Сказка о лжи и правде 5 класс

. ,

ÑÊÀÇÊÀ Î ÌÀËÅÍÜÊÎÉ ËÆÈ È ÁÎËÜØÎÉ ÏÐÀÂÄÅ.

 îäíîì äàëåêî íå ìàëåíüêîì, äà ÷òî óæ òàì ñêðîìíè÷àòü – â ñàìîì áîëüøîì ïî ðàçìåðàì öàðñòâå-ãîñóäàðñòâå,
Æèëè-áûëè äâå ñåñòðû: ìàëåíüêàÿ-ïðåìàëåíüêàÿ Ëîæü. È áîëüøàÿ-ïðåáîëüøàÿ Ïðàâäà.
Ëîæü ìëàäøàÿ èç äî÷åðåé, Öàðÿ òîãî öàðñòâà-ãîñóäàðñòâà – áûëà ëþáèìûì äèò¸ì Ãîñóäàðÿ. À Ïðàâäà, íàîáîðîò: íå ëþáèìîé, ãîíèìîé, ïîðóãàåìîé è ïðåçèðàåìîé.
Ëîæü áûëà òàêîé êðîõîòíîé ðîñòèêîì, è òàêîé ëàñêîâîé, åäâà ëè íå ñëàäêîé ïî õàðàêòåðó,
×òî å¸ ïî÷òè íèêòî, êðîìå ãîñóäàðñòâåííîãî Çâåçäî÷¸òà, è ïðèäâîðíîãî Øóòà íå âèäåë.
Íî âñå å¸ ëþáèëè.
Ñïðàøèâàåòñÿ çà ÷òî?
Çà òî, ÷òî íèêîìó çëà íå äåëàëà. Êîñûì øåïòàëà, ÷òî îíè íå òàêèå óæ êîñûå, Ïðÿìûì è íåïîâîðîòëèâûì óâàëüíÿì, ÷òî îíè ñòðîéíûå è ãèáêèå, òðóñëèâûì, ÷òî îíè õðàáðåöû, êàêèõ ïîèñêàòü. Íèùèì, ÷òî èõ íèùåòà âðåìåííà è âîîáùå: «êòî áûë íè÷åì, òîò ñòàíåò âñåì».  À Çâåçäî÷¸òó, ðàññêàçûâàëà ñêàçêè î áîãàòîé, ðàçíîîáðàçíîé æèçíè íà áåçæèçíåííîé õîëîäíîé Ëóíå, êðàñíîì îò ÷àñòûõ ïåñ÷àíûõ áóðü Ìàðñå è äðóãèõ íåïðèþòíûõ ïëàíåòàõ. Çâåçäî÷¸ò çíàë, ÷òî æèçíè òàì íåò, íî íå ñìåë ïåðå÷èòü öàðñêîé äî÷êå Ëæè. Ïðèäâîðíîìó øóòó æå Ëîæü âíóøàëà, ÷òî îí, øóò, âîâñå íå øóò, à ïðàâàÿ ðóêà Öàðÿ, à òî è ñàìà ãîëîâà!
È ÷òî èíòåðåñíî – Öàðè â òîì âåëèêîì ïî ðàçìåðàì öàðñòâå-ãîñóäàðñòâå ÷àñòî ìåíÿëèñü, ïðè òîì ðåäêî êòî óõîäèë äîáðîâîëüíî, èëè óìèðàë îò ñòàðîñòè. À ìàëåíüêàÿ äî÷êà, ïî èìåíè Ëîæü, òàê è îñòàâàëàñü íåèçìåííîé, òî÷íî ïî íàñëåäñòâó îò Öàðÿ ê Öàðþ ïåðåõîäèëà. Íåèçìåííûìè îñòàâàëèñü Çâåçäî÷¸ò è ïðèäâîðíûé øóò.
À ÷òî æå å¸ ñòàðøàÿ ñåñòðà — áîëüøàÿ Ïðàâäà?
