Сказка голубой ковер грузинская сказка

Страницы: 1 2страница 1 из 2 голубой ковр сказка жил царь. и был у него единственный сын. вот вырос царевич,

Страницы: 1 2

Страница 1 из 2

Голубой ковёр (сказка)


Жил царь. И был у него единственный сын. Вот вырос царевич, взрослым юношей стал. Глядит на него царь, любуется и думает:
«Старею я. Надо бы мне царство сыну передать. Хорошо, кабы и у него маленький наследник рос. Тогда мог бы я умереть спокойно».

Жил царь. И был у него единственный сын.

Вот подзывает он однажды царевича к себе и говорит:
— Не время ли тебе, сынок, невесту себе поискать? Пора и своей семьёй обзаводиться.— И повёл его царь в большую залу. Все стены её портретами были увешаны — и на всех портретах девушки нарисованы, одна другой красивее, одна другой милее.
— Вот, сынок,— говорит царь,— выбирай себе жену.

Вот подзывает он однажды царевича к себе и говорит

Обошёл царевич всю залу, все портреты разглядел и говорит отцу:
— Нет, батюшка, не могу себе по сердцу ни одной выбрать. Все они красавицы, слов нет. А ни к одной из них у меня душа не лежит. Позволь мне лучше самому всё наше царство обойти. Может быть, я и встречу свою суженую.

Обошёл царевич всю залу, все портреты разглядел и говорит отцу

Царь согласился, и отправился царевич в путь.
Ходит он по родной земле, ходит по горам, по виноградникам, в древние города заходит, в деревни заглядывает. Много девушек в его родной стране, много красавиц и умных, и добрых, а не лежит к ним сердце царского сына. Но вот однажды в горах, на краю бедного селения, встретил он девушку — стройную, как кипарис, с косами, словно коричневый шёлк. Увидал царевич девушку и понял, что её одну будет любить всю жизнь. Вошёл он к ней в саклю и сел рядом.
— Выходи за меня замуж, красавица,— просит.
— Кто ты?—девушка спрашивает.
— Я— царевич.
— А что ты умеешь делать? Какое ремесло знаешь?
Удивился юноша:
— Ремесла я не знаю. Я же говорю тебе, что я — царевич.
Засмеялась девушка:
— Быть царевичем — это ещё не занятие. Сегодня ты царевич, а завтра нет. Чем тогда будешь семью кормить? Пойди научись какому-нибудь ремеслу. Научишься — тогда выйду за тебя замуж, а нет — больше не показывайся.

девушка

Опустил голову царевич, вышел из сакли печальный. Какому ремеслу научиться — не знает. Вернулся он во дворец, рассказал отцу о своём горе. Улыбнулся царь:
— Не печалься, сынок. Это дело поправимое.
И приказал он созвать к себе во дворец мастеров-ремесленников со всего царства. Пришли на царский зов кузнецы и печники, бондари и ткачи да плотники. Стоят в золотой зале, ждут царя, между собой шепчутся, не знают, зачем их царь призвал. И вот выходит из покоев царь и с ним царевич. Поклонились им ремесленники.
— Здравствуйте, мастера,— говорит царь.— Собрал я вас сюда вот по какому делу. Хочет мой сын, царевич, выучиться какому-нибудь ремеслу. Кто из вас может его в науку взять?
Зашептались мастера, головами закачали. Нелёгкая это задача — царского сына простому ремеслу учить.

тронный зал

— Ну, что же, никто не решается? — спрашивает царь. И подзывает он к себе мастера-слесаря, который во дворце все замки ставил. — Я знаю, ты хороший мастер. Берёшься обучить царевича слесарному делу?
Растерялся слесарь.
— Отчего не обучить, ваше величество? — отвечает.— Да не знаю, угожу ли.
— А сколько времени нужно, чтобы хорошим слесарем стать? — спрашивает царевич.
Подумал слесарь:
— Да года три нужно…
— Ну, это мне не подходит,— говорит юноша.— Столько времени моя невеста ждать не станет.
Подозвал царь бондаря и спрашивает:
— Сколько времени нужно, чтобы царевича твоему ремеслу обучить?
Поклонился бондарь царю:
— Два года, ваше величество.
— Нет, и это слишком долго,— говорит царевич.
Мастера за мастером всех царь спросил. Наконец дошёл до последнего. Это был старый ткач — редкий искусник. Ткал он ковры такой красоты,
что любоваться на них из других стран приезжали.
— Ну, а ты, старик, неужели не поможешь? — спрашивает царь.
Подумал старый ткач, потёр лоб:
— Хорошо, ваше величество. Я обучу царевича моему ремеслу.
— А во сколько времени? — спрашивает царевич.
— В три дня,— говорит старик.

старый ткач перед царем

— Вот на это я согласен,— обрадовался царевич.— Три дня — срок невелик!
Пошёл царский сын за старым ткачом и пробыл у него три дня. А когда вернулся во дворец — умел он ткать такие ковры, что были они не хуже работ его учителя. Выткал царевич чудесный ковёр и повёз его показывать своей невесте. Приезжает он в селение, входит в саклю, ковёр перед глазами красавицы раскидывает:
— Вот, погляди, чему я научился. Пойдёшь теперь за меня замуж?
— Теперь пойду,— говорит девушка.
Привёз её царевич во дворец. Очень девушка царю и царице понравилась. Благословили они сына, сыграли счастливую свадьбу, и зажил царевич с женой в мире и согласии.

пир

Несколько лет прошло. Умер старый царь, и стал царевич царём. Вот как-то раз и говорит он жене:
— Хочу я пройти по своей земле, чтобы разузнать и проведать, что подданные про меня говорят, не затевает ли кто измену. Но сделаю я это потихоньку, чтобы никто не знал. Оделся он в рубище нищего, взял сумку и палку и отправился бродить по стране. А государством управлять жене поручил.

