Сказка про конька горбунка читать текст

У ханса кристиана андерсена сказок много - грустных и веселых, злых и добрых, широко известных и известных очень мало. сон

У Ханса Кристиана Андерсена сказок много — грустных и веселых, злых и добрых, широко известных и известных очень мало. «Сон старого дуба» как раз из последних. А вот «Двенадцать пассажиров» – довольно…

Сегодня прозвучат три рождественско-новогодних истории про трех девочек. Самая знаменитая из них, конечно, Андерсеновская — со спичками, но Манечка Саши Черного и Маша неизвестного автора тоже будут г…

Взрослым тоже иногда нужно читать сказки вместе с детьми. Лучше всего сказки Лидии Чарской — и тогда можно вспомнить о том, что все когда-то были детьми, а значит, в нас заложено все самое лучшее. В г…

Русская литература не очень богата женщинами-писателями. Одно из немногих, великолепных исключений — Надежда Лохвицкая, более известная как Тэффи. В ее книгах немало радостного, безудержного, самоценн…

Лидия Чарская своими сказками затронула многие детские сердца. В этих историях столько не по-детски мудрого, где-то горького и даже трагичного, где-то наивного и трогательного. Ее сказки хороши тем, ч…

«Чем более я узнавал людей, тем более я убеждался, что истину можно найти только в их вымыслах…» Эдуард Лабулэ

Французский учёный, публицист и политический деятель Эдуард-Рене Лефевр де Лабулэ имел…

Погашен в лампе свет, и ночь спокойна и ясна,
На памяти моей встают былые времена,
Плывут сказанья в вышине, как перья облаков,
И в сердце странно и светло, печально и легко.

Эти стихи Блока написаны…

«Алёнушкины сказки» Дмитрий Мамин-Сибиряк написал когда-то для своей дочки – отсюда и название. Но другим малышам они тоже понравились, поэтому появилась настоящая книга для самых маленьких читателей….

Дмитрий Мамин-Сибиряк записал те сказки, которые когда-то рассказывал дочке, издал их отдельной книгой и назвал её «Алёнушкины сказки». В них яркие краски солнечного дня, красота щедрой природы, а гер…

Звери – и дикие, и домашние — часто бывают героями сказок и народных, и авторских. В народной сказке пастушок становится королем и ухаживает за белой козочкой, а животные прогоняют разбойников. Братья…

А вы знаете, что 7 ноября – Международный День Мыши? В этот день чаще, чем обычно, мышиный писк раздается с экранов и страниц книг – вот и мы решили  познакомить вас с героями мышиных сказок – мышатам…

Чем же закончится история Ивана меньшого, как помогут ему большой разум и верные кони победить врагов и завоевать сердце прекрасной царевны Алены?

00:00 Авторский текст

01:31 Иван меньшой разумом бо…

Зачем читают сказки, если в них все неправда? Нет, не все. Можно, конечно, всю жизнь прожить и не встретить Кобылицу Златогривицу или Гусака-Плясуна, зато можно научиться их увидеть в кружащихся осенн…

Латышские сказки, как и любые другие, полны бродячих сюжетов, в которых можно узнать и историю Рапунцель, и приключения Конька-горбунка, и сказку про летучий корабль. И все же каждый народ их рассказы…

Дядюшка Римус — это старик, который повествует мальчугану Джоэлю интересные истории о Братце Кролике и Братце Лисе, об их друзьях Матушке Мидоус, Братце Еноте, Братце Опоссуме и прочих.

Смешные и по…

Этот выпуск мы предлагаем послушать не только малышам, но и школьникам, особенно тем, кому скоро предстоит знакомство с баснями Крылова.

Героиня рассказа Саши Чёрного, маленькая девочка Люся жила в П…

Лет сто или двести назад старая нянюшка из сказки Элинор Фарджон нянчила братьев Гримм. Проказники вечно просили рассказывать им сказки. Славные были мальчишки Гриммы, только шебутные, видно, провинил…

Самыми известными собирателями сказок и легенд в Германии были братья Якоб и Вильгельм Гримм. Всего они записали и обработали более двухсот таких историй, среди которых и «Красная Шапочка», и «Белосне…

Сказка «Серая Шейка» Д. Н. Мамина-Сибиряка любима с детства многими ребятами. Это удивительная история маленькой уточки. Она не сумела отправиться на юг вместе с семьей и осталась в одиночестве зимова…

Эта программа для самых маленьких слушателей. В ней прозвучат народные сказки — карельская, лезгинская, ненецкая и тофаларская.

00:07 Авторский текст
00:28 Матти — весельчак
09:22 Как смышлёный пахар…

Михаил Зощенко писал не только сатирические рассказы для взрослых, но также и для детей и о детях — это истории про Лёлю и Миньку, про Великих путешественников, про Самое главное, Калоши и мороженое и…

Множество сказок, знакомых нам с детства, возникло из так называемых «бродячих сюжетов». Их передавали из уст в уста, из поколения в поколение, из страны в страну. И не только рассказывали, но и запис…

Множество сказок, знакомых нам с детства, возникло из так называемых «бродячих сюжетов». Их передавали из уст в уста, из поколения в поколение, из страны в страну. И не только рассказывали, но и запис…

Множество сказок, которые мы знаем с детства, возникло из так называемых бродячих сюжетов — их передавали из уст в уста, из поколения в поколение, из страны в страну.

И их не только рассказывали, но…

Элинор Фарджон не стремилась к славе, и, как и подобает волшебнице, не старалась быть на виду.

Но в 1955 году, когда была учреждена самая главная международная премия в области детской литературы — М…

Элинор Фарджон написала великое множество удивительных историй — больше 60 книг для детей и взрослых: сказки, притчи, стихи, и пьесы для театра.

Она говорила «Семь горничных с семью метлами, трудись…

Сказки-притчи поэтессы и прозаика Рахиль Баумволь достойны того, чтобы читать их в любом возрасте. Но особенно хороши они для малышей. Короткие, трогательные, добрые, с абсолютно простым, но оригиналь…

Знаменитый Ханс Кристиан Андерсен подарил известность и своему коллеге-сказочнику Оле Лукойе, чьё имя состоит из двух частей: Оле — датское мужское имя, Лукойе переводится как «Закрой глазки». Он носи…

Будущий писатель Ханс Кристиан Андерсен в возрасте 14 лет отправился в Копенгаген, а на вопрос матери «зачем?» ответил — «чтобы стать знаменитым!» И это ему удалось.

Андерсен написал 3381 произведени…

Детские произведения Д. Хармса чаще всего печатались в популярнейших журналах  для детей «Ёж» и «Чиж», и эти птицы и животные часто становились героями его стихов и сказок. А еще Хармс был прекрасным…

   

Â. Ï. Çâåðåâ

Àâòîð íå òîëüêî «Êîíüêà-ãîðáóíêà»

   Åðøîâ Ï. Ï. Ñòèõîòâîðåíèÿ / Ñîñò., àâòîð âñòóï. ñò. è ïðèìå÷. Â. Ï. Çâåðåâ. — Ì.: Ñîâ. Ðîññèÿ, 1989.

   

   Ñêàçêà ïðî Êîíüêà-ãîðáóíêà èçâåñòíà âî âñåì ìèðå, êàê è èìÿ åå àâòîðà — Ïåòðà Ïàâëîâè÷à Åðøîâà.  òî æå âðåìÿ ìàëî êîìó îí çíàêîì êàê ïîýò-ëèðèê. Îäíàêî äëÿ îïðåäåëåíèÿ ìåñòà Åðøîâà â ðóññêîé ëèòåðàòóðå íåäîñòàòî÷íî ðàññóæäåíèé îá ýòîì ïèñàòåëå êàê îá àâòîðå òîëüêî îäíîãî ïîïóëÿðíîãî ïðîèçâåäåíèÿ. Ýòî ñóæàëî è èñêàæàëî áû ñóùíîñòü åãî ïîýòè÷åñêîãî òàëàíòà.

   Â ïðåäèñëîâèè ê ñàìîìó ïîëíîìó íà ñåé äåíü èçäàíèþ ñî÷èíåíèé ïèñàòåëÿ (â Áîëüøîé ñåðèè «Áèáëèîòåêè ïîýòà») È. Ï. Ëóïàíîâà ïîä÷åðêíóëà, ÷òî ýòî «íå ïðîñòî àâòîð ñêàçêè, íî çàìå÷àòåëüíûé ðóññêèé ñêàçî÷íèê», ÷òî «òðàãåäèÿ Åðøîâà áûëà òðàãåäèåé òàëàíòà, íå ïîçíàâøåãî ñåáÿ, ñâîåé ïîäëèííîé ïðèðîäû, ñâîåãî èñòèííîãî õàðàêòåðà». «Åðøîâ, — óòâåðæäàåò èññëåäîâàòåëüíèöà, — áûë ðîæäåí ñêàçî÷íèêîì. Êàê áûë ðîæäåí ñêàçî÷íèêîì åãî âåëèêèé ñîâðåìåííèê — Ãàíñ Õðèñòèàí Àíäåðñåí» {Öèò. ïî: Åðøîâ Ï. Ï. Êîíåê-ãîðáóíîê. Ñòèõîòâîðåíèÿ. — Ë., 1976. — Ñ. 52, 26.}. Íî çíà÷åíèå Åðøîâà â ðóññêîé ëèòåðàòóðå íå èñ÷åðïûâàåòñÿ äàííûì îïðåäåëåíèåì.

   Äëÿ Åðøîâà êàê äëÿ èñòèííî ðóññêîãî ïèñàòåëÿ áûëè õàðàêòåðíû øèðîòà è â òî æå âðåìÿ ãëóáèíà äàðîâàíèÿ, ïîýòè÷åñêèõ èíòåðåñîâ, óäèâèòåëüíî òðåáîâàòåëüíîå îòíîøåíèå ê ñâîèì ïðîèçâåäåíèÿì è íåîáûêíîâåííàÿ àâòîðñêàÿ çàñòåí÷èâîñòü, ñêðîìíîñòü. Îí íå óìåë, äà ýòî áûëî áû è íå â åãî õàðàêòåðå, ïîëüçîâàòüñÿ øóìíîé ñëàâîé «Êîíüêà-ãîðáóíêà». Íàïðîòèâ, Åðøîâ ñòåñíÿëñÿ ýòîé ñëàâû è ÷àñòî ïóáëèêîâàë ñâîè ñòèõè, ðàññêàçû, äðàìàòóðãè÷åñêèå ïðîèçâåäåíèÿ ïîä ïñåâäîíèìàìè. Ìîæåò áûòü, ïîýòîìó — èç-çà íåîáûêíîâåííîé ñîâåñòëèâîñòè è àâòîðñêîé ñêðîìíîñòè — íåçàñëóæåííî çàòåðÿëîñü èìÿ ñëàâíîãî ïîýòà Ïåòðà Ïàâëîâè÷à Åðøîâà â ñóòîëîêå ëèòåðàòóðíîé áîðüáû è æèçíè. Îí áûë äîáðîäóøíûì òðóæåíèêîì ðóññêîãî Ïàðíàñà, áåççàâåòíî è èñêðåííå ñëóæèâøèì ðîäíîé ëèòåðàòóðå.

   Åðøîâ â ñâîåì òâîð÷åñòâå íå îãðàíè÷èâàëñÿ íè æàíðîì ñêàçêè, íè ñêàçî÷íûìè ìîòèâàìè — ïî÷òè îäíîâðåìåííî ñ «Êîíüêîì-ãîðáóíêîì» èç-ïîä åãî ïåðà âûõîäèò ñâîåîáðàçíîå ëèðî-ýïè÷åñêîå ïðîèçâåäåíèå — «ñòàðèííàÿ áûëü» «Ñèáèðñêèé êàçàê»; ïîýò íàïèñàë ìíîãî ëèðè÷åñêèõ ñòèõîòâîðåíèé, ýïèãðàìì, èì áûë ñî÷èíåí «äðàìàòè÷åñêèé àíåêäîò» «Ñóâîðîâ è ñòàíöèîííûé ñìîòðèòåëü», ïîÿâëåíèå êîòîðîãî â 1836 ãîäó â èçäàíèè À. Ô. Ñìèðäèíà óêðåïèëî ñëàâó ìîëîäîãî ïèñàòåëÿ. Êðîìå òîãî, Åðøîâ áûë àâòîðîì öèêëà ðàññêàçîâ «Îñåííèå âå÷åðà», çàáûòûõ è äî ñèõ ïîð ïî äîñòîèíñòâó íå îöåíåííûõ â èñòîðèè íàøåé ëèòåðàòóðû, õîòÿ îí ñóìåë çäåñü ïðåäñòàâèòü íà ñóä ïóáëèêè îáðàçåö è ýòîãî æàíðà — ðîìàíòè÷åñêîé ïðîçû. Íàêîíåö, ñ èìåíåì Åðøîâà ñâÿçàíî ðàçâèòèå ðóññêîé íàöèîíàëüíîé îïåðû: ó÷èòûâàÿ îñîáåííîñòè ðóññêîãî ôîëüêëîðà, ïîýòèêó ïåñåííîãî è õîðîâîãî íàðîäíîãî òâîð÷åñòâà, áóäó÷è õîðîøî çíàêîì ñ ñîñòîÿíèåì è íàìåòèâøèìèñÿ ðåôîðìàìè îïåðíîãî èñêóññòâà â Ðîññèè ñâîåãî âðåìåíè, ïîýò ñîçäàåò íåñêîëüêî îïåðíûõ ëèáðåòòî, â îñíîâó êîòîðûõ ëåãëè äðåâíåðóññêèå ïðåäàíèÿ, òî, ÷òî ìîãëî âûçâàòü æèâîé èíòåðåñ ðóññêîãî ÷åëîâåêà.

   Ïî ñâîåé íàòóðå Åðøîâ áûë íåîáûêíîâåííî ÷óòîê ê ñàìûì òîíêèì äâèæåíèÿì äóøè è ïîâåäåíèþ îêðóæàþùèõ åãî ëþäåé, äåëèêàòåí â îòíîøåíèÿõ ñî çíàêîìûìè è äðóçüÿìè. Îí óìåë ïðîíèêàòü â ãëóáèííûå òàéíû ïðîôåññèîíàëüíîé ïñèõîëîãèè è õóäîæåñòâåííîãî òâîð÷åñòâà, ðàçãàäûâàòü è ïîñòèãàòü ñóòü ïðîèçâåäåíèé èñêóññòâà ðàçëè÷íûõ æàíðîâ.

   ×òîáû ïîíÿòü ëèòåðàòóðíóþ ñóäüáó Åðøîâà, íàäî çíàòü æèçíåííûé ïóòü ïîýòà. Æèçíü ïîñòîÿííî ðàññòàâëÿëà ïðåïÿòñòâèÿ, ñáèâàëà ñ òàê áëåñòÿùå íà÷àòîãî ïóòè, âûçðåâàâøèå òâîð÷åñêèå ïëàíû ðóøèëèñü îò ïðåâðàòíîñòåé ñóäüáû, ðàäîñòè, è óñòàíàâëèâàþùååñÿ íà íåäîëãîå âðåìÿ ñïîêîéñòâèå æèçíè îáû÷íî òóò æå ñìåíÿëèñü òÿæåëûìè ïîòðÿñåíèÿìè. Ñ Åðøîâûì — äîáðîäóøíûì, ñïîêîéíûì, ìÿãêèì ïî õàðàêòåðó, íå ÷óæäûì ëåíèâîé ìåäëèòåëüíîñòè ÷åëîâåêîì — ïðîèñõîäèëî ñòîëüêî íåñ÷àñòèé, âûâîäèâøèõ åãî èç òâîð÷åñêîãî ñîñòîÿíèÿ, ÷òî íåâîëüíî ïîðàæàåøüñÿ îáèëèþ âñå æå ðåàëèçîâàííûõ çàìûñëîâ, äèàïàçîíó õóäîæåñòâåííûõ è æèçíåííûõ èíòåðåñîâ, ñîâìåùàåìûõ ñ äîáðîñîâåñòíåéøèì èñïîëíåíèåì ñëóæáû ó÷èòåëÿ, èíñïåêòîðà, à ïîòîì è äèðåêòîðà ãèìíàçèè…

   

   Ïåòð Ïàâëîâè÷ Åðøîâ ðîäèëñÿ 22 ôåâðàëÿ 1815 ãîäà â ñèáèðñêîé äåðåâíå Áåçðóêîâîé Èøèìñêîãî óåçäà Òîáîëüñêîé ãóáåðíèè. Äåòñêèå âïå÷àòëåíèÿ áóäóùåãî ïèñàòåëÿ — êàëåéäîñêîï ïåðååçäîâ, ñâÿçàííûõ ñî ñëóæáîé îòöà (â Ïåòðîïàâëîâñêóþ êðåïîñòü, Îìñê, Áåðåçîâ), âî âðåìÿ êîòîðûõ Åðøîâû ïåðåñåêàëè öåïü êàçà÷üèõ ïîñåëåíèé, ïîñåùàëè ìåñòà, ãäå áûëè åùå ñâåæè ïðåäàíèÿ î âðåìåíàõ Åðìàêà è Ïóãà÷åâà, ãäå ãåðîè÷åñêàÿ ðóññêàÿ èñòîðèÿ ïðåäñòàâàëà ïðåäìåòíî-îñÿçàåìî.  1824 ãîäó ðîäèòåëè îòïðàâèëè Ïåòðà è åãî áðàòà Íèêîëàÿ â Òîáîëüñê ó÷èòüñÿ. Ìàëü÷èêè æèëè â êóïå÷åñêîé ñåìüå Ïèëåíêîâûõ — ðîäñòâåííèêîâ ìàòåðè. À êîãäà îêîí÷èëè ãèìíàçèþ, îòåö ïåðåâåëñÿ â Ïåòåðáóðã, ãäå áðàòüÿ ïîñòóïèëè â óíèâåðñèòåò.

   Â ñòóäåí÷åñêèå ãîäû Åðøîâ ñáëèæàåòñÿ ñ ïðîôåññîðîì ðóññêîé ñëîâåñíîñòè Ï. À. Ïëåòíåâûì, çíàêîìèòñÿ ñ Â. À. Æóêîâñêèì, À. Ñ. Ïóøêèíûì… Íà èõ ñóä ïðîñòîäóøíûé äåâÿòíàäöàòèëåòíèé ñòóäåíò-ñèáèðÿê îòäàåò ñâîå ïåðâîå êðóïíîå ïðîèçâåäåíèå — ñêàçêó «Êîíåê-ãîðáóíîê», ïðî÷èòàâ êîòîðóþ Ïóøêèí ñ ïîõâàëîþ ñêàçàë íà÷èíàþùåìó ïîýòó: «Òåïåðü ýòîò ðîä ñî÷èíåíèé ìîæíî ìíå è îñòàâèòü». À Ïëåòíåâ, ïîðàæåííûé òàëàíòîì ñâîåãî ñòóäåíòà, âî âðåìÿ îäíîé èç ëåêöèé ñ óíèâåðñèòåòñêîé êàôåäðû ïðî÷èòàë îòðûâîê èç «Êîíüêà-ãîðáóíêà» è ïðåäñòàâèë èçóìëåííûì ñëóøàòåëÿì àâòîðà ÷óäåñíîé ñêàçêè — èõ ñîêóðñíèêà Ïåòðà Åðøîâà, ñèäåâøåãî â àóäèòîðèè.

