Сказка о аленьком цветочке читать

.. .. ..

â «Àëåíüêîì öâåòî÷êå» Ñ.Ò. Àêñàêîâà è «Ì¸ðòâûõ äóøàõ» Í.Â. Ãîãîëÿ

Ñîôüÿ Àíäðååâíà Òîëñòàÿ â âîñïîìèíàíèÿõ î Ë.Í. Òîëñòîì ïðåäåëüíî ÷¸òêî ñêàçàëà, ÷òî â «Âîéíå è ìèðå» Ëåâ Íèêîëàåâè÷ ëþáèë «ìûñëü íàðîäíóþ», à â «Àííå Êàðåíèíîé» — «ìûñëü ñåìåéíóþ». 
Ýòè âûñêàçûâàíèÿ íå òîëüêî ñòàëè àôîðèçìàìè, íî è àêêóìóëèðîâàëè â ñåáå äâå ãëîáàëüíûõ òåìû ðóññêîé ëèòåðàòóðû âòîðîé ïîëîâèíû 19 âåêà, êîòîðàÿ ñòðîèëàñü íà òðàäèöèÿõ âåëèêèõ ïðåäøåñòâåííèêîâ, ïðåæäå âñåãî, Ïóøêèíà è Ãîãîëÿ.
Ñîôüÿ Àíäðååâíà âñïîìèíàëà, ÷òî îòïðàâíîé òî÷êîé äëÿ íà÷àëà ðàáîòû ïèñàòåëÿ íàä ðîìàíîì «Àííà Êàðåíèíà» ñòàë ñëó÷àéíî ïîïàâøèéñÿ Òîëñòîìó òîì «Ïîâåñòåé Áåëêèíà».
Ïóøêèíñêàÿ íîòà ïîñëóæèëà åìó êàìåðòîíîì äëÿ ðàáîòû íàä ðîìàíîì î òðàãè÷åñêîé ëþáâè Àííû Êàðåíèíîé: «19 ìàðòà. Â÷åðà âå÷åðîì ˸âóøêà ìíå âäðóã ãîâîðèò: «À ÿ íàïèñàë ïîëòîðà ëèñòî÷êà, è, êàæåòñÿ, õîðîøî». Äóìàÿ, ÷òî ýòî íîâàÿ ïîïûòêà ïèñàòü èç âðåì¸í Ïåòðà Âåëèêîãî, ÿ íå îáðàòèëà áîëüøîãî âíèìàíèÿ. Íî ïîòîì ÿ óçíàëà, ÷òî íà÷àë îí ïèñàòü ðîìàí èç æèçíè ÷àñòíîé è ñîâðåìåííîé. È ñòðàííî îí íà ýòî íàïàë. Ñåð¸æà âñ¸ ïðèñòàâàë êî ìíå äàòü åìó ïî÷èòàòü ñòàðîé ò¸òêå âñëóõ. ß åìó äàëà «Ïîâåñòè Áåëêèíà» Ïóøêèíà. Íî îêàçàëîñü, ÷òî ò¸òÿ çàñíóëà, è ÿ, ïîëåíèâøèñü èäòè âíèç, îòíåñòè êíèãó â áèáëèîòåêó, ïîëîæèëà å¸ íà îêíî â ãîñòèíîé… Ë¸âî÷êà âçÿë ýòó êíèãó è ñòàë ïåðå÷èòûâàòü è âîñõèùàòüñÿ».
Ïîä «ïóøêèíñêîé íîòîé» ìû ïîíèìàåì  îòìå÷åííîå Â.Ã. Áåëèíñêèì ïðèñóòñòâèå «ëàðèíñêîãî íà÷àëà» â ïîëîæèòåëüíîì òèïå ðóññêîé æåíùèíû. Òàòüÿíà Ëàðèíà óçíà¸òñÿ â õàðàêòåðàõ êóëüòîâûõ ãåðîèíü ðóññêîé ëèòåðàòóðû: Êèòè Ëåâèíîé, ìëàäøåé äî÷åðè êóïöà â «Àëåíüêîì öâåòî÷êå», è Óëèíüêè Áåòðèùåâîé.
Èìåííî â ïóøêèíñêîì äóõå ïîíèìàë «ìûñëü ñåìåéíóþ» Ãîãîëü.  êîíöå ïåðâîãî òîìà «Ì¸ðòâûõ äóø» Ãîãîëü ñîîáùàë ÷èòàòåëþ, ÷òî îí åù¸ èçîáðàçèò: «÷óäíóþ ðóññêóþ äåâèöó, êàêîé íå ñûñêàòü íèãäå â ìèðå, ñî âñåé äèâíîé êðàñîòîé æåíñêîé äóøè, âñþ èç âåëèêîäóøíîãî ñòðåìëåíèÿ è ñàìîîòâåðæåíèÿ».
Ìîæíî óòâåðæäàòü, ÷òî èäåàëüíûé æåíñêèé õàðàêòåð ìûñëèëñÿ ñëàâÿíîôèëîì Ñ.Ò. Àêñàêîâûì è Ãîãîëåì îäèíàêîâî. È, õîòÿ Ãîãîëü áûë âíå ëèòåðàòóðíûõ, òåì áîëåå, ïîëèòè÷åñêèõ ïàðòèé, íè ïî êàêîìó âîïðîñó îí íå ñõîäèëñÿ òàê áëèçêî ñî ñëàâÿíîôèëàìè, ê êîòîðûì ïðèíàäëåæàëà ñåìüÿ Àêñàêîâûõ, êàê ïî âîïðîñó çíà÷åíèÿ ñåìüè â ñèñòåìå ñàìûõ ñâÿùåííûõ ñëàâÿíîôèëüñêèõ öåííîñòåé.
Ïðàâîñëàâíàÿ ñåìüÿ, ïî ìíåíèþ ñëàâÿíîôèëîâ, ñêðåïëÿëàñü, ïðåæäå âñåãî, äóõîâíûìè óçàìè. Êëàññè÷åñêèì ïðèìåðîì òàêîé ñåìüè áûëè ñåìåéñòâà Àêñàêîâûõ, Ïîãîäèíûõ è Õîìÿêîâûõ.
Òàêèì îáðàçîì, â «Àëåíüêîì öâåòî÷êå» õóäîæåñòâåííûé âûìûñåë òåñíî ñîïðÿãàëñÿ ñ ñåìåéíûìè îáñòîÿòåëüñòâàìè æèçíè àâòîðà, à ⠫̸ðòâûõ äóøàõ» «ìûñëü ñåìåéíàÿ» îïðåäåëÿëà ñþæåòíîå äâèæåíèå ïîýìû, ïîçâîëÿÿ àâòîðó íà óðîâíå ôîðìû è ñîäåðæàíèÿ äåêëàðèðîâàòü èäåè, ðîäñòâåííûå åãî ëèòåðàòóðíîìó ñîáðàòó Ñåðãåþ Òèìîôååâè÷ó Àêñàêîâó.
Ñêàçêà «Àëåíüêèé öâåòî÷åê» «çàìûêàåò» ïîâåñòü «Äåòñêèå ãîäû Áàãðîâà-âíóêà». Ïîâåñòü âûøëà â 1858 ãîäó, íî óæå â 1856 ãîäó Àêñàêîâ äåëèëñÿ ñâîèìè çàäóìêàìè ñ ñûíîì (?) â ïèñüìå îò 23 íîÿáðÿ 1856 ãîäà: «ß òåïåðü çàíÿò ýïèçîäîì â ìîþ êíèãó: ÿ ïèøó ñêàçêó, êîòîðóþ â äåòñòâå ÿ çíàë íàèçóñòü è ðàññêàçûâàë íà ïîòåõó âñåì ñî âñåìè ïðèáàóòêàìè ñêàçî÷íèöû Ïàëàãåè».
Ñêàçêó îá àëåíüêîì öâåòî÷êå Ñåðãåé Òèìîôååâè÷ óñëûøàë ðåá¸íêîì îò êëþ÷íèöû Ïåëàãåè, êîòîðóþ ïðèñûëàëè ê ìàëåíüêîìó Ñåð¸æå Àêñàêîâó âî âðåìÿ áîëåçíè äëÿ ðàçâëå÷åíèÿ è óòåøåíèÿ.
 ñòàðîäâîðÿíñêîé ñåìüå Àêñàêîâûõ, êîðíÿìè óõîäÿùåé â Õ âåê, êîãäà íà Ðóñü ïðèø¸ë ñ Ñåâåðà (èç Ñêàíäèíàâèè) ïðàùóð Àêñàêîâûõ Ñèìîí, èëè Øèìîí, áûòîâàë îáû÷àé äåðæàòü áàõàðåé, òî åñòü ñêàçèòåëåé. Ýòó ðîëü è èñïîëíÿëà ìàñòåðñêè ñëóæàíêà Ïåëàãåÿ, õðàíèòåëüíèöà êëþ÷åé îò ãîñïîäñêèõ õîðîì è êëàäîâûõ.
Êðîìå ñêàçêè êëþ÷íèöû Ïåëàãåè, èñòî÷íèêîì äëÿ «Àëåíüêîãî öâåòî÷êà», ïî ìíåíèþ èññëåäîâàòåëåé òâîð÷åñòâà Àêñàêîâà Þ. Áåãóíîâà («Èñòî÷íèêè ñêàçêè Àêñàêîâà «Àëåíüêèé öâåòî÷åê». Ñá. Àêñàêîâ Ñ.Ò. «Äåòñêèå ãîäû Áàãðîâà-âíóêà; Àëåíüêèé öâåòî÷åê. – Ì., Îëèìï; ÀÑÒ, 1988) è À.È. Øàðîâà («Âîëøåáíèêè ïðèõîäÿò ê ëþäÿì» (Ì., Äåòñêàÿ ëèòåðàòóðà, 1985), ñòàëè:
— ñêàçêà «Êðàñàâèöà è çâåðü» èç ïåðåâîäíîãî ñáîðíèêà «Äåòñêîå ó÷èëèùå, èëè Íðàâîó÷èòåëüíûå ðàçãîâîðû ìåæäó ðàçóìíîþ ó÷èòåëüíèöåþ è çíàòíûìè ðàçíûõ ëåò ó÷åíèöàìè, ñî÷èí¸ííûå íà ôðàíöóçñêîì ÿçûêå ãîñïîæîé Ëåïðåíñ äå Áîìîí»;
— îïåðà À.Ý.Ì. Ãðåãðè «Çåìèðà è Àçîð», ëèáðåòòî êîòîðîé áûëî íàïèñàíî íà îñíîâå ñêàçêè Áîìîí, êîòîðóþ Ñåðãåé Òèìîôååâè÷ Àêñàêîâ ñìîòðåë â äåòñòâå íà ñöåíå Êàçàíñêîãî òåàòðà;
— ðóññêàÿ íàðîäíàÿ ñêàçêà «Çàêëÿòûé öàðåâè÷»;
— àíòè÷íûé ìèô îá Àìóðå è Ïñèõåå, ïåðåñêàçàííûé Àïóëååì â ðîìàíå «Çîëîòîé îñ¸ë».
Ìîòèâû ìèôà îá Àìóðå è Ïñèõåå, ïåðåîñìûñëåííûå â íàðîäíîì ñîçäàíèè êàê ñêàçêà î «Êðàñàâèöå è Çâåðå», âåñüìà ñèëüíû âî âòîðîì òîìå «Ì¸ðòâûõ äóø», ãäå Çâåðåì ÿâëÿåòñÿ ×è÷èêîâ, à Êðàñàâèöåé – Óëèíüêà Áåòðèùåâà.