однажды вечером заблудился он в горах и попал в дикое ущелье

Долго ходил царь по городам и сёлам. Пора ему скоро и домой возвращаться. Да однажды вечером заблудился он в горах и попал в дикое ущелье. Называлось оно Змеиным, и недобрая шла про него слава. Сбился царь с дороги и попал в руки разбойникам.

Сбился царь с дороги и попал в руки разбойникам.

Страницы: 1 2

Любезный друг, нам хочется верить, что читать сказку «Голубой ковёр (Грузинская сказка)» тебе будет интересно и увлекательно. Мило и отрадно погрузиться в мир, в котором всегда одерживает верх любовь, благородство, нравственность и бескорыстность, которыми назидается читатель. Все окружающее пространство, изображенное яркими зрительными образами, пронизано добротой, дружбой, верностью и неописуемым восторгом. С виртуозностью гения изображены портреты героев, их внешность, богатый внутренний мир, они «вдыхают жизнь» в творение и происходящие в нем события. Несмотря на то, что все сказки — это фантазия, однако же зачастую в них сохраняются логичность и череда происходящих событий. Мировоззрение человека формируется постепенно, и такого рода произведения крайне важны и назидательны для наших юных читателей. Каждый раз, прочитывая ту или иную былину, чувствуется невероятная любовь с которой описываются изображения окружающей среды. Сказка «Голубой ковёр (Грузинская сказка)» читать бесплатно онлайн нужно вдумчиво, разъясняя юным читателям или слушателям непонятные им и новые для них детали и слова.