   Âñêîðå îòðûâîê èç «Êîíüêà-ãîðáóíêà» ïîÿâèëñÿ â «Áèáëèîòåêå äëÿ ÷òåíèÿ» (1834, ò. 3), à â ñåðåäèíå 1834 ãîäà ñêàçêà Åðøîâà áûëà îïóáëèêîâàíà îòäåëüíûì èçäàíèåì. Óñïåõ ñîïóòñòâîâàë ìîëîäîìó ïîýòó: â äåêàáðå òîãî æå ãîäà ê ïå÷àòè áûëà îäîáðåíà ïåðâàÿ ÷àñòü «Ñèáèðñêîãî êàçàêà», à çàòåì è âòîðàÿ ÷àñòü ýòîé «ñòàðèííîé áûëè». Ïîðàæàåò ñòðîéíîñòü, ïðîçðà÷íîñòü ïîâåñòâîâàíèÿ ïåðâûõ ëèðî-ýïè÷åñêèõ ïðîèçâåäåíèé Åðøîâà, â êîòîðûõ ÷óäíî ïåðåïëåëèñü ïîýòèêà íàðîäíûõ ñêàçàíèé, æèçíåííàÿ ïðàâäà õàðàêòåðîâ è îïèñàíèé ñ ÷àðóþùåé âîëøåáíîñòüþ, ñêàçî÷íîñòüþ («Êîíåê-ãîðáóíîê») è ðîìàíòè÷åñêîé òàèíñòâåííîñòüþ («Ñèáèðñêèé êàçàê») ñþæåòà.  òâîð÷åñòâå Åðøîâà, ñ ñàìîãî åãî íà÷àëà, ïîêîðÿþò ïîýòè÷íîñòü, óìèðîòâîðåííàÿ ìóäðîñòü ìûøëåíèÿ, ñâîéñòâåííûå ðóññêîìó íàðîäíîìó ñêàçèòåëüñòâó. Åãî ñëîã áûë ïðîñò è ÷èñò, çàâîðàæèâàë ñâîåé ëåãêîñòüþ. Ïîýòîìó òàê ëþáèìû è ïîïóëÿðíû â íàðîäå ñî÷èíåíèÿ Ïåòðà Ïàâëîâè÷à Åðøîâà.

   Êàçàëîñü áû, óäà÷íî íà÷àëàñü òâîð÷åñêàÿ áèîãðàôèÿ ìîëîäîãî ïîýòà. Îí è ñàì ïîòîì âñïîìèíàë î òåõ âðåìåíàõ:

   

   ß ñ÷àñòëèâ áûë. Ëþáîâü âïëåëà

   Â âåíîê ìîé íèòè çîëîòûå,

   È æèçíü ñ ïîýçèåé ñëèëà

   Ñâîè äâèæåíèÿ æèâûå.

   

   «Âîñïîìèíàíèå», 1845

   

   Íî èìåííî â ýòî ðàäóæíîå âðåìÿ íà÷àëà ïîýòè÷åñêîé æèçíè Åðøîâà ïðîèñõîäÿò äâà ìðà÷íûõ ñîáûòèÿ, êîòîðûå íå ìîãëè íå îòðàçèòüñÿ íà äóøåâíîì íàñòðîå è äàëüíåéøèõ òâîð÷åñêèõ ïëàíàõ ìîëîäîãî ëèòåðàòîðà.  1834 ãîäó, êîãäà ìîëíèåíîñíûé óñïåõ ñîïóòñòâîâàë ïîÿâëåíèþ «Êîíüêà-ãîðáóíêà», âíåçàïíàÿ ñìåðòü óíîñèò ëþáèìîãî áðàòà ïîýòà — Íèêîëàÿ, è óìèðàåò îòåö.

   

   Íî âäðóã âîêðóã ìåíÿ çàâûëà

   Íàïàñòåé áóðÿ, è ñ ÷åëà

   Âåíîê ïðåêðàñíûé ñîðâàëà

   È öâåò çà öâåòîì ðàçðîíèëà.

   Âñå, ÷òî ëþáèë, ÿ ñõîðîíèë

   Âî ìðàêå äâóõ ðîäíûõ ìîãèë…

   

   «Âîñïîìèíàíèå», 1845

   

   Ïðèáëèæàþùååñÿ îêîí÷àíèå óíèâåðñèòåòà áûëî ñâÿçàíî äëÿ ìîëîäîãî ñèáèðÿêà ñ íîâûìè ïðîáëåìàìè. Íå ñìîã îí ïîëó÷èòü æåëàåìóþ äîëæíîñòü, ïðèõîäèëîñü ðàññòàâàòüñÿ ñ äðóçüÿìè, êîòîðûõ ó íåãî áûëî è áåç òîãî íåìíîãî, ïîðûâàòü ñ ëèòåðàòóðíîé ñðåäîé, â êîòîðóþ óñïåë óæå âæèòüñÿ. Ïðîòèâîðå÷èâûå ÷óâñòâà âûçûâàëî è ïðîùàíèå ñ ñàìèì Ïåòåðáóðãîì: ìíîãîå çäåñü ñòàëî äîðîãèì è ñëèëîñü ñ äóøîé ïîýòà, à ñ äðóãîé ñòîðîíû, Åðøîâà ìàíèëà ðîäíàÿ Ñèáèðü, êîòîðóþ îí íàçûâàë «ñåâåðíîé êðàñàâèöåé», ìå÷òàÿ îá èññëåäîâàíèè òîãäà åùå ìàëî èçó÷åííîãî êðàÿ Ðîññèéñêîãî ãîñóäàðñòâà.

   

   Â ïîñëåäíèé ðàç ïåðåäî ìíîþ

   Ãîðèøü òû, íåâñêàÿ çàðÿ!

   Â ïîñëåäíèé ðàç â òîñêå ãëóáîêîé

   ß òâîé ïðèâåòñòâóþ âîñõîä:

   Íà íåáå ðîäèíû äàëåêîé

   Ìåíÿ äðóãîå ñîëíöå æäåò.

   

   «Ïðîùàíèå ñ Ïåòåðáóðãîì», 1835

   

   Âîçâðàùåíèå â Òîáîëüñê, îäíàêî, âûçâàëî ñìÿòåííûå ÷óâñòâà ðàçî÷àðîâàíèÿ, áåçûñõîäíîé òîñêè, ãðóñòíûå âîñïîìèíàíèÿ.  äåêàáðå 1836 ãîäà Åðøîâ ïèñàë óíèâåðñèòåòñêîìó äðóãó Â. Òðåáîðíó: «Ñ ñàìîãî ìîåãî ñþäà ïðèåçäà, ò. å. ïî÷òè ïÿòü ìåñÿöåâ, ÿ íå òîëüêî íå ìîã ïîðÿäî÷íî íè÷åì çàíèìàòüñÿ, íî íå èìåë íè îäíîé ìèíóòû âåñåëîé. Õîæó, êàê óãîðåëûé, èç óãëà â óãîë è åäâà íå çàêóðèâàþñü òàáàêîì è öèãàðàìè… ×èòàòü òåïåðü ñîâñåì íåò îõîòû, äà è íå÷åãî… Êî âñåìó ýòîìó ïðèñîåäèíè åùå ìîå âíóòðåííåå íåäîâîëüñòâî âñåì, ÷òî ÿ íè ñäåëàë, ÷òî ÿ íè äóìàþ äåëàòü… Ñêîðî 22 ãîäà; íàçàäè — íè÷åãî; âïåðåäè… Íåçàâèäíàÿ ó÷àñòü!..» {Ïåòð Ïàâëîâè÷ Åðøîâ, àâòîð ñêàçêè «Êîíåê-ãîðáóíîê». Áèîãðàôè÷åñêèå âîñïîìèíàíèÿ óíèâåðñèòåòñêîãî òîâàðèùà åãî, À. Ê. ßðîñëàâöîâà. — Ñïá., 1872. — Ñ. 47-48. Äàëåå â òåêñòå ñòðàíèöû ê öèòàòàì óêàçàíû ïî ýòîìó èçäàíèþ.}

   Òîëüêî íà÷àë íàêîíåö Åðøîâ ïðèâûêàòü ê æèçíè â Òîáîëüñêå, óâëåêñÿ ðàáîòîé â ãèìíàçèè, êàê íîâîå ãîðå îáðóøèëîñü íà íåãî: â àïðåëå 1838 ãîäà ñêîí÷àëàñü ìàòü. Ïîýòà îõâàòûâàåò òÿæåëîå ÷óâñòâî ñèðîòñòâà, äðóçüÿì îí ïèøåò, ÷òî ñõîðîíèë «ïîñëåäíþþ èç ðîäíûõ». 12 ñåíòÿáðÿ 1838 ãîäà â ñòèõîòâîðåíèè «Äâå ìóçû» Åðøîâ îòìåòèò:

   

   Ðâåòñÿ ãðóäü ìîÿ òîñêîþ,

   È â ñòðàäàíèÿõ íåìûõ

   Ïîýòè÷åñêîé ñëåçîþ

   Òèõî êàòèòñÿ ìîé ñòèõ.

   

   Íî ïðîõîäèò âðåìÿ — îò÷àÿííîå óíûíèå, âûçâàííîå âåðåíèöåé ïîòåðü ñòîëü áëèçêèõ ñåðäöó Åðøîâà ëþäåé, ñìåíÿåòñÿ ñâåòëûì ÷óâñòâîì âëþáëåííîñòè â ìîëîäóþ âäîâó Ñ. À. Ëåùåâó.  æèçíè ïîýòà íàñòóïàåò «ïåðåìåíà»:

   

   Äîìàøíèé êðîâ, îäèí èëè äâà äðóãà,

   Ïîýçèÿ — ìåíà ïðîñòûõ çàòåé.

   À òóò ëþáîâü — ïðåêðàñíàÿ ïîäðóãà,

   È âêðóã íåå âåñåëûé êðóã äåòåé.

   

   «Ïåðåìåíà», 9 äåêàáðÿ 1838

   

   Íà÷èíàåòñÿ ðàäîñòíàÿ, óìèðîòâîðåííàÿ ñåìåéíàÿ æèçíü. Âñå ñâîè èíòåðåñû è ñèëû Åðøîâ ïîä÷èíÿåò îáåñïå÷åíèþ áëàãîïîëó÷èÿ ñåìüè. Ñ èñêðåííåé, îòå÷åñêîé ëþáîâüþ îí îòíîñèòñÿ ê ÷åòûðåì äåòÿì âäîâû. Ñåìåéíàÿ æèçíü, âûñîêèå íðàâñòâåííûå íà÷àëà îòíîøåíèé â ñåìüå áûëè äëÿ íåãî ñâÿòû, òîëüêî äîìà îí áûë ïîèñòèíå ñ÷àñòëèâ. «Èçâåñòíîñòü èçâåñòíîñòüþ, à äîëã îáåñïå÷èòü òåõ ëþäåé, êîòîðûõ ñóäüáà ïîðó÷èëà ìíå è êîòîðûå äëÿ ìåíÿ ìèëû, òàêæå ÷òî-íèáóäü äà çíà÷èò», — çàìå÷àåò ïîýò â ïèñüìå ê Â. Òðåáîðíó îò 2 ìàÿ 1841 ãîäà (ñ. 77).

   Îäíàêî ñóäüáà óãîòîâèëà Åðøîâó íîâûå óäàðû.  àïðåëå 1845 ãîäà îí ïîõîðîíèë æåíó è îñòàëñÿ îäèí ñ äåòüìè. ×åðåç ïîëòîðà ãîäà æåíèëñÿ íà Î. Â. Êóçüìèíîé, íî è ýòà ñåìåéíàÿ æèçíü áûëà íåäîëãîé: â 1852 ãîäó óìåðëà è âòîðàÿ æåíà Åðøîâà. Ãîðå ïðåñëåäîâàëî åãî íåîòñòóïíî è æåñòîêî: èç 15 äåòåé ïðè ðîæäåíèè âûæèëî òîëüêî 6, à â 1856 ãîäó îí ñîîáùàåò äðóçüÿì: «Íà îäíîé íåäåëå ÿ èìåë íåñ÷àñòüå ïîõîðîíèòü ñûíà è äî÷ü — ìîèõ ëþáèìöåâ… Óì ìîé òåïåðü âåñü â ñåðäöå, à ñåðäöå — íà ìîãèëå äåòåé» (ñ. 156).

   Êîíå÷íî, òà ëåãêîñòü, óäàëü, êîòîðûå ïðèñóòñòâóþò â «Êîíüêå-ãîðáóíêå» è êîòîðûå áûëè âïèòàíû ñèáèðÿêîì Åðøîâûì ñ êðîâüþ è äóõîì èñêîííî ðóññêîãî ÷åëîâåêà, ïîñòåïåííî ðàñòðà÷èâàëèñü, è, ìîæåò áûòü, íå ñëó÷àéíî, à âïîëíå çàêîíîìåðíî, â ñâÿçè ñ ïîñòîÿííûìè æèçíåííûìè íåóðÿäèöàìè è íåñ÷àñòüÿìè, ïîýòîì òàê è íå áûë îñóùåñòâëåí ãðàíäèîçíûé ïëàí ñîçäàíèÿ «ïîýìû â 10 òîìàõ è â 100 ïåñíÿõ» «Èâàí-öàðåâè÷» (ñîõðàíèëñÿ ëèøü íåáîëüøîé îòðûâîê «Ðàíî óòðîì ïîä îêíîì…»). Íàâåðíîå, òðàãè÷åñêèå ñîáûòèÿ æèçíè Åðøîâà âïîñëåäñòâèè è îïðåäåëèëè â åãî òâîð÷åñòâå ïîÿâëåíèå ìðà÷íûõ ðîìàíòè÷åñêèõ ïðåäàíèé è ñòàðèííûõ èñòîðèé. Íî ñèëà òàëàíòà è óäèâèòåëüíàÿ æèçíåñòîéêîñòü ñìèðåííîãî Åðøîâà ïîçâîëÿëè åìó èðîíè÷åñêè îòíîñèòüñÿ ê íåâçãîäàì. 24 ÿíâàðÿ 1862 ãîäà ïîýò íàïèñàë ïîä ñâîèì ïîðòðåòîì, âûïîëíåí íûì õóäîæíèêîì Ì. Ñ. Çíàìåíñêèì:

   

   Íå äèâèòåñÿ, äðóçüÿ,

   ×òî òàê òîëñò è âåñåë ÿ:

   Ýòî — ïëîä ìîåé áîðüáû

   Ñ ëàïîé äàâÿùåé ñóäüáû;

   Íà ãíåòóùèé æèçíè êðåñò

   Ýòî — ÷åñòíûé ìîé ïðîòåñò.

   

   Íåñìîòðÿ íè íà ÷òî, â ïëàíàõ è ìå÷òàíèÿõ Åðøîâà ïðèñóòñòâóåò «ñòåðæíåâîé» îïòèìèçì ÷óâñòâ è ìûñëåé, íå ïîáåæäåííûé ïðåâðàòíîñòÿìè ñóäüáû è íàëåòàìè îò÷àÿíèÿ: è â äàëüíåéøåì âî âñåì, íàïèñàííîì èì, ïðîãëÿäûâàåò ñèëà òàëàíòà òâîðöà «Êîíüêà-ãîðáóíêà» è ïîðàæàåò ïðîçðà÷íîñòü çâó÷àíèÿ ñòèõà, õóäîæåñòâåííàÿ çàâåðøåííîñòü.

   

   Ìèð ãîñïîäåí òàê ÷óäåñåí!

   Òàê îòðàäåí âîëüíûé ïóòü!

   Ñêîëüêî çåðåí çâó÷íûõ ïåñåí

   Çàïàäåò òîãäà ìíå â ãðóäü!

   

   ß âîñòîðãîì èõ îáâåþ,

   Ñëåç ñòðóÿìè íàïîþ,

   Æàðêèì ÷óâñòâîì èõ ñîãðåþ,

   Â ðóññêîé ïåñíå ðàçîëüþ.

   

   «Ê äðóçüÿì», 1837

   

   Òâîð÷åñòâî âñåãäà îñòàâàëîñü îðãàíè÷íîé ïîòðåáíîñòüþ Åðøîâà, è êîãäà ìèðñêèå çàáîòû âñòàâàëè ïðåãðàäîé íà ïîýòè÷åñêîì ïóòè, îí âçûâàë: «Ìîé ãåíèé-õðàíèòåëü, ïîäàé ìíå òåðïåíüå / Èëü ïëàìåíü íåáåñíûé âî ìíå ïîòóøè!»

   Êàçàëîñü áû, âñåïîãëîùàþùèå ñåìåéíûå è ñëóæåáíûå ïðîáëåìû íå îñòàâëÿëè âðåìåíè è ìåñòà â äóøå ïèñàòåëÿ äëÿ âäîõíîâåííûõ ñî÷èíåíèé. Ýòà áîðüáà ïîýòè÷åñêèõ óñòðåìëåíèé Åðøîâà ñ áóäíÿìè æèçíè ñîïóòñòâîâàëà åìó ïîñòîÿííî. Áûëè âðåìåíà, êîãäà îí âîîáùå ñòàâèë ïîä ñîìíåíèå öåëåñîîáðàçíîñòü ñâîèõ çàíÿòèé õóäîæåñòâåííûì òâîð÷åñòâîì.  ïèñüìå ê äðóãó À. ßðîñëàâöîâó 14 àïðåëÿ 1844 ãîäà ïîýò ñîîáùàë: «Áûëà ïîðà, êîãäà è ÿ óâëåêàëñÿ ÷åì-òî ïîõîæèì íà âäîõíîâåíèå. À òåïåðü ÿ ïðèíàäëåæó, èëè ïî êðàéíåé ìåðå ñêîðî áóäó ïðèíàäëåæàòü ê ÷èñëó òåõ ÷åðñòâûõ äóø, êîòîðûå êíèãè ñ÷èòàþò ïðåïðîâîæäåíèåì âðåìåíè îò ñêóêè, à ìóçûêó çàêëþ÷àþò â ìàðøè è òàíöû…

   

   Íå ëó÷øå ëü ìåíåå èçâåñòíûì,

   À áîëåå ïîëåçíûì áûòü,

   

   ïîâòîðÿþ ÿ, ñàäÿñü çà ó÷åáíóþ êíèãó èëè äóìàÿ — íåëüçÿ ëè êàê äâèíóòü óñïåõè ó÷àùèõñÿ» (ñ. 104-105). Íî òóò æå áëàãîðîäíûå óñòðåìëåíèÿ ó÷èòåëÿ ãèìíàçèè êàê áû óõîäèëè â ñòîðîíó, è íà÷èíàë ãîâîðèòü Åðøîâ-ïîýò: «Ñ âåñíîé íà÷íóòñÿ âàøè ïîýòè÷åñêèå ïðîãóëêè ïî îáâîðîæèòåëüíûì îêðåñòíîñòÿì Ïåòåðáóðãà. Õî÷ó è ÿ ñíîâà îáîéòè äèêèå íàøè ïóñòûðè è îñâåæèòü ïðåæíèå âîñïîìèíàíèÿ. Ìîæåò áûòü, ÿâèòñÿ ïîâåñòü èëè ðàññêàç, íî óæ íàâåðíîå íå â ñòèõàõ» (ñ. 105). Îñåíüþ òîãî æå ãîäà Åðøîâ áîëåå ÷åòêî ñôîðìóëèðîâàë ïðîòèâîðå÷èâîñòü ñâîåãî äóøåâíîãî ñîñòîÿíèÿ: «Ìóçà è ñëóæáà — äâå íåóãîìîííûå ñîïåðíèöû íå ìîãóò óæèòüñÿ è ñòðàøíî ðåâíóþò äðóã äðóãà. Ìóçà íàïîìèíàåò î ïðèçâàíèè, î ïåðâûõ óñïåõàõ, îá èñêóñèòåëüíûõ âûçîâàõ ïðèÿòåëåé, î òàëàíòå, çàðûòîì â çåìëþ è ïð., è ïð., à ñëóæáà — â ïîëíîì ìóíäèðå, â øïàãå è øëÿïå, îôèöèàëüíî äîêëàäûâàåò î ïðèñÿãå, îá îáÿçàííîñòè ãðàæäàíèíà, î ïðåèìóùåñòâàõ îôèöèè è ïð. è ïð. Èç ýòîãî âûõîäèò áåñïðåñòàííàÿ òîëêîòíÿ è ñòóêîòíÿ â ãîëîâå, êîòîðàÿ îòçûâàåòñÿ è â ñåðäöå» (ñ. 106).