Ïðàâäà áûëà åù¸ áîëåå çàìåòíà ÷åì Ëîæü è åù¸ áîëåå æèâó÷åé, íå ïîòîìó ÷òî îíà, êàê å¸ ìëàäøàÿ ñåñòðà Ëîæü, ïèòàëàñü ïî-öàðñêè, ñêîðåå íàîáîðîò – ÷àñòî íå äîåäàëà.
Ïðîñòî, Ïðàâäà, ñâîåé íèêîìó íå íóæíîé ãîðüêîé ïðàâäîé, âñåì â ýòîì Öàðñòâå-ãîñóäàðñòâå ïå÷¸íêè ïðîåëà. È ïîòîìó íèêòî ê íåé íå ïðèêàñàëñÿ, êàê ê ïðîêàæ¸ííîé. Äàæå Çâåçäî÷¸ò, ïîñêîëüêó íà ñêîëüêî ìóäðûé, íà ñòîëüêî è îñòîðîæíûé, ñòàðàëñÿ ëèøíèé ðàç Ïðàâäó îáîéòè. Ëîæü õîòÿ è ëîæü, íî ñ íåþ êàê-òî ïðèâû÷íåé, îáûäåííåé æèâ¸òñÿ. Øóò æå, íà ñëîâàõ, âîîáùå, áóäòî áû áûë çà Ïðàâäó, è ñëîâà Ïðàâäû ÷àñòî ïðèïèñûâàë ñåáå. Íî, ñëóæèë òî îí ìåíÿþùèìñÿ íà òðîíå Öàðÿì è â èòîãå, îò øóòà, êàê îò åãî  äóðàöêîãî òðåóõîãî êîëïàêà ñ áóáåí÷èêàìè, áûëî ìíîãî çâîíà è ñîâñåì íèêàêîãî òîëêà.
Îí äàæå õâàëèë Ïðàâäó: Ìîëîäåö! Òàê èõ êàçíîêðàäîâ, äåñïîòîâ è óçóðïàòîðîâ» À ïîòîì, èì æå; êàçíîêðàäàì, äåñïîòàì è óçóðïàòîðàì, ðàçâÿçíî îáúÿñíÿë, êàê ñâîèì ëþäÿì:
«Íó, êòî å¸, äóðíóþ áàáó Ïðàâäó, ïðîñèò – ãîâîðèòü áîëüíûì ëþäÿì ÷òî ó òåõ òî, èëè ýòî, áîëèò? Èëè áåäíûõ ëþäåé áåñïîêîèòü ïðàâäîé î öàðÿùåé â öàðñòâå – ãîñóäàðñòâå íåñïðàâåäëèâîñòè?!»
Òàê è æèëà Ïðàâäà äîëãîâðåìåííî, ñîõðàíÿëàñü â ñâîåé íåêîëåáèìîé íèêåì è íè÷åì, ïðàâäèâîé ïðàâäå.
Îäèí Çâåçäî÷¸ò å¸ âûñëóøèâàë äî êîíöà, êîãäà Ïðàâäà âäðóã âûðàñòàëà ó íåãî íà ïóòè. Âûñëóøàåò òåðïåëèâî, ïîêèâàåò ñåäîé ãîëîâîé â êîëïàêå çâåçäî÷¸òà è ïðè óäîáíîì ñëó÷àå èëè â ìîìåíò ïàóçû – íåçàìåòíî óõîäèò â ñòîðîíó. Ìóäðî ðàññóæäàÿ: «Ìàëî ëè ÷òî ìîæåò ñëó÷èòüñÿ, ïîääåðæè ÿ ïðàâäó Ïðàâäû».
Òàê áû è øëî âñ¸, â ýòîì ñòðàííî-ïîñòîÿííîì öàðñòâå-ãîñóäàðñòâå, åñëè áû ìàëåíüêàÿ äî÷êà âñåõ áûâøèõ è áóäóùèõ öàðåé öàðñòâà-ãîñóäàðñòâà, âäðóã èëè íå âäðóã, âçíà÷àé èëè íåâçíà÷àé – âîçüìè, äà è îòêðîé â ñåáå óïðàâëåí÷åñêèé òàëàíò.