Жил царь. И был у него единственный сын.
Вот вырос царевич, взрослым юношей стал. Глядит на него царь, любуется и думает:
«Старею я. Надо бы мне царство сыну передать. Хорошо, кабы и у него маленький наследник рос. Тогда мог бы я умереть спокойно».
Вот подзывает он однажды царевича к себе и говорит:
– Не время ли тебе, сынок, невесту себе поискать? Пора и своей семьёй обзаводиться.– И повёл его царь в большую залу. Все стены её портретами были увешаны – и на всех портретах девушки нарисованы, одна другой красивее, одна другой милее.
– Вот, сынок,– говорит царь,– выбирай себе жену.
Обошёл царевич всю залу, все портреты разглядел и говорит отцу:
– Нет, батюшка, не могу себе по сердцу ни одной выбрать. Все они красавицы, слов нет. А ни к одной из них у меня душа не лежит. Позволь мне лучше самому всё наше царство обойти. Может быть, я и встречу свою суженую.
Царь согласился, и отправился царевич в путь.
Ходит он по родной земле, ходит по горам, по виноградникам, в древние города заходит, в деревни заглядывает. Много девушек в его родной стране, много красавиц и умных, и добрых, а не лежит к ним сердце царского сына.
Но вот однажды в горах, на краю бедного селения, встретил он девушку – стройную, как кипарис, с косами, словно коричневый шёлк. Увидал царевич девушку и понял, что её одну будет любить всю жизнь.
Вошёл он к ней в саклю и сел рядом.
– Выходи за меня замуж, красавица,– просит.
– Кто ты?-девушка спрашивает.
– Я- царевич.
– А что ты умеешь делать? Какое ремесло знаешь?
Удивился юноша:
– Ремесла я не знаю. Я же говорю тебе, что я – царевич.
Засмеялась девушка:
– Быть царевичем – это ещё не занятие. Сегодня ты царевич, а завтра нет. Чем тогда будешь семью кормить? Пойди научись какому-нибудь ремеслу. Научишься – тогда выйду за тебя замуж, а нет – больше не показывайся.
Опустил голову царевич, вышел из сакли печальный. Какому ремеслу научиться – не знает.
Вернулся он во дворец, рассказал отцу о своём горе. Улыбнулся царь:
– Не печалься, сынок. Это дело поправимое.
И приказал он созвать к себе во дворец мастеров-ремесленников со всего царства. Пришли на царский зов кузнецы и печники, бондари и ткачи да плотники. Стоят в золотой зале, ждут царя, между собой шепчутся, не знают, зачем их царь призвал.
И вот выходит из покоев царь и с ним царевич.
Поклонились им ремесленники.
– Здравствуйте, мастера,– говорит царь.– Собрал я вас сюда вот по какому делу. Хочет мой сын, царевич, выучиться какому-нибудь ремеслу. Кто из вас может его в науку взять?
Зашептались мастера, головами закачали. Нелёгкая это задача – царского сына простому ремеслу учить.
– Ну, что же, никто не решается? – спрашивает царь. И подзывает он к себе мастера-слесаря, который во дворце все замки ставил. – Я знаю, ты хороший мастер. Берёшься обучить царевича слесарному делу?
Растерялся слесарь.
– Отчего не обучить, ваше величество? – отвечает.– Да не знаю, угожу ли.
– А сколько времени нужно, чтобы хорошим слесарем стать? – спрашивает царевич.
Подумал слесарь:
– Да года три нужно…
– Ну, это мне не подходит,– говорит юноша.– Столько времени моя невеста ждать не станет.
Подозвал царь бондаря и спрашивает:
– Сколько времени нужно, чтобы царевича твоему ремеслу обучить?
Поклонился бондарь царю:
– Два года, ваше величество.
– Нет, и это слишком долго,– говорит царевич.
Мастера за мастером всех царь спросил. Наконец дошёл до последнего. Это был старый ткач – редкий искусник. Ткал он ковры такой красоты, что любоваться на них из других стран приезжали.
– Ну, а ты, старик, неужели не поможешь? – спрашивает царь.
Подумал старый ткач, потёр лоб:
– Хорошо, ваше величество. Я обучу царевича моему ремеслу.
– А во сколько времени? – спрашивает царевич.
– В три дня,– говорит старик.
– Вот на это я согласен,– обрадовался царевич.– Три дня – срок невелик!
Пошёл царский сын за старым ткачом и пробыл у него три дня. А когда вернулся во дворец – умел он ткать такие ковры, что были они не хуже работ его учителя. Выткал царевич чудесный ковёр и повёз его показывать своей невесте.
Приезжает он в селение, входит в саклю, ковёр перед глазами красавицы раскидывает:
– Вот, погляди, чему я научился. Пойдёшь теперь за меня замуж?
– Теперь пойду,– говорит девушка.
Привёз её царевич во дворец. Очень девушка царю и царице понравилась. Благословили они сына, сыграли счастливую свадьбу, и зажил царевич с женой в мире и согласии.
Несколько лет прошло. Умер старый царь, и стал царевич царём. Вот как-то раз и говорит он жене:
– Хочу я пройти по своей земле, чтобы разузнать и проведать, что подданные про меня говорят, не затевает ли кто измену. Но сделаю я это потихоньку, чтобы никто не знал.
Оделся он в рубище нищего, взял сумку и палку и отправился бродить по стране. А государством управлять жене поручил.
Долго ходил царь по городам и сёлам. Пора ему скоро и домой возвращаться. Да однажды вечером заблудился он в горах и попал в дикое ущелье. Называлось оно Змеиным, и недобрая шла про него слава. Сбился царь с дороги и попал в руки разбойникам.
Потащили его разбойники в свою пещеру. А царь кричит:
– Не смейте меня трогать! Я- царь. А разбойники смеются:
– Вот ещё выдумал! Станет наш царь в таких лохмотьях по горам шататься!
– Если ты царь, так давай выкуп! – кричат одни.
– Прикончим его. Что с него взять? – говорят другие.
А царь и отвечает:
– Денег у меня с собой нет, но убивать меня вам всё-таки невыгодно. Я могу соткать такой ковёр, какого ещё никто не видал. Продадите его – много денег получите.
Задумались разбойники:
– А долго ты ткать будешь?
– Нет, недолго. В три дня всю работу закончу.
– Ладно,– говорят разбойники,– три дня подождать можно. Принимайся живее за работу.
Заперли они царя в подземелье, дали ему шерсти и шёлку.
Принялся царь ковёр ткать.
Ещё третьи сутки не кончились, как ковёр готов был.
Вышел он весь голубой, золотыми цветами заткан. По всем четырём краям диковинные узоры бегут, между сказочными цветами невиданные птицы крылья распустили.
Глянули разбойники на ковёр – так и обомлели.
– Да, такая работа дорого стоит. Повезём ковёр в город продавать.
Взяли они ковёр и поехали в город. Целый день по базарам и по купцам ходили, чудесный ковёр купить предлагали. Да не нашли покупателя. Дивятся все мастерской работе, оценивают ковёр в тысячи рублей, а купить – ни у кого денег не хватает. Так и вернулись разбойники вечером в горы. Злые вернулись и заходят к царю в подземелье.
– Никто твоего ковра купить не может. Денег даже у купцов не хватает. Ни к чему твой ковёр. Завтра казним тебя.
А царь и говорит:
– Погодите ещё немножко. Поезжайте завтра прямо во дворец и просите, чтобы вас к жене царя допустили. Уж она-то купит мой ковёр.
Подумали разбойники, посудили и согласились. Утром поехали двое из них в царский дворец. Приезжают, просят допустить их к царице. А придворные не пускают:
– Занята царица, не до вас ей. Развернули тогда ковёр разбойники.
– Поглядите, что мы ей продавать привезли. Ахнули придворные, в глазах у них зарябило.
– Ну, ради такого чуда придётся о вас доложить.
И пропустили разбойников к царице. А царица грустная сидит, целые дни плачет. Скучает она, беспокоится о муже. Давно все сроки прошли, а царя всё нет как нет.
Вошли разбойники, поклонились.
– Погляди, царица, какой ковёр у нас. Не купишь ли?
Глянула царица на ковёр – и обмерла. Это не узор диковинный, это буквы причудливые по краю ковра вытканы, а из букв надпись выходит:
«Я в плену у разбойников в Змеином ущелье. Присылай помощь, не то меня казнят».
И виду не показала умная царица, что прочитала надпись. Заплатила разбойникам, не торгуясь, сколько за ковёр спросили. А только они из комнаты вышли, царица всех своих главных полководцев к себе потребовала и приказала тотчас в горы отправляться, царя выручать.
Сидят вечером разбойники в своей пещере, делят деньги полученные. И вдруг-шум за дверями, крики, топот: целый отряд военных на ущелье наступает.
Ворвались полководцы в пещеру, стали стены ощупывать, подземный ход искать. Спустились в подземелье – и вышел оттуда царь: бледный, оборванный, в лохмотьях.
Схватили тут разбойников, руки всем связали и в город на суд повезли.
А царица мужа во дворце встречает и говорит:
– Уж не думала я тебя в живых видеть. Отдохнул царь, поел, вымылся, опять своё платье царское надел. Вышел вечером с царицей в сад, сел под розовыми кустами. А царица и говорит ему:
– Ну, что бы ты стал делать, если бы ремесла не знал? Не помогло бы тебе, что ты царь! Убили бы тебя разбойники.

Жил царь. И был у него единственный сын.

Вот вырос царевич, взрослым юношей стал. Глядит на него царь, любуется и думает:

«Старею я. Надо бы мне царство сыну передать. Хорошо, кабы и у него маленький наследник рос. Тогда мог бы я умереть спокойно». Вот подзывает он однажды царевича к себе и говорит:

— Не время ли тебе, сынок, невесту себе поискать? Пора и своей семьей обзаводиться.- И повел его царь в большую залу. Все стены ее портретами были увешаны — и на всех портретах девушки нарисованы, одна другой красивее, одна другой милее.