   Áóäó÷è òàëàíòëèâûì è äî ùåïåòèëüíîñòè äîáðîñîâåñòíûì ÷åëîâåêîì, Åðøîâ íå ìîã è â ñëóæáå íå ïðîÿâèòü ñâîè íåäþæèííûå ñïîñîáíîñòè. Åñëè áû íå ðóòèíà ãîñóäàðñòâåííîãî áþðîêðàòèçìà è íå ÷èíîâíè÷üå áåçðàçëè÷èå êî âñÿêîé æèâîé ìûñëè, òðåáóþùåé êàêèõ-ëèáî èçìåíåíèé èëè äâèæåíèÿ â ñóùåñòâóþùåé ñèñòåìå, ó÷èòåëü ãèìíàçèè Åðøîâ, âîçìîæíî, ñìîã áû ïðîñëàâèòüñÿ íå òîëüêî êàê çíàìåíèòûé ïîýò, íî è ñòàòü èçâåñòíûì ó÷åíûì â îáëàñòè ïåäàãîãèêè è ñëîâåñíîñòè. Î ñîïåðíè÷åñòâå ìóçû è ñëóæáû ðå÷ü çàõîäèò â ïèñüìàõ íå ñëó÷àéíî.  1840-å ãîäû îí ïèøåò «Ìûñëè î ãèìíàçè÷åñêîì êóðñå», îáäóìûâàåò è äåëàåò ðàçðàáîòêè ê «Êóðñó ñëîâåñíîñòè», ãîòîâèò ñòàòüþ «Î ïåðåìåíàõ, ïðîèñõîäèâøèõ â íàøåì ÿçûêå, îò ïîëîâèíû IX âåêà äî íàñòîÿùåãî âðåìåíè», ïûòàåòñÿ îïóáëèêîâàòü ÷åðåç ñâîèõ ïåòåðáóðãñêèõ äðóçåé â «Æóðíàëå Ìèíèñòåðñòâà íàðîäíîãî ïðîñâåùåíèÿ» ðàññóæäåíèå «Î òðåõ âåëèêèõ èäåÿõ èñòèíû, áëàãà è êðàñîòû, î âëèÿíèè èõ â õðèñòèàíñêîé ðåëèãèè»… Òâîð÷åñêîå íà÷àëî è çäåñü ïðîÿâëÿëîñü íåîáûêíîâåííî òàëàíòëèâî è æèâî, äà èíà÷å Åðøîâ è íå ìîã îòíîñèòüñÿ ê ðàáîòå, òàê êàê â ëþáîì äåëå — áóäü òî ïîýçèÿ, ëèòåðàòóðà â øèðîêîì ñìûñëå ýòîãî ñëîâà èëè äîëæíîñòü ñòàðøåãî ó÷èòåëÿ ñëîâåñíîñòè â ãèìíàçèè — îí îòäàâàë âñå ñèëû äóøè, âñå ñïîñîáíîñòè, áûë äî ÷ðåçìåðíîñòè òðåáîâàòåëüíûì ê ñåáå. «×òî íè ãîâîðèòå, — ïèñàë îí äðóçüÿì, — à âñòóïèâ â ñëóæáó è ïðîèçíåñÿ ñâÿùåííûå ñëîâà ïðèñÿãè, ìíå êàæåòñÿ, ãðåøíî è áåñ÷åñòíî äåëàòü, êàê ìíîãèå, — ìåæäó ïðî÷èì» (ñ. 99). È ê ïîýçèè òåïåðü Åðøîâ îòíîñèòñÿ ñ áîëüøåé ãðàæäàíñêîé îòâåòñòâåííîñòüþ è ñåðüåçíîñòüþ. «Îãîíü ïîýçèè åùå íå ïîòóõ â äóøå ìîåé, — ñîîáùàåò îí â ýòîì æå ïèñüìå. — Ïðè âçãëÿäå íà ìèð, íà ñóäüáû ëþäåé, ïðè ìûñëè î Òâîðöå — ñåðäöå ìîå áüåòñÿ ïî-ïðåæíåìó þíîøåñêèì æàðîì, íî óæå íå èñïàðÿåòñÿ â ëåãêèõ çâóêàõ, à êðåïêî ëîæèòñÿ íà äóøó â âàæíîé äóìå» (ñ. 100).  ýòî âðåìÿ Åðøîâ ñ óâëå÷åíèåì çàíèìàåòñÿ ïåðåâîäîì «Ñòðàäàíèé Èèñóñà Õðèñòà» Ê. Áðåíòàíî. Äðóçüÿì ïî áîëüøîìó ñåêðåòó îí ïèñàë, ÷òî äåëàåò ïåðåâîä êàæäûé äåíü ïî íåñêîëüêó ÷àñîâ è óâåðåí â íåñîìíåííîì óñïåõå ýòîé êíèãè…

   Êàê æàëü, ÷òî èç ñòîëü îáøèðíîãî íàñëåäèÿ òðóæåíèêà ïèñàòåëÿ óâèäåëà ñâåò ëèøü ìàëàÿ äîëÿ, è äàæå òî, ÷òî ìîãëî áû áûòü îïóáëèêîâàíî, ÷òî ñîõðàíèëîñü ïîñëå ñìåðòè ïîýòà, îêàçàëîñü ðàçðîçíåííûì, à ïîòîì è âîâñå èñ÷åçëî. «Òîìîâ ñåìü, õîðîøî ïåðåïëåòåííûõ» îñòàâàëîñü ó âäîâû ïîýòà Å. Í. Åðøîâîé, ÷àñòè÷íî àðõèâ áûë ó ïàñûíêà è ó ñûíà ïîýòà — Í. Í. Ëåùåâà è Â. Ï. Åðøîâà. Âñå ýòî ïåðåäàâàëîñü íå ðàç äðóãèì ëèöàì, à ïîòîì è ñîâñåì çàòåðÿëîñü. Èçâåñòíî, ÷òî íåêîòîðûå äîêóìåíòû, îñòàâàâøèåñÿ â àðõèâå Â. Ï. Åðøîâà, ïîãèáëè âî âðåìÿ Âåëèêîé Îòå÷åñòâåííîé âîéíû íà Óêðàèíå.

   Ñàì ïîýò îòíîñèëñÿ ê ñâîåìó äàðîâàíèþ âåñüìà âçûñêàòåëüíî. Ïðåæäå ÷åì îïóáëèêîâàòü êàêîå-íèáóäü ïðîèçâåäåíèå, îí ïðîñèë ñîâåòà ó àâòîðèòåòíûõ äëÿ íåãî äðóçåé è çíàêîìûõ: óíèâåðñèòåòñêèõ òîâàðèùåé è ïðîôåññîðîâ ñëîâåñíîñòè, èçâåñòíûõ êíèãîèçäàòåëåé, — è òîëüêî ïîëó÷èâ îäîáðèòåëüíûå îòçûâû, ðåøàëñÿ äàâàòü ñîãëàñèå íà ïóáëèêàöèþ. Âñå ýòî, áåçóñëîâíî, ñäåðæèâàëî ïîÿâëåíèå â ïå÷àòè ñòèõîâ, ðàññêàçîâ, äðàìàòóðãè÷åñêèõ ñî÷èíåíèé Åðøîâà. À. ßðîñëàâöîâ îòìå÷àë: «Êîíå÷íî, îáèëèå ìàòåðèàëîâ, íîñèìûõ èì â äóøå, äîâîëüñòâîâàëî åãî, êàê è èíûõ âåëè÷àéøèõ ïîýòîâ. Íèêîãäà, îäíàêî æ, íåçàìåòíî áûëî â íåì çàíîñ÷èâîñòè, ãîðäîñòè, ÷òî îí ïîýò, àâòîð. Ñëîâîì, Åðøîâ â Ïåòåðáóðãå òîëüêî ïîäðîñ âî âñåì òîì, ñ ÷åì ïðèáûë èç Ñèáèðè, — îí áûë íåæíàÿ, áëàãîðîäíàÿ íàòóðà, ñ ñàìûìè ÷åñòíûìè ïðàâèëàìè, äóøà åãî ïîëíà ëó÷øèõ ïîðûâîâ è ñèë òâîð÷åñêèõ, ïîëíà ïîýçèè» (ñ. 28). Ýòó ñïîêîéíóþ è ãàðìîíè÷íóþ öåëüíîñòü íàòóðû Åðøîâ ñîõðàíèë è ïî âîçâðàùåíèè èç Ïåòåðáóðãà â Òîáîëüñê. ×åñòíîñòü è áëàãîðîäñòâî ïðèäàâàëè ñîäåðæàíèþ åãî ïðîèçâåäåíèé íðàâñòâåííóþ ÷èñòîòó, à òðóäîëþáèå — îñîáóþ çàâåðøåííîñòü ôîðìû. 28 äåêàáðÿ 1839 ãîäà Åðøîâ ïèñàë Â. Òðåáîðíó: «Òû çíàåøü ìîé õàðàêòåð: ìûñëü — îáåñïîêîèòü êîãî-íèáóäü, îñîáëèâî ëèöî, óâàæàåìîå ìíîþ, äàâèò èíîãäà ñàìîå ïëàìåííîå æåëàíèå» (ñ. 67). È â ýòèõ ñëîâàõ íå áûëî ïðåóâåëè÷åíèÿ. Ìíîãîå èç òâîðåíèé Åðøîâà òàê è îñòàëîñü â Òîáîëüñêå, íå äîéäÿ äî ïåòåðáóðãñêèõ è ìîñêîâñêèõ æóðíàëîâ è èçäàòåëåé, äî øèðîêîãî êðóãà ïðîñâåùåííûõ ÷èòàòåëåé, è îñòàëîñü âíå ïîëÿ çðåíèÿ êðèòèêè. Óñïåõ ñîáñòâåííûõ ñî÷èíåíèé Åðøîâ ÷àñòî ðàññìàòðèâàë êàê ñ÷àñòëèâóþ ñëó÷àéíîñòü. «Íà «Êîíüêå-ãîðáóíêå», — ðàññóæäàë ïîýò, — âîî÷èþ ñáûâàåòñÿ ðóññêàÿ ïîñëîâèöà: íå ðîäèñü íè óìåí, íè ïðèãîæ, à ðîäèñü ñ÷àñòëèâ. Âñÿ ìîÿ çàñëóãà òóò, ÷òî ìíå óäàëîñü ïîïàñòü â íàðîäíóþ æèëêó. — Çàçâåíåëà ðîäíàÿ — è ðóññêîå ñåðäöå îòîçâàëîñü…» (ñ. 185). Äà, íî êàêèì äàðîâàíèåì íóæíî áûëî îáëàäàòü, ÷òîáû òàê «ïîïàñòü â íàðîäíóþ æèëêó» è âûðàçèòü â ñâîåì ïðîèçâåäåíèè òàëàíò è íåçàóðÿäíûå ñïîñîáíîñòè âñåãî íàðîäà, ñëèòüñÿ ñ ñåðäöåì íàðîäíûì!

   Ýòî ñîçâó÷èå äóøè ïîýòà ñ äóõîì íàðîäà ïðîÿâëÿëîñü è â çàìûñëàõ Åðøîâà. Êðîìå «äåñÿòèòîìíîé» ñêàçêè-ïîýìû îá Èâàíå-öàðåâè÷å, îí ìå÷òàåò âîñïåòü Èëüþ Ìóðîìöà, ïîñòîÿííî îáðàùàåòñÿ ê ôîëüêëîðíûì ìîòèâàì è èñòîðè÷åñêèì òåìàì, ñâÿçàííûì ñ ñóäüáîþ ðóññêîãî íàðîäà.  ñàìîì íà÷àëå ñâîåãî òâîð÷åñòâà ïîýò ïèøåò — âèäèìî, ïî ìîòèâàì «Èñòîðèè ãîñóäàðñòâà Ðîññèéñêîãî» Í. Ì. Êàðàìçèíà — «Ìîíîëîã Ñâÿòîïîëêà Îêàÿííîãî», èçáèðàÿ àðõàè÷íûé, õàðàêòåðíûé äëÿ ïîýì è äðàì XVIII âåêà ðàçìåð øåñòèñòîïíîãî ÿìáà, ñòèõîòâîðåíèå «Ñìåðòü Ñâÿòîñëàâà», âðåìåíàì êíÿçÿ Âëàäèìèðà ïîñâÿùàåò îïåðíîå ëèáðåòòî «Ñòðàøíûé ìå÷».  ÷åðíîâîì ïèñüìå ê Ïëåòíåâó â èþíå 1851 ãîäà Åðøîâ ñåòîâàë: «Íå ñêðîþ îò âàñ, ÷òî ìûñëü î ðóññêîé ýïîïåå íå âûõîäèò ó ìåíÿ èç ãîëîâû. Íî, æèâÿ â ãëóøè, ÿ íå èìåþ íóæíûõ ê òîìó ìàòåðèàëîâ. Ýòî îáñòîÿòåëüñòâî ïðåèìóùåñòâåííî âëåêëî ìåíÿ èñêàòü ìåñòà ïðè Èìïåðàòîðñêîé Ïóáëè÷íîé Áèáëèîòåêå, ãäå ÿ ìîã áû ïîëüçîâàòüñÿ âñåìè ñòàðèííûìè ñêàçàíèÿìè. Ïðåäîñòàâëÿþ Áîãó óñòðîèòü ìîþ ñóäüáó. Åñëè æå Åìó óãîäíî îñòàâèòü ìåíÿ íàâñåãäà â Ñèáèðè, ÿ íå áóäó ðîïòàòü íà ýòî, íî ìûñëü î ðóññêîé ýïîïåå ïåðåìåíþ íà ñèáèðñêèé ðîìàí. Êóïåð ïîñëóæèò ìîèì ðóêîâîäèòåëåì. À ìåæäó òåì íà ìåëêèõ ðàññêàçàõ ÿ ïðèó÷ó ïåðî ñâîå ñëóøàòü ìûñëè è ÷óâñòâà» (ñ. 141).

   Ïðîáîé ïåðà â ýïè÷åñêîì ïîâåñòâîâàíèè äëÿ Åðøîâà ñòàëè «Îñåííèå âå÷åðà», êîòîðûå îí âäîõíîâåííî ñî÷èíèë è ïåðåïèñàë íàáåëî çà äâå íåäåëè. Ñîçäàâàÿ öèêë ýòèõ ðàññêàçîâ, à âåðíåå, áûëåé, ïðåäàíèé, Åðøîâ ïîñòàâèë ïåðåä ñîáîé öåëü — «ïîïðîáîâàòü — íå ðàçó÷èëñÿ ëè ÿ ïèñàòü». Ïîïûòêà îêàçàëàñü óäà÷íîé — îíà îòêðûëà â ïîýòå òàëàíòëèâîãî ïðîçàèêà-ðîìàíòèêà. Ïåðâûìè ñëóøàòåëÿìè «Îñåííèõ âå÷åðîâ» áûëè ïîñåòèòåëè äîìà ñîñëàííîãî äåêàáðèñòà Ì. À. Ôîíâèçèíà. Ïîëó÷èâ îäîáðèòåëüíûå îòçûâû, Åðøîâ îòïðàâèë öèêë ðàññêàçîâ ñâîåìó óíèâåðñèòåòñêîìó ïðèÿòåëþ À. ßðîñëàâöîâó â Ïåòåðáóðã — â 1857 ãîäó «Îñåííèå âå÷åðà» áûëè îïóáëèêîâàíû â «Æèâîïèñíîì ñáîðíèêå çàìå÷àòåëüíûõ ïðåäìåòîâ èç íàóê, èñêóññòâ, ïðîìûøëåííîñòè è îáùåæèòèÿ», èçäàâàåìîì À. Ïëþøàðîì è Â. Ãåíêåëåì.

   Â 1858 ãîäó, áîëåå ÷åì ÷åðåç äâàäöàòü ëåò, Åðøîâ âíîâü ïîñåòèë Ïåòåðáóðã, íàäåÿñü ðåøèòü òàì ñëóæåáíûå äåëà è íàêîíåö ïîïðîáîâàòü ïåðåáðàòüñÿ â ñòîëèöó, áëèæå ê óíèâåðñèòåòñêèì ïðèÿòåëÿì, è áûòü â öåíòðå ëèòåðàòóðíîé æèçíè. Îí íàäåÿëñÿ íà îñóùåñòâëåíèå â ýòîì ãîðîäå ìíîãîîáðàçíûõ ñâîèõ òâîð÷åñêèõ ïëàíîâ è íà ðàçðåøåíèå ïðîáëåì ãèìíàçè÷åñêîãî îáðàçîâàíèÿ: òåïåðü îí áûë óæå äèðåêòîðîì ãèìíàçèè è íà÷àëüíèêîì äèðåêöèè ó÷èëèù âñåé Òîáîëüñêîé ãóáåðíèè. Åùå â «Ïðîùàíèè ñ Ïåòåðáóðãîì» â ñâîå âðåìÿ îí ïèñàë:

   

   Ïðîñòè, Ïåòðîïîëü âåëè÷àâûé,

   Íåâû äåðæàâíûé ïîëóáîã!

   Öâåòè ïîä ðàäóæíûì ñèÿíüåì

   Òâîåé áëèñòàòåëüíîé âåñíû

   È óñëàæäàé âîñïîìèíàíüåì

   Ïîýòà ñóìðà÷íûå ñíû!