È ðåøèëà ñâîèì îòêðûòèåì ïîäåëèòüñÿ ñî ñâîåé ñòàðøåé ñåñòðîé Ïðàâäîé:
«Ñêàæè, ñåñòðèöà», âêðàä÷èâî ãîâîðèò Ëîæü ñâîåé ñåñòðå Ïðàâäå- «Âñ¸ æ òàêè, òû Ïðàâäà íèêîãäà íå ñîâð¸øü. Âèäèøü âñ¸ íàïåð¸ä, çíàåøü êòî ÷åì äûøèò. Âñåõ êîððóïöèîíåðîâ è êàçíîêðàäîâ ìîæåøü ïåðå÷åñòü ïî èìåíà셻
«Íå ìîãó» — îòâå÷àåò Ïðàâäà.
«Ïî÷åìó?» – (îêðóãëèâ ãëàçà), óäèâëÿåòñÿ Ëîæü?
Ñëèøêîì èõ ìíîãî, äàæå ó ìåíÿ áåññìåðòíîé, æèçíè íå õâàòèò èõ ïåðå÷åñòü. À ñ êàæäûì ãîäîì, òâîèìè, ñåñòðèöà ñòàðàíèÿìè, èõ ñòàíîâèòñÿ íå ìåíüøå, à áîëüøå.
Ïîìîðùèëàñü ëîæü, êàê áû îò îáèäû, íî ðàçâå íà ïðàâäó âîç ìîæíî îáèæàòüñÿ? Ïðàâäó ìîæíî òîëüêî èãíîðèðîâàòü èëè îêëåâåòàòü å¸, âûäàòü ïðîäåëêè å¸, Ëæè, çà ïðîäåëêè Ïðàâäû.
È ïîýòîìó, ïðèòâîðùèöà Ëîæü, óìèëüíî óëûáàÿñü, êàê áû èãðàþ÷è, âçäîõíóëà: «Àõ, êàê òû ïðàâà, ñåñòðèöà.  ýòîé ñòðàíå – íàäî âñ¸ ìåíÿòü. È â ïåðâóþ î÷åðåäü âëàñòü!..»
«Ïðàâäà?!» – ïðàâäèâî ïîðàçèëàñü ñëîâàì Ëæè å¸ ñåñòðà Ïðàâäà.
«Íó, êîíå÷íî æå, è òû ñàìà ýòî ïðåêðàñíî çíàåøü, âèäèøü!»
«Äîïóñòèì» — óêëîí÷èâî îòâåòèëà Ïðàâäà, ïîäîçðåâàÿ îò Ëæè íåëàäíîå.
«Àõ, êàê áû ìû – òû è ÿ, âäâî¸ì, ñëàâíî è ñïðàâåäëèâî ìîãëè ïðàâèòü:  óíûëîé, îòñòàëîé, òåððèòîðèåé, ýòèì íåäàë¸êèì îò âûñøåé ïîëèòèêè çàáèòûì íàðîäèøêîì!»
«Ïîãîäè, ïîãîäè» – åù¸ áîëåå óäèâèëàñü Ïðàâäà.  – «Ðàçâå íå òû âåçäå òâåðäèëà, ÷òî Áåç Öàðÿ «ïîìàçàííèêà» ïðîïàä¸øü? ×òî ìîíàðõèÿ – åäèíñòâåííî ïðàâèëüíà ôîðìà ïðàâëåíèå íàøèì âåëèêèì Îòå÷åñòâîì?!»
«Äà, í
«Òàê ãîâîðèëà èëè íåò?!»
«Íå âàæíî. Ìèð ìåíÿåòñÿ, è ÿ ìåíÿþñü ñ íèì. À òû âñ¸ òàêàÿ æå ïðÿìîëèíåéíàÿ, êàê óêàçêà ó íàøåãî áåññìåííîãî çâåçäî÷¸òà.
È ïîýòîìó ÿ íå íóæäàþñü â ñòàðûõ ôîðìàõ íå òîëüêî ïðàâëåíèÿ, íî è, êàê ó òåáÿ, ìûøëåíèÿ. ß Ëîæü – âûøå ýòîãî! ß âûðîñëà!»
