпсона

Сюжет

Домино: семью черно-бурого лиса Домино убили фермеры. Его самого обвинили в гибели овец, хотя убивала их собака Гекла. Он забежал в дом одной девочки, но ее отец отдал лиса охотникам. Но он смог сбежать по льду реки.

Мустанг-иноходец: вороной дикий конь-иноходец уводит из стад домашних кобылиц. На него открывается охота. Скотоводы загнали своих лошадей, отбили кобылиц, но коня не поймали. Тогда старик Том привел к нему свою кобылу, и смог поймать, заклеймить коня. Но тот, улучив момент, бросился с утеса и погиб вольным.

По следам оленя: Молодой Ян любуется красотой оленей, но он охотник. Он убивает подругу громадного оленя-красавца, но его самого убить у него не поднимается рука. Он чувствует себя братом оленю.

Бинго: щенок Бинго жил волчьей жизнью, но всегда помнил первого хозяина. Однажды, когда тот попал в капкан, спас ему жизнь, принеся отвертку.

Лобо: этот мощный волк стал легендой. Он убил много коров. Отраву он обходил стороной. Поймали его так: убили его подругу Бланку, он пришел к ее трупу, попал в капкан, и умер от горя и несвободы.

Вулли: пес с кровью шакала Вулли служил пастуху Робену. Тому однажды пришлось бросить его. Вулли долго ждал хозяина, потом перешел к его приятелю Дорли. Но почему-то стал не пасти, а убивать овец. Тогда убили его самого…

Красношейка: петушок куропатки Красношейка создал семью, но ее перестрелял браконьер Кэдди. Попал в его силки и сам Красношейка. Его сожрала сова. Так в тех местах перевелись куропатки.

Серебряное пятнышко: этот ворон более 20 лет был вожаком стаи, много раз спасал ее и от выстрелов, и от ястреба. А погиб от ночной совы. И стая распалась…

Жизнь серого медведя: Уэб осиротел. Люди убили его семью. Он вырос в громадного медведя, захватил много территории под свою власть, убил охотников на себя. Старость он встретил в Йеллоустонском парке. Потом его изгнал более молодой медведь – и одинокий Уэб умер.

Виннипегский волк: этот волк жил на цепи у трактирщика. Только мальчик Джим, сын трактирщика, был добр к нему. Но ребенок умер от болезни. В конце концов, скотоводы убили волка. А он не покидал город в память о маленьком друге.

Королевская аналостанка: это трущобная пятнистая кошка, которой владелец зоомагазина японец сочинил родословную. Ее купили богачи. Но она убежала на свободу, к родному дому. Ее другом стал негр из зоомагазина, он подкармливал ее.

Мальчик и рысь: когда в доме остались 15-летний Тор и две девушки, больные лихорадкой, он смог убить сильную наглую рысь, зашедшую в дом.

Снап: неукротимый малыш бультерьер, преданный своему хозяину, вел за собой стаю собак для убийства первого волка. Получив раны, он пошел во вторую схватку с громадным волком – и погиб.

Джек – боевой конек: большого рябого кролика, вместе с прочими, как вредителя, изловили для натаскивания собак. Даже хотели отпустить – так ловко он уходил от собак на состязаниях. В итоге он смог вырваться на свободу.

Арно: Почтовый голубок Арно ставил рекорды, спасал жизни, приносил важные вести, но однажды его поймал вор, чтобы получить от чемпиона потомство. А когда отпустил – голубя подстрелили люди, и прикончили соколы.

Уличный певец: воробей Рэнди жил в клетке с канарейками у парикмахера, от них научился хорошо петь. Случайно оказавшись на свободе, он свил гнездо с воробьихой Бидди. Но она умерла – и Рэнди попал под велосипед, в руки девочки, а потом и в газетную заметку. Эту, по сути, не дикую, а домашнюю, птицу забрал старый хозяин.

Тито: убив семью шакалов, Тито принесли на потеху детям. Старший сын фермера Линкольн обижал Тито, травил его, душил. Тито сбежал, создал семью. Когда люди нашли ее нору, она унесла, под выстрелы и лай собак, детенышей в новую нору.

Отчего синицы раз в году теряют рассудок: синицы не поверили, что придет зима. Остались зимовать, намерзлись, но выжили. И все же по осени будто сходят с ума в память того, как по глупости не полетели на юг.

Медвежонок Джонни: вместе с матерью он жил в парке-заповеднике, ел со свалки, был больным. Мать долго оберегала его, потом бросила. Тогда его стала опекать кухарка Нора. Он полюбил ее. А вскоре умер.

Чинк: щенок глуп и весел. Ему надоедал взрослый шакал. Когда хозяин Билл ушел выпить, голодный Чинк несколько дней охранял палатку и припасы от всех, в том числе, от шакала. Хозяин оценил мужество своего маленького сторожа.

Отзыв

Рассказы о диких и домашних животных, о братстве людей и животных, о собачьей преданности. Каждый отличается своим характером, у каждого своя судьба. Но почти все – свободолюбивы, умны, находчивы, верны. У них есть своя индивидуальность, красота, своя правда. Не всегда люди и звери живут в добрососедстве. Каждый выживает, как может. Жизнь происходит в борьбе. Нередко люди предают животных или истребляют их. Рассказы учат любить и изучать природу, быть любознательным, ценить все живое, видеть в животных ум, смекалку, красоту, быть смелым, находчивым, с чувством юмора.

Собрание сочинений

Год: 1928-2013
Автор: Эрнест Сетон-Томпсон
Жанр: приключения, книги о животных
Язык: Русский
Формат: DjVu/PDF/FB2
Качество: Отсканированные страницы + слой распознанного текста, отсканированные страницы, распознанный текст без ошибок (OCR)
Описание: Сетон (Seton) Томпсон Эрннст (1860–1946)
Канадский писатель, натуралист, художник-анималист. Родился в 1860 году Саут-Шилдс (графство Дарем, Англия). Детство и юность провел в Канаде, с 1890 по 1896 изучал изобразительное искусство в Париже, известность в США и Канаде принесла ему серия рассказов с собственными иллюстрациями о диких животных и жизни леса. Природу он воспринимал скорее романтически, как писатель. Книги Сетона «Маленькие дикари» (1903), «Дикие животные, как я их знаю» (1898), «Судьба гонимых» (1901), соединив приключенческий сюжет и уроки природоведения, отвечали вкусам североамериканцев, выраставших с мечтой о встречах с индейцами и жизни на природе. Сетон написал и проиллюстрировал более 50 таких книг и прочитал более 3 тысяч публичных лекций. В 1910–1915 возглавлял военно-спортивную организацию «Бойскауты Америки». В 1940 выпустил автобиографию «По следам художника-натуралиста». Умер Сетон в Санта-Фе (шт. Нью-Мексико) 3 сентября 1946.