   

   Ïðèâÿçàííîñòü ê «Ïåòðà ìîãó÷åìó òâîðåíüþ» íàäîëãî îñòàëàñü â ñåðäöå Åðøîâà. Ðàññòàâàÿñü â 1836 ãîäó ñî ñòîëèöåé, ïîýò ëèøàëñÿ îáùåíèÿ ñ èíòåðåñíûìè è ðîäíûìè åãî äóøå ëþäüìè.  Ïåòåðáóðãå åãî ñâÿçûâàëè äðóæåñêèå îòíîøåíèÿ ñ ïîýòàìè Å. Ï. Ãðåáåíêîé è Â. Ã. Áåíåäèêòîâûì, áóäóùèì èçâåñòíûì èñòîðèêîì Ò. Í. Ãðàíîâñêèì, çíàìåíèòûìè âïîñëåäñòâèè âîñòîêîâåäàìè Ï. Ñ. Ñàâåëüåâûì è Â. Â. Ãðèãîðüåâûì, ñ Ìàéêîâûìè, â ñåìåéíîì ðóêîïèñíîì æóðíàëå êîòîðûõ «Ïîäñíåæíèê» (1835-1836) îí ïîìåñòèë íåñêîëüêî ñòèõîòâîðåíèé. Åðøîâ òîãäà áûë âõ îæ è â ìóçûêàëüíî-òåàòðàëüíûé ìèð ñòîëèöû: ñðåäè åãî ïåòåðáóðãñêèõ äðóçåé — àâòîð âîäåâèëåé À. È. Áóëãàêîâ, êîìïîçèòîð È. Ê. ôîí Ãóíêå… Ãîðîä íà Íåâå âñåãäà âîëíîâàë Åðøîâà, ïðèòÿãèâàë åãî ê ñåáå è ïîçæå â êàêîé-òî ìåðå äàæå óñóãóáëÿë ñâîèì äàëåêèì ñóùåñòâîâàíèåì òîñêëèâóþ æèçíü è ñêó÷íîå âðåìÿïðåïðîâîæäåíèå â òèõîì è ñêðîìíîì Òîáîëüñêå. Êîãäà ïîýò ïèñàë î Òîáîëüñêå:

   

   Ãîðîä áåäíûé! Ãîðîä ñêóøíûé!

   Ïðîçà æèçíè è äóøè!

   Êàê òîìèòåëüíî, êàê äóøíî

   Â ýòîé ìåðòâåííîé ãëóøè!

   

   à î ëþäÿõ, æèâóùèõ â íåì, ÷òî:

   

   Â íèõ ëèøü ÷óâñòâåííîñòü áåç ÷óâñòâà,

   Ñàìîëþáüå áåç ëþáâè,

   È ÷óäåñíûé ìèð èñêóññòâà

   Èì õîòü áðåäîì íàçîâè… —

   

   «Âûåçä» èç öèêëà «Ìîÿ ïîåçäêà», 1840

   

   òî íàâåðíÿêà â åãî ñîçíàíèè êîíòðàñòîì òàêèì ýìîöèÿì âñòàâàëè êàðòèíû ïåòåðáóðãñêîé æèçíè. ×åðåç ÷åòûðå ãîäà ïîñëå íàïèñàíèÿ ýòèõ ñòèõîâ Åðøîâ ãîâîðèë î Ïåòåðáóðãå: «…âîîáðàæåíèå ìîå íå çàìåðçëî åùå äî òîãî, ÷òîáû îñòàâàòüñÿ ðàâíîäóøíûì ïðè î÷àðîâàíèÿõ ñåâåðíûõ Àôèí» (ñ. 107). Îäíàêî ïðèåçä Åðøîâà â 1858 ãîäó â Ïåòåðáóðã íå îïðàâäàë åãî íàäåæä. Âåðíóâøèñü â Òîáîëüñê, îí ïðîñòîäóøíî íàïèñàë Â. Òðåáîðíó è À. ßðîñëàâöîâó: «Òåïåðü ñìåéòåñü, ñêîëüêî õîòèòå, à ÿ ñíîâà ïîâòîðÿþ, ÷òî ìîé ðîäíîé Òîáîëüñê â òûñÿ÷ó ðàç ìèëåå, — ïî êðàéíåé ìåðå äëÿ ìåíÿ, — âàøåãî âåëèêîëåïíîãî Ïåòåðáóðãà» (ñ. 178). Ïîýò ðàçî÷àðîâàëñÿ â «ãðàäå äåðæàâíîì». Îí íå âñòðåòèë òàì áûâøåãî óíèâåðñèòåòñêîãî áðàòñòâà è åäèíîìûøëåííèêîâ, ÷óâñòâîâàë ñåáÿ ÷óæèì, ïîòåðÿííûì ñðåäè ñóåòëèâîé è ðàñ÷åòëèâîé æèçíè ñòîëèöû. Åìó òåïåðü ìèëåé áûëè äðóãèå ëþäè — ïðîøåäøèå, êàê è îí, áîëüøèå æèçíåííûå èñïûòàíèÿ. Âûíóæäåííûé îòúåçä èç Ïåòåðáóðãà â 1836 ãîäó, ãîðåñòè, íåóäîâëåòâîðåííîñòü æèçíüþ è íåïðåñòàííàÿ áîðüáà ñ ðóòèíîé ñäåëàëè Åðøîâà áëèçêèì òåì íåñ÷àñòíûì, êòî íå ïî ñâîåé âîëå îêàçàëñÿ â Ñèáèðè.

   Â Òîáîëüñêå ïîýò ñáëèçèëñÿ ñ ñîñëàííûìè äåêàáðèñòàìè è äðóãèìè ïîëèòè÷åñêèìè ññûëüíûìè. Îí ÷àñòûé ãîñòü äîìà Ôîíâèçèíûõ, áëèçêèé äðóã Í. À. ×èæîâà, îáùàåòñÿ ñ È. À. Àííåíêîâûì, À. Ï. Áàðÿòèíñêèì, Ñ. Ã. Êðàñíîêóòñêèì. Ñ ìàðòà ïî 11 àâãóñòà 1846 ãîäà Åðøîâ áûë íå òîëüêî åæåäíåâíûì ñîáåñåäíèêîì òÿæåëî áîëüíîãî, ñîâñåì ïîòåðÿâøåãî çðåíèå Â. Ê. Êþõåëüáåêåðà, íî è åãî ÷òåöîì. Î ÷åì áûëè èõ áåñåäû? Ê ñîæàëåíèþ, íàì íåèçâåñòíî. Íî íàâåðíÿêà âîçíèêàë ðàçãîâîð î Ïóøêèíå. Íåñîìíåííî, Åðøîâ ðàññêàçûâàë î ñâîåì ïîñåùåíèè â ßëóòîðîâñêå È. È. Ïóùèíà, îñóæäåííîãî íà âå÷íóþ êàòîðãó. Ïóùèí òîãäà ïåðåäàë íåñêîëüêî ñòèõîòâîðåíèé ñâîåãî ëèöåéñêîãî äðóãà, êîòîðûå Åðøîâ çàòåì ïåðåñëàë â Ïåòåðáóðã: äâà èç íèõ áûëè îïóáëèêîâàíû Ï. À. Ïëåòíåâûì â «Ñîâðåìåííèêå» («Ìîé ïåðâûé äðóã, ìîé äðóã áåñöåííûé…» è «Âçãëÿíóâ êîãäà-íèáóäü íà òàéíûé ñåé ëèñòîê…»).

   Â Òîáîëüñêå Åðøîâ ïîçíàêîìèëñÿ ñ ïîëüñêèìè ññûëüíûìè, áûâøèìè ó÷àñòíèêàìè âîññòàíèÿ 1831 ãîäà. Îí áûë â ïðèÿòåëüñêèõ îòíîøåíèÿõ ñ Êîíñòàíöèåì Âîëèöêèì, âìåñòå ñ êîòîðûì íà êâàðòèðå æèë äðóã Àäàìà Ìèöêåâè÷à Îíóôðèé Ïåòðàøêåâè÷. À â ñåðåäèíå 1850-õ ãîäîâ â Òîáîëüñê âìåñòå ñ íîâûì ãóáåðíàòîðîì Â. À. Àðöèìîâè÷åì ïðèåõàë îäèí èç ñîçäàòåëåé Êîçüìû Ïðóòêîâà — Â. Ì. Æåì÷óæíèêîâ (íà ñåñòðå êîòîðîãî áûë æåíàò Àðöèìîâè÷). Îí çàèíòåðåñîâàëñÿ òîáîëüñêèì ãèìíàçè÷åñêèì òåàòðîì è âñêîðå ïîçíàêîìèëñÿ ñ îäíèì èç åãî äðàìàòóðãîâ è ïîñòàíîâùèêîì — òâîðöîì «Êîíüêà-ãîðáóíêà». Çíàêîìñòâî ïåðåðîñëî â äðóæáó, à çàòåì è â ñîòâîð÷åñòâî. Òàê, âîäåâèëü Ï. Åðøîâà è Í. ×èæîâà «×åðåïîñëîâ, ñèðå÷ü Ôðåíîëîã» àâòîðû Êîçüìû Ïðóòêîâà èñïîëüçîâàëè ïðè ñîçäàíèè îäíîèìåííîé îïåðåòòû. Åðøîâ ùåäðî ðàçðåøàë ïîëüçîâàòüñÿ ñâîèìè ñî÷èíåíèÿìè â òâîð÷åñòâå Êîçüìû Ïðóòêîâà. Ïåðåäàâàÿ Æåì÷óæíèêîâó â 1854 ãîäó «×åðåïîñëîâ», ïîýò ñêàçàë: «Ïóñòü èì âîñïîëüçóåòñÿ Êîçüìà Ïðóòêîâ, ïîòîìó ÷òî ñàì ÿ óæå íè÷åãî íå ïèøó».  «òâîðåíèÿõ Êîçüìû Ïðóòêîâà» áûëè èñïîëüçîâàíû è íåêîòîðûå ýïèãðàììû Åðøîâà.

   Ñ ïåðååçäîì èç Ïåòåðáóðãà â Òîáîëüñê Åðøîâ îðãàíèçóåò â ãèìíàçèè ñàìîäåÿòåëüíûé òåàòð, â êîòîðîì ó÷åíèêè ãîòîâÿò ïðåäñòàâëåíèÿ ê ïðàçäíè÷íûì äíÿì. Ïîýò ïðè ýòîì âûñòóïàåò êàê àâòîð ñöåíîê, îïåðíûõ ëèáðåòòî, îðãàíèçàòîð ïîñòàíîâîê, ìóçûêàíò è ïå÷åòñÿ î òîì, ÷òîáû ãèìíàçè÷åñêèé òåàòð íå ïåðåñòàâàë ôóíêöèîíèðîâàòü, ÷èñòîñåðäå÷íî è ïî-äåòñêè íåïîñðåäñòâåííî ðàäóåòñÿ óñïåõàì ñâîèõ âîñïèòàííèêîâ, àêòåðîâ-ëþáèòåëåé, ïîïóëÿðíîñòè èõ ñïåêòàêëåé ó ïóáëèêè. 5 ìàðòà 1837 ãîäà ïîýò ïèñàë Â. Òðåáîðíó: «…ìàñëÿíêó (ìàñëåíèöó. — Â. Ç.) îòâåë äî æåëàíü ñåðäöà. Áûë è â êèàòðå, êîòîðûé óñòðîèëè íàøè ìîëîäöû-ó÷åíèêè ãèìíàçèè, è ñêàçàòü òåáå íå â øóòêó, èãðàëè åé-æå-åé ïîðÿäî÷íî. Ê ïàñõå ãîòîâÿòñÿ íîâîå, è ÿ, îò íå÷åãî äåëàòü, íàïèñàë äëÿ äðóæêîâ äâå ïèåñêè ïðåçàòåéíûå: îäíà — «Ñåëüñêèé ïðàçäíèê», íàðîäíàÿ êàðòèíêà, í äâóõ ÷àñòÿõ, äëÿ õîðîâîäîâ; à äðóãóþ åùå ïèøó: ýòî áóäåò ïðåêîìè÷åñêàÿ îïåðà, à ðàñòÿíåòñÿ îíà íà òðè äåéñòâèÿ, à èìÿ åé äàåòñÿ: «ßêóòñêîå»…» (ñ. 48-49). Ýòè, êàê è ìíîãèå äðóãèå ëèáðåòòî è äðàìàòè÷åñêèå ñöåíêè, êîòîðûå Åðøîâ ïèñàë äëÿ ãèìíàçè÷åñêèõ ïðåäñòàâëåíèé, ê ñîæàëåíèþ, òàê è íå áûëè îïóáëèêîâàíû. Ïîýòîìó íåáåçûíòåðåñíî õîòÿ áû âïå÷àòëåíèå, êîòîðîå îíè ïðîèçâîäèëè íà ñîâðåìåííèêîâ ïîýòà, â ÷àñòíîñòè íà åãî äðóãà À. ßðîñëàâöîâà: «Ýòè ïèåñêè Åðøîâà ìû ïðî÷èòàëè; îíè îáíàðóæèâàþò äîáðîå íàìåðåíèå äîñòàâèòü ìîëîäûì ïèòîìöàì çàáàâíîå è ïîëåçíîå ðàçâëå÷åíèå; îáå îíè â íàðîäíîì äóõå, è õîòÿ íàïèñàíû ñëåãêà, íî íå áåç ñöåíè÷åñêîãî èíòåðåñà, è ÿçûêîì, êîòîðûé Åðøîâó âî âñåì òàê äîñòóïåí. Íàçâàíèå ïèåñêè «ßêóòñêîå» èçìåíåíî â ðóêîïèñè íà «ßêóòñêèå áîæêè. Îïåðà-ôàðñ. Ñþæåò çàèìñòâîâàí èç ÿêóòñêîãî ïðåäàíèÿ. Ìóçûêà èç ðàçíûõ îïåð» (ñ. 49).

   Åðøîâ ñòàâèë ñ ãèìíàçèñòàìè íå òîëüêî ñâîè ïðîèçâåäåíèÿ, íî è êîìåäèè è âîäåâèëè Ôîíâèçèíà, Çàãîñêèíà, ×èæîâà. Èíòåðåñ æèòåëåé Òîáîëüñêà ê ñàìîäåÿòåëüíîìó òåàòðó áûë âåëèê, è îáû÷íî ñïåêòàêëè, âåñåëûå ïðåäñòàâëåíèÿ ïðîõîäèëè ñ áîëüøèì óñïåõîì.

   Çàíÿòèÿ ñàìîäåÿòåëüíûì òåàòðîì áûëè äàâíåé ïîòðåáíîñòüþ äóøè ïîýòà. Óâëå÷åíèå ñöåíè÷åñêèì èñêóññòâîì è ìóçûêîé áûëî ó Åðøîâà íå ïðàçäíî-ëþáèòåëüñêèì, à âïîëíå ñåðüåçíûì è ïðîôåññèîíàëüíûì: èì ñî÷èíåíî áîëüøîå êîëè÷åñòâî äðàìàòóðãè÷åñêèõ ïðîèçâåäåíèé. Ïîáûâàâ â êîíöå 1834 ãîäà èëè â ñàìîì íà÷àëå 1835 ãîäà íà îäíîì èç ïðåìüåðíûõ ïðåäñòàâëåíèé îïåðû Äæ. Ìåéåðáåðà «Ðîáåðò-Äüÿâîë», âïåðâûå ïîñòàâëåííîé â Ïåòåðáóðãå íà êàçåííîé ñöåíå ñ ðóññêèìè ïåâöàìè, Åðøîâ ïðèøåë â âîñõèùåíèå (âïå÷àòëåíèå îò ïîñòàíîâêè ïåðåäàíî ïîýòîì â ñòèõîòâîðåíèè «Ìóçûêà»). Èñïîëíåíèå ðóññêîé òðóïïîé ïîïóëÿðíîé îïåðû âûçâàëî âîñòîðæåííûå îòçûâû êàê ïóáëèêè, òàê è êðèòèêè: îêàçàëîñü, ÷òî íàøè ïåâöû ìîãóò âïîëíå ñîïåðíè÷àòü ñ èíîñòðàííûìè ìàñòåðàìè. Ýòî, áåçóñëîâíî, âäîõíîâëÿëî ìíîãèõ ðóññêèõ ïèñàòåëåé è êîìïîçèòîðîâ. È Åðøîâ íà÷èíàåò ðàáîòàòü íàä ëèáðåòòî «Ñòðàøíûé ìå÷», îáðàùàÿñü ê âîëøåáíûì ïðåäàíèÿì äàëåêèõ âðåìåí êíÿçÿ Âëàäèìèðà. Ðåàëüíàÿ èñòîðèÿ è ëåãåíäàðíûå ëè÷íîñòè çäåñü ñòàíîâÿòñÿ ëèøü óñëîâíûì îáîçíà÷åíèåì äàâíåãî âðåìåíè, ñîäåðæàíèå æå çàïîëíÿåòñÿ ñî ñâîéñòâåííîé Åðøîâó ëåãêîñòüþ ôàíòàñòèêî-ðîìàíòè÷åñêèìè ïðèêëþ÷åíèÿìè è ñêàçî÷íûìè ïðåâðàùåíèÿìè. Èíòåðåñíî, ÷òî ëèáðåòòî «Ñòðàøíîãî ìå÷à», îäîáðåííîå öåíçóðîé ê ïðåäñòàâëåíèþ â èþíå 1836 ãîäà, áûëî ñîçäàíî ïî÷òè îäíîâðåìåííî ñ ïåðâûìè ðóññêèìè íàöèîíàëüíûìè îïåðàìè: «Àñêîëüäîâîé ìîãèëîé» À. Âåðñòîâñêîãî (ïîñòàâëåíà â Ïåòðîâñêîì òåàòðå â Ìîñêâå â ñåíòÿáðå 1835 ãîäà) è «Èâàíîì Ñóñàíèíûì» Ì. Ãëèíêè (íîÿáðü 1836). Ýòî ëèáðåòòî Åðøîâ ïèñàë äëÿ äðóãà, èçâåñòíîãî â ñâîå âðåìÿ êîìïîçèòîðà È. Ê. ôîí Ãóíêå (äëÿ íåãî ïîýò íàïèñàë, êàê ñâèäåòåëüñòâóþò ñîâðåìåííèêè, «òðè èëè ÷åòûðå ëèáðåòòî îïåð», êîòîðûå äî íàñ íå äîøëè).

   Åðøîâ âíèìàòåëüíî ñëåäèë çà ðàçâèòèåì ðóññêîé íàöèîíàëüíîé îïåðû, áûë çíàêîì ñî ìíîãèìè àðòèñòàìè, õîðîøî çíàë èõ âîêàëüíûå âîçìîæíîñòè. Ãàê, çàêëþ÷èòåëüíóþ ïàòðèîòè÷åñêóþ ïåñíþ Áàÿíà â «Ñòðàøíîì ìå÷å» îí ñî÷èíÿë ñïåöèàëüíî äëÿ èçâåñòíîé àêòðèñû ðóññêîé îïåðû Âîðîáüåâîé.  ëèáðåòòî Åðøîâ óêàçàë è äðóãèõ èñïîëíèòåëåé, â ðàñ÷åòå íà êîòîðûõ îí ñîçäàâàë òó èëè èíóþ ïàðòèþ. Ñðåäè ýòèõ ïåâöîâ — Øåëèõîâà, Ïåòðîâ, Áàíêîâ…

   Ìîëîäîé ïîýò áûë ïðåêðàñíî çíàêîì è ñî ñöåíè÷åñêèìè óñëîâèÿìè âîïëîùåíèÿ îïåðû, ÷òî âûðàçèëîñü â ïðîñòðàííûõ, ðåæèññåðñêîãî ïëàíà ðåìàðêàõ: îí ðàçðàáàòûâàåò íàñòîÿùóþ ïàðòèòóðó çàêóëèñíûõ øóìîâ è ñâåòîâîãî îôîðìëåíèÿ áóäóùåãî ïðåäñòàâëåíèÿ, ïîäðîáíî îïèñûâàåò ìèçàíñöåíû.  ýòèõ, åùå ðîìàíòè÷åñêèõ ýôôåêòàõ ÷óâñòâóåòñÿ óæå ïðèáëèæåíèå ñòðîãîé ãàðìîíèè è ñëèÿííîñòè çâóêà è ñâåòà âàãíåðîâñêèõ îïåð. Ìîæåò áûòü, îòäàëåííîñòü ìåñòà æèòåëüñòâà Åðøîâà îò êðóïíûõ êóëüòóðíûõ öåíòðîâ, ãäå ðàçâèâàëîñü îïåðíîå èñêóññòâî, ñòàëà ïðè÷èíîé òîãî, ÷òî òâîð÷åñòâî ïîýòà âî ñëàâó ðóññêîé îïåðû èñêóññòâåííî ñäåðæèâàëîñü è íàêîíåö âîâñå ïðåðâàëîñü. Ýòî áûëî, êîíå÷íî, îáèäíîé ïîòåðåé äëÿ íàøåãî îòå÷åñòâåííîãî îïåðíîãî èñêóññòâà.