 ãîãîëåâåäåíèè øèðîêî ðàñïðîñòðàíåíà òî÷íî çðåíèÿ íà òî, ÷òî ïîâåñòü «Ñòàðîñâåòñêèå ïîìåùèêè» î ñåìåéíîì ñ÷àñòüå Àôàíàñèÿ Èâàíîâè÷à è Ïóëüõåðèè Èâàíîâíû Òîâñòîãóáîâ ñîçäàâàëàñü íå áåç âëèÿíèÿ ëåãåíäû î Ôèëèìîíå è Áàâêèäå.
Çàêîíîìåðíî, ÷òî àíòè÷íûå ìîòèâû ïðèñóòñòâóþò è â ãëàâíîì òâîð÷åñêîì ñîçäàíèè Ãîãîëÿ – ïîýìå «Ì¸ðòâûå äóøè».  ïåðâîì òîìå Ãîãîëü, ðàññêàçûâàÿ î ÷èíîâíèêàõ ãîðîäà NN, èñïîëüçóåò âûðàæåíèå, ñòàâøåå êðûëàòûì – «ãóáåðíñêèé Îëèìï». Äî÷ü ãóáåðíàòîðà Ãîãîëü ñðàâíèâàåò ñî ñòàòóåé, èçáåãàÿ, ïðàâäà, ñëîâà «àíòè÷íàÿ»: «Êàçàëîñü, îíà âñÿ ïîõîäèëà íà êàêóþ-òî èãðóøêó, îò÷¸òëèâî âûòî÷åííóþ èç ñëîíîâîé êîñòè; îíà òîëüêî îäíà áåëåëà è âûõîäèëà ïðîçðà÷íîþ è ñâåòëîþ èç ìóòíîé è íåïðîçðà÷íîé òîëïû». Äàëåå ñîâåðøåííî â òîí âîñïðèÿòèþ ×è÷èêîâûì ïðåêðàñíîé, íî õîëîäíîé äåâóøêè âîçíèêàåò èìÿ Äèîãåíà: «À ìåæäó òåì ãåðîþ íàøåìó ãîòîâèëàñü ïðåíåïðèÿòíåéøàÿ íåîæèäàííîñòü: â òî âðåìÿ, êîãäà áëîíäèíêà çåâàëà, à îí ðàññêàçûâàë åé êîå-êàêèå â ðàçíûå âðåìåíà ñëó÷àâøèåñÿ èñòîðèéêè, è äàæå êîñíóëñÿ áûëî ãðå÷åñêîãî ôèëîñîôà Äèîãåíà, ïîêàçàëñÿ èç ïîñëåäíåé êîìíàòû Íîçäð¸â».
Íîçäð¸â ïîëíîñòüþ ðàçðóøàåò ïëàíû ×è÷èêîâà, âèäåâøåãî â ãóáåðíàòîðñêîé äî÷êå, ïðåòåíäåíòêó íà ðóêó è ñåðäöå, ëàêîìûé êóñîê ñ ïðèäàíûì â âîæäåëåííûå äâåñòè òûñÿ÷ ðóáëåé.
Áåãñòâî ×è÷èêîâà èç ãîðîäà è ðàññòàâàíüå ñ «áëîíäèíêîé» íå ñòàëî äëÿ ãåðîÿ òðàãåäèåé, ïîñêîëüêó îíà íå ìîãëà ïðåòåíäîâàòü íà ðîëü Êðàñàâèöû, ïðåîáðàçèâøåé ñâîåé ãîðÿ÷åé ëþáîâüþ Çâåðÿ.
Ïðîäîëæåíèå «Ì¸ðòâûõ äóø» îáåùàëî Ïðåîáðàæåíèå ×è÷èêîâà, è Ãîãîëü â¸ë åãî ê âñòðå÷å ñ èñòèííîé Êðàñàâèöåé – Óëèíüêîé Áåòðèùåâîé, ïðîîáðàçîì êîòîðîé, ïî ñëîâàì Èâàíà Ñåðãååâè÷à Àêñàêîâà, áûëà åäèíñòâåííàÿ æåíùèíà, â êîòîðóþ Ãîãîëü áûë âëþáë¸í – Àííà Ìèõàéëîâíà Âèåëüãîðñêàÿ.
Óëèíüêà â îòëè÷èå îò õîëîäíîé èíñòèòóòêè îõàðàêòåðèçîâàíà àâòîðîì êàê «÷òî-òî æèâîå, êàê ñàìà æèçíü» è îòìå÷åíà äóøåâíûì áëàãîðîäñòâîì, íàïðèìåð: «…ãíåâ å¸ âñïûõèâàë òîëüêî òîãäà, êîãäà îíà ñëûøàëà î êàêîé áû òî íè áûëî íåñïðàâåäëèâîñòè èëè äóðíîì ïîñòóïêå ñ êåì áû òî íè áûëî. Íî íèêîãäà íå ãíåâàëàñü è íèêîãäà íå ñïîðèëà îíà çà ñåáÿ ñàìî¸ è íå îïðàâäûâàëà ñåáÿ. Ãíåâ ýòîò èñ÷åçíóë áû â ìèíóòó, åñëè áû îíà óâèäåëà â íåñ÷àñòèè òîãî ñàìîãî, íà êîãî îíà ãíåâàëàñü. Ïðè ïåðâîé ïðîñüáå î ïîäàÿíèè êîãî áû òî íè áûëî îíà ãîòîâà áûëà áðîñèòü åìó âåñü ñâîé êîøåë¸ê, ñî âñåì, ÷òî â í¸ì íè (áûëî), íå âäàâàÿñü íè â êàêèå ðàññóæäåíèÿ è ðàñ÷¸òû. … Ïðè íåé êàê-òî ñìóùàëñÿ íåäîáðûé ÷åëîâåê è íåìåë; ñàìûé ðàçâÿçíûé è áîéêèé íà ñëîâà íå íàõîäèë ñ íåþ ñëîâà è òåðÿëñÿ, à çàñòåí÷èâûé ìîã ðàçãîâîðèòüñÿ  ñ íåþ, êàê íèêîãäà â æèçíè ñâîåé íè ñ êåì, è ñ ïåðâûõ ìèíóò ðàçãîâîðà åìó óæå êàçàëîñü, ÷òî ãäå-òî è êîãäà-òî îí çíàë å¸ è êàê áû ýòè ñàìûå ÷åðòû å¸ åìó ãäå-òî óæå âèäåëèñü, ÷òî ñëó÷èëîñü ýòî âî äíè êàêîãî-òî íåçàïàìÿòíîãî ìëàäåí÷åñòâà, â êàêîì-òî ðîäíîì äîìå, âåñ¸ëûì âå÷åðîì ïðè ðàäîñòíûõ èãðàõ äåòñêîé òîëïû, è íàäîëãî ïîñëå òîãî ñòàíîâèëñÿ åìó ñêó÷íûì ðàçóìíûé âîçðàñò ÷åëîâåêà».
Ïî ñâèäåòåëüñòâàì ñëóøàâøèõ âòîðîé òîì «Ì¸ðòâûõ äóø» Ä.À. Îáîëåíñêîãî è À.Î. Ñìèðíîâîé ñ Óëèíüêîé, êàê è ñ ãåðîèíåé «Àëåíüêîãî öâåòî÷êà», ñëó÷àëèñü ñîáûòèÿ, êîãäà âîëåþ ñóäüáû, îíà ïåðåíîñèëèñü çà òðèäåâÿòü çåìåëü îò ðîäíîãî äîìà, îò áàòþøêè. Êñòàòè, êàê è ìëàäøàÿ äî÷ü êóïöà Óëèíüêà, íå èìååò ìàòåðè è ÿâëÿåòñÿ îòöîâñêîé ëþáèìèöåé. 
Æåíèõ Óëèíüêè Òåíòåòíèêîâ ïîïàäàåò â Ñèáèðü íà êàòîðãó. Îíà åäåò çà íèì. Òàì îíè âåí÷àþòñÿ. Òàì, íåñìîòðÿ íà èñïûòàíèÿ ñóäüáû, æèâóò äóøà â äóøó.
À.Î. Ñìèðíîâà âñïîìèíàëà î òîì, êàê Ãîãîëü ÷èòàë åé â Íèööå â 1843 ãîäó îòðûâêè èç ñîææ¸ííîãî â ìàå 1845 ãîäà âî Ôðàíêôóðòå íà Ìàéíå âòîðîãî òîìà «Ì¸ðòâûõ äóø» è èç òðåòüåãî òîìà ïîýìû: «Ãîãîëü áûë î÷åíü íåðâåí è áîÿëñÿ ãðîçû. Ðàç êàê-òî â Íèööå, êàæåòñÿ, îí ÷èòàë ìíå îòðûâêè èç âòîðîé è òðåòüåé ÷àñòè «Ì¸ðòâûõ äóø», à ýòî áûëî íå ëåãêî óïðîñèòü åãî ñäåëàòü. Îí óïèðàëñÿ, êàê õîõîë, è ÷åì áîëüøå ïðîñèøü, òåì ñèëüíåå îí óïèðàåòñÿ. Íî òóò êàê-òî îí ðàñòàÿë, ñèäåë ó ìåíÿ è âäðóã âûíóë èç-çà ïàçóõè òîëñòóþ òåòðàäü è, íè÷åãî íå ãîâîðÿ, îòêàøëÿëñÿ è íà÷àë ÷èòàòü. ß âñÿ îáðàòèëàñü â ñëóõ. Äåëî øëî îá Óëåíüêå, áûâøåé óæå çàìóæåì çà Òåíòåòíèêîâûì. Óäèâèòåëüíî áûëî îïèñàíî èõ ñ÷àñòèå, âçàèìíîå îòíîøåíèå è âîçäåéñòâèå îäíîãî íà äðóãîã
Ó Ä.À. Îáîëåíñêîãî ÷èòàåì â îòïîâåäè íà ïîïûòêè ã. ßñòðæåìáñêîãî îïóáëèêîâàòü îïóáëèêîâàííûå èì â «Ðóññêîé ñòàðèíå» â ÿíâàðå 1872 ãîäà âàðèàíòû «Ì¸ðòâûõ äóø», ñî÷èíåííûå ñàìèì ã. ßñòðæåìáñêèì: «Åæåëè ã. ßñòðæåìáñêèé æåëàåò ïðîäîëæàòü ñâîþ çàáàâó, òî ÿ ìîãó óêàçàòü åìó åù¸ íåñêîëüêî ìîòèâîâ èç ïîñëåäíèõ ãëàâ âòîðîé ÷àñòè, î êîòîðûõ ã. Àðíîëüäè íå óïîìèíàåò, íî êîòîðûå ÿ ñëûøàë îò Øåâûð¸âà. Íàïðèìåð: â òî âðåìÿ êîãäà Òåíòåòíèêîâ, ïðîáóæä¸ííûé îò ñâîåé àïàòèè âëèÿíèåì Óëåíüêè, áëàæåíñòâóåò, áóäó÷è å¸ æåíèõîì, åãî àðåñòîâûâàþò è îòïðàâëÿþò â Ñèáèðü; ýòîò àðåñò èìååò ñâÿçü ñ òåì ñî÷èíåíèåì, êîòîðîå îí ãîòîâèë î Ðîññèè, è ñ äðóæáîé ñ íåäîó÷èâøèìñÿ ñòóäåíòîì ñ âðåäíûì ëèáåðàëüíûì íàïðàâëåíèåì. Îñòàâëÿÿ äåðåâíþ è ïðîùàÿñü ñ êðåñòüÿíàìè, Òåíòåòíèêîâ ãîâîðèò èì ïðîùàëüíîå ñëîâî (êîòîðîå, ïî ñëîâàì Øåâûð¸âà, áûëî çàìå÷àâòåëüíîå õóäîæåñòâåííîå ïðîèçâåäåíèå). Óëåíüêà ñëåäóåò çà Òåíòåòíèêîâûì â Ñèáèðü, — òàì îíè âåí÷àþòñÿ è ïðî÷.»