Подробнее об авторе

Эрнест Сетон-Томпсон (Ernest Thompson Seton, урожденный Ernest Evan Thompson — Эрнест Эван Томпсон, в литературе часто встречается вариант Эрнест Томпсон Сетон; 1860—1946) — канадский писатель, художник-анималист, естествоиспытатель и общественный деятель британского происхождения. Один из основателей движения скаутов в США. Поскольку Соединенные Штаты играли в жизни Сетона почти столь же значительную роль, что и Канада, его по праву можно назвать также американским писателем.

Эрнест Эван Томпсон родился 14 августа 1860 г. в британском городе Саут-Шилдс. Его отец, Сетон, происходил из старинного английского дворянского рода. Когда Эрнесту было шесть лет, семья переехала в Канаду. Юный Эрнест часто уходил в лес, чтобы изучать и рисовать животных, главным образом, чтобы избегать своего склонного к насилию отца. Позже, в результате отчуждения между ними он изменил свое имя на Эрнест Томпсон-Сетон (или вернее Томпсон Сетон) В 1879 г. Эрнест окончил Торонтский колледж искусств.

Первое литературное произведение Сетона-Томпсона, «Жизнь лугового тетерева», было опубликовано в 1883 г. Известность в США и Канаде писателю принесли сборники «Дикие животные, как я их знаю» (1898), «Жизнь тех, на кого охотятся» (1901), а также 8-томный труд «Жизнь диких зверей» (1925—1927). Иллюстрации к своим рассказам и повестям Сетон весьма искусно рисовал сам — его рисунки отличаются точностью и выразительностью. С 1890 по 1896 г. Сетон изучал изобразительное искусство в Париже.

Не будучи поклонником городской жизни, Сетон подолгу жил в лесах и прериях. Написал около 40 книг, главным образом о животных. Несколько книг посвятил быту и фольклору индейцев и эскимосов. Темы индейского быта и жизни на природе, среди диких животных, соединились в увлекательной и познавательной автобиографической книге «Маленькие дикари». Сетон также опубликовал книги «Биография гризли» (1900), «Береста» (1902), «Книга о лесе» (1912) и др.

В 1906 г. писатель познакомился с лордом Баден-Пауэллом, основателем движения бой-скаутов. Вместе они активно пропагандировали идеологию жизни в гармонии с природой.

Сетон стал одним из зачинателей литературного жанра произведений о животных; он оказал мощное влияние на многих писателей-анималистов.

В 1896 году Сетон-Томпсон женился на Грейс Галлатин. 23 января 1904 года родилась их единственная дочь Энн. Позже она прославилась под именем Ани Ситон (Anya Seton), как автор бестселлеров на историческую и биографическую темы. В 1935 году Грейс и Эрнест развелись, и вскоре он женился на Джулии М. Батри, которая также занималась литературной деятельностью (сама и в соавторстве с мужем). У них не было своих детей, но в 1938 году они удочерили семилетнюю девочку — Бьюлу (Ди) Сетон, (в замужестве Ди Сетон-Барбер). В 1972 году её посетили советские журналисты Василий Песков и Борис Стрельников и эту встречу они описали в своей книге «Земля за океаном». Аня Ситон скончалась в 1990 году, а Ди Сетон-Барбер — в 2006.

Эрнест Сетон-Томпсон скончался 23 октября 1946 г. в американском городе Санта-Фе (штат Нью-Мексико). Его тело было кремировано и урна с прахом четырнадцать лет хранилась в доме. В 1960 году, в столетнюю годовщину рождения писателя его дочь Ди и внук Ситон Коттьер (сын Ани) поднялись в небо на самолете и развеяли прах над холмами Ситон-Вилледж (Seton Village).

Все о… Рассказы о животных. Маленькие дикари

imageГод: 2007
Переводчик: Николай Чуковский, Людмила Биндеман, Ирина Темчина
Художник: Эрнест Сетон-Томпсон
Издательство: Азбука-классика
ISBN: 5-352-00277-2
Серия: Все о…
Формат: Fb2PDF*
Количество страниц: 640
Описание: Повести и рассказы писателя, художника и знатока леса Эрнеста Сетона-Томпсона хорошо известны и любимы многими поколениями читателей, и это не удивительно. Не найдется ребенка или взрослого, кого оставили бы равнодушными сила духа кролика Джека — Боевого Конька, свободолюбие дикого мустанга-иноходца, любовь к родному дому почтового голубя Арно и жизнелюбие Королевской Апалостаики, бродячей трущобной кошки.

Оглавление
Рассказы о животных
Королевская Аналостанка
Мальчик и рысь
Бинго
Чинк
Снап
Вулли
Медвежонок Джонни
Жизнь серого медведя
Буйный и Колючая холка *
Мустанг-иноходец
Джек — боевой конёк
Арно
Уличный певец
Красношейка *
Серебряное пятнышко
Виннипегский волк
Лобо
Домино
Тито
По следам оленя *
Маленькие Дикари

Рваное ушко

imageГод: 2002
Переводчик:
Художник: Михаил Карпенко
Издательство: Омега
Формат: PDF
Количество страниц: 48
Описание: Рассказ малышам о зайчонке по имени Рваное Ушко.

Медвежонок Джонни

imageГод: 1975
Переводчик: Николай Чуковский
Художники: Н. Строганова, М. Алексеев
Издательство: Детская литература
Серия: Книга за книгой
Формат: DjVu
Количество страниц: 34
Описание: Рассказ о приключениях медвежонка по имени Джонни.

Рассказы о животных

imageГод: 1966
Переводчик: Николай Чуковский
Художник: Эрнест Сетон-Томпсон
Издательство: Детская литература
Формат: PDF
Количество страниц: 456
Описание: Э.Cетон-Томпсон — известный канадский писатель и естествознатель. В сборник включены его лучшие рассказы о животных, иллюстрированные самим автором. Его рассказы будут интересны и взрослым и детям, заставят задуматься о многих вещах.

Оглавление
Домино
Мустанг-иноходец
По следам оленя
Бинго
Лобо
Вулли
Красношейка
Серебряное пятнышко
Жизнь серого медведя
Виннипегский волк
Королевская Аналостанка
Мальчик и рысь
Снап
Джек — боевой конёк
Арно
Уличный певец
Тито
Отчего синицы раз в году теряют рассудок
Медвежонок Джонни
Чинк

Чинк

imageГод: 1980
Переводчик: Николай Чуковский
Художник: Н. Хараш
Издательство: Малыш
Формат: DjVu
Количество страниц: 30
Описание: При всей своей щенячьей глупости Чинк был сторожевым псом, и его хозяин знал, что он будет исправно исполнять свои обязанности по мере сил.