   Ïðèåõàâ â 1858 ãîäó â Ïåòåðáóðã, Åðøîâ, íàâåðíîå, âñïîìíèë, êàê â ìîëîäîñòè ãîðåë ïëàíàìè è çàìûñëàìè. Íî òåïåðü áûëî óæå èíîå âðåìÿ, ìíîãîå èçìåíèëîñü â ñòîëèöå, ÷åðåç ðàçî÷àðîâàíèÿ ïðîøåë ñàì ïîýò. Óäðó÷åííîìó ñëóæåáíûìè ïðîáëåìàìè, åìó áûëî íå äî âîçâûøåííîãî âäîõíîâåíèÿ. «Îäíàæäû, ó ìåíÿ, — âñïîìèíàåò òîò ïðèåçä Åðøîâà â Ïåòåðáóðã À. ßðîñëàâöîâ, — îí îõîòíî ñëóøàë ïüåñû Áåòõîâåíà, Ìîöàðòà, êîòîðûå èãðàëà íà ôîðòåïüÿíî ìîÿ ðîäñòâåííèöà; íî ïüåñà Âåðäè íå ïîíðàâèëàñü åìó» (ñ. 174). Èìåííî â òîì ãîäó ïîýò íàïèøåò, ÷òî åãî «ðîäíîé Òîáîëüñê â òûñÿ÷ó ðàç ìèëåå» Ïåòåðáóðãà. Íî è íà ðîäèíå, â Ñèáèðè, åãî âñå ÷àùå ïîñåùàåò ìðà÷íîå ìèðîîùóùåíèå.

   Íåñìîòðÿ íà ïî÷åòíóþ äîëæíîñòü, ê êîòîðîé Åðøîâ êîãäà-òî òàê ñòðåìèëñÿ, íà çíà÷èòåëüíîå ñîäåðæàíèå è êàçåííóþ êâàðòèðó, ïîëîæåííûå äèðåêòîðó ãèìíàçèè è ñòîëü íåîáõîäèìûå äëÿ áëàãîïîëó÷èÿ åãî áîëüøîãî ñåìåéñòâà ïðè îòñóòñòâèè ïîñòîðîííèõ ñðåäñòâ ê ñóùåñòâîâàíèþ, Åðøîâ â 1862 ãîäó óõîäèò â îòñòàâêó è íàâñåãäà îñòàåòñÿ æèòü â Òîáîëüñêå, «æåëàÿ òîëüêî ñïîêîéñòâèÿ è óêðûâàÿñü îò èçâåñòíîñòè» (ñ. 183). Ïðåðûâàåòñÿ íà íåñêîëüêî ëåò åãî ïåðåïèñêà ñ óíèâåðñèòåòñêèìè äðóçüÿìè.

   Èñïûòûâàÿ ìàòåðèàëüíûå çàòðóäíåíèÿ, Åðøîâ îñòàâàëñÿ íåçàâèñèìûì. Êàê ñâèäåòåëüñòâóþò ñîâðåìåííèêè ïîýòà, «÷åñòíûì îñòàëñÿ îí äî ãðîáà, ïðîñòèðàÿ ÷åñòíîñòü äàæå äî ñóðîâîñòè. Òàê, êòî-òî èç ðîäñòâåííèêîâ âçäóìàë ïîäàðèòü îäíîé èç åãî äî÷åðåé øåëêîâîé ìàòåðèè íà ïëàòüå: ñìóòèëñÿ Åðøîâ è ñêàçàë: «Ïðîøó âàñ èçáàâèòü ìåíÿ íàâñåãäà îò òàêèõ ïîäàðêîâ: äåòè ìîè ìîãóò íîñèòü òîëüêî òàêîå ïëàòüå, êàêîå ÿ â ñèëàõ èì ñäåëàòü!» (ñ. 196).

   Æèçíåëþáèå è æàæäà òâîð÷åñòâà, îäíàêî, áûëè ïî-ïðåæíåìó æèâû â Åðøîâå. Áóäó÷è áåçíàäåæíî áîëåí è, êàê â äîáðûå ñòàðûå âðåìåíà, áåççëîáíî ñåòóÿ íà æèçíü, îí èùåò ñåðäå÷íîãî êîíòàêòà ñ òîâàðèùàìè ïî óíèâåðñèòåòó, ïûòàåòñÿ îæèâèòü òîò èñòî÷íèê, êîòîðûé ìîã áû âîçðîäèòü åãî âäîõíîâåííûå ìå÷òû. Îí æàæäåò æèâîãî ðàçãîâîðà è, êàê áû ïðåäâîñõèùàÿ íàøó ýïîõó, ïèøåò â 1866 ãîäó Â. Òðåáîðíó: «Ìîæåò áûòü, èçîáðåòàòåëüíûé óì ïðèäóìàåò êàêîé-íèáóäü äàëåêîñëûøíûé ðóïîð, è òîãäà ÿ áóäó äåíü è íî÷ü ðàçãîâàðèâàòü ñ âàìè» (ñ. 192).

   Ýòî âîçâðàùåíèå äóøîé è ìûñëÿìè ê óíèâåðñèòåòñêèì äðóçüÿì íàïîìèíàåò âðåìÿ ïðèåçäà ìîëîäîãî ó÷èòåëÿ èç Ïåòåðáóðãà â Òîáîëüñê â 1836 ãîäó, êîãäà ïîñëå ñòîëèöû îí, åùå íå ïðèåìëÿ äóøîé ïðîâèíöèàëüíóþ òèõóþ æèçíü, ïèøåò ñòðàñòíûå ïèñüìà, èçëèâàÿ â íèõ ñòðàäàíèÿ ðàçî÷àðîâàííîé äóøè: «Æèçíü ìîÿ òàêàÿ âÿëàÿ è ñêó÷íàÿ ïðîçà, ÷òî îäíî íàïîìèíàíèå îá íåé èçáîðîçäèò ëîá ìîðùèíàìè» (ñ. 189).

   Âñå óæå ñòàíîâèëñÿ êðóã îáùåíèÿ ïîýòà. Ïîñëåäíèå ãîäû ñâîåé æèçíè îí ïðîâåë â îêðóæåíèè ñåìåéñòâà, âñå áîëåå óåäèíÿÿñü, èçáåãàÿ êîíòàêòîâ äàæå ñ ðîäñòâåííèêàìè è áëèçêèìè çíàêîìûìè, ïîëíîñòüþ óéäÿ â ðåëèãèþ. Òÿãîñòíîå äóøåâíîå ñîñòîÿíèå óñêîðèëî ðàçâÿçêó ñòðàäàíèé îò âîäÿíîé áîëåçíè. 18 àâãóñòà 1869 ãîäà Ïåòð Ïàâëîâè÷ Åðøîâ «òèõî è ñïîêîéíî ñêîí÷àëñÿ» (ñ. 199).

   

   Áëèçîñòü òâîð÷åñòâà Åðøîâà äóõó íàðîäà, ñîçâó÷íîñòü åãî ïðîèçâåäåíèé äóøåâíîìó ìèðó ðóññêîãî ÷åëîâåêà ñâÿçàíû ñ òåì, ÷òî êàê èñêðåííèé òàëàíòëèâûé ïîýò è ïàòðèîòè÷åñêè íàñòðîåííûé ãðàæäàíèí îí äóøîþ è ñåðäöåì áûë ïðèâÿçàí ê Ðîññèè. À. ßðîñëàâöîâ âñïîìèíàë: «Åðøîâ ãîðÿ÷î ëþáèë ñâîþ ðîäèíó, Ðîññèþ; ñ æàðîì âîññòàâàë, ïðè êàæäîì ñëó÷àå, çà íàðîä ïðàâîñëàâíûé, íî âñåãäà êîðîòêî, îòðûâèñòî, à îò áåñïîùàäíûõ íàïàäêîâ íà íàøåãî ïðîñòîëþäèíà ðåøèòåëüíî îòâîðà÷èâàëñÿ, êàê îò íåâåæåñòâà» (ñ. 21-22).

   Õîòÿ Åðøîâ íå ó÷àñòâîâàë â èäåéíûõ ñïîðàõ ìåæäó ñëàâÿíîôèëàìè è çàïàäíèêàìè, åãî âîëíîâàëè ïðîáëåìû è âîïðîñû, êîòîðûå ñòîÿëè â öåíòðå ýòèõ ñïîðîâ è ðàçíîãëàñèé. Êàê èñòèííîãî ïàòðèîòà åãî íå ìîãëà íå âîëíîâàòü ñóäüáà è áóäóùíîñòü Ðîññèè. È äàæå ðàññóæäàÿ î ðîäèìîé ñèáèðñêîé ñòîðîíå, Åðøîâ íåâîëüíî êàñàëñÿ êîðåííîãî âîïðîñà ñïîðîâ: èìååò ëè Ðîññèÿ êàêèå-òî ïðåèìóùåñòâà ïåðåä Åâðîïîé, åñòü ëè â íåé æèâîòâîðÿùèå ñàìîáûòíûå ñèëû, ìîæåò ëè îíà ÷òî-òî äàòü» «öèâèëèçîâàííîìó» Çàïàäó, — è âèäåë íåîáúÿòíûå ñèëû è áîãàòñòâà ñâîåé ðîäèíû.

   Íà ïðåäëîæåíèå äðóãà ïðîéòèñü ñíà÷àëà ïî Åâðîïå, ïðåæäå ÷åì çàíÿòüñÿ ïðàêòè÷åñêèì èçó÷åíèåì ñèáèðñêîãî êðàÿ, ìîëîäîé Åðøîâ êàòåãîðè÷åñêè âîçðàæàë. «Åðøîâ, íå îòâåðãàÿ ìîåé ìûñëè âîâñå, — ïèøåò À. ßðîñëàâöîâ, — ãîâîðèë î êðàñîòàõ ñèáèðñêîé ïðèðîäû, ïðèñîâîêóïèâ, ÷òî â Åâðîïå îíè óæå áîëåå èñêóññòâåííû èëè çàêðûòû ïðîìûøëåííîñòüþ; ãîâîðèë î áëàãå, êàêîå ìîæíî äîñòàâèòü íåêîòîðûì áåäñòâóþùèì ñèáèðñêèì ïëåìåíàì, èçâåäàâ èõ ïîäðîáíî è ñîîáùèâ ñâåäåíèÿ è ïëàí, êàê ïîìî÷ü èì, ïðàâèòåëüñòâó» (ñ. 24).

   Ïðèìå÷àòåëüíî, ÷òî ÷óâñòâî íàöèîíàëüíîé ãîðäîñòè è â òî æå âðåìÿ ãðàæäàíñêîé îòâåòñòâåííîñòè ïîýòà îòêðûòî è äîáðîñåðäå÷íî. Âîîáùå òâîð÷åñòâî Åðøîâà íåîáûêíîâåííî ùåäðî, äîáðîòà åãî ïîðîé êàæåòñÿ áåñïðåäåëüíîé, îáúåìëþùåé âåñü ìèð. È. Ï. Ëóïàíîâà ïèøåò îá ýòîì: «Åðøîâ ñìîòðèò â ïðîøëîå âçîðîì ðóññêîãî èíòåëëèãåíòà-ãóìàíèñòà, êîòîðîìó äîðîãè ïðîñòûå ëþäè çåìëè, íåçàâèñèìî îò èõ íàöèîíàëüíîé ïðèíàäëåæíîñòè è âåðîèñïîâåäàíèÿ, êîòîðûé âñåé äóøîé çà ÷åëîâå÷åñêîå áðàòñòâî: «ßñíûé äåíü äëÿ âñåõ âîñõîäèò, Ëüåò íà âñåõ ðàâíî ñèÿíüå» {Öèò. ïî: Åðøîâ Ï. Ï. Êîíåê-ãîðáóíîê. Ñòèõîòâîðåíèÿ. — Ñ. 38.}.

   Äîáðîñåðäå÷èå Åðøîâà ïîèñòèíå èíòåðíàöèîíàëüíî. Òàê, â «Ñóçãå» îí ñóìåë âûðàçèòü îäèíàêîâîå óâàæåíèå êàê ê áëàãîðîäñòâó ðóññêèõ âîèíîâ, òàê è ê ïàòðèîòè÷åñêè-ãðàæäàíñêîìó ïîñòóïêó «ãàðåìíîé êðàñàâèöû» ñèáèðñêîãî õàíà Êó÷óìà — Ñóçãå. Ìû ïîíèìàåì ïðàâîòó êàæäîãî ãåðîÿ, ñî÷óâñòâóåì åãî ïîëîæåíèþ â ðàçâèâàþùèõñÿ îáñòîÿòåëüñòâàõ. Ïîýò ñìîòðèò íà ñîáûòèÿ íå ñî ñòîðîíû è íå ïðèñòðàñòíî, à êàê áû èçíóòðè èõ, âñåãäà ïðîíèêàÿñü èñêðåííîñòüþ ÷óâñòâîâàíèé ñâîèõ ïåðñîíàæåé. «Ãîé, âû, áðàòöû! äîáðûé ïóòü!» — ïî-îòå÷åñêè áëàãîñëîâëÿåò ïîýò íà áèòâó õðàáðûõ êàçàêîâ, è â òî æå âðåìÿ êàêîé èñêðåííåé ãîðå÷üþ è ñî÷óâñòâèåì ïðîíèêíóòû åãî ñîæàëåíèÿ Ñóçãå: «Òÿæêî, òÿæêî òû âçäîõíóëà, î Ñóçãå, ìîÿ öàðèöà!» Ïîýò ðàçäåëÿåò ñ Ñóçãå ÷óâñòâî îò÷àÿíèÿ, êîãäà öàðèöà îñîçíàåò áåçûñõîäíîñòü ñâîåãî ïîëîæåíèÿ è ðåøàåò ñäàòüñÿ â ïëåí ðàäè ñïàñåíèÿ ñîïëåìåííèêîâ: «Î, Ñóçãå, êðàñà-öàðèöà! Òÿæåëà òåáå íî÷ü ýòà!» Íî ïîòîì Åðøîâ ñêîâà îáðàùàåò íàøå âíèìàíèå íà áëàãîðîäñòâî ïîáåäèòåëåé: âåäü àòàìàí Ãðîçà èäåò â öàðñêèé òåðåì ñ èñêðåííèì íàìåðåíèåì «ñëîâîì ëàñêîâûì ïðèâåòèòü íåñ÷àñòëèâóþ öàðèöó».

   

   Àòàìàí ê Ñóçãå ïîäõîäèò,

   Ïåðåä íåé ñíèìàåò øàïêó,

   Íèçêî êëàíÿåòñÿ, ìîëâèò:

   «Áóäü ñïîêîéíà òû, öàðèöà!..»

   

   Íî êîãäà Ãðîçà äîãàäûâàåòñÿ, ÷òî Ñóçãå ïîêîí÷èëà ñ ñîáîé —

   

   «×òî òû ñäåëàëà, öàðèöà?» —

   Âñêðèêíóë ãðîìêî âîåâîäà,

   Êðîâü ðóêîþ çàæèìàÿ.

   

   È îïÿòü æå, êàêàÿ ãîðäîñòü, êàêîå ÷åëîâå÷åñêîå äîñòîèíñòâî è âåëèêîäóøèå ïîðàæàþò íàñ â óìèðàþùåé Ñóçãå:

   

   Âäðóã öàðèöà çàäðîæàëà,

   Íà Ãðîçó îíà âçãëÿíóëà…

   Ýòî íå áûë âçîð îòìùåíüÿ,

   Ýòî áûë — ïîñëåäíèé âçîð!

   

   Òàêîå æå äîáðîñåðäå÷èå è îáîñòðåííîå ÷óâñòâî ñïðàâåäëèâîñòè ëåæàò â îñíîâå óäàëîé ñêàçêè î Êîíüêå-ãîðáóíêå è Èâàíóøêå-äóðà÷êå, ÷òî, ïîæàëóé, è îáåñïå÷èëî åé ñòîëü øèðîêóþ ïîïóëÿðíîñòü è çàñëóæåííóþ ñëàâó åå àâòîðó. Åðøîâ òî÷íî ïîäìåòèë è çàòåéëèâî ðàçâèë òå ÷åðòû õàðàêòåðà Èâàíóøêè, êîòîðûå òàê öåíèò âî âñÿêîì ÷åëîâåêå íàø íàðîä è êîòîðûå äåëàþò ýòîãî ãåðîÿ äåéñòâèòåëüíî íàöèîíàëüíûì, ëþáèìûì ðóññêèìè ëþäüìè. Âåäü Èâàíóøêà â ñêàçêå Åðøîâà îáëàäàåò æåëàííûìè ðóññêîìó ñåðäöó ÷åðòàìè: îí áëàãîðîäåí è ïî-äîáðîìó èðîíè÷åí, óìåí è áåñêîðûñòíî ëóêàâ, ñìåêàëèñò è â ïðîñüáàõ áåçîòêàçåí. Âñïîìíèì õîòÿ áû ñöåíó, êîãäà áðàòüÿ óêðàëè ó íåãî êîíåé è îí èõ ðàçîáëà÷èë:

   

   À Èâàí èì ñòàë êðè÷àòü:

   «Ñòûäíî, áðàòüÿ, âîðîâàòü!