Óøëà Ëîæü, ãîðäî íàäóâ ù¸êè, îò ñâîåé ñåñòðû Ïðàâäû, ïî ïóòè îáîéäÿ, ñòàðîãî Çâåçäî÷¸òà.
«Îé-¸-¸é?!» —  áåñïîêîéíî ïîäóìàë Çâåçäî÷¸ò, è ïîø¸ë äîêëàäûâàòü «êóäà ñëåäóåò». À ïîñêîëüêó â êîððóìïèðîâàííîé ñòðàíå «êóäà ñëåäóåò» ñïëîøü êîððóìïèðîâàíû, òî ïîø¸ë îí äîêëàäûâàòü ñâîåé ïîäçîðíîé òðóáå, â êàêóþ, îí Çâåçäî÷¸ò, íà çâ¸çäû ñìîòðèò. Àâîñü çâ¸çäû ÷òî-ëèáî ïîâåäàþò ïî ïîëîæåíèþ ïëàíåò. Ïðàâäà æå, òàê è îñòàëàñü ñòîÿòü íà ìåñòå, ñ íåäîóìåíèåì ñìîòðÿ âñëåä óõîäÿùåé ê âëàñòè óæå íå ìàëåíüêîé, à áîëüøîé, ïîâçðîñëåâøåé Ëæè.
Ëîæü âûðîñëà, ñòàëà áîëüøóùåé-ïðåáîëüøóùåé, — íå îáõâàòèøü è íå îáúåäåøü.
Ñïèõíóëà Ëîæü ñ öàðñêîãî ïðåñòîëà ñîñòàðèâøåãîñÿ ìîíàðõà è ñòàëà öàðñòâîâàòü âî âñþ â òîì âåëèêîì ïî ðàçìåðàì öàðñòâå-ãîñóäàðñòâå. Âñ¸ â öàðñòâå-ãîñóäàðñòâå ïîäìÿëà ïîä ñåáÿ, ñòàâ îïîðîé è îñíîâîé âåëüìîæ.
Ñèäÿò ó òåëåñêîïà ñòàðûé Çâåçäî÷¸ò è Ïðàâäà – áóòûëêó ãîðüêîé ðàñïèâàþò. È ãðîìêî, íî òàê, ÷òîáû íèêòî íå ñëûøàë, êðîìå íèõ ñàìèõ, ðóãàþò íà ÷¸ì ñâåò ñòîèò áîëüøóþ Ëîæü: «Âîò âåäü êàê âûøëî» – ãîâîðèò Ïðàâäà. – «Ðàíüøå áûëà ìàëåíüêàÿ, è ïîòîìó íå î÷åíü çàìåòíàÿ ëîæü, à òåïåðü…»
«Äà-äà» — ñîãëàñíî êèâàåò ñâîèì îñòðîâåðõèì êîëïàêîì Çâåçäî÷¸ò è ÷îêàåòñÿ ñòîïêîé ñî ñòîïêîé Ïðàâäû. Òîëüêî óñïåþò ÷îêíóòüñÿ, à òóò è Ïðèäâîðíûé øóò, êàê ÷¸ðòèê èç òàáàêåðêè, ñî ñâîè ñòàêàíîì, òèïà; «Áîã Òðîèöó ëþáèò!» Òàê è ïüþò âòðî¸ì â ýòîé ñàìîé áîëüøîé â ìèðå ñòðàíå. Óæ òàê ïîâåëîñü â ýòîì öàðñòâå -ãîñóäàðñòâå — äåëèòü áóòûëêó íà òðîèõ.
«Çà ÷òî ïüþò?» – ñïðîñèòå. Äà çà òî æå, ÷òî è ìû âñå ñ âàìè!
Ïåðâûé òîñò: «Çà âñòðå÷ó», âòîðîé: «Çà ðîäèòåëåé», òðåòèé: «Çà ëþáîâü». À äàëüøå – êòî íà ÷òî ãîðàçä.

