Сказка про монстр трак слушать

21.04.2021 alexxlab про елку сказки: сказка про новогоднюю елку и снеговика сказка про новогоднюю елку и снеговика скучно новогодней елочке

21.04.2021| alexxlab|

Про елку сказки: Сказка про новогоднюю елку и снеговика

Сказка про новогоднюю елку и снеговика

Скучно новогодней елочке одной в лесу. Хорошо, если бы кто-то оказался рядом с ней. И этот «кто-то» нашёлся. Он был с ведром на голове, весёлый, неунывающий. «Жила-была новогодняя Ёлка…»

Сказка «Новогодняя Ёлка и Снеговик»
Автор: Ирис Ревю

Жила-была новогодняя Ёлка. Она красовалась на самом высоком лесном пригорке. Когда-то она была обычной елью, но лесные жители за её красоту и весёлый нрав решили сделать елку новогодней. Они принесли из дома игрушки, водрузили на верхушку звезду, развесили бусы. Елка стала такой нарядной, что радовала даже Холодный ветер. Он прилетал к ней покружиться. Холодно было Ёлочке, но она виду не показывала. Дело в том, что у Ёлочки не было друзей. И она была рада общению даже с Холодным ветром.

Конечно, иногда к ней прибегали Зайчонок и Медвежонок, другие звери, но поиграв, все возвращались домой, и Ёлочка оставалась одна. А ей так не хотелось в сумерках вечерять одной.

Мало ли, вдруг Змей Горыныч заявится, или сестрицы Кикимора и Шишимора пожалуют. Как ей себя вести?

И вот Зайчонку пришла в голову мысль. Надо срочно найти Снеговика и попросись его взять под защиту новогоднюю Ёлочку. Сказано-сделано. Зайчонок взял свои санки, и вдвоём с Медвежонком они перевезли Снеговика из чащи на пригорок, к Ёлочке. Снеговик ещё издали начал улыбаться зеленоглазой красавице, подмигивать, поправлять ведро на голове. Ёлочка была очень рада, что у неё появился такой неунывающий сосед. Ну и пусть у него на носу морковка, а на голове – пустое ведро, зато весело, зато… какая красота кругом – снег, блестящий как алмазы, небо чудной синевы, деревья в пушистых шапках и рукавицах.

Снеговик и Ёлка молча стоять не стали. Всем, кто приходил к ним, они загадывали загадки. Например, такие:

Украшает Новый год,
В гости детвору зовёт,
Вся фонариках, блестит,
В хоровод нам встать велит.
(новогодняя елка)

Очень-очень мы легки,
Нас качают ветерки,
Меж деревьев мы летим,
Лечь на землю не хотим.

(снежинки)

У него морковкой нос,
Он ведро с собой принёс,
Раз – на голову надел,
И считает, он – у дел.
К вьюгам он давно привык,
Кто же это? … (Снеговик)

Дружба Ёлки и Снеговика продолжалась до самого конца зимы!

Ёлка « Сказка Ханса Кристиана Андерсена

Стояла в лесу этакая славненькая елочка; место у нее было хорошее: и солнышко ее пригревало, и воздуха было вдосталь, а вокруг росли товарищи постарше, ель да сосна. Только не терпелось елочке самой стать взрослой: не думала она ни о теплом солнышке, ни о свежем воздухе; не замечала и говорливых деревенских детишек, когда они приходили в лес собирать землянику или малину. Наберут полную кружку, а то нанижут ягоды на соломины, подсядут к елочке и скажут:

— Какая славная елочка!

А ей хоть бы и вовсе не слушать таких речей.

Через год подросла елочка на один побег, через год вытянулась еще немножко; так, по числу побегов, всегда можно узнать, сколько лет росла елка.

— Ах, быть бы мне такой же большой, как другие! — вздыхала елка. — Уж как бы широко раскинулась я ветвями да выглянула макушкой на вольный свет! Птицы вили бы гнезда у меня в ветвях, а как подует ветер, я кивала бы с достоинством, не хуже других!

И не были ей в радость ни солнце, ни птицы, ни алые облака, утром и вечером проплывавшие над нею.

Когда стояла зима и снег лежал вокруг искрящейся белой пеленой, частенько являлся вприпрыжку заяц и перескакивал прямо через елочку — такая обида! Но прошло две зимы, и на третью елка так подросла, что зайцу уже приходилось обегать ее кругом.

“Ах! Вырасти, вырасти, стать большой и старой — лучше этого нет ничего на свете!” — думала елка.

По осени в лес приходили дровосеки и валили сколько-то самых больших деревьев. Так случалось каждый год, и елка, теперь уже совсем взрослая, всякий раз трепетала, — с таким стоном и звоном падали наземь большие прекрасные деревья. С них срубали ветви, и они были такие голые, длинные, узкие — просто не узнать.

Но потом их укладывали на повозки, и лошади увозили их прочь из лесу. Куда? Что их ждало?

Весной, когда прилетели ласточки и аисты, елка спросила у них:

— Вы не знаете, куда их увезли? Они вам не попадались?

Ласточки не знали, но аист призадумался, кивнул головой и сказал:

— Пожалуй, что знаю. Когда я летел из Египта, мне встретилось много новых кораблей с великолепными мачтами. Помоему, это они и были, от них пахло елью. Я с ними много раз здоровался, и голову они держали высоко, очень высоко.

— Ах, если б и я была взрослой и могла поплыть через море! А какое оно из себя, это море? На что оно похоже?

— Ну, это долго рассказывать, — ответил аист и улетел.

— Радуйся своей молодости! — говорили солнечные лучи. — Радуйся своему здоровому росту, юной жизни, которая играет в тебе!

И ветер ласкал елку, и роса проливала над ней слезы, но она этого не понимала.

Как подходило рождество, рубили в лесу совсем юные елки, иные из них были даже моложе и ниже ростом, чем наша, которая не знала покоя и все рвалась из лесу.

Эти деревца, а они, кстати сказать, были самые красивые, всегда сохраняли свои ветки, их сразу укладывали на повозки, и лошади увозили их из лесу.

— Куда они? — спрашивала елка. — Они ведь не больше меня, а одна так и вовсе меньше. Почему они сохранили все свои ветки? Куда они едут?

— Мы знаем! Мы знаем! — чирикали воробьи. — Мы бывали в городе и заглядывали в окна! Мы знаем, куда они едут! Их ждет такой блеск и слава, что и не придумаешь! Мы заглядывали в окна, мы видели! Их сажают посреди теплой комнаты и украшают замечательными вещами — золочеными яблоками, медовыми пряниками, игрушками и сотнями свечей!

— А потом? — спрашивала елка, трепеща ветвями. — А потом? Потом что?

— Больше мы ничего не видали! Это было бесподобно!

— А может, и мне суждено пойти этим сияющим путем! — ликовала елка. — Это еще лучше, чем плавать по морю. Ах, как я томлюсь! Хоть бы поскорей опять рождество! Теперь и я такая же большая и рослая, как те, которых увезли в прошлом году.

Ах, только бы мне попасть на повозку! Только бы попасть в теплую комнату со всей этой славой и великолепием! А потом?.. Ну, а потом будет что-то еще лучше, еще прекраснее, а то к чему же еще так наряжать меня? Уж конечно, потом будет что-то еще более величественное, еще более великолепное! Но что? Ах, как я тоскую, как томлюсь! Сама не знаю, что со мной делается!

— Радуйся мне! — говорили воздух и солнечный свет. — Радуйся своей юной свежести здесь, на приволье!

Но она ни капельки не радовалась; она росла и росла, зиму и лето стояла она зеленая; темно-зеленая стояла она, и все, кто ни видел ее, говорили: “Какая славная елка!” — и под рождество срубили ее первую. Глубоко, в самое нутро ее вошел топор, елка со вздохом пала наземь, и было ей больно, было дурно, и не могла она думать ни о каком счастье, и тоска была разлучаться с родиной, с клочком земли, на котором она выросла: знала она, что никогда больше не видать ей своих милых старых товарищей, кустиков и цветов, росших вокруг, а может, даже и птиц.

Отъезд был совсем невеселым.

Очнулась она, лишь когда ее сгрузили во дворе вместе с остальными и чей-то голос сказал:

— Вот эта просто великолепна! Только эту!