— Вот, сынок,- говорит царь,- выбирай себе жену.

Обошел царевич всю залу, все портреты разглядел и говорит отцу:

— Нет, батюшка, не могу себе по сердцу ни одной выбрать. Все они красавицы, слов нет. А ни к одной из них у меня душа не лежит. Позволь мне лучше самому все наше царство обойти. Может быть, я и встречу свою суженую. Царь согласился, и отправился царевич в путь.

Ходит он по родной земле, ходит по горам, по виноградникам, в древние города заходит, в деревни заглядывает. Много девушек в его родной стране, много красавиц и умных, и добрых, а не лежит к ним сердце царского сына. Но вот однажды в горах, на краю бедного селения, встретил он девушку — стройную, как кипарис, с косами, словно коричневый шелк. Увидал царевич девушку и понял, что ее одну будет любить всю жизнь. Вошел он к ней в саклю и сел рядом.

— Выходи за меня замуж, красавица,- просит.

— Кто ты?-девушка спрашивает.

— Я — царевич.

— А что ты умеешь делать? Какое ремесло знаешь? Удивился юноша:

— Ремесла я не знаю. Я же говорю тебе, что я — царевич. Засмеялась девушка:

— Быть царевичем — это еще не занятие. Сегодня ты царевич, а завтра

Нет. Чем тогда будешь семью кормить? Пойди научись какому-нибудь ремеслу. Научишься — тогда выйду за тебя замуж, а нет — больше не показывайся. Опустил голову царевич, вышел из сакли печальный. Какому ремеслу научиться — не знает.

Вернулся он во дворец, рассказал отцу о своем горе. Улыбнулся царь:

— Не печалься, сынок. Это дело поправимое.

И приказал он созвать к себе во дворец мастеров-ремесленников со всего царства. Пришли на царский зов кузнецы и печники, бондари и ткачи да плотники. Стоят в золотой зале, ждут царя, между собой шепчутся, не знают, зачем их царь призвал.

И вот выходит из покоев царь и с ним царевич. Поклонились им ремесленники.

— Здравствуйте, мастера,- говорит царь.- Собрал я вас сюда вот по

Какому делу. Хочет мой сын, царевич, выучиться какому-нибудь ремеслу. Кто из вас может его в науку взять?

Зашептались мастера, головами закачали. Нелегкая это задача — царского сына простому ремеслу учить.

— Ну, что же, никто не решается? — спрашивает царь. И подзывает он к себе мастера-слесаря, который во дворце все замки ставил. — Я знаю, ты хороший мастер. Берешься обучить царевича слесарному делу?

Растерялся слесарь.

— Отчего не обучить, ваше величество? — отвечает.- Да не знаю, угожу ли.

— А сколько времени нужно, чтобы хорошим слесарем стать? — спрашивает царевич.

Подумал слесарь:

— Да года три нужно…

— Ну, это мне не подходит,- говорит юноша.- Столько времени моя невеста ждать не станет.

Подозвал царь бондаря и спрашивает:

— Сколько времени нужно, чтобы царевича твоему ремеслу обучить? Поклонился бондарь царю:

— Два года, ваше величество.

— Нет, и это слишком долго,- говорит царевич.

Мастера за мастером всех царь спросил. Наконец дошел до последнего. Это был старый ткач — редкий искусник. Ткал он ковры такой красоты, что любоваться на них из других стран приезжали.

— Ну, а ты, старик, неужели не поможешь? — спрашивает царь. Подумал старый ткач, потер лоб:

— Хорошо, ваше величество. Я обучу царевича моему ремеслу.

— А во сколько времени? — спрашивает царевич.

— В три дня,- говорит старик.

— Вот на это я согласен,- обрадовался царевич.- Три дня — срок невелик! Пошел царский сын за старым ткачом и пробыл у него три дня. А когда вернулся во дворец — умел он ткать такие ковры, что были они не хуже работ его учителя. Выткал царевич чудесный ковер и повез его показывать своей невесте.

Приезжает он в селение, входит в саклю, ковер перед глазами красавицы раскидывает:

— Вот, погляди, чему я научился. Пойдешь теперь за меня замуж?

— Теперь пойду,- говорит девушка.

Привез ее царевич во дворец. Очень девушка царю и царице понравилась. Благословили они сына, сыграли счастливую свадьбу, и зажил царевич с женой в мире и согласии.

Несколько лет прошло. Умер старый царь, и стал царевич царем. Вот как-то раз и говорит он жене:

— Хочу я пройти по своей земле, чтобы разузнать и проведать, что подданные про меня говорят, не затевает ли кто измену. Но сделаю я это потихоньку, чтобы никто не знал.

Оделся он в рубище нищего, взял сумку и палку и отправился бродить по стране. А государством управлять жене поручил.

Долго ходил царь по городам и селам. Пора ему скоро и домой возвращаться. Да однажды вечером заблудился он в горах и попал в дикое ущелье. Называлось оно Змеиным, и недобрая шла про него слава. Сбился царь с дороги и попал в руки разбойникам.

Потащили его разбойники в свою пещеру. А царь кричит:

— Не смейте меня трогать! Я — царь. А разбойники смеются:

— Вот еще выдумал! Станет наш царь в таких лохмотьях по горам шататься!

— Если ты царь, так давай выкуп! — кричат одни.

— Прикончим его. Что с него взять? — говорят другие. А царь и отвечает:

— Денег у меня с собой нет, но убивать меня вам все-таки невыгодно. Я могу соткать такой ковер, какого еще никто не видал. Продадите его — много денег получите. Задумались разбойники:

— А долго ты ткать будешь?

— Нет, недолго. В три дня всю работу закончу.

— Ладно,- говорят разбойники,- три дня подождать можно. Принимайся живее за работу.