Åñòåñòâåííî, ÷òî ×è÷èêîâ íå ìîã íå âñòðåòèòüñÿ â Ñèáèðè ñî ñâîèìè ñòàðûìè çíàêîìûìè. Êàðòó Ñèáèðè Ãîãîëü áðàë äëÿ èçó÷åíèÿ ìåñòà äåéñòâèÿ âòîðîãî òîìà â ñåìüå Àêñàêîâûõ.
Íåîáõîäèìî îòìåòèòü, ÷òî â «Àëåíüêîì öâåòî÷êå» è ⠫̸ðòâûõ äóøàõ» îäíèì èç êëþ÷åâûõ îáðàçîâ-ñèìâîëîâ ÿâëÿåòñÿ ñàä.
 ñàäó ïðîèñõîäÿò îñíîâíûå ñöåíû «Àëåíüêîãî öâåòî÷êà». Îáðàç-ñèìâîë ñàäà â ïîìåñòüå Áåòðèùåâà, ïî ñëîâàì Ëüâà Àðíîëüäè, áûë ïðåâîñõîäåí è íè â ÷¸ì íå óñòóïàë îïèñàíèþ ñàäà â ïîìåñòüå Ïëþøêèíà.
Èìåííî â ñàäó Áåòðèùåâûõ, ïîëó÷èâ ñîãëàñèå ãåíåðàëà íà áðàê ñ åãî äî÷åðüþ, Òåíòåòíèêîâ  ïåðåæèâàåò ìèíóòû íåâûðàçèìîãî, íåñêàçàííîãî ñ÷àñòüÿ, êîãäà äóøà åãî ñëèâàåòñÿ ñ îêðóæàþùèì ìèðîì, âîñêðåñàåò äëÿ íîâîé æèçíè.
Âèäèìî, íà êàòîðãå, Òåíòåòíèêîâ, ïîäîáíî äåêàáðèñòàì, äîëæåí áûë ïðèéòè ê ðóññîèñòñêîìó îòíîøåíèþ ê äåéñòâèòåëüíîñòè: íà÷àòü âîçäåëûâàòü ñàä, ÷åì îí íå çàíèìàëñÿ â ñâî¸ì ïîìåñòüå, çàïóñòèâ õîçÿéñòâî è ïîòåðÿâ óâàæåíèå êðåñòüÿí.
Èçâåñòíî, ÷òî äåêàáðèñòû â Ñèáèðè ïðîâîäèëè ñåëüñêîõîçÿéñòâåííûå îïûòû: óñòðàèâàëè îðàíæåðåè è òåïëèöû, âûðàùèâàëè â íèõ îâîùè, äîòîëå â òåõ ìåñòàõ íå âîäèâøèåñÿ, íàïðèìåð, îãóðöû.
Æèçíüþ äåêàáðèñòîâ â Ñèáèðè Ãîãîëü èíòåðåñîâàëñÿ, áûë î íåé îñâåäîìë¸í, ÷åìó ñïîñîáñòâîâàëà ìíîãîëåòíÿÿ äðóæáà ïèñàòåëÿ ñ Íàäåæäîé Íèêîëàåâíîé Øåðåìåòåâîé – ò¸ùåé äåêàáðèñòà Èâàíà ßêóøêèíà.
Ïðîéäÿ ÷åðåç Íåð÷èíñêèå ðóäíèêè, íåêîòîðûå äåêàáðèñòû ïåðåñìîòðåëè ñâîè ïîëèòè÷åñêèå âçãëÿäû, îòêàçàâøèñü îò ðàäèêàëüíûõ èäåé è ïðèäÿ ê Ïðàâîñëàâèþ, ÷òî, íàïðèìåð, ïðîèçîøëî ñ Åâãåíèåì Ïåòðîâè÷åì Îáîëåíñêèì, æåíèâøèìñÿ â Ñèáèðè íà êðåñòüÿíêå. Å.Ï. Îáîëåíñêèé, áûë ïðîù¸í Öàð¸ì, à åãî äåòè ïîëó÷èëè ïðàâî íîñèòü êíÿæåñêèé òèòóë.   
Ïðîìåæóòî÷íûì îáðàçîì ìåæäó èíñòèòóòêîé è Óëèíüêîé áûëà, âèäèìî, ãåðîèíÿ èç íàðîäà. ×è÷èêîâ, ñòàâ óæå áîãàò, âñòðåòèë «áàá¸íêó, ñâåæóþ è êðåïêóþ, êàê ÿäð¸íàÿ ðåïà», èç-çà óâëå÷åíèÿ êîòîðîé ðàññûïàëîñü åãî êîììåð÷åñêîå ñ÷àñòüå.
Âîçìîæíî, îáðàç ýòîé «áàá¸íêè» ñíîâà áû âîçíèê â Ñèáèðè, íà êàòîðãå, ãäå «èñïðàâëÿëèñü» ×è÷èêîâ è Òåíòåòíèêîâ. È «áàá¸íêà» ñòàëà áû áîðîòüñÿ çà ñåðäöå ×è÷èêîâà,  «ïîäñòðåëåííîå», êàê âûðàæàëèñü ãóáåðíñêèå ÷èíîâíèêè-áûâøèå ïðèÿòåëè ×è÷èêîâà, Óëèíüêîé Òåíòåòíèêîâîé.
Òàêèì îáðàçîì, âîçíèê áû ìîòèâ áóíèíñêîé «Äåðåâíè», ãäå äåêëàðèðîâàëàñü ìûñëü î ñèìáèîçå Ðóñè êðåñòüÿíñêîé è Ðóñè äâîðÿíñêîé.
Âïðî÷åì, êîðíÿìè ýòà òåìà óõîäèò â «Áàðûøíþ-êðåñòüÿíêó» À.Ñ. Ïóøêèíà.
Õàðàêòåðèñòèêà «áàá¸íêè» ìîæåò ðàññìàòðèâàòüñÿ è êàê ïàðîäèÿ íà ïèñàòåëåé, óâëåêàþùèõñÿ èçîáðàæåíèåì ñëèøêîì èäåàëüíûõ æåíùèí.
Åñòåñòâåííî, ÷òî æèçíü Òåíòåòíèêîâà íà êàòîðãå áûëà îñâåùåíà ñâåòîì äóøè åãî æåíû. Ñëàâÿíîôèëû è Ãîãîëü ñ íèìè ñ÷èòàëè, ÷òî æåíùèíà – ýòî èñòî÷íèê ñâåòà. Ïåðâîå ÿâëåíèå Óëèíüêè íà ñòðàíèöàõ âòîðîãî òîìà ïîêàçàíî ãëàçàìè ×è÷èêîâà, êîòîðûé îêàçûâàåòñÿ ñïîñîáíûì âîñïðèíèìàòü æåíùèíó óæå íå òîëüêî ÷åðåç ïðèçìó äâóõñîò òûñÿ÷ ðóáëåé ïðèäàíîãî: «Â êàáèíåòå ïîñëûøàëñÿ øîðîõ. Îðåõîâàÿ äâåðü ðåçíîãî øêàôà îòâîðèëàñü ñàìà ñîáîþ. Íà îáðàòíîé ïîëîâèíå ðàñòâîð¸ííîé äâåðè, óõâàòèâøèñü ÷óäåñíîé ðóêîé çà ðó÷êó äâåðè, ÿâèëàñü æèâàÿ ôèãóðêà. Åñëè áû â ò¸ìíîé êîìíàòå âäðóã âñïûõíóëà ïðîçðà÷íàÿ êàðòèíà, îñâåù¸ííàÿ ñçàäè ëàìïîþ, îíà áû íå ïîðàçèëà òàê, êàê ýòà ñèÿâøàÿ æèçíüþ ôèãóðêà, êîòîðàÿ òî÷íî ïðåäñòàëà çàòåì, ÷òîáû îñâåòèòü êîìíàòó. Êàçàëîñü, êàê áû âìåñòå ñ íåþ âëåòåë ñîëíå÷íûé ëó÷ â êîìíàòó, îçàðèâøè âäðóã ïîòîëîê, êàðíèç è ò¸ìíûå óãëû 帅. Íåñìîòðÿ íà òî, ÷òî ×è÷èêîâó ïî÷òè çíàêîìî áûëî ëèöî å¸ ïî ðèñóíêàì  Àíäðåÿ Èâàíîâè÷à, îí ñìîòðåë íà íå¸ êàê îòîðîïåëû酻
 «Àëåíüêîì öâåòî÷êå»  ëó÷åçàðíûé öâåòî÷åê êàê îáðàç âíåøíåé êðàñîòû íå çàòìåâàåò âíóòðåííåãî ñâåòà ãåðîèíè.  ðóñëî ñëàâÿíîôèëüñêîé òåçû î êðèòåðèÿõ èñòèííîé æåíñòâåííîñòè ëîæèòñÿ è ñòèõîòâîðåíèå À.Ñ. Õîìÿêîâà «Ëàìïàäà», ïîñâÿù¸ííîå Õîìÿêîâûì æåíå:
Ëàìïàäà ïîçäíÿÿ ãîðåëà
Ïðåä ñîííîé ëåíèþ ìîåé,
È òû âçîøëà è òèõî ñåëà
 ñëèÿíüè ìðàêà è ëó÷åé.
Ãîëîâêè ðóñîé î÷åðê íåæíûé
 òåíè ñêðûâàëñÿ, à ÷åëî –
Ñâÿòûíÿ äóìû áåçìÿòåæíîé –
Áåëåëî ÷èñòî è ñâåòëî.
Óñòà ñ óëûáêîþ ñïîêîéíîé,
Ãëàçà ñ ëàçóðíîé èõ êðàñîé,
Âñ¸ ÷óäíûì ìèðîì, ìûñëüþ ñòðîéíîé1
 òåáå ñèÿëî ïðåäî ìíîé.
Êðóãîì – ãëóáîêîå ìîë÷àíèå;
Êàçàëîñü, ýòî äèâíûé ñîí,
È ÿ ãëÿäåë, ñòàèâ äûõàíüå,
Áîÿëñÿ, ÷òîá íå ñêðûëñÿ îí.
Âîîáùå, âñÿ ëó÷øàÿ ðóññêàÿ ëþáîâíàÿ ëèðèêà è ïðîçà ïðîíèêíóòû èñèõàñòñêèìè ìîòèâàìè ñâåòà, ïîêîÿ, òèøèíû, áåçìîëâèÿ. Ñâîé èäåàë ñâåðøåíèÿ ñ÷àñòëèâîãî áðàêà Ãîãîëü ñôîðìóëèðîâàë â ïüåñå «Æåíèòüáà», â êîòîðîé Êî÷êàð¸â îáåùàåò Ïîäêîëåñèíó æåíèòü åãî òàê åñòåñòâåííî è ëåãêî, êàê ïðîíèêàåò â ìèð ñîëíå÷íûé ñâåò: «ß òåáÿ æåíþ òàê, ÷òî è íå óñëûøèøü».