Пришли двое слуг при полном параде и внесли елку в большую красивую залу. Повсюду на стенах висели портреты, на большой изразцовой печи стояли китайские вазы со львами на крышках; были тут кресла-качалки, шелковые диваны и большие столы, а на столах книжки с картинками и игрушки, на которые потратили, наверное, сто раз по сто риксдалеров, — во всяком случае, дети говорили так. Елку поставили в большую бочку с песком, но никто бы и не подумал, что это бочка, потому что она была обернута зеленой материей, а стояла на большом пестром ковре. Ах, как трепетала елка! Что-то будет теперь? Девушки и слуги стали наряжать ее. На ветвях повисли маленькие сумочки, вырезанные из цветной бумаги, и каждая была наполнена сластями; золоченые яблоки и грецкие орехи словно сами выросли на елке, и больше ста маленьких свечей, красных, белых и голубых, воткнули ей в ветки, а на ветках среди зелени закачались куколки, совсем как живые человечки — елка еще ни разу не видела таких, — закачались среди зелени, а вверху, на самую макушку ей посадили усыпанную золотыми блестками звезду.

Это было великолепно, совершенно бесподобно…

— Сегодня вечером, — говорили все, — сегодня вечером она засияет! “Ах! — подумала елка. — Скорей бы вечер! Скорей бы зажгли свечи! И

что же будет тогда? Уж не придут ли из леса деревья посмотреть на меня? Уж не слетятся ли воробьи к окнам? Уж не приживусь ли я здесь, уж не буду ли стоять разубранная зиму и лето?”

Да, она изрядно во всем разбиралась и томилась до того, что у нее прямо-таки раззуделась кора, а для дерева это все равно что головная боль для нашего брата.

И вот зажгли свечи. Какой блеск, какое великолепие! Елка затрепетала всеми своими ветвями, так что одна из свечей пошла огнем по ее зеленой хвое; горячо было ужасно.

— Господи помилуй! — закричали девушки и бросились гасить огонь. Теперь елка не смела даже и трепетать. О, как страшно ей было! Как

боялась она потерять хоть что-нибудь из своего убранства, как была ошеломлена всем этим блеском… И тут распахнулись створки дверей, и в зал гурьбой ворвались дети, и было так, будто они вот-вот свалят елку.

За ними степенно следовали взрослые. Малыши замерли на месте, но лишь на мгновение, а потом пошло такое веселье, что только в ушах звенело. Дети пустились в пляс вокруг елки и один за другим срывали с нее подарки.

“Что они делают? — думала елка. — Что будет дальше?”

И выгорали свечи вплоть до самых ветвей, и когда они выгорели, их потушили, и дозволено было детям обобрать елку. О, как они набросились на нее! Только ветки затрещали. Не будь она привязана макушкой с золотой звездой к потолку, ее бы опрокинули.

Дети кружились в хороводе со своими великолепными игрушками, а на елку никто и не глядел, только старая няня высматривала среди ветвей, не осталось ли где забытого яблока или финика.

— Сказку! Сказку! — закричали дети и подтащили к елке маленького толстого человечка, и он уселся прямо под ней.

— Так мы будем совсем как в лесу, да и елке не мешает послушать, — сказал он, — только я расскажу всего одну сказку. Какую хотите: про Иведе-Аведе или про Клумпе-Думпе, который с лестницы свалился, а все ж таки в честь попал да принцессу за себя взял?

— Про Иведе-Аведе! — кричали одни.

— Про Клумпе-Думпе! — кричали другие.

И был шум и гам, одна только елка молчмя молчала и думала: “А я-то что же, уж больше не с ними, ничего уж больше не сделаю?” Она свое отыграла, она, что ей было положено, сделала.

И толстый человечек рассказал про Клумпе-Думпе, что с лестницы свалился, а все ж таки в честь попал да принцессу за себя взял. Дети захлопали в ладоши, закричали: “Еще, еще расскажи!”, им хотелось послушать и про ИведеАведе, но пришлось остаться при Клумпе-Думпе. Совсем притихшая, задумчивая стояла елка, птицы в лесу ничего подобного не рассказывали. “Клумпе-Думпе с лестницы свалился, а все ж таки принцессу за себя взял! Вот, вот, бывает же такое на свете!” — думала елка и верила, что все это правда, ведь рассказывал-то такой славный человек. “Вот, вот, почем знать? Может, и я с лестницы свалюсь и выйду за принца”. И она радовалась, что назавтра ее опять украсят свечами и игрушками, золотом и фруктами.

“Уж завтра-то я не буду так трястись! — думала она.

— Завтра я вдосталь натешусь своим торжеством. Опять услышу сказку про Клумпе-Думпе, а может, и про Иведе-Аведе”. Так, тихая и задумчивая, простояла она всю ночь.

Поутру пришел слуга со служанкой.

“Сейчас меня опять начнут наряжать!” — подумала елка. Но ее волоком потащили из комнаты, потом вверх по лестнице, потом на чердак, а там сунули в темный угол, куда не проникал дневной свет.

“Что бы это значило? — думала елка. — Что мне тут делать? Что я могу тут услышать?” И она прислонилась к стене и так стояла и все думала, думала. Времени у нее было достаточно.

Много дней и ночей миновало; на чердак никто не приходил. А когда наконец кто-то пришел, то затем лишь, чтобы поставить в угол несколько больших ящиков. Теперь елка стояла совсем запрятанная в угол, о ней как будто окончательно забыли.

“На дворе зима! — подумала она. — Земля затвердела и покрылась снегом, люди не могут пересадить меня, стало быть, я, верно, простою тут под крышей до весны. Как умно придумано! Какие они все-таки добрые, люди!.

. Вот если б только тут не было так темно, так страшно одиноко… Хоть бы один зайчишка какой! Славно все-таки было в лесу, когда вокруг снег, да еще заяц проскочит, пусть даже и перепрыгнет через тебя, хотя тогда-то я этого терпеть не могла. Все-таки ужасно одиноко здесь наверху!”

— Пип! — сказала вдруг маленькая мышь и выскочила из норы, а за нею следом еще одна малышка. Они обнюхали елку и стали шмыгать по ее ветвям.

— Тут жутко холодно! — сказали мыши. — А то бы просто благодать! Правда, старая елка?

— Я вовсе не старая! — отвечала елка. — Есть много деревьев куда старше меня!

— Откуда ты? — спросили мыши. — И что ты знаешь? — Они были ужасно любопытные. — Расскажи нам про самое чудесное место на свете! Ты была там? Ты была когда-нибудь в кладовке, где на полках лежат сыры, а под потолком висят окорока, где можно плясать по сальным свечам, куда войдешь тощей, откуда выйдешь жирной?

— Не знаю я такого места, — сказала елка, — зато знаю лес, где солнце светит и птицы поют!

И рассказала елка все про свою юность, а мыши отродясь ничего такого не слыхали и, выслушав елку, сказали:

— Ах, как много ты видела! Ах, как счастлива ты была!

— Счастлива? — переспросила елка и задумалась над своими словами.

— Да, пожалуй, веселые были денечки!

И тут рассказала она про сочельник, про то, как ее разубрали пряниками и свечами.

— О! — сказали мыши. — Какая же ты была счастливая, старая елка!

— Я вовсе не старая! — сказала елка. — Я пришла из лесу только нынешней зимой! Я в самой поре! Я только что вошла в рост!

— Как славно ты рассказываешь! — сказали мыши и на следующую ночь привели с собой еще четырех послушать ее, и чем больше елка рассказывала, тем яснее припоминала все и думала: “А ведь и в самом деле веселые были денечки! Но они вернутся, вернутся Клумпе-Думпе с лестницы свалился, а все ж таки принцессу за себя взял, так, может, и я за принца выйду!” И вспомнился елке этакий хорошенький молоденький дубок, что рос в лесу, и был он для елки настоящий прекрасный принц.

— А кто такой Клумпе-Думпе? — спросили мыши.

И елка рассказала всю сказку, она запомнила ее слово в слово. И мыши подпрыгивали от радости чуть ли не до самой ее верхушки.

На следующую ночь мышей пришло куда больше, а в воскресенье явились даже две крысы.

Но крысы сказали, что сказка вовсе не так уж хороша, и мыши очень огорчились, потому что теперь и им сказка стала меньше нравиться.

— Вы только одну эту историю и знаете? — спросили крысы.

— Только одну! — отвечала елка. — Я слышала ее в самый счастливый вечер всей моей жизни, но тогда я и не думала, как счастлива я была.

— Чрезвычайно убогая история! А вы не знаете какойнибудь еще — со шпиком, с сальными свечами? Истории про кладовую?

— Нет, — отвечала елка.

— Так премного благодарны! — сказали крысы и убрались восвояси.