В 5 классе на уроках литературы дети изучают такой жанр, как сказки в теме «Сказки литературные и народные». Очень часто преподаватель дает ученикам 5-х классов задание сочинить сказку. На этой странице вы найдете примеры сказок, которые самостоятельно сочинили ученики 5 класса. 

Приключения Перышка

Дрались в бабушкином дворе два молоденьких петушка. Это было для них привычным занятием. Не умели они без драки улаживать свои дела.

Вот и сегодня один из них, проснувшись первым, громко кукарекнул. Так у петушков заведено: будить всех очень рано. Не понравилось это второму, а, может, неловко стало, что проспал. И вот уже дерутся!

— Чего ты? — закричал один.
— А ты чего? — горланит второй, подпрыгивая выше головы первого.
— Как дам!
— А я тебе, как дам!…

За что начали драться и не помнят. Но по двору после этой драки только перышки разлетелись.

Вышла на порог Катя. Протирает ручками заспанные глазки, щурится от ласковых лучиков ласкового солнышка, ее румяное личико, с меленькими точечками — Ласточками на щечках у носика, тоже напоминает румяное солнышко.

Подул легкий ветерок, подхватил одно перышко, и оно заплясала перед девочкой. Катино личико расплылось в улыбке. Она подставила ладошки и окликнула:

— Садись! Садись!

И вот уже перышко легонько коснулось ее теплой руки. От нежного прикосновения Катя счастливо засмеялась и сказала перышку:
— Привет!
— Доброе утро! — ответила перышко. — Давай дружить!
— Давай, — сказала Катя и закрутилась в танце, держа перед собой раскрытую ладошку с Перышком. Но тут налетел ветерок-проказник и подхватил перышко. Сначала он поднял его высоко над землей, а потом медленно опустил на зеленую травку.

Из — под стрехи вылетел Воробушек, — «Чив! Чив!, — чирикнул он, — увидев перышко, — мне повезло!»

Перышко не успело ему ничего ответить, потому что оказалось в крепеньком клювике воробушка, уже летевшего под стреху. Сегодня он должен был закончить строить свое мягкое, теплое гнездышко. Воробушек ловко примостил перышко и снова куда-то улетел.

Оглянулось перышко вокруг и успокоилась. Здесь лежало еще несколько перышек разной расцветки. Они рассказали гостье о том, что живут в гнездышке еще с прошлой весны, что обогревали пятеро маленьких птенцов, которые подросли и давно покинули этот дом. Они так интересно рассказывали о том, что здесь происходило, пока подрастали воробушки, что нашему Перышку тоже захотелось пригодиться заботливому Воробушку.

Вскоре в гнездышке появилось первое яичко. Перышко нежно укутало его. Теперь оно мечтала о том времени, когда из него вылупится птенец. Перышко будет петь ему колыбельные песни и рассказывать множество сказочек. Ведь все на Земле любят сказки.

Дубок и Сойка

На солнечной лесной поляне рос молодой Дубок. Сколько ему лет, он не знал, но очень хотел скорее вырасти, чтобы быть похожим на своего отца — могучего великана, который рос неподалеку. Дубок по-доброму завидовал своему родственнику, особенно тогда, когда его ветви густо покрывались плодами — блестящими продолговатыми желудями с шапочками на головках. Скольких гостей принимал этот красавец осенней поры!