   Õîòü Èâàíà âû óìíåå,

   Äà Èâàí-òî âàñ ÷åñòíåå:

   Îí ó âàñ êîíåé íå êðàë…»

   

   Ê ñîæàëåíèþ, äî ñèõ ïîð â «Êîíüêå-ãîðáóíêå» ìíîãèå öåíÿò ïðåæäå âñåãî âíåøíþþ çàíèìàòåëüíîñòü ïîâåñòâîâàíèÿ è îòíîñÿò ýòó ñêàçêó â ðàçðÿä äåòñêèõ (÷òî ïîäòâåðæäàåòñÿ îäíîíàïðàâëåííîñòüþ èçäàíèé ýòîãî ïðîèçâåäåíèÿ Åðøîâà). Îíà è âïðÿìü óâëåêàòåëüíà ïî ñþæåòó, è ïðîñòîòà åå ðàññêàçà ìîæåò ïîêàçàòüñÿ òàêîé æå ëåãêîé ïî ìûñëè, à âåðíåå, ìûñëü â íåé êàê áû òåðÿåòñÿ â ýòîé î÷àðîâàòåëüíîé ïðîñòîòå è ñêàçî÷íîñòè ñîáûòèé (òåì áîëåå åñëè èçäàíèå åùå óêðàñèòü âïå÷àòëÿþùèìè êàðòèíêàìè). Çäåñü óìåñòíî ïðèâåñòè ñëîâà À. ßðîñëàâöîâà: «Íåêîòîðûå ãîâîðÿò — â ñêàçêå ýòîé íåò íèêàêîé èäåè; êî ìîæåò ëè ýòî áûòü ïî ñàìîìó ñêëàäó ÷åëîâå÷åñêîãî è ðóññêîãî óìà, â ýòîì ñëó÷àå â îñîáåííîñòè? Ñêàçêà ýòà ñëóæèò íå äëÿ çàáàâû òîëüêî ïðàçäíîãî âîîáðàæåíèÿ; â îñíîâå åå ëåæèò èäåÿ íðàâñòâåííàÿ, äàííàÿ åé ïåðâûìè ñëàãàòåëÿìè åå, ïðîñòûìè äåòüìè ïðèðîäû. Ñìûñë ñêàçêè ÿâëÿåòñÿ òàêèì; ïðîñòîäóøíîå òåðïåíèå óâåí÷àåòñÿ, íàêîíåö, âåëè÷àéøèì âîçìåçäèåì íà çåìëå; à íåîáóçäàííûå æåëàíèÿ ãóáÿò ÷åëîâåêà äàæå è íà âûñî÷àéøåé ñòóïåíè çåìíîãî âåëè÷èÿ» (ñ. 3).  ýòîé ìûñëè çàêëþ÷åíà ãëóáîêàÿ èñòèíà. Ïîýòè÷åñêè âûðàæåííàÿ Åðøîâûì ñ ãåíèàëüíîé ëåãêîñòüþ è ñâîáîäîé, «èäåÿ íðàâñòâåííàÿ» îáðåëà îñîáóþ ñèëó è ïðèâëåêàòåëüíîñòü.

   Ëåãêîñòü è ïðîñòîòà ñêàçà Åðøîâà ðîäñòâåííû ïîýòèêå íàðîäíîãî ýïîñà, è ðîæäàëèñü ýòè äîñòîèíñòâà ñî÷èíåíèÿ ó íà÷èíàþùåãî ïîýòà íåïðèíóæäåííî è îðãàíè÷íî, èç äóøè. Ðóññêàÿ ñêàçêà áûëà íåîòúåìëåìîé ÷àñòüþ æèçíè Åðøîâà è ëó÷øèìè òîêàìè âîøëà â åãî ïîýòè÷åñêèé äàð. Èìåííî îðãàíè÷íóþ ñëèÿííîñòü òàëàíòà ìîëîäîãî ñèáèðÿêà ñ ìèðîì íàðîäíîé ñêàçêè, âèäèìî, ïî÷óâñòâîâàë À. Ñ. Ïóøêèí â «Êîíüêå-ãîðáóíêå».  ýòîé ñâÿçè ñóùåñòâåííîå çàìå÷àíèå ñäåëàëà È. Ï. Ëóïàíîâà: «Ñëóøàÿ ñêàçêè, Ïóøêèí, ïî ñîáñòâåííîìó åãî ïðèçíàíèþ, âîçíàãðàæäàë «íåäîñòàòêè ïðîêëÿòîãî ñâîåãî âîñïèòàíèÿ». Îí ïîäîøåë ê ñêàçî÷íîìó ôîëüêëîðó êàê ïèñàòåëü, âîñõèùåííûé åãî êðàñîòîé è ãëóáèíîé, è êàê èññëåäîâàòåëü, ó÷åíûé, êîòîðîìó õîòåëîñü, ÷òîáû ðóññêîå îáðàçîâàííîå îáùåñòâî òîæå îòêðûëî äëÿ ñåáÿ íàðîäíóþ ñêàçêó è âñëåä çà íèì ñêàçàëî âîñõèùåííî: «×òî çà ïðåëåñòü ýòè ñêàçêè! êàæäàÿ åñòü ïîýìà!» Äëÿ Åðøîâà ñêàçî÷íàÿ ïîýçèÿ áûëà ðîäíîé ñòèõèåé. Îíà âõîäèëà íåîáõîäèìûì êîìïîíåíòîì â åãî îáðàçîâàíèå è âîñïèòàíèå. Îíà ïðèñóòñòâîâàëà â åãî æèçíè êàê åå îñîáàÿ âîëøåáíàÿ ãðàíü. Äóìàåòñÿ, ÷òî âîñåìíàäöàòèëåòíèé þíîøà, ïèñàâøèé «Êîíüêà-ãîðáóíêà», íå ñòàâèë ïåðåä ñîáîé çàäà÷è, êîòîðîé â çíà÷èòåëüíîé ñòåïåíè ðóêîâîäñòâîâàëñÿ Ïóøêèí: ïîïóëÿðèçèðîâàòü íàðîäíóþ ñêàçêó, îáëà÷èâ åå â ëèòåðàòóðíóþ ôîðìó, äàòü åé ïðàâà ãðàæäàíñòâà. Îí ïðîñòî ïîäåëèëñÿ ñ «÷åñòíûì íàðîäîì» îäíîé èç òåõ «äðàãîöåííîñòåé», îáëàäàòåëåì êîòîðûõ îêàçàëñÿ ñûçìàëüñòâà. Ïîäåëèëñÿ, êàê äåëèòñÿ ñî ñâîèìè ñëóøàòåëÿìè èñòîâî âëþáëåííûé â ñâîå äåëî ðóññêèé ñêàçî÷íèê» {Öèò. ïî: Åðøîâ Ï. Ï. Êîíåê-ãîðáóíîê. Ñòèõîòâîðåíèÿ. — Ñ. 11.}.

   È âñå æå êàêèì íåäþæèííûì òàëàíòîì íóæíî áûëî îáëàäàòü, ÷òîáû ñêàçêà òàêîãî þíîãî è åùå áåçâåñòíîãî àâòîðà âûçâàëà âîñòîðã ïðîñâåùåííûõ è àâòîðèòåòíåéøèõ óìîâ ðóññêîé êóëüòóðû, äà åùå â òî âðåìÿ, êîãäà ëèòåðàòóðíî îáðàáîòàííàÿ íàðîäíàÿ ñêàçêà è ñî÷èíåíèÿ ïî ôîëüêëîðíûì ìîòèâàì, ðîìàíòè÷åñêàÿ èñòîðèÿ íà îñíîâå óñòíûõ ïðåäàíèé áûëè â ìîäå, ÿâëÿëèñü âåÿíèåì âðåìåíè, êîãäà ê ïîäîáíûì æàíðàì îáðàùàëèñü À. Ñ. Ïóøêèí, Â. À. Æóêîâñêèé, Â. È. Äàëü (Êàçàê Ëóãàíñêèé), À. Ô. Âåëüòìàí, Î. Ì. Ñîìîâ… Âåäü â ñàìîì íà÷àëå 1830-õ ãîäîâ óæå ïîÿâèëèñü è «Âå÷åðà íà õóòîðå áëèç Äèêàíüêè» Í. Â. Ãîãîëÿ…

   Ñóùåñòâåííî, ÷òî Åðøîâ äî êîíöà ñâîèõ äíåé íåïîêîëåáèìî îñòàëñÿ ïîýòîì, âî ìíîãîì î÷åíü áëèçêèì òîìó æèâîìó è îïðåäåëÿþùåìó íàïðàâëåíèþ â ðóññêîé ëèòåðàòóðå ïåðâîé ïîëîâèíû XIX âåêà, êîòîðîå â íåäðàõ ðîìàíòèçìà âçðàùèâàëî äîáðîòíûå ñåìåíà ðóññêîãî ðåàëèçìà, ïðèíåñøåãî ìèðîâóþ ñëàâó íàøåé ëèòåðàòóðå, îñòàëñÿ âåðíûì äóõó ëó÷øèõ òðàäèöèé, çàëîæåííûõ Ïóøêèíûì. Ïðè ýòîì îí ïûòàëñÿ îòêðûòî âûñòóïèòü ïðîòèâ îïèñàòåëüíûõ èçëèøåñòâ, êîòîðûå, íà åãî âçãëÿä, íåñëà ñ ñîáîé ëèòåðàòóðà ýïèãîíîâ «íàòóðàëüíîé øêîëû».  ÷åðíîâîì ïèñüìå ê Ïëåòíåâó â èþíå 1851 ãîäà Åðøîâ ïðåäñòàåò ðüÿíûì çàùèòíèêîì ïóøêèíñêîãî ñòèëÿ ïîâåñòâîâàíèÿ, îñòàâàÿñü âåðíûì ñâîèì ýñòåòè÷åñêèì ïðèíöèïàì ïåðèîäà «Êîíüêà-ãîðáóíêà». «Êîãäà-íèáóäü… ÿ èçëîæó ñâîþ òåîðèþ ïîâåñòè, — çàÿâëÿåò Åðøîâ, à äàëåå ïîÿñíÿåò: — ß íå âðàã àíàëèçà, íî íå ëþáëþ àíàòîìèè… ß äîïóùó åùå ïîäðîáíîñòè â òàêèõ âîïðîñàõ, êàê áûòü èëè íå áûòü, íî â òàêîé ìåëî÷è, — êàê èäòè èëè åõàòü, ñïàòü èëè ïðîñíóòüñÿ, ïðàâî, áåçáîæíî ðàññ÷èòûâàòü íà òåðïåíèå ÷èòàòåëåé. À æèçíü ãåðîåâ ïîâåñòåé áîëüøå ÷åì íà 9/10 ñëàãàåòñÿ èç ïîäîáíûõ ìåëî÷åé. Ïðîñòèòå ìåíÿ, Ïåòð Àëåêñàíäðîâè÷, çà ðåçêèå, ìîæåò áûòü, âûðàæåíèÿ, íî ÿ ãîâîðþ, êàê ïîíèìàþ. Äëÿ ìåíÿ — îäíà ãëàâà «Êàïèòàíñêîé äî÷êè» äîðîæå âñåõ íîâåéøèõ ïîâåñòåé òàê íàçûâàåìîé íàòóðàëüíîé, èëè ëó÷øå, øêîëû ìåëî÷åé» (ñ. 140-141).

   Ýòè âûñêàçàííûå â ðàçäðàæåíèè ìûñëè áûëè òåì íå ìåíåå õóäîæåñòâåííûì êðåäî Åðøîâà: â ñâîèõ ïðîèçâåäåíèÿõ îí ñòàðàëñÿ íå äîïóñêàòü «áûòîçèçàöèè», è ïîýòîìó åãî ñòèõè äàæå î âåùàõ, êàçàëîñü áû, ñàìûõ çåìíûõ, î ìèðñêèõ çàáîòàõ ìîæíî îòíåñòè ê áîëüøîé ïîýçèè. Õóäîæåñòâåííûå êðèòåðèè Åðøîâà ïðè ýòîì áûëè âîñïèòàíû íå ðàñ÷åòëèâîé ðàññóäî÷íîñòüþ, à âûíîøåíû â ñåðäöå è îòøëèôîâàíû âî âäîõíîâåííûõ ðàçäóìüÿõ. Ñòèõè åãî, êàê âåðíî çàìåòèë À. ßðîñëàâöîâ, «ñîçäàâàëèñü íå ïî íàâåÿíèþ èçâíå, èëè ïî êàêîìó-ëèáî êîðûñòíîìó ïîáóæäåíèþ, à âñåãäà ïî íàñòîÿòåëüíîìó òðåáîâàíèþ ñåðäöà: îíè, — êàê è âñå ïðîèçâåäåíèÿ Åðøîâà, — çåðêàëî åãî ïîýòè÷åñêîãî íàïðàâëåíèÿ âîîáùå è åãî õàðàêòåðà â ÷àñòíîñòè» (ñ. 39).

   Âñå ýòî ðîäíèëî Åðøîâà â ðàííèå ãîäû òâîð÷åñòâà ñ ðóññêèìè ðîìàíòèêàìè è îñîáåííî ñ ïðåäñòàâèòåëÿìè ôèëîñîôñêî-ïîýòè÷åñêîãî íàïðàâëåíèÿ — «ëþáîìóäðàìè». Íå ñëó÷àéíî ëþáèìûìè ïîýòàìè Åðøîâà áûëè Ä. Âåíåâèòèíîâ, Â. Áåíåäèêòîâ, Å. Ãðåáåíêà, à ñòèõîòâîðåíèå Åðøîâà «Æåëàíèå» (1835) ïåðåêëèêàåòñÿ ñ îäíîèìåííûì ñòèõîòâîðåíèåì À. Ñ. Õîìÿêîâà, íàïèñàííûì â 1827 ãîäó. Ïðîèçâåäåíèÿ Åðøîâà è ïî îñíîâíûì òåìàì, è ïî ìèðîîùóùåíèþ àâòîðà ïîñòîÿííî òÿãîòåþò ê òîìó, ÷òî ïðèâëåêàëî ðóññêèõ ðîìàíòèêîâ è áûëî õàðàêòåðíî äëÿ èõ ñî÷èíåíèé: ìå÷òàòåëüíîå ðàçî÷àðîâàíèå â æèçíè, ëè÷íàÿ äóøåâíàÿ ïðè÷àñòíîñòü ê ìèðîâîé ñêîðáè, ïîèñêè èäåàëà â ðîäíîé, íî âñå æå ýêçîòè÷åñêîé äðåâíîñòè ñâîåãî íàðîäà, íàêîíåö, ñòðåìëåíèå íå òîëüêî â ïîýçèè, íî è â æèçíè óåäèíèòüñÿ îò ëþäåé, ñëèòüñÿ ñ ïåðâîçäàííîé ïðèðîäîé, ðàñòâîðèòüñÿ â íåé, ïðåäàòüñÿ óãëóáëåííûì ðàçìûøëåíèÿì, âíèìàòåëüíî ïðèñëóøàòüñÿ ê çîâó äóøè è ñåðäöà… È âñå æå çà âñåì ýòèì ðîìàíòè÷åñêèì àðñåíàëîì ñêðûâàëñÿ äîáðîäóøíûé è ïî-ðóññêè áåñïå÷íî âåñåëûé Åðøîâ. Îí èãðàþ÷è óïðàâëÿë ñâîèì ÷óäíûì ñòèõîì â ñêàçêå è äðàìå, â ïîñëàíèè è ñêàçàíèè, â ëèðè÷åñêîì ñî÷èíåíèè è øóòêå. Ýòî áûë àâòîð, âñåöåëî ïîãëîùåííûé ñòèõèåé ðóññêîãî ñòèõà è çàâîðàæèâàþùèé ÷èòàòåëåé åñòåñòâåííîñòüþ ìåëîäèêè ñâîåé ïîýçèè, â êîòîðîé, ïî åãî ñîáñòâåííûì ñëîâàì, «è ðå÷ü âèëàñü öâåòóùåé òêàíüþ». Åðøîâ îòíîñèòñÿ ê òåì ïîýòàì,

   

   …êòî ñ ÷óäíîþ ïðèðîäîé

   Ñâÿòîé ñîþç èçäåòñòâà çàêëþ÷èë,

   Ñâÿçàë ñåáÿ ðàçóìíîþ ñâîáîäîé

   È ìèð è äóõ ñîçíàíüþ ïîêîðèë…

   

   …êòî ñâåòëûìè ìå÷òàìè

   Âîëøåáíûé ìèð â äóøå ñâîåé ÿâèë,

   Ñîãðåë åãî è ÷óâñòâîì, è ñòðàñòÿìè

   È ìûñëèþ âûñîêîé îæèâèë…

   

   «Âîïðîñ», àâãóñò 1837

   

   Åðøîâà îñîáî ïðèâëåêàë ïîïóëÿðíûé æàíð ïåñíè. Îí ñî÷èíÿåò ñòèõè íå òîëüêî ñïåöèàëüíî äëÿ ïåñåííûõ ìåëîäèé, íî è âêëþ÷àåò ïåñíþ êàê îðãàíè÷íûé ýëåìåíò â ñâîè ïðîèçâåäåíèÿ èíûõ ôîðì.  äðàìàòè÷åñêîì îòðûâêå «Ôîìà-êóçíåö» åñòü ïåñíÿ ñòàðèêà Ëóêè, êîòîðàÿ áûëà ïîëîæåíà íà ìóçûêó À. À. Àëÿáüåâûì, äðóæèâøèì ñ ïîýòîì. Áîëüøóþ ïîïóëÿðíîñòü îáðåëè ïåñíÿ «Çà ìîðåì ñèíèöà íå ïûøíî æèëà» èç «äðàìàòè÷åñêîãî àíåêäîòà» î Ñóâîðîâå è ñòàíöèîííîì ñìîòðèòåëå, ïåñíÿ êàçà÷êè èç «Ñèáèðñêîãî êàçàêà». Íà îñíîâå ñòèõîòâîðåíèÿ «Ìîëîäîé îðåë» â 1880-å ãîäû ðîäèëàñü ïîïóëÿðíàÿ ïåñíÿ «Êàê íà äóáå íà çåëåíîì», à «Ðóññêàÿ ïåñíÿ» â Ñðåäíåì è Íèæíåì Ïðèèðòûøüå èçâåñòíà êàê íàðîäíàÿ ïåñíÿ… Ëþáîâü ê ìóçûêå, ê òåàòðó áûëà ðîæäåíà ñòðåìëåíèåì ïîýòà ê «öåëîñòíîìó èñêóññòâó», ÷òî îïÿòü æå ãîâîðèò î ðîäñòâå õóäîæåñòâåííûõ âçãëÿäîâ Åðøîâà ñ èäåÿìè ðîìàíòè÷åñêîé ýïîõè ðóññêîé êóëüòóðû.  ìóçûêå, êîòîðóþ âìåñòå ñ ïîýçèåé íàçûâàë «äâóìÿ ñåñòðàìè îäíîé ìàòåðè», îí öåíèë «òàèíñòâåííîñòü è ãëóáèíó», è åñëè â áåñåäå ðå÷ü çàõîäèëà î ìóçûêå, Åðøîâ îæèâëÿëñÿ. À. ßðîñëàâöîâ âñïîìèíàåò: «Åðøîâ îõîòíî ïóñêàëñÿ ñî ìíîþ â ðàçãîâîðû î ìóçûêå, ïðèïîìèíàë çàìå÷àòåëüíîå â æèçíè àðòèñòîâ, ñ óâëå÷åíèåì ãîâîðèë èíîãäà — êàê õîðîøî ïðåäñòàâèòü áû â îïåðå òó èëè äðóãóþ ñöåíó, êàêóþ ïðèïîìèíàë â æèçíè íåîáûêíîâåííûõ ëèö èëè â èñòîðèè. Îí ñàì ñòàë çàíèìàòüñÿ èçó÷åíèåì èãðû íà ôëåéòå, è, êàê óâèäèì, ñ îñîáåííîé öåëüþ: îí ãîâàðèâàë î ôëåéòå: «Ýòîò èíñòðóìåíò òåì õîðîø, ÷òî åãî ìîæíî óëîæèòü â êàðìàí, à íà ïðîãóëêàõ ãäå-íèáóäü, â îòäàëåííîì ìåñòå, ïðèÿòíî ïîòåøèòü ñåáÿ» (ñ. 19).