Íåñêîëüêî ñëîâ î ñóäüáå âíó÷êè Àêñàêîâà Îëåíüêè, äëÿ êîòîðîé è áûëà íàïèñàíà ñêàçêà «Àëåíüêèé öâåòî÷åê».
Èç äåñÿòè äåòåé Ñåðãåÿ Òèìîôååâè÷à Àêñàêîâà ñâîåé ñåìü¸é îáçàâåëèñü òîëüêî äâà ñûíà – Èâàí è Ãðèãîðèé è äî÷ü Ìàðèÿ – Ìàðèõåí. Ìàðèè, êîòîðóþ â ñåìüå Àêñàêîâûõ çâàëè Ìàðèõåí, ëþáÿùèé áðàò Êîíñòàíòèí ïîñâÿòèë ñòèõîòâîðåíèå «Ìîé Ìàðèõåí òàê óæ ìàë», ñòàâøåå èçâåñòíîé äåòñêîé ïåñåíêîé «Ìîé Ëèçî÷åê òàê óæ ìàë», ìóçûêó ê êîòîðîé ñî÷èíèë Ï.È. ×àéêîâñêèé.
Ó Èâàíà Ñåðãååâè÷à, æåíèâøåãîñÿ íà äî÷åðè Òþò÷åâà Àííå Ô¸äîðîâíå, äåòåé íå áûëî. Ó Ìàðèè Ñåðãååâíû (â çàìóæåñòâå Òîìàøåâñêîé) äåòåé òîæå íå áûëî. Ó Ãðèãîðèÿ Ñåðãååâè÷à áûëî ÷åòâåðî äåòåé.
Îëüãà Ãðèãîðüåâíà ðîäèëàñü â 1848 ãîäó â Ñèìáèðñêå, çàìóæåì íå áûëà, äîæèëà äî ïðåêëîííûõ ëåò, ïåðåæèëà òðè ðóññêèå ðåâîëþöèè è ãðàæäàíñêóþ âîéíó. Ñ 1914 ãîäà Îëüãà Ãðèãîðüåâíà æèëà â ñåëå ßçûêîâî Ìîãóòîâñêîé âîëîñòè Áóçóëóêñêîãî óåçäà, íûíå Áîðñêèé ðàéîí Ñàìàðñêîé îáëàñòè. Ñîâåòñêàÿ âëàñòü íàçíà÷èëà åé ïåíñèþ êàê âíó÷êå âûäàþùåãîñÿ ðóññêîãî ïèñàòåëÿ, êðåñòüÿíå, ñòàâøèå ñîâåòñêèìè, å¸ ëþáèëè.
«Àëåíüêèé öâåòî÷åê» ïðîäîëæèë æèçí â ñîâåòñêîé ëèòåðàòóðå àíòèñîâåòñêîãî ñîäåðæàíèÿ.
 íåñêîëüêî òðàíñôîðìèðîâàííîì âèäå îí âîñêðåñ â ðîìàíå Áóëãàêîâà «Ìàñòåð è Ìàðãàðèòà». Æèâóùàÿ â ðîñêîøíîì çàìêå ñ íåëþáèìûì ìóæåì ãåðîèíÿ, ãóëÿÿ ïî óëèöå ñ áóêåòèêîì ìèìîç, âñòðå÷àåò áåäíîãî ïèñàòåëÿ, ðàçóâåðèâøåãîñÿ â ñâî¸ì òàëàíòå. Ëþáîâü, âîçíèêøàÿ ìåæäó íèìè ñ ïåðâîãî âçãëÿäà, äà¸ò âîçìîæíîñòü ãåðîèíå-êðàñàâèöå óâèäåòü â ãåðîå-íåóäà÷íèêå âåëèêîãî Ìàñòåðà, è çàñòàâëÿåò å¸ áðîñèòü íàëàæåííûé áûò ðàäè ëþáâè Êñòàòè, ñëîâî «áûò» ñ ïðèñòàâêîé «íîâûé» áûëî îäíèì èç êëþ÷åâûõ ïîíÿòèé ñîâåòñêîé èäåîëîãèè.
«Íîâûé áûò» ïîäðàçóìåâàë ñâîáîäíóþ ëþáîâü, îòâåðãàâøóþ ðåëèãèîçíûå ïðåäðàññóäêè.
Ñâèäàíèÿ Ìàñòåðà è Ìàðãàðèòû ïðîõîäÿò â äîìèêå, ñïðÿòàâøåìñÿ â òåíèñòîì ñèðåíåâîì ñàäó â ñàìîì öåíòðå Ìîñêâû.  ôèíàëå, îäíàêî, èì äàðîâàí ïîêîé â ðàéñêèõ êóùàõ íà áåðåãó êàñòàëüñêîé ÷èñòîòû ðó÷üÿ.
Ñåìåéíîå ñ÷àñòüå Ãîãîëþ, â îòëè÷èå îò Ìàñòåðà,  áûëî íå ñóæäåíî. Íî ÷àñòî îêîëî ïàìÿòíèêà ïèñàòåëþ íà Íèêèòñêîì áóëüâàðå ëåæàò ñâàäåáíûå áóêåòû. Èëè îäèíîêèå öâåòû, ïîëîæåííûå ëþáÿùåé ðóêîé.
È åù¸. Ðóññêàÿ ëèòåðàòóðà ýêçèñòåíöèàëüíà ïî ñâîåé ïðèðîäå. Ÿ ýêçèñòåíöèàëüíîñòü ïîðîæäåíà ãëóáîêèì âñåïðîíèêàþùèì âëèÿíèåì íà íå¸ óñòíîãî íàðîäíîãî òâîð÷åñòâà, êîòîðîå «îòêðûëè» äëÿ ñåáÿ, áîãîòâîðèëè è ïðîïàãàíäèðîâàëè ñëàâÿíîôèëû: ñêàçîê, áûëèí, ïåñåí.
 ñêàçêàõ äåéñòâèå âñåãäà ñîâåðøàåòñÿ íà êðàþ: ìåæäó äâóìÿ ìèðàìè, íà êðóòîì áåðåãó, íà îáðûâå, â ãëóõîì ëåñó, â øèðîêîì ïîëå, â ãëóáèíå âîä, â íåäðàõ çåìëè, îäíèì ñëîâîì, â ýêñòðåìàëüíûõ óñëîâèÿõ.
Âëàäèìèð Òóðáèí ïîäìåòèë, ÷òî êëþ÷åâîå ñëîâî ðóññêèõ ñêàçîê «âäðóã» îïðåäåëÿåò ñþæåòíûé õîä âñåõ ïðîèçâåäåíèé Äîñòîåâñêîãî. Áåçóñëîâíî, ýêçèñòåíöèàëüíîñòü ñâîéñòâåííà è Ãîãîëþ – åãî ïðåäøåñòâåííèêó.
Ñàðòð ãîâîðèë, ÷òî ýêçèñòåíöèàëèçì ïîäðàçóìåâàåò ãóìàíèçì, âñåãäà, â ñâîþ î÷åðåäü, ïîäðàçóìåâàþùèé ñâåò â êîíöå òîííåëÿ.
Âûäàþùèéñÿ ñîâðåìåííûé ðóññêèé ôèëîñîô Ãåîðãèé Ãà÷åâ óòâåðæäàë, ÷òî â ðóññêîé ëèòåðàòóðå äåâÿòíàäöàòîãî ÷àùå âñåãî èçîáðàæàåòñÿ ëþáîâü ïëàòîíè÷åñêàÿ, òðàãè÷åñêàÿ, íåñáûâøàÿñÿ, è ÷òî èìåííî òàêîé áûâàåò ðóññêàÿ ëþáîâü.
 ñâåòå òåçû Ãà÷åâà îáðàç ×è÷èêîâà ìîæíî è äîëæíî ðàññìàòðèâàòü íå êàê êîìè÷åñêîãî, à êàê äðàìàòè÷åñêîãî, äàæå òðàãè÷åñêîãî ïåðñîíàæà, èñõîäÿ èç ñîáûòèé íå òîëüêî ïåðâîãî, íî è âòîðîãî òîìà ïîýìû «Ì¸ðòâûå äóøè», ãäå ïðîíèêíîâåííî îïèñàíû ñòðàäàíèÿ îäèíîêîé äóøè Ïàâëà Èâàíîâè÷à.
 Â ýòè îïèñàíèÿ Ãîãîëü áðîñèë ïûëàþùèå óãîëüÿ èç ñâîåé àâòîðñêîé äóøè: «Ïðåäñòàâëÿëîñü åìó è ìîëîäîå ïîêîëåíèå, äîëæåíñòâîâàâøåå óâåêîâå÷èòü ôàìèëüþ ×è÷èêîâûõ: ðåçâóí÷èê ìàëü÷èøêà è êðàñàâèöà äî÷êà, èëè äàæå äâà ìàëü÷óãàíà, äâå è äàæå òðè äåâ÷îíêè, ÷òîáû áûëî âñåì èçâåñòíî, ÷òî îí äåéñòâèòåëüíî æèë è ñóùåñòâîâàë, à íå òî ÷òî ïðîø¸ë êàêîé-íèáóäü òåíüþ èëè ïðèçðàêîì ïî çåìëå, — ÷òîáû íå áûëî ñòûäíî è ïåðåä îòå÷åñòâîì. Òîãäà åìó íà÷èíàëî ïðåäñòàâëÿòüñÿ äàæå è òî, ÷òî íåäóðíî áû è ê ÷èíó íåêîòîðîå ïðèáàâëåíèå: ñòàòñêèé ñîâåòíèê, íàïðèìåð, ÷èí ïî÷òåííûé è óâàæèòåëüíûé… Ìàëî ëè ÷åãî íå ïðèõîäèò â óì âî âðåìÿ ïðîãóëîê ÷åëîâåêó, ÷òî òàê ÷àñòî óíîñèò ÷åëîâåêà îò ñêó÷íîé íàñòîÿùåé ìèíóòû, òåðåáèò, äðàçíèò, øåâåëèò âîîáðàæåíüå è áûâàåò åìó ëþáî äàæå òîãäà, êîãäà óâåðåí îí ñàì, ÷òî ýòî íèêîãäà íå ñáóäåòñÿ!»
Âîçâûøåííîñòü ãîãîëåâñêîé äóøè, ðîæä¸ííîé íå äëÿ ìèðà, íî äëÿ ìîíàñòûðÿ, òîíêî ÷óâñòâîâàë ëþáèâøèé åãî Ñ.Ò. Àêñàêîâ, êîòîðîìó Ãîãîëü äîâåðèòåëüíî ïèñàë â 1842 ãîäó èç Ãàñòåéíà: «Ïðåêðàñíûé îáðàç, âñòðå÷åííûé íà çåìëå, òóò óòâåðæäàåòñÿ âå÷íî; âñ¸, ÷òî íà çåìëå óìèðàåò, òî æèâ¸ò çäåñü âå÷íî, òî âîñêðåøàåòñÿ åþ, ñåé ëþáîâüþ â íåé æå, â ëþáâè, — è îíà áåñêîíå÷íà, êàê áåñêîíå÷íî íåáåñíîå áëàæåíñòâî».
Èíòåðåñíî, ÷òî Íèêîëàé Ðóáöîâ òîæå âûáðàë àëåíüêèé öâåòî÷åê êàê ñèìâîë ñåìåéíîé æèçíè, ñèìâîë ëþáâè ñûíà ê ìàòåðè («Â ãîðíèöå»).