Чинк

imageГод: 1986
Переводчик: Николай Чуковский
Художник: Вера Горячева
Издательство: Детская литература
Формат: PDF
Количество страниц: 20
Описание: Рассказ известного канадского писателя-натуралиста Сетона-Томпсона (1860-1946) отличают точность наблюдений над жизнью природы и животных, художественная убедительность образов.

Чинк и другие рассказы

imageГод: 1977
Переводчик: Николай Чуковский
Художник: Г. Никольский
Издательство: Детская литература
Формат: DjVu/PDF
Количество страниц: 97
Описание:
Оглавление
Арно
Уличный певец
Чинк
Медвежонок Джонни
Лобо

Сказы лесной страны *

imageГод: 2007
Переводчик: А. В. Ващенко
Издательство: журнал «Сверхновая» № 39-40, 2007
Формат: fb2
Описание: Небольшие притчи, почерпнутые канадским писателей из фольклора североамериканских индейцев.

Оглавление
Снежная буря
Кривая палка
Восхождение на гору
Бизоний ветер

Крэг — кутенейский баран

imageГод: 1974
Переводчик: Николай Чуковский
Издательство: Малыш
Формат: fb2pdfDjVu
Количество страниц: 112
Описание: О суровой природе гор, удивительных животных, населяющих скалистые утесы, увлекательно и интересно пишет автор многих рассказов для детей Э.Сетон-Томпсон.

Приключения Рольфа

imageГод: 1993
Переводчик: М. Волошинова
Издательство: НПО «Полигран»
ISBN: 5-85230-158-2
Формат: fb2
Количество страниц: 136
Описание: Повести о Рольфе — наверное, самые сильные в художественном отношении произведения знаменитого канадского писателя, которые по непонятным причинам долгое время находились вне поля зрения советских издательств. В центре внимания автора — судьба мальчика, который волей случая был воспитан индейцем и стал замечательным охотником и следопытом.

Оглавление
1. Вигвам под скалой
2. Рольф Киттеринг и его дядя солдат
3. Рольф ловит енота и находит друга
4. Охота на енота приносит Рольфу много неприятностей
5. Рольф уходит от дяди
6. Скукум признаёт Рольфа
7. Воспоминания и том-том индейца
8. Лук лучше ружья
9. Задуманный Рольфом план приносит хорошие результаты
10. Гроза и добывание огня
11. Охота на сурков
12. Битва с водяным демоном
13. Хортон появляется на скале
14. В северные леса
15. Жизнь на ферме голландского поселенца
16. К верхнему Гудзону
17. Жизнь животных по берегам реки
18. Следы на берегу
19. Хижина траппера
20. Первый олень Рольфа
21. Линия капканов и ловушек
22. Бобровый пруд
23. Дикобраз
24. Катанье с гор
25. Возвращение домой
26. Больной Скукум
27. Один среди пустынной местности
28. Лыжи
29. Первая лисица
30. Вдоль линии капканов
31. Олени
32. Хвалебная песнь
33. Посуда из берёзовой коры
34. Ловушка для кроликов
35. На бобровом пруду не всё в порядке
36. Пекан, или куница-рыболов
37. Серебристая лисица
38. Унижение Скукума
39. Самый редкий мех
40. Вражеский форт
41. Пантера Скукума
42. Воскресенье в лесу
43. Пропавшая связка мехов
44. Усмирение Хоага
45. Рольф ухаживает за Хоагом
46. Возвращение Хоага домой
47. Рольф учится отыскивать следы
48. Рольф заблудился в лесу
49. Куонеб уходит к своим

Рольф в лесах

imageГод: 1998
Переводчик: Ирина Гавриловна Гурова
Издательство: Азбука
ISBN: 5-7684-0297-7
Формат: fb2
Количество страниц: 384
Описание: Повесть «Рольф в лесах» в полном виде издавалась на русском языке всего один раз и практически стала библиографической редкостью. Это увлекательный рассказ о приключениях подростка, вынужденного уйти в глухие дебри канадских лесов вместе со своим другом, великодушным и мудрым индейцем Куонебом.

Оглавление
Василий Михайлович Песков. Учимся вместе с Рольфом
1. Вигвам под скалой
2. Рольф Киттеринг и дядюшка-солдат
3. Рольф ловит енота и находит друга
4. Охота на енота до добра не доводит
5. Прощай, дядя Мик!
6. Скукум предлагает дружбу
7. Арфа памяти и индейский барабан
8. Закон собственности у наших четвероногих родичей
9. Когда лук удобнее ружья
10. Рольф зарабатывает себе на жизнь с нежданным результатом
11. Гроза и огнетворные палочки
12. Охота на сурков
13. Бой со злым водяным духом
14. Советник Хортон навещает Рольфа
15. На пути в северные леса
16. Жизнь у фермера-голландца
17. В Каноэ по верховьям Гудзона
18. Лесные звери у реки
19. Отпечатки сапог на песке
20. Охотничья хижина
21. Первый олень Рольфа
22. Цепь ловушек
23. Бобровая запруда
24. Дикобраз
25. Катание с горки
26. Возвращение в хижину
27. Скукуму очень худо
28. Один среди глухих лесов
29. Индейские лыжи
30. Поимка лисицы
31. Обход ловушек
32. Скованные рогами
33. Хвалебная песня
34. Утварь из бересты
35. Ловля зайцев
36. Ограбленные капканы
37. Пекан, он же рыболов
38. Черно-бурая лисица
39. Посрамление Скукума
40. Редчайшая шкура
41. Вражеская крепость
42. Пума Скукума
43. День отдыха в лесу
44. Пропавшая связка шкур
45. Усмирение Хога
46. Выхаживая Хога
47. Хог возвращается домой
48. Рольф учится искусству следопыта
49. Рольф заблудился
50. Продажа пушнины
51. Снова на ферме Ван Трамперов
52. Новое платье Аннеты
53. Путешествие в столицу штата
54. Олбени
55. Билл даёт зарок
56. Больной вол
57. Рольф и Скукум в Олбени
58. Вновь у себя на озере
59. Аптечка Ван Кортленда
60. Ван Кортленд даёт бой
61. Рольф кое-чему учится у Вана
62. Чары песни
63. Вана признают своим
64. Обед у губернатора
65. Чомги и поющая мышь
66. Урок разведки
67. Рольф знакомится с канадцем
68. Война
69. Огденсберг
70. Спасение депеш
71. Сакетс-Харбор
72. Обратный путь
73. Рольф ставит рекорд
74. Вновь у Ван Трампера
75. Разведка в Канаде
76. Поединок
77. Почему Платсберг был взят
78. Слухи и документы
79. Подвиг Макгассина
80. Кровавый Саранак
81. Битва за Платсберг
82. Разведчик Макомба
83. Последнее появление сэра Джорджа Превоста в Чейзи
84. Рольф обнаруживает засаду
85. Госпиталь, пленные и родной дом
86. Хорошие времена
87. Куонеб уходит в родные края

Рольф в лесах

imageГод: 1958
Переводчик: Николай Чуковский
Художник: Эрнест Сетон-Томпсон
Издательство: Географгиз
Серия: Путешествия. Приключения. Фантастика
Формат: fb2
Описание: Увлекательный рассказ о приключениях подростка, вынужденного уйти в глухие дебри канадских лесов вместе со своим другом, великодушным и мудрым индейцем Куонебом.