Вот между резными листочками пушистым хвостиком мелькнула прыткая белочка. Дубок знает, что на соседней ели у нее гнездышко.

— Не туда ли прячет сладкоежка свою находку? — подумал Дубок.

Громкой ватагой с корзинами в руках приходили сюда школьники. Они наперебой показывали друг другу найденные желуди и осторожно клали их в свои корзины. А вот стайка соек, перекликаясь между собой, срывают налитые солнцем плоды. Удовлетворенно крикнув, птицы исчезают в чаще леса.

— Когда же я смогу принять гостей?

Но прошла еще не одна зима, когда, наконец, и наш Дубок зацвел. Он так боялся, чтобы злой ветер, или какая-нибудь птица не сломила веточку с цветами…

Беды не случилось. И вот на месте скромных желто-зеленых цветочков появилась завязь. День за днем стали наливаться плоды. Сначала они были мягкие и зелененькие на цвет. Дубок был очень обеспокоен этим. Когда же они, наконец, станут блестящими, ярко-коричневыми, как у папочки?!

Могучий дуб прятал свою хитроватую улыбку среди красивых листьев.

— Не спеши, — ласково шелестел он своему сыночку. — Все будет хорошо.

Промелькнуло лето. Деревья оделись в красочные одеяния. Дубок любовался стройными золотокосыми березками, трепещущими осинками. От дуновения ветра он нагибался то к одним, то к другим, раздавая им комплименты. иногда осматривал и свой наряд. Он приобретал красновато-коричневый цвет, и дубок гордился этим.

Однажды осенним утром на его веточку села сойка. Она так громко вскрикнула, Что Дубок встрепенулся и качнул своими гибкими витами. Сойка весело крикнула:

— «Желуди! Желуди!» — И в самом деле среди листьев, как бронзовые колокольчики, покачивались три прекрасных желудя. Нежная мелодия их перезвона неслась над лесной поляной.

— Осторожно, Сойка!— воскликнул Дубок,
— Ты можешь ненароком их сбить!

Но Сойка от удивления только щелкнула своим крепеньким клювом:

— Дубы родят желуди для нас, соек. Часть их мы съедаем, а большинство прячем в землю. Так мы помогаем людям насаждать дубовые леса — дубравы.

Дубок немного успокоился. А Сойка продолжала:

— Хочешь, я не буду есть твои желуди, а посажу их вон возле того срезанного пенька? Весной из них вырастут молоденькие побеги твоих родственников.

Дубок так обрадовался, что от волнения не мог ничего сказать и лишь благодарно кивал своей макушкой.

Вот и сказке конец, а кто слушал — молодец!

Сказка о правде и лжи

Когда у одной бедной женщины, по имени Безупречность родились девочки — близняшки, да и такие красивые, что лучших за них не найти, она решила назвать их Правда и Истина. Пока они были маленькими, учила их быть справедливыми, ответственными, избегать обмана, думать и творить только добро, не приобщаться к делам Зла, любить, ходить в свете. Быть кроткими, послушными. Пока жила, радовалась, что ее дети растут именно такими, как их воспитывала. Но когда умерла, одну из дочерей словно подменили. Это заметила Правда. Каждый день она пыталась узнать от Истины что случилось, помочь ей, но та постоянно отказывалась, уверяла, что с ней ничего плохого не произошло. Однако она говорила неправду. Это поняла Правда в день, в который ее сестра пришла домой с очень красивым юношей, имя которого сразу не понравилось. Потому что оно было Обман. Обман хоть и ничего плохого не говорил за ужином, который приготовила Правда, смаковал все блюда, да в его многословии, ничего кроме темноты она не видела. Он больше любил тьму, называл своей сестрой, которая также была влюблена в юношу имя которого Стыд.