Собирается богатый купец по делам торговым в тридевятое царство, в тридесятое государство. Перед отъездом спрашивает он трёх своих дочерей, какие гостинцы им привезти. Старшая попросила золотой венец, средняя зеркало из хрусталя, а младшая — самая любимая — аленький цветочек, краше которого нет во всём белом свете.

Ездит купец по странам заморским, покупает-продаёт товары. Отыскал гостинцы для старших дочерей, а для младшей найти никак не может. Видит он много цветочков аленьких, но никто не может поручиться, что краше этого цветочка нет во всём свете.

Едет купец домой, и нападают на его караван разбойники. Бросил купец свои товары и побежал в дремучий лес. Бродит купец по лесу и вдруг видит чертог в серебре, золоте, каменьях самоцветных. Зашёл он во внутрь, а там убранство везде царское, а нет никого. Только подумал купец о еде, как появился пред ним стол убранный-разубранный. Хочет купец поблагодарить хозяина за хлеб-соль, да некого.

Отдохнул купец, выспался, решил по саду прогуляться. А в том саду цветут цветы распрекрасные, летают птицы невиданные и песни поют райские. Вдруг видит купец цветочек аленький, красоты невиданной. Сорвал купец цветочек, в тот же миг блеснула молния, ударил гром, и появился перед купцом зверь не зверь, человек не человек, чудище страшное и мохнатое. Заревело чудище на купца. Как же он отблагодарил за гостеприимство, сорвал цветочек его аленький, единственную утеху в жизни его! Упал на колени купец, стал прощения просить, не хотел он неблагодарным быть, хотел любимой дочери гостинец привезти. Отпустил чудище купца, но с условием, что пришлёт купец заместо себя одну из своих дочерей. Будет жить девушка в чести и приволье, а не захочет никто, так пусть сам воротится. Дало чудище купцу перстень: кто на правый мизинец наденет его, в одно мгновение очутится там, где пожелает.

Надел купец перстень и очутился дома, а в ворота въезжали караваны с товарами. Рассказал купец дочерям своим о чудище. Отказались старшие дочери выручать отца, только младшая, любимая, согласилась. Взяла она цветочек аленький, надела на мизинец перстень и очутилась во дворце чудища.

Гуляет девица по дворцовым палатам, саду зелёному, надивиться не может на чудо чудное. А на стенках надписи появляются огненные — это чудище так с девицей разговаривает.

Так и живёт девица во дворце, каждый день наряды примеряет новые, такие, что цены им нет, каждый день угощенья отменные и веселья разные, а чаще всего она с хозяином разговаривает. Пишет он на стене надписи огненные.

Захотелось девице голос хозяина услышать. Стала она его молить, просить, чтоб поговорил он с ней. Не соглашался чудище, боялся испугать девицу голосом своим страшным, но умолила его девица. Испугалась поначалу девица голоса страшного, зычного, но послушала слова его ласковые, речи разумные, и стало у неё светло на сердце. Так и беседуют они целый день.

Захотелось вскоре увидеть своего хозяина девице. Долго не соглашался чудище показаться, все боялся, что испугается она его противного, безобразного. Уговорила всё-таки девица. Показался ей зверь лесной. Как увидела его красавица, закричала от страха истошным голосом, в обморок упала. Но совладала она со страхом своим, и стали они проводить время вместе.

Привиделось во сне девице, что нездоров батюшка её. Попросила она у чудища позволения навестить дом родной. Отпустил её зверь лесной домой, но предупредил, что если не воротится она через три дня и три ночи, умрёт он тоски смертной, так как любит её больше чем самого себя.