Оглавление
I. Вигвам под скалой
II. Рольф Киттеринг и его дядя
III. Рольф ловит енота и находит друга
IV. Охота приносит Рольфу много неприятностей
V. Прощай, дядя Микки!
VI. Скукум признаёт Рольфа
VII. Воспоминания
VIII. Обычай четвероногих
IX. Чем лук лучше ружья
Х. Задуманный Рольфом план приносит хорошие результаты
XI. Гроза и добывание огня
XII. Охота на сурков
XIII. Битва с водяным демоном
XIV. Хортон появляется на скале
XV. В северные леса
XVI. Жизнь на ферме голландского поселенца
XVII. Вверх по Гудзону на лодке
XVIII. Жизнь животных по берегам реки
XIX. Следы на берегу
XX. Охотничья хижина
XXI. Первый олень Рольфа
XXII. Капканы и ловушки
XXIII. Бобровый пруд
XXIV. Дикобраз
XXV. Катанье с гор
XXVI. Возвращение домой
XXVII. Больной Скукум
XXVIII. Один в пустыне
XXIX. Лыжи
XXX. Первая лисица
XXXI. Вдоль линии капканов
XXXII. Олени
XXIII. Хвалебная песнь
XXXIV. Посуда из берёзовой коры
XXXV. Ловушка для кроликов
XXXVI. На бобровом пруду не всё в порядке
XXXVII. Пекан
XXXVIII. Серебристая лисица
XXXIX. Унижение Скукума
XL. Самый редкий мех
XLI. Вражеский форт
XLII. Пантера Скукума
XLIII. Воскресенье в лесу
XLIV. Пропавшая связка мехов
XLV. Усмирение Хога
XLVI. Рольф ухаживает за Хогом
XLVII. Возвращение Хога домой
XLVIII. Рольф учится отыскивать следы
XLIX. Рольф заблудился в лесу
L. Продажа мехов
LI. Снова у Ван-Трёмперов
LII. Новое платье Аннеты
LIII. Куонеб уходит домой

Моя жизнь

imageГод: 1991
Переводчик: Алла Макарова
Издательство: Издательство политической литературы
ISBN: 5-250-01642-1
Формат: fb2
Описание: Э. Сетон-Томпсон, знаменитый канадский писатель-натуралист, пожалуй, один из самых читаемых и почитаемых у нас литераторов. Тем не менее мы издаем новый сборник его произведений.

Оглавление
Глава I Из Англии в Канаду
Глава II На ферме
Глава III Природа в городе
Глава IV Болото и остров близ Торонто
Глава V Счастливые дни
Глава VI Снова на ферме
Глава VII В лесной глуши
Глава VIII Первые шаги по тропе художника
Глава IX Жизнь в Лондоне
Глава Х Возвращение на родину
Глава XI На запад в прерию
Глава XII Весна в прерии
Глава XIII Полевые заметки
Глава XIV Любимый край
Глава XV По следам
Глава XVI Мои встречи с птицами
Глава XVII На реке Ассинибуон
Глава XVIII Охота на лося и оленя
Глава XIX В Нью-Йорке
Глава XX Свобода и радость
Глава XXI Снова на восток!
Глава XXII Мои картины
Глава XXIII Лобо
Глава XXIV Мои книги
Глава XXV Джон Берроус

Уличный певец

imageГод издания: 1956
Художник: Г. Никольский
Издательство: Детгиз
Формат: DjVu Fb2 PDF
Количество страниц: 119

Описание: Сборник рассказов известного канадского писателя и естествоиспытателя Э.Сетона-Томпсона — первого в мире писателя, сделавшего героями своих произведений настоящих зверей и птиц.

Содержание
Уличный певец. Рассказ.
Королевская Аналостанка. Рассказ.
Тито — дочь степей. Рассказ.
Виннипегский волк. Рассказ.
Бинго. Рассказ.

Рассказы о животных (1955)

imageГод: 1955
Переводчик: Николай Чуковский
Художник: Эрнест Сетон-Томпсон
Издательство: Детгиз
Формат: PDF
Количество страниц: 444

Чинк (1928)

imageГод: 1928
Художник: Л. Вильямс
Издательство: Государственное издательство
Формат: DjVu
Количество страниц: 24

Животные герои

imageГод: 1982
Переводчики: Николай Чуковский, Алла Макарова
Художник: Эрнест Сетон-Томпсон
Жанр:
Издательство: Московский рабочий
Формат: DjVu
Количество страниц: 242

Моя жизнь. Маленькие дикари

imageГод: 1991
Переводчики: Алла Макарова, Наталья Темчина, Николай Чуковский
Художник: Эрнест Сетон-Томпсон
Издательство: Политиздат
ISBN: 5-250-01642-1
Формат: DjVu
Количество страниц: 438
Описание: В издании представлен автобиографический роман о жизни канадского писателя, художника-анималиста, естествоиспытателя Эрнеста Сетон-Томпсона. Также в книгу вошла повесть о приключениях мальчишек, которые решили поселиться в лесу и пожить жизнью индейцев, и рассказы о животных.

Королевская Аналостанка*

imageГод: 2019
Переводчик: Чуковский Николай Корнеевич
Художник: Стахеев Владимир Юрьевич
Издательство: Энас-книга
ISBN: 978-5-91921-779-4
Серия: Мы соседи по планете
Формат: PDFFb2DjVu
Количество страниц: 64
Описание: «Королевская Аналостанка» – один из самых необычных рассказов из его знаменитого цикла «Рассказы о животных». Увлекательная, полная самых неожиданных поворотов и приключений история беспомощного уличного котенка, волею судьбы ставшего призером престижной кошачьей выставки.
Теперь героиня могла бы вести сытую и ленивую жизнь балованной домашней любимицы, однако она пускается в долгий, полный опасностей путь, чтобы вернуться в родные места. Природная смекалка и красота обеспечили ей привилегированное положение среди собратьев, но в душе она осталась свободолюбивой трущобной кошкой, которая гуляет сама по себе.