Заперли они царя в подземелье, дали ему шерсти и шелку. Принялся царь ковер ткать.

Еще третьи сутки не кончились, как ковер готов был.

Вышел он весь голубой, золотыми цветами заткан. По всем четырем краям диковинные узоры бегут, между сказочными цветами невиданные птицы крылья распустили.

Глянули разбойники на ковер — так и обомлели.

— Да, такая работа дорого стоит. Повезем ковер в город продавать. Взяли они ковер и поехали в город. Целый день по базарам и по купцам ходили, чудесный ковер купить предлагали. Да не нашли покупателя. Дивятся все мастерской работе, оценивают ковер в тысячи рублей, а купить — ни у кого денег не хватает. Так и вернулись разбойники вечером в горы. Злые вернулись и заходят к царю в подземелье.

— Никто твоего ковра купить не может. Денег даже у купцов не хватает. Ни к чему твой ковер. Завтра казним тебя.

А царь и говорит:

— Погодите еще немножко. Поезжайте завтра прямо во дворец и просите, чтобы вас к жене царя допустили. Уж она-то купит мой ковер. Подумали разбойники, посудили и согласились. Утром поехали двое из них

В царский дворец. Приезжают, просят допустить их к царице. А придворные не пускают:

— Занята царица, не до вас ей. Развернули тогда ковер разбойники.

— Поглядите, что мы ей продавать привезли. Ахнули придворные, в глазах у них зарябило.

— Ну, ради такого чуда придется о вас доложить.

И пропустили разбойников к царице. А царица грустная сидит, целые дни плачет. Скучает она, беспокоится о муже. Давно все сроки прошли, а царя все нет как нет.

Вошли разбойники, поклонились.

— Погляди, царица, какой ковер у нас. Не купишь ли?

Глянула царица на ковер — и обмерла. Это не узор диковинный, это буквы причудливые по краю ковра вытканы, а из букв надпись выходит:

«Я в плену у разбойников в Змеином ущелье. Присылай помощь, не то меня казнят».

И виду не показала умная царица, что прочитала надпись. Заплатила разбойникам, не торгуясь, сколько за ковер спросили. А только они из комнаты вышли, царица всех своих главных полководцев к себе потребовала и приказала тотчас в горы отправляться, царя выручать.

Сидят вечером разбойники в своей пещере, делят деньги полученные. И вдруг-шум за дверями,

Крики, топот: целый отряд военных на ущелье наступает. Ворвались полководцы в пещеру, стали стены ощупывать, подземный ход искать. Спустились в подземелье — и вышел оттуда царь: бледный, оборванный, в лохмотьях.

Схватили тут разбойников, руки всем связали и в город на суд повезли. А царица мужа во дворце встречает и говорит:

— Уж не думала я тебя в живых видеть. Отдохнул царь, поел, вымылся, опять свое

Платье царское надел. Вышел вечером с царицей в сад, сел под розовыми кустами. А царица и говорит ему:

— Ну, что бы ты стал делать, если бы ремесла не знал? Не помогло бы тебе, что ты царь! Убили бы тебя разбойники.

Жил царь. И был у него единственный сын.

Вот вырос царевич, взрослым юношей стал. Глядит на него царь, любуется и думает:

«Старею я. Надо бы мне царство сыну передать. Хорошо, кабы и у него маленький наследник рос. Тогда мог бы я умереть спокойно». Вот подзывает он однажды царевича к себе и говорит:

— Не время ли тебе, сынок, невесту себе поискать? Пора и своей семьей обзаводиться.- И повел его царь в большую залу. Все стены ее портретами были увешаны — и на всех портретах девушки нарисованы, одна другой красивее, одна другой милее.

— Вот, сынок,- говорит царь,- выбирай себе жену.

Обошел царевич всю залу, все портреты разглядел и говорит отцу:

— Нет, батюшка, не могу себе по сердцу ни одной выбрать. Все они красавицы, слов нет. А ни к одной из них у меня душа не лежит. Позволь мне лучше самому все наше царство обойти. Может быть, я и встречу свою суженую. Царь согласился, и отправился царевич в путь.

Ходит он по родной земле, ходит по горам, по виноградникам, в древние города заходит, в деревни заглядывает. Много девушек в его родной стране, много красавиц и умных, и добрых, а не лежит к ним сердце царского сына. Но вот однажды в горах, на краю бедного селения, встретил он девушку — стройную, как кипарис, с косами, словно коричневый шелк. Увидал царевич девушку и понял, что ее одну будет любить всю жизнь. Вошел он к ней в саклю и сел рядом.

— Выходи за меня замуж, красавица,- просит.

— Кто ты?-девушка спрашивает.

— Я — царевич.

— А что ты умеешь делать? Какое ремесло знаешь? Удивился юноша:

— Ремесла я не знаю. Я же говорю тебе, что я — царевич. Засмеялась девушка:

— Быть царевичем — это еще не занятие. Сегодня ты царевич, а завтра

Нет. Чем тогда будешь семью кормить? Пойди научись какому-нибудь ремеслу. Научишься — тогда выйду за тебя замуж, а нет — больше не показывайся. Опустил голову царевич, вышел из сакли печальный. Какому ремеслу научиться — не знает.

Вернулся он во дворец, рассказал отцу о своем горе. Улыбнулся царь:

— Не печалься, сынок. Это дело поправимое.

И приказал он созвать к себе во дворец мастеров-ремесленников со всего царства. Пришли на царский зов кузнецы и печники, бондари и ткачи да плотники. Стоят в золотой зале, ждут царя, между собой шепчутся, не знают, зачем их царь призвал.

И вот выходит из покоев царь и с ним царевич. Поклонились им ремесленники.