Поклялась девица, что воротится через три дня и три ночи, надела перстень золотой на мизинец и очутилась в доме родном. Нездоров был отец её, тосковал по дочери любимой. Рассказала девица, как живётся ей во дворце у чудища, обрадовался купец за дочь свою, а сёстрам ее завидно стало.

Подошло время воротиться девице к чудищу. Уговаривают ее сестры остаться, не подаётся девица на уговоры, не может она предать зверя лесного. Похвалил ее отец за речи такие, а сестры от зависти все часы в доме переставили на час назад.

Подошёл час настоящий, щемит сердце у девицы, смотрит она на часы, а рано ещё воротиться. Не выдержала она, надела перстень на мизинец и очутилась во дворце чудища. Не встречает её чудище. Ходит она по дворцу, зовёт хозяина — нет ответа. А в саду и птицы не поют, и фонтаны не бьют. А на пригорке, где растёт цветочек аленький, лежит зверь лесной бездыханный. Подбежала к нему девица, обняла его голову безобразную, противную и закричит истошным голосом: «Ты встань, пробудись, мой сердечный друг, я люблю тебя как жениха желанного!».

Затряслась земля, заблестели молнии, ударил гром и упала девица в обморок. Когда очнулась, видит она себя в палате беломраморной на престоле, вокруг свита на коленях и отец с сёстрами. А рядом с ней принц сидит, красавец писанный.

«Полюбила, ты меня в образе чудища, так полюби же теперь в образе человеческом. Злая колдунья прогневалась на родителя моего, короля могучего, похитила меня и обратила в чудище. Наложила проклятие, что быть мне чудищем, пока не полюбит меня девица в образе страшном. Ты одна полюбила меня, за мою душу добрую, так будь же женой моей.»

Поклонилась свита, и дал купец благословение дочери на законный брак.

Проверочная работа по литературному чтению в 4 классе: С. Т. Аксаков «Аленький цветочек»1. Кто автор сказки «Аленький цветочек»?
А. В. Ф. Одоевский
Б. С. Т. Аксаков
В. П. П. Бажов
2. Какими словами начинается эта сказка?
а) «Три девицы под окном…»
б) «За горами, за лесами, за широкими морями…»
в) «В некоторомм царстве, в некотором государстве…»
3. Кого купец любил больше всего?
А) дочерей
Б) младшую дочь
В) старшую дочь
4. Куда собрался купец?
А) в Африку
Б) за тридевять земель
В) в путешествие по всему миру
5. Какой гостинец попросила старшая дочь?
А) наряд из золотой и серебряной парчи
Б) меха черного соболя
В) золотой венец из камениев самоцветных
6. Какой гостинец попросила средняя дочь?
А) золотой венец из камениев самоцветных
Б) тувалет из хрусталю восточного
В) ожерелье из жемчуга бурмицкого
7. Где нашёл купец аленький цветочек?
А) в лесу дремучем
Б) на острове;
В) в чаще зелёной.
8. Какой волшебный предмет дал зверь лесной, чудо морское, чтобы купец мог быстро очутиться дома?
а) медный браслет
б) изумрудное ожерелье
в) золотой перстень
9. С каким условием чудище мохнатое отпустило купца?
а) если он отдаст аленький цветочек
б) если заплатит за цветочек золотом
в) если он пришлет вместо себя одну из дочерей
10. Как жилось девушке во дворце у зверя лесного, чуда морского?
а) исполнялись все ее желания
б) ей приходилось работать с утра до ночи
в) она пребывала в постоянной тоске и печали
11. Кем оказался зверь лесной, чудо морское?
а) заколдованным принцем
б) злым колдуном
в) карликом
Ответы:
1. Б
2. В
3. Б
4. Б
5. В
6. Б
7. А
8. В
9. В
10. А
11. а

Рекомендуем посмотреть:

skazka ob alenkom tsvetochke 1Дидактические материалы по литературному чтению, 1 класс. Устное народное творчествоskazka ob alenkom tsvetochke 2Тест с ответами, 4 класс. Литературное чтение. Булычёв «Путешествие Алисы»

С / Сергей Тимофеевич Аксаков /
Детские годы Багрова-внука

ного целым часом со минуточкой».
Ни ответа, ни привета не было, тишина стояла мертвая; в зеленых садах птицы не пели песни райские, не били фонтаны воды и не шумели ключи родниковые, не играла музыка во палатах высокиих. Дрогнуло сердечко у купецкой дочери, красавицы писаной, почуяла она нешто недоброе, обежала она палаты высокие и сады зеленые, звала зычным голосом своего хозяина доброго — нет нигде ни ответа, ни привета, и никакого гласа послушания; побежала она на пригорок муравчатый, где рос, красовался ее любимый цветочек аленький, и видит она, что лесной зверь, чудо морское, лежит на пригорке, обхватив аленький цветочек своими лапами безобразными.
И помстилось ей, что заснул он, ее дожидаючись, и спит теперь крепким сном.
Начала его будить потихоньку дочь купецкая, красавица писаная: он не слышит; принялась будить покрепче, схватила его за лапу мохнатую, и видит, что зверь лесной, чудо морское, бездыханен, мертв лежит… Помутилися ее очи ясные, подкосилися ноги резвые, пала она на колени, обняла руками белыми голову своего господина доброго, голову безобразную и противную, и завопила источным голосом: «Ты встань, пробудись, мой сердечный друг, я люблю тебя как жениха желанного…» И только таковы словеса она вымолвила, как заблестели молоньи со всех сторон, затряслась земля от грома великого, ударила Громова стрела каменная в пригорок муравчатый, и упала без памяти молодая дочь купецкая, красавица писаная. Много ли, мало ли времени она лежала без памяти — не ведаю; только, очнувшись, видит она себя во палате высокой, беломраморной, сидит она на золотом престоле со каменьями драгоценными, и обнимает ее принц молодой, красавец писаный, на голове со короною царскою, в одежде златокованой, перед ним стоит отец с сестрами, а кругом на коленях стоит свита великая, все одеты в парчах золотых, серебряных, и возговорит к ней молодой принц, красавец писаный, на голове со короною царскою: «Полюбила ты меня, красавица ненаглядная, в образе чудища безобразного, за мою добрую душу и любовь к тебе; полюби же меня теперь в образе человеческом, будь моей невестой желанною. Злая волшебница прогневалась на моего родителя покойного, короля славного и могучего, украла меня, еще малолетнего, и сатанинским колдовством своим, силой нечистою, оборотила меня в чудовище страшное и наложила таковое заклятие, чтобы жить мне в таковом виде безобразном, противном и страшном для всякого человека, для всякой твари божией, пока найдется красная девица, какого бы роду и званья ни была она, и полюбит меня в образе страшилища, и пожелает быть моей женой законною, и тогда колдовство все покончится, и стану я опять по-прежнему человеком молодым и пригожиим; и жил я таковым страшилищем и пугалом ровно тридцать лет, и залучал я в мой дворец заколдованный одиннадцать девиц красныих, а ты была двенадцатая.
Ни одна не полюбила меня за мои ласки и угождения, за мою душу добрую. Ты одна полюбила меня, чудище противное и безобразное, за мои ласки и угождения, за мою душ

2 марта 2013, 16:00 Казакевич Лариса

Любимую многими сказку «Аленький цветочек» читатели впервые увидели в 1858 году в приложении к книге Сергея Аксакова «Детские годы Багрова-внука». И с тех пор, полюбили всей душой. Вот уже 155 лет ей зачитывается не одно поколение. На основе чудесной сказки только в нашей стране были сняты два мультфильма и художественная лента.

Многие считают, что «Аленький цветочек» — плагиат, заимствование из сказки мадам де Бомон «Красавица и чудовище». Это мнение ошибочно. Такие сюжеты были во все времена, начиная с античности: вспомните миф об Амуре и Психее.

Сказка о заколдованном юноше, обращенном в чудовище и девушке, которая силой самоотверженной любви спасает его и возвращает ему человеческий облик, встречается практически у всех народов. На пути любви — препятствия. Счастье можно обрести только верностью, самоотверженностью и добротой.

В Италии такая сказка называется «Зелинда и страшилище». В Швейцарии — «Сказка про принца-медведя», в Англии — «Большая собака с мелкими зубами». В Германии — «Летний и зимний сад», в России — «Зачарованный царевич», на Украине — «Уж-царевич и верная жена». В Турции есть сказание о дочери падишаха и свинье, в Китае — о волшебной змее, в Индонезии — о муже-ящерице. Такой же сюжет встречается в сказках южных и восточных славян. Названия различны, но везде Чудовище и самоотверженная Красавица. Все побеждающая и всех спасающая любовь.

Многие историки считают, что этот сюжет является отзвуком древности, когда заключались ритуальные браки с тотемными животными.

По словам самого Аксакова, сюжет он впервые услышал от ключницы Пелагеи в детстве, когда болел. В повести «Детские годы Багрова-внука» сам писатель поведал следующее: «Скорому моему выздоровлению мешала бессонница… По совету тетушки, позвали один раз ключницу Пелагею, которая была великая мастерица рассказывать сказки и которую даже покойный дедушка любил слушать… Пришла Пелагея, немолодая, но еще белая, румяная… села у печки и начала говорить, немного нараспев; «В неком царстве, в неком государстве…» Нужно ли говорить, что я не заснул до окончания сказки, что, напротив, я не спал долее обыкновенного? На другой же день выслушал я в другой раз повесть об «Аленьком цветочке». С этих пор, до самого моего выздоровления, Пелагея ежедневно рассказывала мне какую-нибудь из своих многочисленных сказок… «

Читайте также: Старик Хоттабыч сталинского периода

Пелагея была дочерью крепостного крестьянина Оренбургской губернии. Из-за злобы и жестокости хозяина она вместе с отцом убежала в Астрахань. Там она прожила 20 лет, вышла замуж, овдовела. Служила в купеческих домах, даже у персидских купцов, где слышала восточные сказки — в том числе знаменитую «Тысячу и одну ночь». Узнав, что старый хозяин умер, а новые хозяева — Аксаковы, она вернулась в поместье. У Пелагеи был особый дар рассказывать сказки, она их «литературно перерабатывала» и создавала свои. У Аксаковых Пелагее вручили ключи от всех кладовых — она стала главным человеком в доме. А за мастерство сказочницы ее полюбили господа. Маленький Сережа Аксаков несколько лет постоянно слушал сказку «Аленький цветочек» — так она ему нравилась.