Отдельные произведения

Формат: fb2

Оглавление
Отчего синицы раз в году теряют рассудок (перевод – Николай Чуковский)
У барсука
Маленькие дикари
Моя жизнь

Диафильмы

Жизнь серого медведя — 1962.djvu. Художник А. Эйгес
Рваное ушко — 1975.pdf. Художник М. Карпенко
Чинк — 1990.djvu Художник — А. Томин

Журнальные публикации

Сетон-Томпсон Э. — Девушка прерий с золотыми волосами (переводчик Н. Медведкова, художник Е. Афанасьева) — Мурзилка 1941-04.pdf
Сетон-Томпсон Э. — Катуг — дитя снегов (переводчик Л. Биндеман) — Наука и жизнь 1974-11.pdf
Сетон-Томпсон Э. — Мальчик и рысь (переводчик Н. Чуковский, художник А. Остроменцкий) — Пионер 2013-2.pdf
Сетон-Томпсон Э. — Серебряное пятнышко (переводчик Н. Чуковский, художник В. Чапля) — Мурзилка 1988-06.djvu

* – отсканировано и распознано Pretenders.

Примеры страниц

Раздача обновлена 29.11.2018. Добавлено 12 книг и журнальные публикации
Раздача обновлена 25.07.2019 Добавлена 1 книга и диафильм
Раздача обновлена 10.07.2021 Добавлена 1 книга, ещё одна заменена файлом с лучшим качетсвом. Благодарю vseslavur-lux за помощь.

История бультерьера

1

Я увидел его впервые в сумерках.

Рано утром я получил телеграмму от своего школьного товарища Джека:

«Посылаю тебе замечательного щенка. Будь вежлив с ним. Невежливых он не любит».

У Джека такой характер, что он мог прислать мне адскую машину или бешеного хорька вместо щенка, поэтому я дожидался посылки с некоторым любопытством. Когда она прибыла, я увидел, что на ней написано: «Опасно». Изнутри при малейшем движении доносилось ворчливое повизгиванье. Заглянув в заделанное решеткой отверстие, я увидел не тигренка, а всего-навсего маленького белого бультерьера. Он старался укусить меня и все время сварливо рычал. Рычанье его было мне неприятно. Собаки умеют рычать на два лада: низким, грудным голосом — это вежливое предупреждение или исполненный достоинства ответ, и громким, высоким ворчаньем — это последнее слово перед нападением. Как любитель собак, я думал, что умею управлять ими. Поэтому, отпустив носильщика, я достал перочинный нож, молоток, топорик, ящик с инструментами, кочергу и сорвал решетку. Маленький бесенок грозно рычал при каждом ударе молотка и, как только я повернул ящик набок, устремился прямо к моим ногам. Если бы только его лапка не запуталась в проволочной сетке, мне пришлось бы плохо. Я вскочил на стол, где он не мог меня достать, и попытался урезонить его. Я всегда был сторонником разговоров с животными. Я утверждаю, что они улавливают общий смысл нашей речи и наших намерений, хотя бы даже и не понимая слов. Но этот щенок, по-видимому, считал меня лицемером и презрительно отнесся к моим заискиваниям. Сперва он уселся под столом, зорко глядя во все стороны, не появится ли пытающаяся спуститься нога. Я был вполне уверен, что мог бы привести его к повиновению взглядом, но мне никак не удавалось взглянуть ему в глаза, и поэтому я оставался на столе. Я человек хладнокровный. Ведь я представитель фирмы, торгующей железным товаром, а наш брат вообще славится присутствием духа, уступая разве только господам, торгующим готовым платьем.

Итак, я достал сигару и закурил, сидя по-турецки на столе, в то время как маленький деспот дожидался внизу моих ног. Затем я вынул из кармана телеграмму и перечел ее: «Замечательный щенок. Будь вежлив с ним. Невежливых он не любит». Думаю, что мое хладнокровие успешно заменило в этом случае вежливость, ибо полчаса спустя рычанье затихло. По прошествии часа он уже не бросался на газету, осторожно спущенную со стола для испытания его чувств. Возможно, что раздражение, вызванное клеткой, немного улеглось. А когда я зажег третью сигару, он проковылял к камину и улегся там, впрочем, не забывая меня — на это я не мог пожаловаться. Один его глаз все время следил за мной. Я же следил обоими глазами не за ним, а за его коротким хвостиком. Если бы этот хвост хоть единый раз дернулся в сторону, я почувствовал бы, что победил. Но хвостик оставался неподвижным. Я достал книжку и продолжал сидеть на столе до тех пор, пока не затекли ноги и начал гаснуть огонь в камине. К десяти часам стало прохладно, а в половине одиннадцатого огонь совсем потух. Подарок моего друга встал на ноги и, позевывая, потягиваясь, отправился ко мне под кровать, где лежал меховой половик. Легко переступив со стола на буфет и с буфета на камин, я также достиг постели и, без шума раздевшись, ухитрился улечься, не встревожив своего повелителя. Не успел я еще заснуть, когда услышал легкое царапанье и почувствовал, что кто-то ходит по кровати, затем по ногам. Снап [snap — «хвать», «щелк» (англ.)], по-видимому, нашел, что внизу слишком холодно.

Он свернулся у меня в ногах очень неудобным для меня образом. Но напрасно было бы пытаться устроиться поуютнее, потому что, едва я пробовал двинуться, он вцеплялся в мою ногу с такой яростью, что только толстое одеяло спасало меня от тяжкого увечья.

Прошел целый час, прежде чем мне удалось так расположить ноги, передвигая их каждый раз на волосок, что можно было наконец уснуть. В течение ночи я несколько раз был разбужен гневным рычаньем щенка — быть может, потому, что осмеливался шевелить ногой без его разрешения, но, кажется, также и за то, что позволял себе изредка храпеть.

Утром я хотел встать раньше Снапа. Видите ли, я назвал его Снапом… Полное его имя было Джинджерснап [gingersnap — хрустящий пряник с имбирем (англ.)]. Некоторым собакам с трудом приискиваешь кличку, другим же не приходится придумывать клички — они как-то являются сами собой.

Итак, я хотел встать в семь часов. Снап предпочел отложить вставанье до восьми, поэтому мы встали в восемь. Он разрешил мне затопить камин и позволил одеться, ни разу не загнав меня на стол. Выходя из комнаты и собираясь завтракать, я заметил:

— Снап, друг мой, некоторые люди стали бы воспитывать тебя побоями, но мне кажется, что мой план лучше. Теперешние доктора рекомендуют систему лечения, которая называется «оставлять без завтрака». Я испробую ее на тебе.