— Не расстраивайся, сестренка, — успокаивала Истина Правду. — Моя дружба с Обманом скоро пройдет. Еще немного и мы забудем друг о друге.

— Как же мне не волноваться, Истина, — плакала Правда, умоляя вспомнить все, чему учила их мамочка.

Истина уверяла. Что помнит, никогда не забудет, а с Обманом если хочет, то уже завтра перестанет дружить. Но ее слова не оправдались ни на следующий день, ни за неделю, ни за год. Истина всякий раз обещала, клялась. Однако от своей неправды отказываться не хотела. Не намеревалась также отказываться от богатых подарков, которые получала от обмана.

— Лучше буду жить с подобными себе. Чем с теми, кто полюбил Обман и подобными ему, — сказала сестре Правда. – А ты хоть и останешься для меня сестрой, буду называть тебя — Неправда.

Сегодня истина, которая полюбила неправду и стала неправдой встречается со своей сестрой правдой, но до сих пор не намерены вернуться в дом своей родной матери.

Сказка о Неделе

У одного мужчины, по имени Неделя, были три сына и четыре дочери – разные по характеру, но все любимые. Все жили в одном доме и занимались каждый своим делом, помогали людям. Вот только не всегда приходилось, особенно людям, прийти к согласию между собой, потому что планировали дела, выполняли их по собственным предпочтениям. Часто можно было видеть, как одни работают, тогда, как другие отдыхают. И творился беспорядок не только в их делах, а также в домах. Иногда несогласия, которые возникали из-за споров в хозяйствовании и отдыхе, могли длиться долго. А утихнув, за несколько дней возникать снова.

Чтобы прекратились несогласия Неделя решил распределить обязательства между своими детьми, приказав им соблюдать их и учить этому людей пока будет существовать мир.

Первым решил взять на себя ответственность стройный, светловолосый и белолицый юноша, который давно привык встречать и провожать, но ничего важного не делать – Понедельник. Он всегда привык стоять перед началом всякого дела, однако, не начинать его.

Вторник — второй сын был также молод, мужественен, но имел воинственно-активный характер; всегда годился начинать любое дело и успешно завершать его, достигать желаемого результата. Его еще называли «счастливчиком» и никогда не ошибались.

Третий ребенок – Среда, будучи дочерью, умела не только работать, как ее брат-предшественник, а также налаживать отношения, восстанавливать нарушенную гармонию, любовь в семье, между людьми, близкими. Ее еще называли «успешной», потому что осуществляя различные, особенно домашние дела и хозяйственные работы – имела успех.

Сильный сын, который никогда ни снимал свою рабочую одежду, – Четверг, находился в постоянном напряжении, потому прилагал максимум усилий для завершения работы. Он никогда не начинал долговременных дел, а всегда сосредоточивался на окончании начатых. А к бездействию или веселью – не прибегал.

Дочь Пятница, которую отец Неделя определил пятой, хотя была красива, однако постоянно задумчива, печальна. Она вообще не любила веселья, больше времени уделяла тем, кто имел в ней нужду; освобождала от усталости, болезней, чар; помогала в осуществлении задуманного, в сохранении нажитого трудом.

Суббота любила красиво одеваться, не бралась за громоздкие дела, а помнила, что отец доверил ее быть предшественницей сестры, которая очень не любила беспорядок, поэтому всегда наводила порядок в хозяйстве, убирала в доме, готовила чистую одежду для своих братьев и сестер; постоянно жила в согласии с родными, близкими, знакомым.

Молодая, с длинными, золотистыми волосами, Воскресенье вообще ничего не делала. Она даже не любила создавать что-то новое. Больше всего любила отдыхать, осматривала и оценивала плоды труда своих братьев и сестер.

Этакими остались дети недели и сегодня. По правилам их отца человечество живет и поныне.


Adblock
detector