Мыши в конце концов тоже разбежались, и тут елка сказала, вздыхая:

— А все ж хорошо было, когда они сидели вокруг, эти резвые мышки, и слушали, что я им рассказываю! Теперь и этому конец. Но уж теперь-то я не упущу случая порадоваться, как только меня снова вынесут на белый свет!

Но когда это случилось… Да, это было утром, пришли люди и шумно завозились на чердаке. Ящики передвинули, елку вытащили из угла; ее, правда, больнехонько шваркнули об пол, но слуга тут же поволок ее к лестнице, где брезжил дневной свет.

“Ну вот, это начало новой жизни!” — подумала елка. Она почувствовала свежий воздух, первый луч солнца, и вот уж она на дворе. Все произошло так быстро; елка даже забыла оглядеть себя, столько было вокруг такого, на что стоило посмотреть. Двор примыкал к саду, а в саду все цвело. Через изгородь перевешивались свежие, душистые розы, стояли в цвету липы, летали ласточки. “Вить-вить! Вернулась моя женушка!” — щебетали они, но говорилось это не про елку.

“Уж теперь-то я заживу”, — радовалась елка, расправляя ветви. А ветви-то были все высохшие да пожелтевшие, и лежала она в углу двора в крапиве и сорняках. Но на верхушке у нее все еще сидела звезда из золоченой бумаги и сверкала на солнце.

Во дворе весело играли дети — те самые, что в сочельник плясали вокруг елки и так радовались ей. Самый младший подскочил к елке и сорвал звезду.

— Поглядите, что еще осталось на этой гадкой старой елке! — сказал он и стал топтать ее ветви, так что они захрустели под его сапожками.

А елка взглянула на сад в свежем убранстве из цветов, взглянула на себя и пожалела, что не осталась в своем темном углу на чердаке; вспомнила свою свежую юность в лесу, и веселый сочельник, и маленьких мышек, которые с таким удовольствием слушали сказку про Клумпе-Думпе.

— Конец, конец! — сказало бедное деревцо. — Уж хоть бы я радовалась, пока было время. Конец, конец!

Пришел слуга и разрубил елку на щепки — вышла целая охапка; жарко запылали они под большим пивоваренным котлом; и так глубоко вздыхала елка, что каждый вздох был как маленький выстрел; игравшие во дворе дети сбежались к костру, уселись перед ним и, глядя в огонь, кричали:

— Пиф-иаф!

А елка при каждом выстреле, который был ее глубоким вздохом, вспоминала то солнечный летний день, то звездную зимнюю ночь в лесу, вспоминала сочельник и сказку про Клумпе-Думпе — единственную, которую слышала и умела рассказывать… Так она и сгорела.

Мальчишки играли во дворе, и на груди у самого младшего красовалась звезда, которую носила елка в самый счастливый вечер своей жизни; он прошел, и с елкой все кончено, и с этой историей тоже.

Кончено, кончено, и так бывает со всеми историями.

Сказка Ель – Г.Х. Андерсен

В лесу стояла чудесная елочка. Место у нее было хорошее, воздуха и света вдоволь; кругом же росли подруги постарше — и ели, и сосны. Елочке ужасно хотелось поскорее вырасти; она не думала ни о теплом солнышке, ни о свежем воздухе, не было ей дела и до болтливых крестьянских ребятишек, что собирали по лесу землянику и малину; набрав полные корзиночки или нанизав ягоды, словно бусы, на тонкие прутики, они присаживались под елочку отдохнуть и всегда говорили:

— Вот славная елочка! Хорошенькая, маленькая! Таких речей деревце и слушать не хотело.

Прошел год, и у елочки прибавилось одно коленце, прошел еще год, прибавилось еще одно — так, по числу коленцев, и можно узнать, сколько дереву лет.

— Ах, если бы я была такой же большой, как другие деревья! — вздыхала елочка. — Тогда бы и я широко раскинула свои ветви, высоко подняла голову, и мне бы видно было далеко-далеко вокруг! Птицы свили бы в моих ветвях гнезда, и я при ветре так же важно кивала бы головой, как другие!

И ни солнышко, ни пение птичек, ни розовые утренние и вечерние облака не доставляли ей ни малейшего удовольствия.

Стояла зима; земля была устлана сверкающим снежным ковром; по снегу нет-нет да пробегал заяц и иногда даже перепрыгивал через елочку — вот обида! Но прошло еще две зимы, и к третьей деревце подросло уже настолько, что зайцу приходилось обходить его кругом.

«Да, расти, расти и поскорее сделаться большим, старым деревом — что может быть лучше этого!» — думалось елочке.

Каждую осень в лесу появлялись дровосеки и рубили самые большие деревья. Елочка каждый раз дрожала от страха при виде падавших на землю с шумом и треском огромных деревьев. Их очищали от ветвей, и они валялись на земле такими голыми, длинными и тонкими. Едва можно было узнать их! Потом их укладывали на дровни и увозили из леса.

Куда? Зачем?

Весною, когда прилетели ласточки и аисты, деревце спросило у них:

— Не знаете ли, куда повезли те деревья? Не встречали ли вы их? Ласточки ничего не знали, но один из аистов подумал, кивнул головой и сказал:

— Да, пожалуй! Я встречал на море, по пути из Египта, много новых кораблей с великолепными высокими мачтами.

От них пахло елью и сосной. Вот где они!

— Ах, поскорей бы и мне вырасти да пуститься в море! А каково это море, на что оно похоже?

— Ну, это долго рассказывать! — ответил аист и улетел.

— Радуйся своей юности! — говорили елочке солнечные лучи. — Радуйся своему здоровому росту, своей молодости и жизненным силам!

И ветер целовал дерево, роса проливала над ним слезы, но ель ничего этого не ценила.

Незадолго до Рождества срубили несколько совсем молоденьких елок; некоторые из них были даже меньше нашей елочки, которой так хотелось поскорее вырасти. Все срубленные деревца были прехорошенькие; их не очищали от ветвей, а прямо уложили на дровни и увезли из леса.

— Куда? — спросила ель. — Они не больше меня, одна даже меньше. И почему на них оставили все ветви? Куда их повезли?

— Мы знаем! Мы знаем! — прочирикали воробьи. — Мы были в городе и заглядывали в окна! Мы знаем, куда их повезли! Они попадут в такую честь, что и сказать нельзя! Мы заглядывали в окна и видели! Их ставят посреди теплой комнаты и украшают чудеснейшими вещами: золочеными яблоками, медовыми пряниками и тысячами свечей!

— А потом?.

. — спросила ель, дрожа всеми ветвями. — А потом?.. Что было с ними потом?

— А больше мы ничего не видали! Но это было бесподобно!

— Может быть, и я пойду такою же блестящею дорогой! — радовалась ель. — Это получше, чем плавать по морю! Ах, я просто изнываю от тоски и нетерпения! Хоть бы поскорее пришло Рождество! Теперь и я стала такою же высокою и раскидистою, как те, что были срублены в прошлом году! Ах, если б я уже лежала на дровнях! Ах, если б я уже стояла, разубранная всеми этими прелестями, в теплой комнате! А потом что?.. Потом, верно, будет еще лучше, иначе зачем бы и наряжать меня!.. Только что именно? Ах, как я тоскую и рвусь отсюда! Просто и сама не знаю, что со мной!

— Радуйся нам! — сказали ей воздух и солнечный свет. — Радуйся своей юности и лесному приволью!

Но она и не думала радоваться, а все росла да росла. И зиму, и лето стояла она в своем зеленом уборе, и все, кто видел ее, говорили: «Вот чудесное деревце!» Подошло, наконец, и Рождество, и елочку срубили первую.

Жгучая боль и тоска не дали ей даже и подумать о будущем счастье; грустно было расставаться с родным лесом, с тем уголком, где она выросла: она ведь знала, что никогда больше не увидит своих милых подруг — елей и сосен, кустов, цветов, а может быть, даже и птичек! Как тяжело, как грустно!..

Деревце пришло в себя только тогда, когда очутилось вместе с другими деревьями на дворе и услышало возле себя чей-то голос:

— Чудесная елка! Такую-то нам и нужно!

Явились двое разодетых слуг, взяли елку и внесли ее в огромную великолепную залу. По стенам висели портреты, а на большой кафельной печке стояли китайские вазы со львами на крышках; повсюду были расставлены кресла-качалки, шелковые диваны и большие столы, заваленные альбомами, книжками и игрушками на несколько сот далеров — так, по крайней мере, говорили дети. Елку посадили в большую кадку с песком, обернули кадку зеленою материей и поставили на пестрый ковер. Как трепетала елочка! Что-то теперь будет? Явились слуги и молодые девушки и стали наряжать ее.