— Здравствуйте, мастера,- говорит царь.- Собрал я вас сюда вот по

Какому делу. Хочет мой сын, царевич, выучиться какому-нибудь ремеслу. Кто из вас может его в науку взять?

Зашептались мастера, головами закачали. Нелегкая это задача — царского сына простому ремеслу учить.

— Ну, что же, никто не решается? — спрашивает царь. И подзывает он к себе мастера-слесаря, который во дворце все замки ставил. — Я знаю, ты хороший мастер. Берешься обучить царевича слесарному делу?

Растерялся слесарь.

— Отчего не обучить, ваше величество? — отвечает.- Да не знаю, угожу ли.

— А сколько времени нужно, чтобы хорошим слесарем стать? — спрашивает царевич.

Подумал слесарь:

— Да года три нужно…

— Ну, это мне не подходит,- говорит юноша.- Столько времени моя невеста ждать не станет.

Подозвал царь бондаря и спрашивает:

— Сколько времени нужно, чтобы царевича твоему ремеслу обучить? Поклонился бондарь царю:

— Два года, ваше величество.

— Нет, и это слишком долго,- говорит царевич.

Мастера за мастером всех царь спросил. Наконец дошел до последнего. Это был старый ткач — редкий искусник. Ткал он ковры такой красоты, что любоваться на них из других стран приезжали.

— Ну, а ты, старик, неужели не поможешь? — спрашивает царь. Подумал старый ткач, потер лоб:

— Хорошо, ваше величество. Я обучу царевича моему ремеслу.

— А во сколько времени? — спрашивает царевич.

— В три дня,- говорит старик.

— Вот на это я согласен,- обрадовался царевич.- Три дня — срок невелик! Пошел царский сын за старым ткачом и пробыл у него три дня. А когда вернулся во дворец — умел он ткать такие ковры, что были они не хуже работ его учителя. Выткал царевич чудесный ковер и повез его показывать своей невесте.

Приезжает он в селение, входит в саклю, ковер перед глазами красавицы раскидывает:

— Вот, погляди, чему я научился. Пойдешь теперь за меня замуж?

— Теперь пойду,- говорит девушка.

Привез ее царевич во дворец. Очень… девушка царю и царице понравилась. Благословили они сына, сыграли счастливую свадьбу, и зажил царевич с женой в мире и согласии.

Несколько лет прошло. Умер старый царь, и стал царевич царем. Вот как-то раз и говорит он жене:

— Хочу я пройти по своей земле, чтобы разузнать и проведать, что подданные про меня говорят, не затевает ли кто измену. Но сделаю я это потихоньку, чтобы никто не знал.

Оделся он в рубище нищего, взял сумку и палку и отправился бродить по стране. А государством управлять жене поручил.

Долго ходил царь по городам и селам. Пора ему скоро и домой возвращаться. Да однажды вечером заблудился он в горах и попал в дикое ущелье. Называлось оно Змеиным, и недобрая шла про него слава. Сбился царь с дороги и попал в руки разбойникам.

Потащили его разбойники в свою пещеру. А царь кричит:

— Не смейте меня трогать! Я — царь. А разбойники смеются:

— Вот еще выдумал! Станет наш царь в таких лохмотьях по горам шататься!

— Если ты царь, так давай выкуп! — кричат одни.

— Прикончим его. Что с него взять? — говорят другие. А царь и отвечает:

— Денег у меня с собой нет, но убивать меня вам все-таки невыгодно. Я могу соткать такой ковер, какого еще никто не видал. Продадите его — много денег получите. Задумались разбойники:

— А долго ты ткать будешь?

— Нет, недолго. В три дня всю работу закончу.

— Ладно,- говорят разбойники,- три дня подождать можно. Принимайся живее за работу.

Заперли они царя в подземелье, дали ему шерсти и шелку. Принялся царь ковер ткать.

Еще третьи сутки не кончились, как ковер готов был.

Вышел он весь голубой, золотыми цветами заткан. По всем четырем краям диковинные узоры бегут, между сказочными цветами невиданные птицы крылья распустили.

Глянули разбойники на ковер — так и обомлели.

— Да, такая работа дорого стоит. Повезем ковер в город продавать. Взяли они ковер и поехали в город. Целый день по базарам и по купцам ходили, чудесный ковер купить предлагали. Да не нашли покупателя. Дивятся все мастерской работе, оценивают ковер в тысячи рублей, а купить — ни у кого денег не хватает. Так и вернулись разбойники вечером в горы. Злые вернулись и заходят к царю в подземелье.

— Никто твоего ковра купить не может. Денег даже у купцов не хватает. Ни к чему твой ковер. Завтра казним тебя.

А царь и говорит:

— Погодите еще немножко. Поезжайте завтра прямо во дворец и просите, чтобы вас к жене царя допустили. Уж она-то купит мой ковер. Подумали разбойники, посудили и согласились. Утром поехали двое из них

В царский дворец. Приезжают, просят допустить их к царице. А придворные не пускают:

— Занята царица, не до вас ей. Развернули тогда ковер разбойники.

— Поглядите, что мы ей продавать привезли. Ахнули придворные, в глазах у них зарябило.

— Ну, ради такого чуда придется о вас доложить.

И пропустили разбойников к царице. А царица грустная сидит, целые дни плачет. Скучает она, беспокоится о муже. Давно все сроки прошли, а царя все нет как нет.

Вошли разбойники, поклонились.

— Погляди, царица, какой ковер у нас. Не купишь ли?

Глянула царица на ковер — и обмерла. Это не узор диковинный, это буквы причудливые по краю ковра вытканы, а из букв надпись выходит:

«Я в плену у разбойников в Змеином ущелье. Присылай помощь, не то меня казнят».

И виду не показала умная царица, что прочитала надпись. Заплатила разбойникам, не торгуясь, сколько за ковер спросили. А только они из комнаты вышли, царица всех своих главных полководцев к себе потребовала и приказала тотчас в горы отправляться, царя выручать.