Было жестоко весь день не давать ему еды, но я выдержал характер. Он расцарапал всю дверь, и мне потом пришлось заново красить ее, но зато к вечеру он охотно согласился взять из моих рук немного пищи.

Не прошло и недели, как мы уже были друзьями. Теперь он спал у меня на кровати, не пытаясь искалечить меня при малейшем движении. Система лечения, которая называлась «оставлять без завтрака», сделала чудеса, и через три месяца нас нельзя было разлить водой.

Казалось, чувство страха было ему незнакомо. Когда он встречал маленькую собачку, он не обращал на нее никакого внимания, но стоило появиться здоровому псу, как он струной натягивал свой обрубленный хвост и принимался прохаживаться вокруг него, презрительно шаркая задними ногами и поглядывая на небо, на землю, вдаль — куда угодно, за исключением самого незнакомца, отмечая его присутствие только частым рычаньем на высоких нотах. Если незнакомец не спешил удалиться, начинался бой. После боя незнакомец в большинстве случаев удалялся с особой готовностью. Случалось и Снапу быть побитым, но никакой горький опыт не мог вселить в него и крупицы осторожности.

Однажды, катаясь в извозчичьей карете во время собачьей выставки, Снап увидел слоноподобного сенбернара на прогулке. Его размеры вызвали восторг щенка, он стремглав ринулся из окна кареты и сломал себе ногу.

У него не было чувства страха. Он не был похож ни на одну из известных мне собак. Например, если случалось мальчику швырнуть в него камнем, он тотчас же пускался бежать, но не от мальчика, а к нему. И если мальчик снова швырял камень, Снап немедленно разделывался с ним, чем приобрел всеобщее уважение. Только я и рассыльный нашей конторы умели видеть его хорошие стороны. Только нас двоих он считал достойными своей дружбы. К половине лета Карнеджи, Вандербильдт и Астор [три американских миллиардера], вместе взятые, не могли бы собрать достаточно денег, чтобы купить у меня моего маленького Снапа.

2

Хотя я не был коммивояжером, тем не менее моя фирма, в которой я служил, отправила меня осенью в путешествие, и Снап остался вдвоем с квартирной хозяйкой. Они не сошлись характерами. Он ее презирал, она его боялась, оба они ненавидели друг друга.

Я был занят сбытом проволоки в северных штатах. Получавшиеся на мое имя письма доставлялись мне раз в неделю. В этих письмах моя хозяйка постоянно жаловалась мне на Снапа.

Прибыв в Мендозу, в Северной Дакоте, я нашел хороший сбыт для проволоки. Разумеется, главные сделки я заключал с крупными торговцами, но я потолкался среди фермеров, чтобы получить от них практические указания, и таким образом познакомился с фермой братьев Пенруф.

Нельзя побывать в местности, где занимаются скотоводством, и не услышать о злодеяниях какого-нибудь лукавого и смертоносного волка. Прошло то время, когда волки попадались на отраву. Братья Пенруф, как и все разумные ковбои, отказались от отравы и капканов и принялись обучать разного рода собак охоте на волка, надеясь не только избавить окрестности от врагов, но и позабавиться.

Гончие собаки оказались слишком добродушными для решительной борьбы, датские доги — чересчур неуклюжими, а борзые не могли преследовать зверя, не видя его. Каждая порода имела какой-нибудь роковой недостаток. Ковбои надеялись добиться толку с помощью смешанной своры, и когда меня пригласили на охоту, я очень забавлялся разнообразием участвовавших в ней собак. Было там немало ублюдков, но встречались также и чистокровные собаки — между прочим, несколько русских волкодавов, стоивших, наверно, уйму денег.

Гилтон Пенруф, старший из братьев, необычайно гордился ими и ожидал от них великих подвигов.

— Борзые слишком тонкокожи для волчьей охоты, доги — медленно бегают, но, увидите, полетят клочья, когда вмешаются мои волкодавы.

Таким образом, борзые предназначались для гона, доги — для резерва, а волкодавы — для генерального сражения. Кроме того, припасено было две-три гончих, которые должны были своим тонким чутьем выслеживать зверя, если его потеряют из виду.

Славное было зрелище, когда мы двинулись в путь между холмами в ясный октябрьский день! Воздух был прозрачен и чист, и, несмотря на позднее время года, не было ни снега, ни мороза. Кони ковбоев слегка горячились и раза два показали мне, каким образом они избавляются от своих седоков.

Мы заметили на равнине два-три серых пятна, которые были, по словам Гилтона, волками или шакалами. Свора понеслась с громким лаем. Но поймать им никого не удалось, хотя они носились до самого вечера. Только одна из борзых догнала волка и, получив рану в плечо, отстала.

— Мне кажется, Гилт, что от твоих волкодавов мало будет толку, — сказал Гарвин, младший из братьев. — Я готов стоять за маленького черного дога против всех остальных, хотя он простой ублюдок.

— Ничего не пойму! — проворчал Гилтон. — Даже шакалам никогда не удавалось улизнуть от этих борзых, не то что волкам. Гончие — также превосходные — выследят хоть трехдневный след. А доги могут справиться даже с медведем.

— Не спорю, — сказал отец, — твои собаки могут гнать, могут выслеживать и могут справиться с медведем, но дело в том, что им неохота связываться с волком. Вся окаянная свора попросту трусит. Я много бы дал, чтобы вернуть уплаченные за них деньги.

Так они толковали, когда я распростился с ними и уехал дальше.

Борзые были сильны и быстроноги, но вид волка, очевидно, наводил ужас на всех собак. У них не хватало духа помериться с ним силами, и невольно воображение переносило меня к бесстрашному щенку, разделявшему мою постель в течение последнего года. Как мне хотелось, чтобы он был здесь! Неуклюжие гиганты получили бы руководителя, которого никогда не покидает смелость.

На следующей моей остановке, в Бароке, я получил с почты пакет, заключавший два послания от моей хозяйки: первое — с заявлением, что «эта подлая собака безобразничает в моей комнате», другое, еще более пылкое, — с требованием немедленного удаления Снапа.

«Почему бы не выписать его в Мендозу? — подумал я. — Всего двадцать часов пути. Пенруфы будут рады моему Снапу».

3

Следующая моя встреча с Джинджерснапом вовсе не настолько отличалась от первой, как можно было ожидать. Он бросился на меня, притворялся, что хочет укусить, непрерывно ворчал. Но ворчанье было грудное, басистое, а обрубок хвоста усиленно подергивался.