Вот на ветвях повисли полные сластей маленькие сетки, вырезанные из цветной бумаги, золоченые яблоки и орехи и закачались куклы — ни дать ни взять живые человечки; таких елка еще и не видывала. Наконец к ветвям прикрепили сотни разноцветных маленьких свечек, а к самой верхушке елки — большую звезду из сусального золота. Ну просто глаза разбегались, глядя на все это великолепие!

— Как заблестит, засияет елка вечером, когда зажгутся свечки! — сказали все.

«Ах! — подумала елка, — хоть бы поскорее настал вечер и зажгли свечки! А что же будет потом? Не явятся ли сюда из лесу, чтобы полюбоваться на меня, другие деревья? Не прилетят ли к окошкам воробьи? Или, может быть, я врасту в эту кадку и буду стоять тут такою нарядной и зиму и лето?»

Да, много она знала!.. От напряженного ожидания у нее даже заболела кора, а это для дерева так же неприятно, как для нас головная боль.

Но вот зажгли свечи. Что за блеск, что за роскошь! Елка задрожала всеми ветвями, одна из свечек подпалила зеленые иглы, и елочка пребольно обожглась.

— Ай-ай! — закричали барышни и поспешно затушили огонь. Больше елка дрожать не смела. И напугалась же она! Особенно

потому, что боялась лишиться хоть малейшего из своих украшений. Но весь этот блеск просто ошеломлял ее… Вдруг обе половинки дверей распахнулись, и ворвалась целая толпа детей; можно было подумать, что они намеревались свалить дерево! За ними степенно вошли старшие. Малыши остановились как вкопанные, но лишь на минуту, а там поднялся такой шум и гам, что просто в ушах звенело. Дети плясали вокруг елки, и мало-помалу все подарки с нее были посорваны.

«Что же это они делают! — думала елка. — Что это значит?» Свечки догорели, их потушили, а детям позволили обобрать дерево. Как они набросились на него! Только ветви трещали! Не будь елка крепко привязана верхушкою с золотой звездой к потолку, они бы повалили ее.

Потом дети опять принялись плясать, не выпуская из рук своих чудесных игрушек. Никто больше не глядел на елку, кроме старой няни, да и та высматривала только, не осталось ли где в ветвях яблочка или финика.

— Сказку! Сказку! — закричали дети и подтащили к елке маленького толстенького господина.

Он уселся под деревом и сказал:

— Вот мы и в лесу! Да и елка, кстати, послушает! Но я расскажу только одну сказку! Какую хотите: про Иведе-Аведе или про Клумпе-Думпе, который, хоть и свалился с лестницы, все-таки вошел в честь и добыл себе принцессу?

— Про Иведе-Аведе! — закричали одни.

— Про Клумпе-Думпе! — кричали другие.

Поднялся крик и шум; одна елка стояла смирно и думала: «А мне разве нечего больше делать?»

Она уж сделала свое дело!

И толстенький господин рассказал про Клумпе-Думпе, который, хоть и свалился с лестницы, все-таки вошел в честь и добыл себе принцессу.

Дети захлопали в ладоши и закричали: «Еще, еще!» Они хотели послушать и про Иведе-Аведе, но остались при одном Клумпе-Думпе.

Тихо, задумчиво стояла елка: лесные птицы никогда не рассказывали ничего подобного. «Клумпе-Думпе свалился с лестницы, и все же ему досталась принцесса! Да, вот что бывает на белом свете!» — думала елка: она вполне верила всему, что сейчас слышала, — рассказывал ведь такой почтенный господин.

«Да, да, кто знает! Может быть, и мне придется свалиться лестницы, а потом и мне достанется принцесса!» И она с радостью думала о завтрашнем дне: ее опять украсят свечками, игрушками, золотом и фруктами! «Завтра уж я не задрожу! — думала она. — Я хочу как следует насладиться своим великолепием! И завтра я опять услышу сказку про Клумпе-Думпе, а может статься, и про Иведе-Аведе». И деревце смирно простояло всю ночь, мечтая о завтрашнем дне.

Поутру явились слуга и горничная. «Сейчас опять начнут меня украшать!» — подумала елка, но они вытащили ее из комнаты, поволокли по лестнице и сунули в самый темный угол чердака, куда даже не проникал дневной свет.

«Что же это значит? — думалось елке. — Что мне здесь делать? Что я тут увижу и услышу?» И она прислонилась к стене и все думала, думала… Времени на это было довольно: проходили дни и ночи — никто не заглядывал к ней. Раз только пришли люди поставить на чердак какие-то ящики. Дерево стояло совсем в стороне, и о нем, казалось, забыли.

«На дворе зима! — думала елка. — Земля затвердела и покрыта снегом: нельзя, значит, снова посадить меня в землю, вот и приходится постоять под крышей до весны! Как это умно придумано! Какие люди добрые! Не будь только здесь так темно и так ужасно пусто!.. Нет даже ни единого зайчика!.. А в лесу-то как было весело! Кругом снег, а по снегу скачут зайчики! Хорошо было… Даже когда они прыгали через меня, хоть меня это и сердило! А тут как пусто!»

— Пи-пи! — пискнул вдруг мышонок и выскочил из норки, за ним еще несколько. Они принялись обнюхивать дерево и шмыгать меж его ветвями.

— Ужасно холодно здесь! — сказали мышата. — А то совсем бы хорошо было! Правда, старая елка?

— Я вовсе не старая! — отвечала ель. — Есть много деревьев постарше меня!

— Откуда ты и что ты знаешь? — спросили мышата; они были ужасно любопытны. — Расскажи нам, где самое лучшее место на земле? Ты была там? Была ты когда-нибудь в кладовой, где на полках лежат сыры, а под потолком висят окорока и где можно плясать по сальным свечкам? Туда войдешь тощим, а выйдешь оттуда толстым!

— Нет, такого места я не знаю! — сказало дерево.

— Но я знаю лес, где светит солнышко и поют птички!

И она рассказала им о своей юности; мышата никогда не слыхали ничего подобного, выслушали рассказ елки и потом сказали:

— Как же ты много видела. Как ты была счастлива!

— Счастлива? — сказала ель и задумалась о том времени, о котором только что рассказывала. — Да, пожалуй, тогда мне жилось недурно!

Затем она рассказала им про тот вечер, когда была разубрана пряниками и свечками.

— О! — сказали мышата. — Как же ты была счастлива, старая елка!

— Я совсем еще не стара! — возразила ель. — Я взята из леса только нынешнею зимой! Я в самой поре! Только что вошла в рост!

— Как ты чудесно рассказываешь! — сказали мышата и на следующую ночь привели с собой еще четырех, которым тоже надо было послушать рассказы елки. А сама ель чем больше рассказывала, тем яснее припоминала свое прошлое, и ей казалось, что она пережила много хороших дней.

— Но они же вернутся! Вернутся! И Клумпе-Думпе упал с лестницы, а все-таки ему досталась принцесса! Может быть, и мне тоже достанется принцесса!

При этом дерево вспомнило хорошенькую березку, что росла в лесной чаще неподалеку от него, — она казалась ему настоящей принцессой.

— Кто это Клумпе-Думпе? — спросили мышата, и ель рассказала им всю сказку; она запомнила ее слово в слово. Мышата от удовольствия чуть не прыгали до самой верхушки дерева. На следующую ночь явилось еще несколько мышей, а в воскресенье пришли даже две крысы. Этим сказка вовсе не понравилась, что очень огорчило мышат, но теперь и они перестали уже так восхищаться сказкою, как прежде.

— Вы только одну эту историю и знаете? — спросили крысы.

— Только! — отвечала ель. — Я слышала ее в счастливейший вечер в моей жизни; тогда-то я, впрочем, еще не сознавала этого!

— В высшей степени жалкая история! Не знаете ли вы чего-нибудь про жир или сальные свечки? Про кладовую?

— Нет! — ответило дерево.

— Так счастливо оставаться! — сказали крысы и ушли. Мышата тоже разбежались, и ель вздохнула:

— А ведь славно было, когда эти резвые мышата сидели вокруг меня и слушали мои рассказы! Теперь и этому конец… Но уж теперь я не упущу своего, порадуюсь хорошенько, когда наконец снова выйду на белый свет!

Не так-то скоро это случилось!

Однажды утром явились люди прибрать чердак.

Ящики были вытащены, а за ними и ель. Сначала ее довольно грубо бросили на пол, потом слуга поволок ее по лестнице вниз.