Став взрослым, он рассказывал ее сам — со всеми прибаутками, оханьем, вздыханием Пелагеи. Переложил устную, истинно народную речь в повесть, сохранив напевность говора.

Современники считали Аксакова «чародеем сладостной русской речи». Сам Гоголь много раз советовал ему взяться за перо. А великий Пушкин восхищался образностью и поэтичностью аксаковского слога.

В те времена литературы для детей не было (был только детский журнал «Детское чтение для сердца и разума» — что-то похожее на серию «Хочу все знать»), психологией ребенка всерьез никто не занимался. Считалось, что ребенок должен быть послушен и удобен, как кукла. Аксаков первый смог обратить внимание на едва уловимые движения детской души.

Литературный критик, поэт, знаток театра оказался тончайшим детским психологом. Тургенев восклицал, что до Аксакова таких книг не было.

Писатель переложил простонародную сказку на доступный для аристократии слог, умудрившись сохранить при литературной обработке песенность и поэтику народного языка. Сохранил обороты, эпитеты, лирику русской речи. Заворожил пресыщенную публику банальной легендой о самоотверженной любви, благородстве и преданности.

Отголосок светского отношения к воспитанию детей в пересказе Аксакова проскальзывает — купец обещает привезти подарки дочерям только в том случае, если они будут себя хорошо вести.

Обогатил Аксаков сказку и другими незначительными деталями, например: чудище не взяло заручной — в те времена так называли расписку, скрепленную подписями и печатями.

Но в целом писатель рассказал сказку так, как сказывала ее сама Пелагея.

Само название «Аленький цветочек», слова, окрашенные добротой и лаской, настраивает на счастливое окончание. А самое главное в сказке — обратить внимание на то, что красота души бывает прикрыта неказистостью и некрасивостью. Чудище на самом деле доброе, ласковое и щедрое существо. Оно по-настоящему полюбило младшую дочь купца. Когда она поняла это, то ответила на любовь любовью. Всепобеждающей и воскрешающей даже мертвых.

Какие бы времена и нравы не господствовали, люди всегда тянутся к сказке, к торжеству добра. «Аленький цветочек» — иллюстрация торжества света над тьмой, добра над злом, любви над ненавистью. Сказка учит тому, что цели необходимо добиваться добротой и человечностью. Только они должны быть вознаграждены. А подлость и зависть не могут воздаться счастьем и удачей.

Читайте самое интересное в рубрике «Культура»

В полдень ученик 10-го класса с оружием в руках ворвался на урок географии, взял в заложники более 20 своих одноклассников, застрелил учителя, который попытался оказать ему сопротивление, а затем открыл стрельбу по полицейским, приехавшим на вызов.

Спустя час в результате переговоров школьника убедили отпустить заложников, после чего задержали. Уже установлено, что подозреваемый Сергей, по отзывам, — бесконфликтный подросток из благополучной семьи, отличник, шедший на золотую медаль. И сейчас один из главных вопросов: что заставило его взяться за оружие и совершить страшное преступление?

Как сообщает корреспондент НТВ Георгий Гривенный, возле школы и через несколько часов после трагедии по-прежнему дежурит автобус с полицией.

Недавно из школы вышли ученики, их родители, учителя. Все они были шокированы, некоторые не сдерживали эмоции и рыдали. Действительно, такое в российской истории произошло впервые. В школах, конечно, раньше бывали драки, распыляли и баллончики со слезоточивым газом, но так, чтобы стрельба, да еще с погибшими…

Застрелен учитель географии, сотрудник полиции, еще один сотрудник полиции — в крайне тяжелом состоянии находится в НИИ скорой помощи имени Склифосовского. Ему провели сложнейшую многочасовую операцию. В Институт сегодня приехали министр внутренних дел Владимир Колокольцев и глава столичного главка МВД Анатолий Якунин.

Владимир Колокольцев, глава МВД РФ: «Они сделали все грамотно. Четко отреагировали на тревожное сообщение, буквально в считаные минуты приехали. И мы еще не знаем те последствия, которые могли бы быть, если бы они не вмешались в эту ситуацию».

В школе №263 в районе Отрадное еще долго будут вспоминать подробности этого кровавого учебного понедельника.

Такие сообщения во время четвертого урока своим родителям писали ученики 10-го «А», и это действует посильнее любого сигнала тревоги. На видео, снятом сразу же после первой серии выстрелов, мама одного из взятых в заложники учеников бежит к дверям школы.

За несколько минут до этого в те же двери входит ученик того же 10-го «А» Сергей. При нем мелкокалиберная винтовка и охотничий карабин. Он требует у безоружного охранника отвести его в один из учебных кабинетов на первом этаже. Там идет урок географии. Сотрудник ЧОПа повинуется, но успевает нажать «тревожную кнопку». Полиция реагирует мгновенно. Наряд прибывает в школу уже через четыре минуты после вызова. Но учитель географии Андрей Кирилов к этому времени мертв.

Он пытался вступить с вооруженным учеником в диалог, но тот сразу открыл огонь. Первый выстрел — в живот, потом, по свидетельствам очевидцев, юноша подошел к лежащему на полу учителю, словно хотел проверить, жив ли он? И, как бы сам себе отвечая, выстрелил жертве в голову.

Одноклассник Сергея: «Сначала все обрадовались, что он пришел. Как бы никто не знал. Потом пара выстрелов, учитель уже на полу лежит. И потом он . Он сказал, что он нам ничего не сделает, но только будет пугать».

Почти сразу после второго выстрела Сергей открывает огонь вновь. Он замечает прибывших полицейских и атакует их прямо через приоткрытую дверь. Не менее 10 нажатий на курок. Полицейские в бронежилетах, но старший сержант вневедомственной охраны Сергей Бушуев умирает от ран на руках врачей. В школьном коридоре — кровавый след. На других кадрах видно, как медики экстренно эвакуируют второго стража порядка — тяжело раненного Владимира Крохина.

Подробнее — в репортаже НТВ.

Подписаться на уведомления Отписаться от уведомлений

Сказка о аленьком цветочке читатьА прославившую его больше всех других произведений сказку «Аленький цветочек» автор сделал своеобразным приложением к большой автобиографической повести «Детские годы Багрова-внука». А младшая хочет цветочек аленький. А вот что за цветок – уразуметь не может: как узнать, что именно этот аленький цветочек нужен его любимой меньшой доченьке. Младшая дочь тайком надела на палец волшебное кольцо и вместо отца отправилась на остров к чудовищу и вернула на место аленький цветочек. Так и случилось: Аленка (а в мультфильме – Настенька) пожалела и полюбила его, и он снова стал молодцем-красавцем.

Ходит честной купец, дивуется; на все такие диковинки глаза у него разбежалися, и не знает он, на что смотреть и кого слушать. И, проговорив таковы слова, он подошел и сорвал аленький цветочек. Только дочь меньшая, любимая, увидав цветочек аленький, затряслась вся и заплакала, точно в сердце ее что ужалило. Что же, дочь моя милая, любимая, не берешь ты своего цветка желанного? Пусть та дочь и выручает отца, для кого он доставал аленький цветочек». Села она за стол веселехонька, хотя сроду не обедала одна-одинешенька; ела она, пила, прохлаждалася, музыкою забавлялася. Не бойся ты, господин мой, добрый, ласковый, испугать меня своим голосом: после всех твоих милостей не убоюся я и рева звериного; говори со мной не опасаючись». Не проси, не моли ты меня, госпожа моя распрекрасная, красавица ненаглядная, чтобы показал я тебе свое лицо противное, свое тело безобразное. А коли станет невмоготу тебе больше у меня оставатися, не хочу я твоей неволи и муки вечной: ты найдешь в опочивальне своей, у себя под подушкою, мой золот перстень.

Сказка о аленьком цветочке читать

Всеми любимая сказка «Аленький цветок»»— это сказка нашего соотечественника, русского писателя Сергея Тимофеевича Аксакова. В 1977 году Ириной Поволоцкой фильм «Аленький цветочек». Сказка входит в сборник «Сказки Пелагеи ключницы». Когда в детстве маленький Серёжа заболел ему пригласили Пелагею ключницу, она рассказывала ему сказки. Сказок у Аксакова немного, но «Аленький цветочек» самая знаменитая.

Нужно ли говорить, что я не заснул до окончания сказки, что, напротив, я не спал долее обыкновенного? На другой же день выслушал я в другой раз повесть об «Аленьком цветочке». С этих пор, до самого моего выздоровления, Пелагея ежедневно рассказывала мне какую-нибудь из своих многочисленных сказок. Более других помню я «Царь-девицу», «Иванушку-дурачка», «Жар-птицу» и «Змея Горыныча». Пусть-де меня растерзают звери лютые, чем попасться мне в руки разбойничьи, поганые и доживать свой век в плену во неволе». В сказке много старинных слов; она написана так, как ее рассказывала ключница Пелагея.

Мужчины-архетипы в сказке Аксакова

Мужских главных героев в «Аленьком цветочке» два: отец и чудище лесное. Чудище лесное – это идеальный образ, который показывает, что главное в человеке — не внешняя красота, но внутренняя. И если найдется человек, сумеющий полюбить звериное обличье, то он получит все блага, духовные и материальные.