Пенруфы несколько раз затевали волчью охоту, с тех пор как я жил у них, и были вне себя от неизменных неудач. Собаки почти каждый раз поднимали волка, но никак не могли покончить с ним, охотники же ни разу не находились достаточно близко, чтобы узнать, почему они трусят.

Старый Пенруф был теперь вполне убежден, что «во всем негодном сброде нет ни одной собаки, способной потягаться хотя бы с кроликом».

На следующий день мы вышли на заре — те же добрые лошади, те же отличные ездоки, те же большие сизые, желтые и рябые собаки. Но, кроме того, с нами была маленькая белая собачка, все время льнувшая ко мне и знакомившая со своими зубами не только собак, но и лошадей, когда они осмеливались ко мне приблизиться. Кажется, Снап перессорился с каждым человеком, собакой и лошадью по соседству.

Мы остановились на вершине большого плоскоголового холма. Вдруг Гилтон, осматривавший окрестности в бинокль, воскликнул:

— Вижу его! Вот он идет к ручью, Скелл. Должно быть, это шакал.

Теперь надо было заставить и борзых увидеть добычу. Это нелегкое дело, так как они не могут смотреть в бинокль, а равнина покрыта кустарником выше собачьего роста.

Тогда Гилтон позвал: «Сюда, Дандер!» — и выставил ногу вперед. Одним проворным прыжком Дандер взлетел на седло и стал там, балансируя на лошади, между тем как Гилтон настойчиво показывал ему:

— Вон он, Дандер, смотри! Куси, куси его, там, там!

Дандер усиленно всмотрелся в точку, указываемую хозяином, затем, должно быть, увидел что-то, ибо с легким тявканьем соскочил на землю и бросился бежать. Другие собаки последовали за ним. Мы поспешили им вслед, однако значительно отставая, так как почва была изрыта оврагами, барсучьими норами, покрыта камнями, кустарником. Слишком быстрая скачка могла окончиться печально.

Итак, все мы отстали; я же, человек, непривычный к седлу, отстал больше всех. Время от времени мелькали собаки, то скакавшие по равнине, то слетавшие в овраг, с тем чтобы немедленно появиться с другой стороны. Признанным вожаком был борзой Дандер, и, взобравшись на следующий гребень, мы увидели всю картину охоты: шакал, летящий вскачь, собаки, бегущие на четверть мили сзади, но, видимо, настигавшие его. Когда мы в следующий раз увидели их, шакал был бездыханен, и все собаки сидели вокруг него, исключая двух гончих и Джинджерснапа.

— Опоздали к пиру! — заметил Гилтон, взглянув на отставших гончих. Затем с гордостью потрепал Дандера: — Все-таки, как видите, не потребовалось вашего щенка!

— Скажи пожалуйста, какая смелость: десять больших собак напали на маленького шакала! — насмешливо заметил отец. — Погоди, дай нам встретить волка.

На следующий день мы снова отправились в путь.

Поднявшись на холм, мы увидели движущуюся серую точку. Движущаяся белая точка означает антилопу, красная — лисицу, а серая — волка или шакала. Волк это или шакал, определяют по хвосту. Висячий хвост принадлежит шакалу, поднятый кверху — ненавистному волку.

Как и вчера, Дандеру показали добычу, и он, как и вчера, повел за собой пеструю стаю — борзых, волкодавов, гончих, догов, бультерьера и всадников. На миг мы увидели погоню: без сомнения, это был волк, двигавшийся длинными прыжками впереди собак. Почему-то мне показалось, что передовые собаки не так быстро бегут, как тогда, когда они гнались за шакалом. Что было дальше, никто не видел. Собаки вернулись обратно одна за другой, а волк исчез.

Насмешки и попреки посыпались теперь на собак.

— Эх! Струсили, попросту струсили! — с отвращением проговорил отец. — Свободно могли нагнать его, но чуть только он повернул на них, они удрали. Тьфу!

— А где же он, несравненный, бесстрашный терьер? — спросил Гилтон презрительно.

— Не знаю, — сказал я. — Вероятнее всего, он и не видел волка. Но если когда-нибудь увидит — бьюсь об заклад, он изберет победу или смерть.

В эту ночь вблизи фермы волк зарезал нескольких коров, и мы еще раз снарядились на охоту.

Началось приблизительно так же, как накануне. Уже много позже полудня мы увидели серого молодца с поднятым хвостом не дальше как за полмили. Гилтон посадил Дандера на седло. Я последовал его примеру и подозвал Снапа. Его лапки были так коротки, что вспрыгнуть на спину лошади он не мог. Наконец он вскарабкался с помощью моей ноги. Я показывал ему волка и повторял «Куси, куси!» до тех пор, пока он в конце концов не приметил зверя и не бросился со всех ног вдогонку за уже бежавшими борзыми.

Погоня шла на этот раз не чащей кустарника, вдоль реки, а открытой равниной. Мы поднялись все вместе на плоскогорье и увидели погоню как раз в ту минуту, когда Дандер настиг волка и рявкнул у него за спиной. Серый повернулся к нему для боя, и перед нами предстало славное зрелище. Собаки подбегали по две и по три, окружая волка кольцом и лая на него, пока не налетел последним маленький белый песик. Этот не стал тратить времени на лай, а ринулся, прямо к горлу волка, промахнулся, однако успел вцепиться ему в нос. Тогда десять больших собак сомкнулись над волком, и две минуты спустя он был мертв. Мы мчались вскачь, чтобы не упустить развязки, и хоть издали, но явственно рассмотрели, что Снап оправдал мою рекомендацию.

Теперь настал мой черед похваляться. Снап показал им, как ловят волков, и наконец-то мендозская свора доконала волка без помощи людей.

Было два обстоятельства, несколько омрачивших торжество победы: во-первых, это был молодой волк, почти волчонок. Вот почему он сдуру бросился бежать по равнине. А во-вторых, Снап был ранен — у него была глубокая царапина на плече.

Когда мы с торжеством двинулись в обратный путь, я заметил, что он прихрамывает.

— Сюда! — крикнул я. — Сюда, Снап!

Он раза два попытался вскочить на седло, но не мог.

— Дайте мне его сюда, Гилтон, — попросил я.

— Благодарю покорно. Можете сами возиться со своей гремучей змеей, — ответил Гилтон, так как всем теперь было известно, что связываться со Снапом небезопасно.

— Сюда, Снап, бери! — сказал я, протягивая ему хлыст.