Сидят вечером разбойники в своей пещере, делят деньги полученные. И вдруг-шум за дверями,

Крики, топот: целый отряд военных на ущелье наступает. Ворвались полководцы в пещеру, стали стены ощупывать, подземный ход искать. Спустились в подземелье — и вышел оттуда царь: бледный, оборванный, в лохмотьях.

Схватили тут разбойников, руки всем связали и в город на суд повезли. А царица мужа во дворце встречает и говорит:

— Уж не думала я тебя в живых видеть. Отдохнул царь, поел, вымылся, опять свое

Платье царское надел. Вышел вечером с царицей в сад, сел под розовыми кустами. А царица и говорит ему:

— Ну, что бы ты стал делать, если бы ремесла не знал? Не помогло бы тебе, что ты царь! Убили бы тебя разбойники.

В собрании Хакасского национального краеведческого музея (Абакан, Хакасия) хранятся два гобелена, который были завещаны в 1989 году ленинградским скульптором И. Н. Карачаковой-Картиной. Два французских гобелена относятся к девятому повторению серии «Месяцы Луки» («Январь» и «Февраль»), выполненные в 1737-1740 гг. на мануфактуре Гобеленов в мастерской Одрана ткачом Мишелем Одраном.

Изучая историю французских гобеленов, меня как исследователя привлекла данная серия французских гобеленов «Месяцы Луки». Из исследований выяснилось, что в настоящее время в Метрополитен-музей (Нью-Йорк) хранится повторы гобеленов серии «Месяцы Луки», которые ранее принадлежали Луи-Александру де Бурбон, графу Тулузскому (1678-1737) — третьему узаконенному сыну короля Франции Людовика XIV и маркизы де Монтеспан, его официальной фаворитки (1668-1680).

Всего данную серию «Месяцы Луки», хранящихся в Метрополитен-музей вошло 10 гобеленов (январь, март, апрель, май, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь) и 2 гобелена (февраль и июнь) в настоящее время хранятся в Музее национальной мебели в Париже.

В Метрополитен-музей гобелены серии «Месяцы Луки» поступили в 1944 году от Джона Дэвисона Рокфеллера-младшего. Метрополитен-музей – это один из крупнейших и четвёртый по посещаемости художественный музей мира. Расположен в Нью-Йорке в США по адресу Пятая авеню, дом № 1000. Сегодня в постоянной коллекции Метрополитен-музей находится более двух миллионов произведений искусства. К слову нужно сказать, что Джон Дэвисон Рокфеллер- младший (1874-1960)-крупный филантроп и один из ключевых членов известной семьи Рокфеллеров. Он был единственным сыном бизнесмена и владельца «Standard Oil» Джона Д. Рокфеллера-старшего. В 1910 году Рокфеллер-младший ушёл из компаний «Standard Oil» и начал активно заниматься филантропией. Во время Великой депрессии он разработал и стал единственным инвестором огромного, состоящего из 14 зданий комплекса Рокфеллеровского центра, расположенного в центре Манхэттена, в результате чего стал одним из крупнейших владельцев недвижимости в Нью-Йорке. В 1913 году вместе с отцом, Джоном Д. Рокфеллером-старшим и Фредериком Т. Гейтсом основал Фонд Рокфеллера — один из первых благотворительных фондов США.

Сказка голубой ковер грузинская сказка

Гобелены серии «Месяцы Луки», хранящиеся в Метрополитен-музей были созданы 1732-1737 – х годах на мануфактуре Гобеленов в Париже и также были вытканы, как и гобелены из Хакасского национального краеведческого музея в мастерской Одрана ткачом Мишелем Одраном.

Из истории текстиля во Франции известно, что Гобелен — это фамилия фламандских красильщиков шерсти и ткачей, которые в середине XV века обосновались в парижском округе Фобур-Сен-Марсель, где изначально и размещалась мануфактура, по адресу: XIII округ Парижа, улица Гобеленов, дом 42. Мануфактура Гобелен была основана в апреле 1601 года королевским указом Генриха IV по предложению его коммерческого советника Бартелеми де Лаффема. В 1597 году Генрих IV, желая составить конкуренцию знаменитым брюссельским шпалерам, организовал в предместьях Парижа мастерскую. В 1599 году король Генрих IV запретил ввоз ковров, изготовленных за границей, и одновременно с этим дал двум фламандцам — Марку де Комансу и Франсуа де ла Планшу привилегию выделки ковровых изделий, вышитых золотом и серебром, а их рабочих, также фламандцев, освободил от всех податей. Вначале фламандские мастера жили и работали в разных районах французской столицы, включая ремесленное предместье Сен-Антуан в квартале семьи Гобеленов в парижском предместье Фобур-Сен-Марсель.

Сказка голубой ковер грузинская сказка

В 1602 году Генрих IV распорядился арендовать помещения у семьи Гобелен для работы фламандских мастеров. В 1607 году французским ткачам, работавшим в Амьене и Париже, были даны особые привилегии. Квартал в юго-восточном предместье Парижа стали называть кварталом Гобеленов, а со временем все тканые ковры — шпалеры — французского производства, дабы отличать их от других, итальянских и фламандских, стали именовать гобеленами. В 1643 году с воцарением Людовика XIV начинается новая история мануфактуры Гобеленов. В 1658 году Николя Фуке, королевский «контролёр финансов», оборудовал в местечке Мэнси, близ своего замка Во-ле-Виконт, шпалерную мастерскую, в которую привлёк фламандских ткачей. Мастерскую возглавил первый живописец короля Шарль Лебрен. Мастерская просуществовала чуть более трёх лет. В 1661 году после падения Фуке, ткачей перевели в Париж и разместили в предместье столицы, в округе Фобур-Сен-Марсель, в доме, принадлежащем красильщикам шерсти по фамилии Гобелен. В истории Франции более известна как Королевская мануфактура меблировки, снабжавшая двор французских монархов со времен Людовика XIV.