«Ну, теперь для меня начнется новая жизнь!» — подумала елка.

Вот на нее повеяло свежим воздухом, блеснул луч солнца — ель очутилась на дворе. Все это произошло так быстро, вокруг было столько нового и интересного для нее, что она не успела и поглядеть на самое себя. Двор примыкал к саду; в саду все зеленело и цвело. Через изгородь перевешивались свежие благоухающие розы, липы были покрыты цветом, ласточки летали взад и вперед и щебетали:

— Квир-вир-вит! Мой муж вернулся! Но это не относилось к ели.

— Теперь и я заживу! — радовалась ель и расправила свои ветви. Ах, как они поблекли и пожелтели!

Дерево лежало в углу двора, на крапиве и сорной траве; на верхушке его все еще сияла золотая звезда.

На дворе весело играли те самые ребятишки, что прыгали и плясали вокруг разубранной елки в сочельник. Самый младший увидел дерево и сорвал с него звезду.

— Поглядите-ка, что осталось на этой гадкой, старой елке! — сказал он и наступил ногами на ее ветви — ветви захрустели.

Ель посмотрела на молодую, цветущую жизнь вокруг, потом поглядела на самое себя и пожелала вернуться в свой темный угол на чердак.

Вспомнились ей и молодость, и лес, и веселый сочельник, и мышата, радостно слушавшие сказку про Клумпе-Думпе…

— Все прошло, прошло! — сказала бедное дерево. — И хоть бы я радовалась, пока было время! А теперь… все прошло, прошло!

Пришел слуга и изрубил елку в куски — вышла целая связка растопок. Как славно запылали они под большим котлом! Дерево глубоко-глубоко вздыхало, и эти вздохи были похожи на слабые выстрелы. Прибежали дети, уселись перед огнем и встречали каждый выстрел веселым «пиф! паф!». А ель, испуская тяжелые вздохи, вспоминала ясные летние дни и звездные зимние ночи в лесу, веселый сочельник и сказку про Клумпе-Думпе, единственную слышанную ею сказку!.. Так она вся и сгорела.

Мальчики опять играли на дворе; у младшего на груди сияла та самая золотая звезда, которая украшала елку в счастливейший вечер ее жизни.

Теперь он прошел, канул в вечность, елке тоже пришел конец, а с нею и нашей истории. Конец, конец! Все на свете имеет свой конец!

Сказка “Волшебная елка” — Вектор-успеха.рф

Жили-были старик со старухою. Жили да не тужили, но задумали однажды  накануне Нового года чудо-елку отыскать. Дело было так. 

Шли старик со старухой по лесу, искали волшебную красавицу. Шли, шли,  пока до лесной глуши не дошли. Видят – зверюшки хоровод вокруг ёлки водят и песню поют.

– Что за диво! Звери сами хоровод водят и поют! – удивился старик. 

Но старуха не больно-то и удивилась. Пошли дальше. 

Тут началась вьюга, да такая сильная, что ничего не видно вокруг. Вдруг показался недалеко огонёк. Пошли старик со старухой на этот свет. А это оказалась избушка. Ставни у избушки все резные, расписные. Вошли  путники  в эту избушку. Видят – сидит   за столом медведь и кашу ест.  Закончи свою трапезу медведь  и говорит: 

– Чего это вы без разрешения в мою избу вошли? А?

А старик и отвечает:

– Прости нас, Михайло Потапыч.

Вьюга сильная поднялась, холодно стало. Думали, переждём в избушке бурю, пока ветер не стихнет. 

– А зачем вы в лес-то пошли в такую непогоду? –  не унимался  медведь.

Старуха ответила, что пошли за ёлкой. А та ёлка не простая, а волшебная. Она переливается всеми цветами радуги, и ещё она помогает исполнять  заветные желания. 

Медведь сказал им на это: 

– Да, о такой ёлке я слыхал, но никогда сам не видел. Ну, ладно, ложитесь, отдохните,  пока буря не утихнет. Утро вечера мудренее.

Старик со старухой легли на печку и заснули сразу же. А Медведь взял иглу, проткнул штору, и в тёмной комнате появился тоненький лучик Луны. Взял медведь этот лучик и сплёл из него накидку. Накидка переливалась  и светила в темноте. 

Тут и ветер стих, рассвело за окном. Разбудил медведь своих гостей. Накормил  их на дорожку  и  подарил сплетённую накидку. 

– Она вас будет согревать в пути, и освещать вам дорогу, – сказал медведь  своим гостям.

Старики поблагодарили медведя и  отправились в путь.

Накидка так ярко освещала им дорогу, что через некоторое время они увидали большую поляну. А посреди этой поляны стояла высокая пушистая ёлка. Она переливалась всеми цветами радуги, сверкала и искрилась под лучами зимнего солнца. И на душе стало так празднично и тепло, что старик со старухой подошли поближе к пышной красавице, прислонились к её стволу и загадали самое-самое заветное желание.

Они  очень хотели, чтобы везде – в лесу, в деревне – наступил веселый праздник Новый год. Добрые старички пожелали, чтобы под новогодними ёлками у всех ребятишек появились долгожданные  подарки, и на столах о всех семьях была  праздничная вкусная еда, чтобы все люди и звери встали в большой хоровод  и пели вместе веселые песни, чтобы  вокруг царили счастье, доброта и дружба.

Ёжик-Ёлка – Сказки Всем

Сказки Сергея Козлова, сказка “Ёжик-Ёлка”

Ежик-Ёлка

Всю предновогоднюю неделю в полях бушевала вьюга.

В лесу снегу намело столько, что ни Ёжик, ни Ослик, ни Медвежонок всю неделю не могли выйти из дому.

Перед Новым годом вьюга утихла, и друзья собрались в доме у Ёжика.

– Вот что, — сказал Медвежонок, — у нас нет ёлки.
– Нет, – согласился Ослик.
– Не вижу, чтобы она у нас была, – сказал Ёжик.

Он любил выражаться замысловато в праздничные дни.

– Надо пойти поискать, – сказал Медвежонок.
– Где же мы её сейчас найдем? – удивился Ослик. – В лесу-то темно…
– И сугробы какие!.. — вздохнул Ёжик
– И все-таки надо идти за елкой, – сказал Медвежонок.

И все трое вышли из дома. Вьюга утихла, но тучи ещё не разогнало, и ни одной звездочки не было видно на небе.

– И луны нет! – сказал Ослик. – Какая тут ёлка?!
– А на ощупь? – сказал Медвежонок. И пополз по сугробам.

Но и на ощупь он ничего не нашёл. Попадались только большие ёлки, но они всё равно бы не влезли в Ёжикин домик, а маленькие все с головой засыпало снегом.

Вернувшись к Ёжику, Ослик с Медвежонком загрустили.

– Ну какой это Новый год!.. — вздыхал Медвежонок.

«Это если бы какой-нибудь осенний праздник, так елка, может быть, и не обязательна, – думал Ослик. – А зимой без ёлки – нельзя».

Ёжик тем временем вскипятил самовар и разливал чай по блюдечкам. Медвежонку он поставил баночку с мёдом, а Ослику — тарелку с лопушками.

О ёлке Ёжик не думал, но его печалило, что вот уже полмесяца, как сломались его часы-ходики, а часовщик Дятел обещался, да не прилетел.

– Как мы узнаем, когда будет двенадцать часов? – спросил он у Медвежонка.
– Мы почувствуем! – сказал Ослик.
– Это как же мы почувствуем? – удивился Медвежонок.
– Очень просто, – сказал Ослик. – В двенадцать часов нам будет уже ровно три часа хотеться спать!

– Правильно! – обрадовался Ёжик. И, немного подумав, добавил: – А о ёлке вы не беспокойтесь.

В уголке мы поставим табуретку, я на неё встану, а вы на меня повесите игрушки.

– Чем не ёлка! – закричал Медвежонок.

Так они и сделали. В уголок поставили табуретку, на табуретку встал Ёжик и распушил иголки.

– Игрушки – под кроватью, – сказал он.

Ослик с Медвежонком достали игрушки и повесили на верхние лапы Ёжику по большому засушенному одуванчику, а на каждую иголку – по маленькой еловой шишечке.

– Не забудьте лампочки! – сказал Ёжик.

И на грудь ему повесили три гриба – лисички, и они весело засветились – такие они были рыжие.

– Ты не устала, Ёлка? – спросил Медвежонок, усаживаясь и отхлёбывая из блюдечка чай.