Аленький цветочек» по праву входит в «золотой фонд» русских сказок. Ее привыкли воспринимать как народную, и далеко не все поклонники истории любви красавицы и чудища знают, кто же написал «Аленький цветочек». Чтобы не прерывать повествование, писатель не стал включать текст сказки, записанной со слов Пелагеи, в текст книги, а поместил эту историю в приложение. У нее был дар рассказчицы, «великой мастерицы» рассказывать сказки, за что ее особо любили в семье Аксаковых.

Очнулась она во дворце в объятиях красавца-мужчины, который и был ее суженым, долгое время скитавшимся в облике чудовища из-за заклятия злой ведьмы. Из краткого содержания «Аленького цветочка» понятно, что в основу истории лег классический сюжет об истинной любви, преодолевающей все препятствия. На первом плане сказки любовь Настеньки и чудища, которая незаметно обретает силу и оказывается решающей в преодолении стереотипов.

Первым иллюстратором был Николай Алексеевич Богатов (1854—1935), создав несколько чёрно-белых рисунков для альманаха «Волшебный фонарь». СКАЗКА О КУПЕЧЕСКОЙ ДОЧЕРИ И ТАИНСТВЕННОМ ЦВЕТКЕ — «СКАЗКА О КУПЕЧЕСКОЙ ДОЧЕРИ И ТАИНСТВЕННОМ ЦВЕТКЕ», Россия Германия Дания, киностудия им. М. Горького, 1991, цв., 73 мин. Сказка. Сказка — У этого термина существуют и другие значения, см. Сказка (значения).

Сказка о аленьком цветочке читать

Отпрыск старинного дворянского рода, Аксаков несомненно имел в детстве живые впечатления гордого семейного сознания этой родовитости. Наряду с природой, крестьянская жизнь вторгалась в пробуждающуюся мысль мальчика. Женская половина дворни, как всегда, хранительница народно-поэтического творчества, знакомила мальчика с песнями, с сказками, с святочными играми. В юности во времена Пугачевского бунта со своим отцом она бежала от жестокого обращения своего хозяина-помещика Алакаева из Оренбурга в Астрахань. Маленький Сережа Аксаков часто слушал в детстве ее рассказы.

Многие считают, что «Аленький цветочек» — плагиат, заимствование из сказки мадам де Бомон «Красавица и чудовище». Такие сюжеты были во все времена, начиная с античности: вспомните миф об Амуре и Психее. Названия различны, но везде Чудовище и самоотверженная Красавица. В те времена литературы для детей не было (был только детский журнал «Детское чтение для сердца и разума» — что-то похожее на серию «Хочу все знать»), психологией ребенка всерьез никто не занимался. Само название «Аленький цветочек», слова, окрашенные добротой и лаской, настраивает на счастливое окончание.

Сказка о аленьком цветочке читать

Мы подготовили для Вас несколько сочинений о царевне-лягушке из русской народной сказки. Берите наши примеры для написания своего сочинения по литературе на пятерку!

Сочинение 1

Данная сказка давно уже вошла в анналы истории, как яркий представитель народного фольклора. Каждый человек найдет в сказке свой смысл, на то она и сказка, чтобы через яркие образы проповедовать какие-то фундаментальные вещи: добро-зло, знание-тьма, любовь-ненависть.

Сюжет

В сказке представлен классический сюжет. В неком царстве глава государства задумался о том, что его трем сыновьям негоже уже сидеть в мальчиках. Пора бы уже задуматься о женитьбе. Если в современной реальности для поиска невесты часто используют социальные сети, то в реальности сказки используются стрелы. Царевичи выпустили стрелы: у одного она попала в купеческий дом, у другого в барское поместье, у третьего в болото. А кто живет в болоте? Лягушки. Вот одному из братьев и пришлось жениться на лягушке.

Царь решил проверить хозяйственные навыки невест и экзаменовал их в приготовлении хлеба и кройке одежды. В обоих испытаниях победу праздновала лягушка, превратившаяся в красавицу. К тому же она и весьма учтиво ведет в обществе. К сожалению, с целью не делить в последующем ложе с лягушкой, царевич сжег ее лягушачью шкуру. Это было поспешно, поскольку вскоре она и сама бы окончательно стала человеком, но теперь она вынуждена отправиться в заточение к Кощею.

С помощью дружественных сил парню удается вызволить свою царевну. И жил они долго и счастливо.

Смысл сказки

• Как упоминалось в начале, каждый может извлечь для себя соответствующие уроки. Но есть пару мыслей, которые объединяют общий посыл народного произведения.

• Первое впечатление о человеке может быть обманчиво. Понятное дело, что лягушачье обличье царевны – это лишь образ. Показывается, что человек может не с первого раза понравиться, но в дальнейшем при более близком знакомстве он покажет все свои лучшие стороны.

• Все должно идти своим чередом. Царевич очень поспешил, когда сжег лягушачью шкуру. Имеется в виду, что любовь должна развиваться постепенно, не стоит торопить события, иначе все может обернуться не в лучшую сторону.

• За любимого человека нужно бороться. Так же как царевич бросился спасать свою девушку, должен поступать каждый сильный мужчина, который действительно любит.

• Девушка должна быть хорошей женой и хозяйкой, как и прекрасная царевна-лягушка. Она должна быть гордостью мужчины и вести себя так, как подобает настоящей леди.

• Счастье может прийти оттуда, откуда не ждешь. Вот царевич нашел свое счастье в болоте, в лице царевны.
Сказка очень поучительная и рекомендуется всем к прочтению: как взрослым, так и детям.

Сочинение 2

В русской литературе очень много сказок, которые нам родители в детстве читали перед сном. Одной из таких сказок является сказка Царевна-лягушка. О данном народном творчестве и будет мое мини сочинение с главной героиней Царевной-лягушкой

Написать о Царевне лягушке для 5 класса не сложно, ведь сюжет сказки нам знаком с рождения, поэтому и свои мысли по сказке Царевна-лягушка будет изложить не трудно, а даже приятно. Итак, моей любимой сказкой с детства является Царевна-лягушка и я поделюсь мыслями по поводу данного произведения. Если честно, многие читают сказку и не задумываются о том, чему она нас учит, а ведь каждая сказка поучительна, достаточно лишь вдуматься в текст. И я это сделала. Прежде всего, сказка нас учит сопереживанию и состраданию. Мы видим, как наш герой, несмотря на свой голод, оставляет жизнь животным, что встречаются на его пути. И тут же, имеется тайный подтекст, когда животные приходят Ивану-царевичу на помощь.

То есть, автор говорит о том, что добро будет вознаграждено и на примере показывает, если ты поможешь — то и тебе помогут. Сказка нас учит самокритичности. Мы видим, как жены старшего и среднего братьев насмехаются над лягушкой, считая ее недостойной себя, в то время как царевна-лягушка намного лучше их. Она талантливее, настоящая хозяюшка, мастерица на все руки и при этом скромна, не выхваляется. Читая сказку, что знакома нам с детства, мы учимся добиваться целей, как добился своей цели Иван-царевич, спасая возлюбленную от рук Кощея Бессмертного. Хочется выделить моего любимого героя сказки Ивана-царевича. Он добрый, смелый, целеустремленный.

Да, ему не хватило терпения, из-за чего пришлось преодолеть тяжелый путь. Но он все-таки его преодолел. Иван исправил свою ошибку. Он сумел вернуть возлюбленную, с которой жил потом долго и счастливо. Образ же царевны-лягушки — это образ прекрасной, воспитанной девушки. Этот образ, еще и еще раз доказывает и показывает, что судить о человеческих поступках только по внешности или по лягушачьей коже, глупо. О человеке судят по его делам и по его духовным качествам.

Сочинение 3

Лягушка-царевна… Тут та же идея, что в «Аленьком цветочке» («Красавица и чудовище», а ещё «Царевна-лебедь», как «Сказка о царе Салтане»). Нужно влюбиться в кого-то, кто на вид ужасен. Лягушка еще, хоть и противный зверь, но привычный хотя бы, а вот настоящее чудовище!.. Думаю, что и в других странах есть сказки о заколдованных женихах и невестах.

Самое смешное, что Иван-царевич не смог тихо радоваться. Есть у него жена-красавица, а ещё и умница, но с одним недостатком – превращается на людях в лягушку. Радовался бы! Ревновать не надо – никто за ней ухаживать не станет, отбивать у него такой клад. Завидовать никто не будет, что он недостоин такого счастья, вот и гадостей никто не сделает. Наоборот, будут все его жалеть, что ему так с женой не повезло. Лишним вниманием своим не будут посторонние надоедать… Так нет, сжег шкурку лягушачью! Нарушил весь ход заклятья. Хотя бы поговорил со своей женой, в то вдруг до конца заклятья оставалось несколько часов, а теперь всё с начала на много лет? И вообще, жена у него практически волшебница, но и хозяйственная. А царевич этот, всё-таки, Иван-дурак.

Почему было так важно похвастаться женой? Даже не быть таким, как все, а вот с красавицей рядом. Думаю, что это плохое качество, за которое он и поплатился. Это всё потому, что для него имело значение мнение окружающих. Тут надо было, даже если бы на царевича все ополчились, говорить, типа, моё дело, вам лягушка – уродина, а мне нравится.

Когда пускал стрелу, то подсознательно, как говорят, повернулся в сторону леса и болота. Кого он там думал найти – русалку или уж кикимору? Другие братья нормально попали своими стрелами – в деревни и города, раз нашли нормальных (обычных) жен. А Ване не повезло, хотя на самом дере он с этой лягушкой сорвал куш, ведь она – Василиса сама, которую заколдовал Кащей. Ещё бы не хвастался! Василиса Премудрая прошла все испытания. Царь-то не просто так тоже в свою семью пускает, а то мало ли, кого там сыновья нашли. То ему пирог испеки, то ковер сотки, а уж только после этого можно посмотреть на внешность невесты, на ее манеры и стиль. Я так понимаю…

В общем, хорошая сказка, где Иван, как всегда, дурак, где царевна Премудрая.


Adblock
detector