   Øèðîêè áûëè õóäîæåñòâåííûå èíòåðåñû Åðøîâà, è ýòî íàõîäèëî îòðàæåíèå â åãî òâîð÷åñòâå. Ìíîãîãðàíåí ïîýòè÷åñêèé ìèð, îñòàâëåííûé íàì ñîçäàòåëåì «Êîíüêà-ãîðáóíêà».  ñâîåãî ðîäà çàâåùàòåëüíîì ñòèõîòâîðåíèè «Îäèíî÷åñòâî», ïîäâîäÿ èòîãè, çàâåðøàÿ æèçíü ñ ìèðîì â äóøå, ïðîùàÿñü ñ âðàãàìè è äðóçüÿìè, ïîýò âñå æå ïðîñòèðàåòñÿ ìûñëüþ â áóäóùåå, íàäåÿñü, ÷òî íà «çâóê æèâîé» åãî ñòèõîâ «ïðîñíåòñÿ êòî-íèáóäü äðóãîé». Ñîâðåìåííûé ÷èòàòåëü íàâåðíÿêà óñëûøèò âî âäîõíîâåííûõ ñòðîêàõ Ïåòðà Ïàâëîâè÷à Åðøîâà æèâîå áèåíèå áëàãîðîäíîãî è ùåäðîãî ñåðäöà ïîýòà, ïðî÷òåò â íèõ ìûñëü ÿñíóþ è âîçâûøåííóþ.

   

Сказка про Конька-Горбунка от автора дурака

В этой сказке много прока.
Правда служит в том зароком.
Извините, есть пиздеж,
Оный учит молодежь.

* * *
Ветры вольные поют,
Птицы в поле гнезда вьют,
Клещ вонючий впился в руку,
Псы ебут на горке суку,-
Вся Россия на ладони:
Утонула в самогоне,
Разлилась по белу свету
Белым, блятским, бабьим летом.
Где-то красная девица
На хую сидит, как птица,
Лижет яйца, как конфету,
И читает сказку эту.
Да кричит: «Что он плетет?»
А кого это ебет?!
Помолчи пока, паскуда,
Это ; присказка покуда,
Сказка будет впереди.
Так что лучше не пизди.

Жил старик в одной деревне.
Вбил старуху хуем в землю,
И осталось у него
Поле, хуй, да ничего.
Правда, он имел три сына.
Старший — умный бел детина:
Мог считать до десяти,
Баб ебать, коров пасти.
Жаль, что был гермофродит —
Сам ебет — и сам родит.
Средний умный, но не сильно:
Жрал водяру, как скотина,
И, напившись часто в стельку,
Ссал на чистую постельку.
В общем, был и так и сяк.
Младший — вовсе был дурак!
Целый день с печи не сходит,
Всякую хуйню городит.
Вот уж двадцать пятый год
Всю работу в рот ебет!
В общем, так: у той семейки
Жизнь вилась, как в поле змейки,
Но на пятую седьмицу
Хтой-то ебнул всю пшеницу.
Стал старик совет держать,
Волоса на жопе рвать!
Наточил топор до звону,
Ебнул литру самогону,
И всю ночь ходил дозором…
У соседки под забором.
Трудно было старику
Быть все время начеку!
Только утро — он к крылечку:
«Спите, бляди, там, на печке?!
Я ж, как ебаный шакал
Ночь по полю проскакал!
Да к тому же был мороз —
Ажник хуй к лаптям примерз!»
Дети двери отворили,
И отца в избу впустили.
Стали спрашивать его:
Не видал ли он чего?
Дед пупок перекрестил,
Жопу в койку опустил,
И промолвил, что покуда
Не видать его, паскуду,
Чтоб ему, ебена мать,
Жопу вилами порвать,
Да свинцом ее залить,
И горохом накормить!

Поздний вечер наступает.
Старший сторож заступает:
Приосанясь, помолясь,
Первачом залившись вгрязь,
Он отправился в дозор
К будке, где вахтил Трезор.
И до зорьки, во дворе
Спал в собачьей конуре.
Только утро — он к порогу.
Загибает в мать и в Бога:
«Открывай, ебать вас в рот!
Страж стучится у ворот!
До того, скоты, набздели,
Что все окна запотели!
Я же весь опизденел
Пока во поле сидел!
Поднялся старик с кровати:
— Не пизди, ядрена матерь!
А скажи-ка мне, шакал,
Вора в поле не встречал?
— Не видать его, скотину,
Хуй ему, паскуде, в спину!
Побоялся, видно, он,
Что следы его найдем!

Солнце скрылось за горою.
Средний брат, хуями кроя,
Взявши вилы и топор,
Направляется в дозор.
Только вышел на крылечко, —
Сразу екнуло сердечко:
Темень, как у негра в жопе,
А в лесу, у старой топи,
Жутким голосом орут.
Будто лешего ебут!
«Свят! — вскричал он, — Мать-царица!
Хуй с ним, с полем, и с пшеницей!»
Почесал свое яйцо,
И забрался под крыльцо.
Там до зорьки прохрапев,
В дверь ломиться стал, как лев:
«Ах, вы, подлые собаки!
Я замерз, а вам до сраки?
Открывай, ебать вас в рот,
Страж стучится у ворот!
Братья двери отворили,
Караульщика впустили,
Стали спрашивать его:
Не видал ли он чего?
— Не видал! Клянусь башкою!
Повстречался б вор со мною,
Я бы с ним поговорил,
Ежли б сразу не убил!
Трахну хуем по горбу —
Пополам перешибу!

Как за морем-океаном,
В охуенно дальних странах,
На отмели, как в постели,
Почитай уж три недели,
В жопу пьяный, как паскуда,
Охуевший, чудо-юдо
Чудо-юдо рыба-кит
На жене моржа лежит!
Эй, послушай, люд честной!
Эта сказка — не говно!
Сказка сказывалась лихо —
Да проходит время тихо.
Быстро, православный люд,
Только жен чужих ебут!
Так зальем же водкой рожу —
И рассказывать продолжим.

День проходит. Ночь приходит.
Вся семья кругами ходит:
Время в поле заступать,
А Ивану — поебать!
Братья молвили Ивану:
— На-ка, ебни полстакана,
И пиздуй на сенокос,
Чтобы вор нас не обнес!
— Ну-ка на хуй! — молвил Ваня, —
Сторожите поле сами!
Тут старик промолвил сыну:
— Ночевать кончай, скотина!
Ты, заметила семья,
Жрешь уж больно дохуя!
Мы пахали, мы косили,
Хлеб к обеду приносили.
Ты же, ебаный шакал,
Хуем груши оббивал!
— Старый, списанный болван! —
Осерчав, сказал Иван, —
Ты же знаешь: к самогону
Полагаются лимоны,
Лучше закусь не найти.
Нахуя ж в дозор идти?!
Тихо, старое говно,
Спать пора уже давно!
— Вот мудак! — промолвил папа. —
У меня в столице «лапа»,
Я куплю тебе, Иван,
Красный, шелковый кафтан.
До того кафтан пригожий,
Что с твоей дурацкой рожей
Можно хоть в калашный ряд, ;
Заебательский наряд!
Делать нечего. Дурак,
Взяв с собою двух собак,
Марганцовку и топор,
Направляется в дозор.

Тишина кругом, аж слышно,
Как в траве ебутся мыши.
Ветер песенки поет,
Холод косточки ебет.
Встал Иван, взглянул кругом:
Что за блятство? — Никого!
Напиздели братья, знать?
Ну да в рот его ебать!
Вот в соломе отосплюся,
И пойду ебать Марусю.
А пшеницу те врали
Видно бабам проебли!
В ближний стог Иван нырнул,
Четвертинку наебнул,
Покрестился, помолясь.
Дескать, вахта началась!

…Просыпается Иван,
Чует: что за балаган?
Шум такой, как будто тут
В жопу дъявола ебут!
Огляделся — охуел! —
Значит, дед не напиздел —
Лошадь по полю бредет,
И пшеницу, курва, жрет!
Ажник хруст на все село,
Чтоб тя, падла, пронесло!
К ней Иван подкрался раком,
И орлом взлетел на сраку.
Повернувшись, налету,
Трахнул хуем по хребту:
— Ах ты, кляча, хуй те в дышло!
Что, пшеницу пиздить вышла?!
Я щас дам тебе пожрать,
Будешь соколом летать!
Лошадь вскачь по целине
Понеслась, опизденев.
А дурак вцепился в холку:
— Матку вырву, шалашолка!
Будешь помнить, патаскуха!
И, поняв, что «дело глухо»,
Лошадь молвит: «Брось пиздеть!
Коль сумел ты усидеть,
То, в течение трех дней,
Я рожу тебе коней.
Сразу двойню. Блядью буду,
Кони выйдут просто чудо!
Все в покойного отца —
Племенного жеребца.
(Окочурился, тщедушный!)»
— Попизди! Приятно слушать!
Наеби-ка ты вола —
Срака у него гола!
— Не пизжу, крестная сила! —
Говорит ему кобыла. —
А в придачу обещаю
Небольшого разъебая,
Златогривого конька —
Скоростного горбунка!
За таких коней, мой милый, —
Говорит ему кобыла, —
За тобой пойдет налево
И красотка королева.
Раком встанет даже царь,
Православный государь!
Но конька оставь-ка, друже!
— А кому он на хуй нужен?!
— Не смотри, что он горбат.
Собутыльник — просто клад!
Баб ебет, и матом кроет.
От дождя тебя укроет,
На похмелье стопку даст,
Не обманет, не продаст!
С ним хоть к черту на рога,
Если жизнь не дорога!

Вот и утро наступает.
Ваня лошадь запирает
В старый брошенный сарай:
— Стой, паскуда, и рожай!
И с улыбкою хмельной
Направляется домой,
Напевая песнь со смаком
«Наклонились бабы раком».
Ебнул в дверь, и молвил сонно:
«Просыпайтесь, мудозвоны!
А не то, — как ебану, —
Разлетится по бревну,
И накроется пиздом
Этот старый, блятский дом!»
Пнул ногою раза два —
Ажник ебнулась труба!
И от крика просыпаясь,
Братья чуть не обоссались:
— Кто стучится сильно так?
— Это я, — Иван-дурак!
Голова трещит от пьяни.
Есть там что-нибудь в стакане?
Братья двери отворили,
Караульщика впустили,
Стали спрашивать его:
Не видал ли он чего?
Тут Иван, хлебнув, вина,
«Заправляет пиздуна»:

— Притаился я в стогу,
И пшеницу стерегу.
Вдруг — гляжу — огромный бес,
Взявши хуй наперевес,
Начал по полю скакать,
И пшеницу оббивать.
Я, конечно, обозлясь,
Топором по херу — хрясь!!!
И отрубленным трофеем
Надавал ему по шее!
Гнал пинками до болот!
Будет знать, ебись он в рот!
Услыхав такой рассказ,
Дед заржал, как педераст,
А братья по три часа
На крыльцо ходили ссать:
— Вот так дурень насмешил!
— Чуть нас жизни не решил!
— Не могу! Помру от смеху!
А Ивану делать нехуй:
Лучше, — поговорка есть, —
Переспать, чем недоесть!

В тридевятом государстве,
В тридесятом чудо-царстве,
Девяносто миль езды,
Есть принцесса без пизды.
Грусть-печаль бедняжку гложет:
Пить-то пьет, да ссать не может!
Почитай, четвертый год
Без пизды она живет!
А когда пизда найдется,
И принцесса засмеется,
Старый ебарь рыба-кит
От моржихи убежит!

Так нальем, и скажем дружно,
Что давно бы выпить нужно,
Покреститься, помолясь,
Дабы сказка началась!

Снова утро наступает,
Снова ночь в тумане тает,
Наш Иван, расправив плечи,
Выход силой сделал с печи,
И поплелся спозаранку
На зеленую полянку,
Где в заброшенном сарае
Собралась рожать гнедая.
Открывает Ваня дверь…
Охуел: вот это зверь!
Рыжий, маленький, горбатый,
Хуй, что ржавая лопата.
А кобыла, сучья мать,
Умудрилась увзъебать.
Два коня — сплошные кости!
Побелел Иван от злости
И промолвил: Ах ты, черт!
Лучше б сделала аборт!
Говорит ему зверек:
— Вот пройдет недельный срок,
И из этих разъебаев
Выйдет двойка вороная.
Ты на них глаза разуй!
— Помолчи, горбатый хуй,
Сам, наверно, не болван! —
Говорит ему Иван. —
Ты-то сам, какой породы,
Жертва северной природы?
— Хуля с дурнем говорить?
Дай-ка лучше закурить!
Дал Иван ему пинка —
И не стало горбунка-
Метров тридцать пролетев,
Хуем дерево задев,
Обосравшись налету,
Распиздился на версту:
— Ах ты, тля! Кривая рожа!
Что ж ты, ебаный безбожник,
Корешей так сильно бьешь?
Аль своих не узнаешь?!
Я ж, хозяин, — твой конек,
Собутыльник-горбунок!
— Так бы сразу и сказал!
Я тя, братец, не узнал.
Ну, вставай! Хорош валяться,
Будем пить-опохмеляться!

…Как-то вечером, в избушке,
Первача въебав по кружке,
Не налив ни капли деду,
Братья завели беседу.
— Что-то дурня, в самом деле,
Не видать уже неделю!
Пьет, как сука, кажен день!
Это что за хуетень?!
— А еще вчера слыхал я, —
Средний брат сказал, икая,
Что у Ваньки денег тьма!
А горбатый сатана,
Тьфу, не к ночи будь помянут,
Вместе с дурнем водку тянут!
— В общем, продал черту душу!
Оттого, так сильно глушит!
Значит, надо последить,
Где он денежки хранит?

В полночь, пьяный, как собака,
Не поймешь: где нос, где срака,
Утверждая, будто он
Чуть ни сам Наполеон,
Буквой «зю», в грязи по уши
Привалил дурак Ванюша.
Отпиздячил пол забора,
Ебнул в ухо пса Трезора,
И, взобравшись на крыльцо,
Дернул деда за яйцо.
Дверь открыл, разбил окно,
Братьев обозвал говном,
И загнал их под кровать
С криком «В рот вас всех ебать!!!»
Обоссал в углу икону,
Звал Христоса мудозвоном,
И грозился Божью мать
Раком в сраку отодрать.
Богохульствуя, насрал
На апостола Петра,
Мать-царицу звал «пиздой»,
Хуй обмыл святой водой,
И уже к концу ночи
Развалился на печи.

Есть на острове Буяне
Парень с толстыми губами,
Тот, который после бани
Хуем мух гоняет в бане.
Чем его так мухи манят?
То ли Колю? То ли Ваню?
То ли Гришу? То ли Саню? ;
Пораскиньте-ка мозгами!
Хорошо! Не будем спорить:
Звать его — Казанцев Боря.
Отодвиньте стопки, люди,
За него мы пить не будем!
Сказка — ложь, да в ней намек, —
Добрым молодцам урок!

На заре, с дурной башкою,
Весь зеленый с перепоя,
Хоть крестись, да «свят» кричи,
Ванька ебнулся с печи.
Кое-как подполз к порогу,
И в забор упершись рогом,
Зарычал голодным львом,
И опошлил все кругом.
Ну, а братья — тут как тут!
За Иванушкой секут:
Дескать, что ебать му-му —
Не пора ли в путь ему?
А Иван въебал чекушку,
И поплелся на опушку,
Где, взобравшись на пенек,
Поджидал его конек.
Поздоровался степенно:
-Ты, мудак, какого хрена
За бутылкой не слетал?
Аль бояться перестал?!
Горбунок вздохнул печально:
-Обижаешь, — мол,- начальник!
Я скажу тебе по дружбе-
Это службишка -не служба.
Служба будет впереди.
Так что стой и не пизди!
Вынул скатерть-самобранку,
Говорит: «Колись, засранка!!!»
И пред ними, сей же миг,
Появилось «на троих».

Братья тот час же к сараю.
И от жадности сгорая,
Смотрят в щели на стене,
В сей же миг опизденев:
Ай да кони! Кони -чудо:
На копытах изумруды,
Удалые, вороные,
Гривы в кольца завитые!
И, решая, чешут грудь:
Пиздануть? Не пиздануть?
-Как же быть, хуйня какая, —
Старший брат сказал, икая, —
Пиздить, -вроде бы оно
Получается грешно.
А взглянуть с другого края —
И пойдет хуйня другая-
Ты мне, братец, растолкуй:
Нахуй кони дураку?
-Пизданем -и дело глухо!
Все-равно пропьет, синюха!
Мы же можем с двух коней
Получить пятьсот рублей.

Дело в шляпе: реки в ноги,
И к столице, по дороге,
Нализавшись первача,
На телеге грохоча,
Распугав ворон в округе,
Привязав коней к подпруге
За алмазную узду,
Братья в город их везут.
На дороге -толпы люда
Повторяют: «Эко чудо!
Вот так кони! Хошь -не хошь,
Лучше в царстве не найдешь!»
И добавили со злобой:
-Повезло же долбоебам!
Ты ж -хоть сдохни в борозде —
Хуй на рыло, и пиздец!

В этот миг, конек с Иваном,
Осушили по стакану,
Стали скатерть теребить:
-Расколись! Пора налить!
Быстро водки нам, на пару!
-Хватит! Нехуй пить на шару!
Позабавились и ша! —
Молвит лошадь алкашам.
Взял Иван ее в охапку:
-Ах, ты ебаная тряпка!
Аль не чуешь, что орешь?!
Погоди ж, ядрена вошь!
Ты еще, ебло свиное,
Смеешь лаяться со мною?!
Я тобою поутру
Коням сраки подотру!

За горами, за долами,
За высокими горами,
Там, где солнце с неба сходит,
Всяка нечисть тучей бродит,
Даже звери говорят,
У Гвидона, у царя,
Во дворце из изумруда
Чудо -гусли — самогуды!
Заиграют, замурлычут —
Словно шилом в сраку тычут —
Долетишь, не отдыхая,
Пулей, раком до Шанхая!
Ноги так и понесут!
Но пока не в этом суть:
Не пора ли за Ивана
Ебануть по полстакана?
Наливой, давай пострел,
Что-то голос мой подсел.
Веселись, честной народ!
Сказке ж будет свой черед.

Вдоль села бредет, тоскуя,
Горбунок с распухшим хуем.
А Иван, с тоской во взгляде,
От какой-то грязной бляди,
Сев на скатерть, как в седло,
Вытирает гривой лоб
На ебле своем сусальном
После ночи сексуальной. ;
Отходняк у алкаша.
Он к сараю. В двери шасть!
Приподнял фонарь повыше….
Только стены, пол, да крыша.
И лежит у самых ног
Задубевшее говно.
Поглядел опизденело…
Даже срака поседела!
И что было в дурне сил
Тут Иван заголосил.
Головою бьется в двери:
; Гой вы, кони, кони звери!
Где ж вы, мать вашу ети?
Не могу я вас найти!
Не пойму: какая сука
На чужое тянет руку?!
Чтоб его на свете том
Черт кормил одним говном!
Тут конек, следы понюхав,
Говорит: «Не ссы, Ванюха!
Хватит дергаться в говне!
Братья ебнули коней!
Вот те крест! Я чую жопой.
Так что, брат, еблом не хлопай,
А ступай скорей в амбар:
Срочно нужен скипидар!
Вмиг, Иван, ругаясь громко,
Запихал шмутье в котомку,
Взял ее наперевес,
Горбунку на спину влез,
Набок хвост ему свернул,
Скипидар туда плеснул…
Туча пыли, дикий крик…
И буквально через миг
По дороге на столицу
Он помчался, аки птица!