Он ухватился за него зубами, и таким образом я поднял его на седло и доставил домой. Я ухаживал за ним, как за ребенком. Он показал этим ковбоям, кого не хватает в их своре. У гончих прекрасные носы, у борзых быстрые ноги, волкодавы и доги — силачи, но все они ничего не стоят, потому что мужество есть только у бультерьера. В этот день ковбои разрешили волчий вопрос, что вы увидите сами, если побываете в Мендозе, ибо в каждой из местных свор теперь имеется свой бультерьер.

4

На следующий день была годовщина появления у меня Снапа. Погода стояла ясная, солнечная. Снега еще не было. Ковбои снова собрались на волчью охоту. К всеобщему разочарованию, рана Снапа не заживала. Он спал, по обыкновению, у меня в ногах, и на одеяле оставались следы крови. Он, конечно, не мог участвовать в травле. Решили отправиться без него. Его заманили в амбар и заперли там. Затем мы отправились в путь. Все отчего-то предчувствовали недоброе. Я знал, что без моей собаки мы потерпим неудачу, но не воображал, как она будет велика.

Мы забрались уже далеко, блуждая среди холмов, как вдруг, мелькая в кустарнике, примчался за нами вдогонку белый мячик. Минуту спустя к моей лошади подбежал Снап, ворча и помахивая обрубком хвоста. Я не мог отправить его обратно, так как он ни за что не послушался бы. Рана его имела скверный вид. Подозвав его, я протянул ему хлыст и поднял на седло, «Здесь, — подумал я, — ты просидишь до возвращения домой». Но не тут-то было. Крик Гилтона «ату, ату!» известил нас, что он увидел волка. Дандер и Райл, его соперник, оба бросились вперед, столкнулись и упали вместе, растянувшись на земле. Между тем Снап, зорко приглядываясь, высмотрел волка, и не успел я оглянуться, как он уже соскочил с седла, и понесся зигзагами, вверх, вниз, над кустарником, под кустарником, прямо на врага. В течение нескольких минут он вел за собой всю свору. Недолго, конечно. Большие борзые увидели движущуюся точку, и по равнине вытянулась длинная цепь собак. Травля обещала быть интересной, так как волк был совсем недалеко и собаки мчались во всю прыть.

— Они свернули в Медвежий овраг! — крикнул Гарвин. — За мной! Мы можем выйти им наперерез!

Итак, мы повернули обратно и быстро поскакали по северному склону холма, в то время как погоня, по-видимому, двигалась вдоль южного склона.

Мы поднялись на гребень и готовились уже спуститься, когда Гилтон крикнул:

— Он здесь! Мы наткнулись прямо на него.

Гилтон соскочил с лошади, бросил поводья и побежал вперед. Я сделал то же. Навстречу нам по открытой поляне, переваливаясь, бежал большой волк. Голова его была опущена, хвост вытянут по прямой линии, а в пятидесяти шагах за ним мчался Дандер, несясь, как ястреб над землей, вдвое быстрее, чем волк. Минуту спустя борзой пес настиг его и рявкнул, но попятился, как только волк повернулся к нему. Они находились теперь как раз под нами, не дальше как в пятидесяти футах. Гарвин достал револьвер, но Гилтон, к несчастью, остановил его:

— Нет, нет! Посмотрим, что будет.

Через мгновение примчалась вторая борзая, затем одна за другой и остальные собаки. Каждая неслась, горя яростью и жаждой крови, готовая тут же разорвать серого на части. Но каждая поочередно отступала в сторону и принималась лаять на безопасном расстоянии. Минуты две погодя подоспели и русские волкодавы — славные, красивые псы. Издали они, без сомнения, желали ринуться прямо на старого волка. Но бесстрашный его вид, мускулистая шея, смертоносные челюсти устрашили их задолго до встречи с ним, и они также примкнули к общему кругу, в то время как затравленный бандит поворачивался то в одну сторону, то в другую, готовый сразиться с каждой из них и со всеми вместе.

Вот появились и доги, грузные твари, каждая такого же веса, как волк. Их тяжелое дыхание переходило в угрожающий хрип, по мере того как они надвигались, готовые разорвать волка в клочья. Но как только они увидели его вблизи — угрюмого, бесстрашного, с мощными челюстями, с неутомимыми лапами, готового умереть, если надо, но уверенного в том, что умрет не он один, — эти большие доги, все трое, почувствовали, подобно остальным, внезапный прилив застенчивости: да, да, они бросятся на него немного погодя, не сейчас, а как только переведут дух. Волка они, конечно, не боятся. Голоса их звучали отвагой. Они хорошо знали, что несдобровать первому, кто сунется, но это все равно, только не сейчас. Они еще немного полают, чтобы подбодрить себя.

В то время как десять больших псов праздно метались вокруг безмолвного зверя, в дальнем кустарнике послышался шорох. Затем скачками пронесся белоснежный резиновый мячик, вскоре превратившийся в маленького бультерьера. Снап, медленно бегущий и самый маленький из своры, примчался, тяжело дыша — так тяжело, что, казалось, он задыхается, и подлетел прямо к кольцу вокруг хищника, с которым никто не дерзал сразиться. Заколебался ли он? Ни на мгновение. Сквозь кольцо лающих собак он бросился напролом к старому деспоту холмов, целясь прямо в глотку. И волк ударил его с размаху своими двадцатью клыками. Однако малыш бросился на него вторично, и что произошло тогда, трудно сказать. Собаки смешались. Мне почудилось, что я увидел, как маленький белый пес вцепился в нос волка, на которого сейчас напала вся свора. Мы не могли помочь собакам, но они и не нуждались в нас. У них был вожак несокрушимой смелости, и когда битва наконец закончилась, перед нами на земле лежали волк — могучий гигант — и вцепившаяся в его нос маленькая белая собачка.

Мы стояли вокруг, готовые вмешаться, но лишенные возможности это сделать. Наконец все было кончено: волк был мертв. Я окликнул Снапа, но он не двинулся. Я наклонился к нему.

— Снап, Снап, все кончено, ты убил его! — Но песик был неподвижен. Теперь только увидел я две глубокие раны на его теле. Я попытался приподнять его: — Пусти, старина: все кончено!

Он слабо заворчал и отпустил волка.

Грубые скотоводы стояли вокруг него на коленях, и старый Пенруф пробормотал дрогнувшим голосом:

— Лучше бы у меня пропало двадцать быков!

Я взял Снапа на руки, назвал его по имени и погладил по голове. Он слегка заворчал, как видно, на прощание, лизнул мне руку и умолк навсегда.

Печально возвращались мы домой. С нами была шкура чудовищного волка, но она не могла нас утешить. Мы похоронили неустрашимого Снапа на холме за фермой. Я слышал при этом, как стоящий рядом Пенруф пробормотал:

— Вот это действительно храбрец! Без храбрости в нашем деле недалеко уйдешь.


Adblock
detector