В 1662 году все производства квартала Гобеленов с прилегающей территорией приобрёл министр финансов короля Жан-Батист Кольбер от имени самого Людовика XIV и превратил их в «Мануфактуру королевской меблировки», в которой стали производить не только ковры, но мебель, мозаику, изделия из бронзы: светильники и детали мебели, а также подоконники и драпировки под общим руководством первого живописца короля Шарля Лебрена. В 1663 году художник Шарль Лебрен был назначен директором Мануфактуры королевской меблировки по распоряжению первого министра Жана-Батиста Кольбера и оставался в этой должности до 1690 года. В это время Мануфактура Гобеленов представляла собой обширное производство, где работали живописцы, скульпторы, рисовальщики-орнаменталисты и гравёры, литейщики, вышивальщицы. Именно они создавали убранство интерьеров «большого стиля» Версаля и Лувра.

В 1694 году из-за финансовых проблем Французского королевства мануфактуру закрыли, но затем в 1697 году открыли вновь.

В доме Гобеленов вначале расположились четыре ткацких мастерских, затем добавили ещё две. Мануфактура насчитывала 250 рабочих, которые распределялись по нескольким отделениям, причём как лица, руководившие производством, так и рабочие, были почти исключительно иностранцы—фламандцы, голландцы и итальянцы.

Гобелены выпускали сериями, развешанные по стенам в дворцах они создавали единое целое с интерьерами «большого стиля» эпохи Короля-Солнце. Иногда гобелены ткались по формату стен конкретного помещения. Натянутыми на подрамник с пышными ткаными обрамлениями, их рассматривали как картины в рамах и теперь уже архитектура подчинялась шпалере. Тканые ковры становились главной ценностью и достопримечательностью интерьеров. На мануфактуре Гобеленов использовали шёлковые нити более 400 оттенков. Палитра используемых красок позволяла соперничать тканому произведению с живописью. «Рубчатая» фактура, создаваемая переплетением нитей основы и «утка» различной толщины, с добавлением золотых и серебряных нитей придавала цвету особенное мерцание. Применение золотых нитей одно время было столь обильным, что король Людовик ХIV вынужден был в 1685 году специальным указом запретить их использование.

В числе копировавшихся в конце ХVII-ХVIII вв. на Гобеленовой мануфактуре была серия фламандских шпалер «Месяцы Луки». Всего в данную серию входит 12 гобеленов, олицетворяющих месяцы года. Автором картонов этой серии считается нидерландский художник Лука Лейденский. Время возникновения картонов в данной фламандской серии — середина или II пол. ХVI века. До мануфактуры Гобеленов брюссельская серия изготовлялась на парижских мануфактурах в I пол. ХVII века. Серия «Месяцы Луки» за период с начала 1680 до 1770 годов копировалась на мануфактуре Гобеленов 12 раз с 5 вариантами бордюров.

Гобелены серии «Месяцы Луки» из Метрополитен-Музей были сотканы по заказу Луи-Александра де Бурбон, графа Тулузского (1678-1737) — третьего узаконенного сына короля Франции Людовика XIV и маркизы де Монтеспан, его официальной фаворитки (с 1668-1680 годы). Луи-Александр де Бурбон так же носил титулы герцога Пентьевра (с 1697 года) и герцога Рамбуйе (с 1711 года). В возрасте 5 лет мальчик получил звание адмирала Франции. В 1693 году под его началом были объединены адмиралтейство Франции и независимое до того адмиралтейство Бретани. В 1696 году был удостоен звания маршала Франции и впоследствии стал одним из командующих королевской армией. Принимал весьма деятельное участие в войне за испанское наследство. В 1704 году командовал французским флотом в сражении при Малаге. В 1706 году участвовал во Второй осаде Барселоны. После смерти Людовика XIV являлся главой морского ведомства Франции- Совета морского флота. В 1723 году граф Тулузский женился на Марии-Виктории де Ноай (1688-1766), которая родила ему единственного сына Луи Жана Мари де Бурбона (1725-1793). Умер граф Тулузский в 1737 году в своем имении Рамбуйе.

Бордюр серии «Месяцы Луки» (1732-1737), «третий вариант», составлен из желтой решетки на синем фоне. В центральной части гербовый щиток с тремя бурбонскими лилиями, увенчанный короной, по сторонам которой расположены два птичьих крыла. В центре боковых бордюров по обе стороны расположены круглые медальоны с изображением предположительно, графа Тулузского в лучах солнца. В середине нижнего бордюра расположен голубой медальон с изображением знаков зодиака, соответствующих месяцам года. На углах в картушах двойной вензель, цветы, фрукты, которые переданы очень реалистично, сплетаются в распущенные гирлянды и букеты. Сюжетные гобелены, исполнялись всегда с большим количеством серебряных и золотых нитей, обрамлённые роскошными бордюрами в виде фруктовых и цветочных гирлянд, дополненных эмблемами и картушами, покрывали все поверхности стен залов королевских резиденций, создавая у зрителя впечатление всеобъемлющей роскоши, что соответствовало эстетике и идеологии «большого стиля».

В настоящее время гобелены данной серий «Месяцы Луки» находятся в различных музеях Европы и Америки – Метрополитен-музей (Нью-Йорк), Национальном музее мебели (Париж), Галереи Дориа-Памфили (Рим), Государственном Эрмитаже (Санкт-Петербург), Хакасском национальном краеведческом музее и частных собраниях и изучение этой удивительной серии гобеленов «Месяцы Луки» становится все интереснее и увлекательнее для историков искусства.

Кандидат искусствоведения Маина Чебодаева


Adblock
detector