Ёжик стоял на табуретке, как настоящая ёлка, и улыбался.

– Нет, – сказал Ёжик. – А сколько сейчас времени?

Ослик дремал.

– Без пяти двенадцать! – сказал Медвежонок. – Как Ослик заснёт, будет ровно Новый год.

Тогда налей мне и себе клюквенного сока, – сказал Ёжик-Ёлка.

– Ты хочешь клюквенного сока? — спросил Медвежонок у Ослика.

Ослик почти совсем спал.

– Теперь должны бить часы, – пробормотал он.

Ёжик-Ёлка аккуратно, чтобы не испортить засушенный одуванчик, взял в правую лапу чашечку с клюквенным соком, а нижней, притоптывая, стал отбивать часы.

– Бэм! бам! бам! – приговаривал он.
– Уже три, – сказал Медвежонок. – Теперь давай ударю я! – Он трижды стукнул лапой об пол и тоже сказал;

– Бам! бам! бам!.. Теперь твоя очередь, Ослик.

Ослик три раза стукнул об пол копытцем, но ничего не сказал.

– Теперь снова я! – крикнул Ёжик.

И все затаив дыхание выслушали последнее «бам! бам! бам!».

— Ура! — крикнул Медвежонок, и Ослик уснул совсем.

Скоро заснул и Медвежонок. Только Ёжик-Ёлка стоял в уголке на табуретке и не знал, что ему делать.

И он стал петь песни, и пел их до самого утра, чтобы не уснуть и не сломать игрушки.

 Мультфильм Как Ёжик и Медвежонок встречали Новый Год

Сказки Сергея Козлова

Ёжик-Ёлка

Иллюстрации П.Багина

Сказка Ёлка – Читать детям бесплатно онлайн

Стояла в лесу этакая славненькая елочка; место у нее было хорошее: и солнышко ее пригревало, и воздуха было вдосталь, а вокруг росли товарищи постарше, ель да сосна. Только не терпелось елочке самой стать взрослой: не думала она ни о теплом солнышке, ни о свежем воздухе; не замечала и говорливых деревенских детишек, когда они приходили в лес собирать землянику или малину. Наберут полную кружку, а то нанижут ягоды на соломины, подсядут к елочке и скажут:

— Какая славная елочка!

А ей хоть бы и вовсе не слушать таких речей.

Через год подросла елочка на один побег, через год вытянулась еще немножко; так, по числу побегов, всегда можно узнать, сколько лет росла елка.

— Ах, быть бы мне такой же большой, как другие! — вздыхала елка. — Уж как бы широко раскинулась я ветвями да выглянула макушкой на вольный свет! Птицы вили бы гнезда у меня в ветвях, а как подует ветер, я кивала бы с достоинством, не хуже других!

И не были ей в радость ни солнце, ни птицы, ни алые облака, утром и вечером проплывавшие над нею.

Когда стояла зима и снег лежал вокруг искрящейся белой пеленой, частенько являлся вприпрыжку заяц и перескакивал прямо через елочку — такая обида! Но прошло две зимы, и на третью елка так подросла, что зайцу уже приходилось обегать ее кругом.

«Ах! Вырасти, вырасти, стать большой и старой — лучше этого нет ничего на свете!» — думала елка.

По осени в лес приходили дровосеки и валили сколько-то самых больших деревьев. Так случалось каждый год, и елка, теперь уже совсем взрослая, всякий раз трепетала, — с таким стоном и звоном падали наземь большие прекрасные деревья. С них срубали ветви, и они были такие голые, длинные, узкие — просто не узнать. Но потом их укладывали на повозки, и лошади увозили их прочь из лесу. Куда? Что их ждало?

Весной, когда прилетели ласточки и аисты, елка спросила у них:

— Вы не знаете, куда их увезли? Они вам не попадались?

Ласточки не знали, но аист призадумался, кивнул головой и сказал:

— Пожалуй, что знаю. Когда я летел из Египта, мне встретилось много новых кораблей с великолепными мачтами. Помоему, это они и были, от них пахло елью. Я с ними много раз здоровался, и голову они держали высоко, очень высоко.

— Ах, если б и я была взрослой и могла поплыть через море! А какое оно из себя, это море? На что оно похоже?

— Ну, это долго рассказывать, — ответил аист и улетел.

— Радуйся своей молодости! — говорили солнечные лучи. — Радуйся своему здоровому росту, юной жизни, которая играет в тебе!

И ветер ласкал елку, и роса проливала над ней слезы, но она этого не понимала.

Как подходило рождество, рубили в лесу совсем юные елки, иные из них были даже моложе и ниже ростом, чем наша, которая не знала покоя и все рвалась из лесу. Эти деревца, а они, кстати сказать, были самые красивые, всегда сохраняли свои ветки, их сразу укладывали на повозки, и лошади увозили их из лесу.

— Куда они? — спрашивала елка. — Они ведь не больше меня, а одна так и вовсе меньше. Почему они сохранили все свои ветки? Куда они едут?

— Мы знаем! Мы знаем! — чирикали воробьи. — Мы бывали в городе и заглядывали в окна! Мы знаем, куда они едут! Их ждет такой блеск и слава, что и не придумаешь! Мы заглядывали в окна, мы видели! Их сажают посреди теплой комнаты и украшают замечательными вещами — золочеными яблоками, медовыми пряниками, игрушками и сотнями свечей!

— А потом? — спрашивала елка, трепеща ветвями. — А потом? Потом что?

— Больше мы ничего не видали! Это было бесподобно!

— А может, и мне суждено пойти этим сияющим путем! — ликовала елка. — Это еще лучше, чем плавать по морю. Ах, как я томлюсь! Хоть бы поскорей опять рождество! Теперь и я такая же большая и рослая, как те, которых увезли в прошлом году. Ах, только бы мне попасть на повозку! Только бы попасть в теплую комнату со всей этой славой и великолепием! А потом?.. Ну, а потом будет что-то еще лучше, еще прекраснее, а то к чему же еще так наряжать меня? Уж конечно, потом будет что-то еще более величественное, еще более великолепное! Но что? Ах, как я тоскую, как томлюсь! Сама не знаю, что со мной делается!

— Радуйся мне! — говорили воздух и солнечный свет. — Радуйся своей юной свежести здесь, на приволье!

Но она ни капельки не радовалась; она росла и росла, зиму и лето стояла она зеленая; темно-зеленая стояла она, и все, кто ни видел ее, говорили: «Какая славная елка!» — и под рождество срубили ее первую. Глубоко, в самое нутро ее вошел топор, елка со вздохом пала наземь, и было ей больно, было дурно, и не могла она думать ни о каком счастье, и тоска была разлучаться с родиной, с клочком земли, на котором она выросла: знала она, что никогда больше не видать ей своих милых старых товарищей, кустиков и цветов, росших вокруг, а может, даже и птиц. Отъезд был совсем невеселым.

Очнулась она, лишь когда ее сгрузили во дворе вместе с остальными и чей-то голос сказал:

— Вот эта просто великолепна! Только эту!

Пришли двое слуг при полном параде и внесли елку в большую красивую залу. Повсюду на стенах висели портреты, на большой изразцовой печи стояли китайские вазы со львами на крышках; были тут кресла-качалки, шелковые диваны и большие столы, а на столах книжки с картинками и игрушки, на которые потратили, наверное, сто раз по сто риксдалеров, — во всяком случае, дети говорили так. Елку поставили в большую бочку с песком, но никто бы и не подумал, что это бочка, потому что она была обернута зеленой материей, а стояла на большом пестром ковре. Ах, как трепетала елка! Что-то будет теперь? Девушки и слуги стали наряжать ее. На ветвях повисли маленькие сумочки, вырезанные из цветной бумаги, и каждая была наполнена сластями; золоченые яблоки и грецкие орехи словно сами выросли на елке, и больше ста маленьких свечей, красных, белых и голубых, воткнули ей в ветки, а на ветках среди зелени закачались куколки, совсем как живые человечки — елка еще ни разу не видела таких, — закачались среди зелени, а вверху, на самую макушку ей посадили усыпанную золотыми блестками звезду. Это было великолепно, совершенно бесподобно…

— Сегодня вечером, — говорили все, — сегодня вечером она засияет! «Ах! — подумала елка. — Скорей бы вечер! Скорей бы зажгли свечи! И что же будет тогда? Уж не придут ли из леса деревья посмотреть на меня? Уж не слетятся ли воробьи к окнам? Уж не приживусь ли я здесь, уж не буду ли стоять разубранная зиму и лето?»