Под Иваном версты тают.
Братья смотрят: Мать святая!
И смекают: нам ей-ей
Выгорает пиздюлей!
; Видно воры, аль бандиты! ;
Средний сын сказал сердито. ;
Так что, братец, вожжи брось.
Не пора ли жопу в горсть?
; Нам не скрыться в чистом поле!
Да свршится Божья воля!
Помоги, Иисус Христос!
; Толстый хуй тебе под нос! ;
Говорит Иван, подъехав.
Братья видят: делать нехуй,
Нужно дурню бить поклон.
Шибко злой по пьяни он!
; Дорогой наш брат Ванюша!
Брось оглоблю, да послушай:
Сам ведь должен соображать,
Что настало время жать,
Урожай везти в столицу.
Но пришел пиздец пшенице!
Подлый тать до колоска
Весь посев перетаскал!
Как с такой нуждою сладить?
И решили в стольном граде
Мы загнать твоих коней
За четыреста рублей,
Да купить тебе сафьяну,
Пора шелковых кафтанов,
Позолоченный кушак…
— Так-то так! — сказал дурак. —
«Заебешься» с мягким знаком?
Ловок ты пиздеть, однако!
Получается хуйня:
Чтож не взяли вы меня?!
Старший брат достал бутылку.
Почесал Иван в затылке…
— Продавать — так продавать!
Едем, мать его ебать!!!

Едет сутки. Едут двое.
Месяц выплыл над травою.
Волки вышли из чащоб
И завыли, мать их еб!
Дело, стало быть, к ночлегу.
Братья влезли под телегу,
И до самого утра
Раздавался гнусный храп.
— Застонали, захрипели!
Тут и так ебет с похмелья! —
Говорит Иван коньку —
Мож, давай по трояку?
— Да! Идея неплохая! —
Говорит конек, вздыхая,
Только где чего найти?
До жилья семь верст пути!
Вдруг, вдали, за черной чащей
Засверкал огонь манящий!
Ярок, светел, и горяч. —
Гонят, видимо, первач!
И без лишних разговоров,
В дальний путь собравшись споро,
Прямиком, по пахоте,
Други скрылись в темноте..

Едут час, а может боле.
Обогнули розу полем.
Смотрят: Во бля! В чем секрет? —
Есть огонь, а дыма нет!
— Наебались мудозвоны!
Тут не пахло самогоном! —
Говорит Иван коньку. —
Что-то тлеет на суку!
Я его в упор не вижу!
— Подойдем-ка, брат, поближе!
Коль пришли, то поглядим:
Что тут есть, и где тут дым?
Подобрались. На опушке
Старый пень. На нем игрушка.
И блестит игрушка та
Будто яйца у кота!
— Мож, привиделось по-пьяни, —
Горбунку промолвил Ваня, —
Но скажу: Ебись ты в рот!
Что за дивное перо?
— Есть чему, брат, подивиться!
Тут лежит перо Жар-птицы!
Стало быть, на пне ее
Кто-то пиздил, или еб!
— Суну в шапку ради смеха.
Вот потеха так потеха!
— Кто ее тут, Ваня, драл?
Не поймать бы три пера!

В чистом небе звезды ходят,
Хороводы месяц водит,
А на матушке землице
По ночам блядям не спится.
Очень любит слабый пол
Покрупней стоячий болт.

Много времени, аль мало,
Только все же пробежало.
Прибыл царь на данный смотр.
Гомонит честной народ!
У огромной бочки пива
Похмеляются лениво,
Хуй забивши на парад,
Шесть стрельцов, его солдат.
Под ногами ружья, ранцы…
— Привести сюда засранцев! —
Ебнув чарку первача,
Царь промолвил, осерчав.
Все затихди, словно мыши,-
Вышли, ростом как один:
Шишкин, Мышкин, Залупышкин,
Бороздин, Пиздин, Гвоздин.
Ежли к слову, те солдаты
Были бравые ребята.
В битвах дрались, аки пели.
Сверх того, они умели:
Шишкин — тросы хуем рвать.
Мышкин — груши оббивать,
Залупышкин мог сразмаху
Так огромным хуем трахнуть,
Что столетний старый дуб
На вершок уходит вглубь.
Бороздин, любимец люда,
Хуем мог четыре пуда
Похваляясь, напоказ,
Выжать двадцать восемь раз.
А Пиздин — гроза молодок —
Скромный русский самородок,
Вырубал за полчаса
Все окрестные леса.
Только стон стоял в округе!
Правда, после, от натуги,
У героя-молодца
Опухали два яйца.
И Гвоздин под стать соседям:
С хуем ходит на медведя,
Спину трет соседу в бане,
Косит сено на поляне…
Хоть чуть-чуть слабы умишком,
Но зато сильны другим:
Шишкин, Мышкин, Залупышкин,
Бороздин, Пиздин, Гвоздин.
В общем, там была потеха!
Весь народ лежал от смеха!
У царицы через рот
Прямо с чрева вышел плод.
Ну а царь вставал, и падал. —
Ну, куда там до парада!
Зеленел, бледнел, краснел…
В общем, — весь опизденел!
Вот такие чудеса.
А для тех, кто не устал,
Не упал под стол от пьяни,
Мы продолжим сказ про Ваню,
И подробно разберем
Как он, падла, стал царем.
Где стакан? А что в стакане?
Не нальешь — наполним сами!

Чуть ни цельную неделю
Добирались братья к цели.
И под Троицу с утра
Попадают в стольный град.
На базаре тьма народу!
Нет ни выходу, ни входу:
Легче выбить стенку лбом,
Чем просунуться еблом.
Девок щупают втихую:
Тот руками, этот — хуем,
Песни пьяные поют,
Покупают, ищут, пьют!
За прилавками купчины
Объебают без причины.
Кренделя да калачи,
Каждый разное кричит,
Всяк свои товары хвалит,
К ним народ толпою валит,
Солнце светит из-за крыш…
В общем, сразу хуй проссышь!
То ли праздник, — то ли драка,
То ли морда, — то ли срака,
То ль собака, — то ль песец,
То ль зевака, — то ль купец!
В конный ряд и не пробиться!
За версту народ толпится:
Смотрит куча дураков
На Ивановых коньков.
А Иван купцов почище:
— Не замай, — кричит, — ручищей!
Коль пришел, — так стой, гляди,
Только громко не пизди!
В этот миг запели трубы,
И народ, толкая грубо
Едут конные стрельцы —
Удалые молодцы!
Хлещут плетью влево — вправо
С громким криком: «Прочь, халява!
Сдайся грязь, говно плывет!
Падай ниц, ебать вас в рот!»
А за ними на карете
Едет царь — Гаврило третий —
Старый ебарь-холостяк,
Самый грозный из вояк.
Люд от радости заплакал,
Сделал морды ниже сраки, —
Ажник видно всю страму —
Бьют поклон царю свому.
Государь пивасик режет,
В конный ряд дорогу держит:
Мимо лавок, конных пар
Выбирать себе товар.
А Иван тупою рожей
Все никак понять не может:
Он ли это, аль не он?
Сон ли это, аль не сон?
Видит мантию, корону,
Жезл из золота, червленый…
Видит, дело не уха ;
Унести бы потроха!
И в сторонку жопой… жопой…
А Гаврило: «Гей, холопы!
Чей товар, ебать вас в нюх?!»
Ваня думает: попух!
Как смогу царю соврать я?
В этот миг вмешались братья:
Пара, батюшка его.
Только он чуть-чуть…. Того!
; Вон ты, парень, что за птица!
(С дурнем легче сговориться!)
Твой товар зело хорош.
Покупаю. Продаешь?
А конек Ивана учит:
; Заворачивай покруче!
; Пара, батюшка, моя,
Только стоит дохуя!
По пятьсот рублев за штуку!
Деньги сразу, и на руку!
Сторговались. Царь по пьяни
Сто червонцев выдал Ване,
Взял коней, сказал: «Пиздец!»
И поехал во дворец.
Все Иван простил уродам:
Половину денег отдал,
Попрощался кое-как
И пошел искать кабак.
Братья ж деньги получили,
В пояса их заточили,
И с набитою сумой
Возвращалися домой.

Мы с тобой попили славно,
Мой читатель православный!
Упираясь, как могли,
Сотню баб переебли.
Признаюсь, что это дело
Мне давно остохуело.
Может, кто-нибудь из вас
Сам продолжит сей рассказ?
Про Гаврилу, про Жар-птицу,
Про конька, про царь-девицу,
Что опять же, вдругорядь
Не девица ; просто блядь.
Бес в ребро, ; а слово ; в душу!
Всем поклон: кто пил, кто слушал.
Кто морозным, зимним днем
За вином ходил «конем».
Ну, нальем еще с вершок
И рванем «на посошок»!

WMmail.ru - сервис почтовых рассылок

Конек-Горбунок

Было у отца три сына, младший из них – Иван-дурак (Антон Шагин), которому путём немыслимых приключений достаётся крошечный Конёк-горбунок, умеющий говорить, очень быстро бегать, свистеть и даже летать. Приключения продолжаются во дворце у Царя (Михаил Ефремов), который даёт Ивану задания: поймать Жар-птицу, привести Царь-девицу и найти перстень в море-окияне. Наконец, когда все дела сделаны, Царь решает омолодиться, но для этого ему нужно искупаться в трёх котлах: с ледяной водой, с горячей водой и в кипящем молоке. Но вперёд себя пускает Ивана. Ивану с помощью Конька всё это удаётся, Царю – нет. Это то, что есть и в сказке, и в фильме. Остальное – сплошь расхождения, другой вопрос, насколько это принципиально.

Антон Шагин в роли Ивана-Дурака на кадре из фильма «Конёк-горбунок»

Антон Шагин в роли Ивана-Дурака на кадре из фильма «Конёк-горбунок»

Антон Шагин в роли Ивана-Дурака на кадре из фильма «Конёк-горбунок»

Идея снять «Конька-горбунка», да ещё на российских просторах, может вызвать скепсис, особенно у всех презирающих отечественное кино в принципе. Для начала, «Конёк-горбунок» 2021 года от режиссёра Олега Погодина – очень красивая картина. Яркие фоны, проработанные фантастические животные, птицы и рыбы, исключительно тонко выбранные цвета, отлично поставленный свет – это всё удивительно. При этом давайте не забывать, что это не мультфильм – хотя двухмерная анимация тоже есть, – а широкоформатное художественное кино. О формате: если вы будете смотреть его в IMAX, вы можете подумать, что это снято на честные аймас-камеры, так как картинка занимает всё пространство экрана. Над фильмом работала компания CGF, известная по «Движению вверх» и «Времени первых», и это прекрасно, но это ничего не значит, потому что это коллективный труд многих департаментов: от художников до костюмеров. Обычно когда делается такой фантастический фильм, то часто в погоне за красочной картинкой цветокоррекция выкручивается до состояния «вырви глаз». Здесь же всё на месте. Прямо «Чарли и шоколадная фабрика» Тима Бёртона.

Паулина Андреева в роли Принцессы на кадре из фильма «Конёк-горбунок»

Паулина Андреева в роли Принцессы на кадре из фильма «Конёк-горбунок»

 Паулина  Андреева в роли Принцессы на кадре из фильма «Конёк-горбунок»

Список отличий этой картины от сказки Ершова может занять целую статью, логично даже предполагать, что будет какое-то количество оскорблённых новым прочтением классики, но давайте будем честны: в неприкасаемом советском фильме Александра Роу 1941 года было не меньше расхождений с поэмой XIX века. Там, насколько можно вспомнить, Иван больше пел, чем действовал, а Конька и вовсе прятали то за кустами, то за камнями. Однако в нынешней версии есть важные точки, спорящие с Ершовым или, наоборот, из-за своего отличия придающие сказке Петра Павловича ещё большую глубину. По-другому Иванушка полонит белую кобылицу, и даже не хватает её, а спасает от смерти. По-другому герой ловит Жар-птицу и находит её перо. По-другому он освобождает Чудо-юдо рыбу-кита и, соответственно, находит кольцо.

Паулина Андреева в роли Принцессы на кадре из фильма «Конёк-горбунок»

Паулина Андреева в роли Принцессы на кадре из фильма «Конёк-горбунок»

Паулина  Андреева в роли Принцессы на кадре из фильма «Конёк-горбунок»

Напомним, что книгу Ершова не раз запрещали, в основном из-за остросоциального юмора. В фильме тоже есть шутки для взрослых, и все они предсказуемо касаются Царя и конкретно власти. Их много: от того, как глава государства отжал у Ивана двух коней и не дал ни копеечки, до казначея, постоянно таскающего сундук с казной и повторяющего: «Это казна, но у нас денег нет».

Сказка про конька горбунка читать текст

Кадр из фильма «Конёк-горбунок»

Вы, конечно, знаете, что для нынешнего «Конька-горбунка» сценарий был переведён Алексеем Бородачёвым и Олегом Погодиным из поэтического первоисточника в прозаический. То есть герои говорят не стихами, а прозой. Мы не являемся ханжами, мы понимаем, для чего это было сделано, и даже можно похвалить авторов за смелость в этом нелёгком выборе, тем более что получившийся скрипт оказался вполне сносным. Но когда герои сидят в теле кита и произносят примерно такой диалог: «Кажется, он сейчас чихнет» – «Лишь бы не пукнул», – это, конечно, смешно для малышни, но это уже, извините, чересчур. Можно похвалить за смелость и композитора. Он аккуратно вплетает в свою музыку и Чайковского, и «Спят усталые игрушки», и «Сарабанду» Генделя, и даже «Цыплёнка жареного». Но когда царь видит сон, а в нём Иванушка танцует под Little Big, то это, наверное, смешно, но перебор.

Главное и самое важное: в сюжет наконец-то оказалась привнесена большими красными буквами любовная линия Иванушки и Царь-девицы. В прежних версиях она была, но или к концу сказки, ближе к свадьбе, или являлась каким-то вспомогательным инструментом для продвижения сюжета. Здесь же она является доминирующей и для героини Паулины Андреевой, и для героя Антона Шагина, и для всех остальных. А Царь? Что Царь? У Ершова: «Бух в котел – и там сварился». У Погодина примерно то же самое, только менее людоедски, царь вылетает из кипящего котла в огромном мыльном пузыре и летит туда, не знаю куда.

Популярна дитяча казка «Коник-Горбунок», написана письменником П. П. Єршовим, являє собою дуже яскраву і красиву віршовану поему, яка поділена на три сюжетних частини. У першій розповідається про те, як молодшому братові Івану дістався чудовий трофей з двох златогривих коней і несуразного Конька-Горбунка, і як Іван став царським конюхом. У другій частині можна дізнатися, як головний герой за наказом царя заманює Жар-птицю, а за нею і Цар-дівицю. У заключній частині Іван побуває в гостях у Сонця і Місяця і дістане з дна могутнього океану чарівний перстень, в результаті стане царем, а в дружини отримає Цар-дівицю.

П. П. Єршов «Коник-Горбунок»: аналіз і герої

Центральними персонажами твори стали Іван-дурень і Коник-Горбунок. Іван по доброті своїй і чуйності до будь-якого прохання батька або царя ставиться відповідально і серйозно. Його брати, один — по ліні, інший — по боягузтву, не стали вистежувати того, хто топче їх поля. А Іван ночі не спав, але вистежив і зловив златогриву кобилицю, яка у відкуп подарувала йому двох прекрасних жеребенят і третього, Конька-Горбунка — неказистого, але доброго помічника. Якби не він, життя Івана могло б закінчитися дуже плачевно. Служити дурному і дурному лежебоці-царю — ох, як нелегко. Однак Іван повністю підкоряється будь-якій його примхи, показуючи свою смиренність і відданість, але ці якості цар не цінував, а тільки все більше входив у смак після кожного виконаного Іваном наказу. То Жар-птицю йому подавай, то Цар-дівицю.

Опис Конька-Горбунка з казки «Коник-Горбунок»

Стиль цієї чудової казки — іронічно-сатиричний, вона висміює тих, хто багатий або мріє розбагатіти, за чужий рахунок. Їхні пристрасті і бажання настільки великі, що в підсумку негативні герої залишаються ні з чим. А ось Іван, який був чесним і щедрим, не сподіваючись ні на які похвали і тим більше на винагороду, без лукавства і удавання був завжди готовий заради щастя іншої людини пожертвувати своїм життям. Саме тому у нього з ‘являється такий мудрий друг, як чарівний Конек-Горбунок.

Опис Конька-Горбунка з казки «Коник-Горбунок» зводиться до того, що його та Івана ніби протиставляє один одному автор казки, проте загалом вони складають одне ціле. Іван — герой пристрасний, живий, цікавий і дуже самовпевнений, завжди готовий на будь-які пригоди, а Коник-Горбунок виступає в ролі ангела-хранителя, мудрого, великодушного і співчутливого товариша. Опис головних героїв «Коника-Горбунка» по суті своїй показує дві сторони широкої російської душі.

Російська душа

І, що дивно, простежується схожість героїв між собою. Обидва треті в сім ‘ї і обидва з дефектами, одного дурнем кличуть за простодушністю його і загальноприйнятою точкою зору, а іншого через дефект «» горбунком «» прозвали, виродком у своєму роді. Так вони і стали героями, що діалектично взаємодоповнюють і взаємовиключають. Однак найулюбленішим і найбільш пам ‘ятним для дітей став саме образ Конька-Горбунка.

Опис Конька-Горбунка з казки «Коник-Горбунок» дуже кумедний. Маленький, але видаленький, зростом у три сливки, з аршинними вухами і з двома горбами, Коник-Горбунок настільки милий і чарівний, що його неможливо було не полюбити.

Атіподи

Іван і Коник-Горбунок стали антиподами зразкових старших братів. Але багато в чому вони краще і гідніше. Удача сама йде до них в руки, і вони не з тих, хто упустить її через лінь або дурість. Їхні вчинки, справи і промови вкотре стверджують і демонструють народний ідеал працьовитості, мужності і справедливості. Коник-Горбунок — не просто послугований раб або слуга, який у всьому погоджується і кориться, він, в першу чергу, став другом Івана і завжди говорив йому хоч і гірку, але правду.

Два цих героя дещо наївні і безпосередні, що робить їх схожими на дітей, немає лукавства і брехні — ось що найголовніше.

Якщо враховувати опис Конька-Горбунка з казки «Коник-Горбунок», то ця диво-конячка була не більше кішки, з довгими, як біля осла, вухами. І ось ці два друга потрапляють у дивовижні пригоди, які зазвичай відбуваються не за примхою героїв. Однак вільний і веселий норов дозволяє їм здійснювати небувалі подвиги і виплутуватися з найскладніших ситуацій.

У казці «Коник-Горбунок» опис героїв говорить про те, що Іван, завдяки своїй доброті, спритності і дитячій наївності, зміг побачити небачене і здобути його, як у підсумку виявилося, не для царя — дурного і смішного, а для самого себе. Все тому, що правда восторжествувала, цар зварився в окропі, а Іван став красенем, отримав царство, красуню-царівну і на щастя — вірного чарівного друга і незамінного помічника Конька-Горбунка.

Ув ‘язнення

Дуже щасливий кінець своїй казці придумав письменник П. П. Єршов. «Коник-Горбунок» був написаний в 1830-х роках. Стиль написання дуже схожий на манеру Пушкіна в його казках. Так воно і є: автор дійсно наслідував свого кумира. Однак явна сатира на царів була жорстко зустрінута цензурою, і тому в 1843 році твір заборонили. Воно пішло в забуття на 13 років. Але наприкінці XIX століття ця казка стала вже дитячою класикою.


Adblock
detector