Да, она изрядно во всем разбиралась и томилась до того, что у нее прямо-таки раззуделась кора, а для дерева это все равно что головная боль для нашего брата.

И вот зажгли свечи. Какой блеск, какое великолепие! Елка затрепетала всеми своими ветвями, так что одна из свечей пошла огнем по ее зеленой хвое; горячо было ужасно.

— Господи помилуй! — закричали девушки и бросились гасить огонь. Теперь елка не смела даже и трепетать. О, как страшно ей было! Как

боялась она потерять хоть что-нибудь из своего убранства, как была ошеломлена всем этим блеском… И тут распахнулись створки дверей, и в зал гурьбой ворвались дети, и было так, будто они вот-вот свалят елку. За ними степенно следовали взрослые. Малыши замерли на месте, но лишь на мгновение, а потом пошло такое веселье, что только в ушах звенело. Дети пустились в пляс вокруг елки и один за другим срывали с нее подарки.

«Что они делают? — думала елка. — Что будет дальше?»

И выгорали свечи вплоть до самых ветвей, и когда они выгорели, их потушили, и дозволено было детям обобрать елку. О, как они набросились на нее! Только ветки затрещали. Не будь она привязана макушкой с золотой звездой к потолку, ее бы опрокинули.

Дети кружились в хороводе со своими великолепными игрушками, а на елку никто и не глядел, только старая няня высматривала среди ветвей, не осталось ли где забытого яблока или финика.

— Сказку! Сказку! — закричали дети и подтащили к елке маленького толстого человечка, и он уселся прямо под ней.

— Так мы будем совсем как в лесу, да и елке не мешает послушать, — сказал он, — только я расскажу всего одну сказку. Какую хотите: про Иведе-Аведе или про Клумпе-Думпе, который с лестницы свалился, а все ж таки в честь попал да принцессу за себя взял?

— Про Иведе-Аведе! — кричали одни.

— Про Клумпе-Думпе! — кричали другие.

И был шум и гам, одна только елка молчмя молчала и думала: «А я-то что же, уж больше не с ними, ничего уж больше не сделаю?» Она свое отыграла, она, что ей было положено, сделала.

И толстый человечек рассказал про Клумпе-Думпе, что с лестницы свалился, а все ж таки в честь попал да принцессу за себя взял. Дети захлопали в ладоши, закричали: «Еще, еще расскажи!», им хотелось послушать и про ИведеАведе, но пришлось остаться при Клумпе-Думпе. Совсем притихшая, задумчивая стояла елка, птицы в лесу ничего подобного не рассказывали. «Клумпе-Думпе с лестницы свалился, а все ж таки принцессу за себя взял! Вот, вот, бывает же такое на свете!» — думала елка и верила, что все это правда, ведь рассказывал-то такой славный человек. «Вот, вот, почем знать? Может, и я с лестницы свалюсь и выйду за принца». И она радовалась, что назавтра ее опять украсят свечами и игрушками, золотом и фруктами.

«Уж завтра-то я не буду так трястись! — думала она. — Завтра я вдосталь натешусь своим торжеством. Опять услышу сказку про Клумпе-Думпе, а может, и про Иведе-Аведе». Так, тихая и задумчивая, простояла она всю ночь.

Поутру пришел слуга со служанкой.

«Сейчас меня опять начнут наряжать!» — подумала елка. Но ее волоком потащили из комнаты, потом вверх по лестнице, потом на чердак, а там сунули в темный угол, куда не проникал дневной свет.

«Что бы это значило? — думала елка. — Что мне тут делать? Что я могу тут услышать?» И она прислонилась к стене и так стояла и все думала, думала. Времени у нее было достаточно.

Много дней и ночей миновало; на чердак никто не приходил. А когда наконец кто-то пришел, то затем лишь, чтобы поставить в угол несколько больших ящиков. Теперь елка стояла совсем запрятанная в угол, о ней как будто окончательно забыли.

«На дворе зима! — подумала она. — Земля затвердела и покрылась снегом, люди не могут пересадить меня, стало быть, я, верно, простою тут под крышей до весны. Как умно придумано! Какие они все-таки добрые, люди!.. Вот если б только тут не было так темно, так страшно одиноко… Хоть бы один зайчишка какой! Славно все-таки было в лесу, когда вокруг снег, да еще заяц проскочит, пусть даже и перепрыгнет через тебя, хотя тогда-то я этого терпеть не могла. Все-таки ужасно одиноко здесь наверху!»

— Пип! — сказала вдруг маленькая мышь и выскочила из норы, а за нею следом еще одна малышка. Они обнюхали елку и стали шмыгать по ее ветвям.

— Тут жутко холодно! — сказали мыши. — А то бы просто благодать! Правда, старая елка?

— Я вовсе не старая! — отвечала елка. — Есть много деревьев куда старше меня!

— Откуда ты? — спросили мыши. — И что ты знаешь? — Они были ужасно любопытные. — Расскажи нам про самое чудесное место на свете! Ты была там? Ты была когда-нибудь в кладовке, где на полках лежат сыры, а под потолком висят окорока, где можно плясать по сальным свечам, куда войдешь тощей, откуда выйдешь жирной?

— Не знаю я такого места, — сказала елка, — зато знаю лес, где солнце светит и птицы поют!

И рассказала елка все про свою юность, а мыши отродясь ничего такого не слыхали и, выслушав елку, сказали:

— Ах, как много ты видела! Ах, как счастлива ты была!

— Счастлива? — переспросила елка и задумалась над своими словами. — Да, пожалуй, веселые были денечки!

И тут рассказала она про сочельник, про то, как ее разубрали пряниками и свечами.

— О! — сказали мыши. — Какая же ты была счастливая, старая елка!

— Я вовсе не старая! — сказала елка. — Я пришла из лесу только нынешней зимой! Я в самой поре! Я только что вошла в рост!

— Как славно ты рассказываешь! — сказали мыши и на следующую ночь привели с собой еще четырех послушать ее, и чем больше елка рассказывала, тем яснее припоминала все и думала: «А ведь и в самом деле веселые были денечки! Но они вернутся, вернутся Клумпе-Думпе с лестницы свалился, а все ж таки принцессу за себя взял, так, может, и я за принца выйду!» И вспомнился елке этакий хорошенький молоденький дубок, что рос в лесу, и был он для елки настоящий прекрасный принц.

— А кто такой Клумпе-Думпе? — спросили мыши.

И елка рассказала всю сказку, она запомнила ее слово в слово. И мыши подпрыгивали от радости чуть ли не до самой ее верхушки.

На следующую ночь мышей пришло куда больше, а в воскресенье явились даже две крысы. Но крысы сказали, что сказка вовсе не так уж хороша, и мыши очень огорчились, потому что теперь и им сказка стала меньше нравиться.

— Вы только одну эту историю и знаете? — спросили крысы.

— Только одну! — отвечала елка. — Я слышала ее в самый счастливый вечер всей моей жизни, но тогда я и не думала, как счастлива я была.

— Чрезвычайно убогая история! А вы не знаете какойнибудь еще — со шпиком, с сальными свечами? Истории про кладовую?

— Нет, — отвечала елка.

— Так премного благодарны! — сказали крысы и убрались восвояси.

Мыши в конце концов тоже разбежались, и тут елка сказала, вздыхая:

— А все ж хорошо было, когда они сидели вокруг, эти резвые мышки, и слушали, что я им рассказываю! Теперь и этому конец. Но уж теперь-то я не упущу случая порадоваться, как только меня снова вынесут на белый свет!

Но когда это случилось… Да, это было утром, пришли люди и шумно завозились на чердаке. Ящики передвинули, елку вытащили из угла; ее, правда, больнехонько шваркнули об пол, но слуга тут же поволок ее к лестнице, где брезжил дневной свет.

«Ну вот, это начало новой жизни!» — подумала елка. Она почувствовала свежий воздух, первый луч солнца, и вот уж она на дворе. Все произошло так быстро; елка даже забыла оглядеть себя, столько было вокруг такого, на что стоило посмотреть. Двор примыкал к саду, а в саду все цвело. Через изгородь перевешивались свежие, душистые розы, стояли в цвету липы, летали ласточки. «Вить-вить! Вернулась моя женушка!» — щебетали они, но говорилось это не про елку.

«Уж теперь-то я заживу», — радовалась елка, расправляя ветви. А ветви-то были все высохшие да пожелтевшие, и лежала она в углу двора в крапиве и сорняках. Но на верхушке у нее все еще сидела звезда из золоченой бумаги и сверкала на солнце.

Во дворе весело играли дети — те самые, что в сочельник плясали вокруг елки и так радовались ей. Самый младший подскочил к елке и сорвал звезду.

— Поглядите, что еще осталось на этой гадкой старой елке! — сказал он и стал топтать ее ветви, так что они захрустели под его сапожками.

А елка взглянула на сад в свежем убранстве из цветов, взглянула на себя и пожалела, что не осталась в своем темном углу на чердаке; вспомнила свою свежую юность в лесу, и веселый сочельник, и маленьких мышек, которые с таким удовольствием слушали сказку про Клумпе-Думпе.

— Конец, конец! — сказало бедное деревцо. — Уж хоть бы я радовалась, пока было время. Конец, конец!

Пришел слуга и разрубил елку на щепки — вышла целая охапка; жарко запылали они под большим пивоваренным котлом; и так глубоко вздыхала елка, что каждый вздох был как маленький выстрел; игравшие во дворе дети сбежались к костру, уселись перед ним и, глядя в огонь, кричали:

— Пиф-иаф!

А елка при каждом выстреле, который был ее глубоким вздохом, вспоминала то солнечный летний день, то звездную зимнюю ночь в лесу, вспоминала сочельник и сказку про Клумпе-Думпе — единственную, которую слышала и умела рассказывать… Так она и сгорела.

Мальчишки играли во дворе, и на груди у самого младшего красовалась звезда, которую носила елка в самый счастливый вечер своей жизни; он прошел, и с елкой все кончено, и с этой историей тоже. Кончено, кончено, и так бывает со всеми историями.

Загрузка…

Сказка новогодняя про елочку. Сказки для маленьких детей 4

Родителям и детям понравится сказка про новогоднюю елочку. Эта история добрая и волшебная. Ребятишки в таком возрасте очень любопытны. Порой, их вопросы могут поставить в тупик даже взрослых. Например, почему нужно водить хоровод вокруг елки. Сказки для детей 4 — 5 лет должны знакомить малышей с традициями праздников. Накануне зимнего праздника прочтите эту сказку про новогоднюю елочку. С добрым вымыслом она поведает почему принято детишкам браться за руки и дружно кружиться в хороводе. Сказки для маленьких детей (4 — 5 лет) помогут больше узнать об окружающем мире. После чтения вы можете расслабиться и послушать еще аудиосказку, посмотреть мультфильм.

Содержание:

Сказка про новогоднюю елочку

Эта сказка про новогоднюю елочку, которая прибыла в гости в детский садик.

Однажды в Новый год в детском садике собрали всех ребятишек. В центре зала поставили пышную зеленую елку. Дети с восторгом подбежали к ней. Приходилось сильно задирать голову, чтобы увидеть ее макушку, такая она была высокая. Звезда на верхушке сияла в свете желтой лампы. Под елкой лежали цветные коробки, игрушки, поделки. Воспитательницы надели самые красивые наряды, пришел даже фотограф. Дети разбежались врассыпную. Начали играть, смотреть какие картинки нарисованы на окнах. Замерли на месте братик и сестра. Заметили они, что елка стоит какая-то грустная. Опустила свои ветви, накренилась набок уныло. Подошли малыши поближе и спросили у елки:

— Елочка-елочка, отчего ты печалишься? Может у тебя случилось что-то? Или не весело тебе здесь.

— Охо-хо, — вздохнула в ответ, — жила я в лесу. Хорошо было там, а здесь все непривычно мне.

— А как было в лесу?

— Там тоже празднуют Новый год. Собираются все звери, украшают меня дружно. Вешают грибочки, яблоки, сухие цветочки. Яркую звезду на макушку надевали снеговики. Как смешно им приходилось тянуться до верха. Вставали друг на друга и шатались, вот-вот упадут. Но не падали. Внизу всегда был готов их поймать олень или медведь.

Брат и сестра подозвали всех детей, что были в зале.

— Друзья, надо елочку нашу развеселить. Давайте нарядим ее конфетами, мандаринами, листочками.

— А я видел на столе игрушечные грибы из бумаги! — воскликнул Паша.

— Деревянные игрушки яблоки у нас в комнате в коробке есть, — вспомнила Таня.

— Мы вчера на занятиях вырезали листья из цветной бумаги, — сказала Катя.

— Вы столько придумали вместе ребята, — похвалила елка — дружба сближает и жизнь облегчает. Одному человеку столько не вспомнить и не придумать. Каждый из вас что-то знал, вспомнил и подсказал. Молодцы!

Добавили дети в «наряд» елки что-то съедобное. Обрадовалась она. Вот почему нужно повесить на ее ветви что-то вкусное.

— А что еще елочка тебя порадует?

— Я помню, как в лесу вокруг меня кружили снежинки. Смотришь на темное небо, а они, как белые звездочки крутятся вихрем вокруг меня. И сразу улыбаться от счастья хочется. Ветер мелодию напевает. Жители леса начинают петь песни и танцевать. Снежинки все крутятся и кружатся без остановки, непоседы.

Схватились дети дружно за руки. И начали идти вокруг елки, сначала медленно, а потом быстрее и вприпрыжку. Потом развернулись в другую сторону. Кто из ребят начал петь песню «Елочка гори», а остальные подхватили. Воспряла елка, распушилась. Вытянулась к потолку. Игрушки на ней заблестели, засияли. И даже дерево, как будто начало напевать.

Подошла воспитательница:

— Дети какой у вас веселый хоровод!

— А что такое хоровод? — удивились малыши.

— Это то, что вы сейчас делаете. Встали в круг и двигаетесь влево, потом вправо. Хоровод не получится водить одному человеку. Нужна хорошая компания. Надо вам раздать призы за идею.

— Не нужна нам призы, у нас елка счастливая есть! — хором ответили дети, — Поднимали настроение елке, а сами тоже развеселились!

Они отказались от приза за хоровод потому, что делали это не ради награды, чтобы елку порадовать. Зато получили призы на конкурсах. А еще к ним пришел потом Дед Мороз и его внучка Снегурочка. Они подарили подарки и рассказал, что нужно делать, чтобы елка рада была. Нужно показать что ты выучил за год нового. Расскажи ей стих, повесь игрушку, которую научился делать своими руками. Наряжайте ее, пойте, водите хоровод. По вечерам читайте ей сказку. Мастерите игрушки, цепочки, флажки, снежинки из бумаги.

Можно прочитать еще сказку про новый год в лесу.

Сказка про елочку слушать

После чтения надо дать глазкам отдохнуть. Самое время слушать сказку про елочку. Автор В.Сутеев любил зиму, поэтому так много произведений посвященных этому времени года. Истории детям по-настоящему чудесные и теплые. Аудиосказка сопровождается иллюстрациями из книги.
Сказка про елочку: слушать и представлять.
Время прослушивания: 6:58

Пусть малыш попробует нарисовать эпизод из сказки. Изобразить елку, снеговика и детей. Можно завести альбом для рисования про зиму, где будет только это время года.

Мультфильм «Когда зажигаются елки»

А теперь можно просмотреть советский мультфильм «Когда зажигаются елки». Он создан по сценарию В.Сутеева известного детского писателя, который подарил читателям и зрителям множество добрых историй и чудес. Малышей этот мультик заставит немного попереживать, ведь у Деда Мороза потерялись 2 игрушки. Смогут ли они добраться к своим адресатам самостоятельно? Посмотрите мультфильм «Когда зажигаются елки» и узнаете, чем закончатся приключения Зайчонка и Медвежонка.

Рождественских сказок –

Сказки – это не то, что напрямую связано с Рождеством. По крайней мере, больше нет. Когда-то семьи сидели у огня и вместе читали сказки, но это, похоже, растворилось перед лицом современных развлечений. Это еще одна причина попробовать! Одна из лучших особенностей рождественского сезона – это то, что это повод собрать семью. Возможно, у вас нет открытого огня, но нет причин не схватить своих родных и близких и немного по-старинке празднично повеселиться.Рождество не имеет ничего общего с жуткими вещами в лесу, как и все сказки. Вот несколько зимних, которые подарит вам настроение повествования.

Снежный ребенок

Снегурочка – Маторин Николай Васильевич. Изображение в свободном доступе – источник

Этот сказочный персонаж, известный на ее родине, России, как «Снегурочка», встречается во многих сказках. Иногда ее представляют как внучку Деда Мороза, русского эквивалента Деда Мороза. Одна из самых распространенных историй про снежного ребенка – о пожилой паре, которая тоскует по ребенку.Затем они натыкаются на бледную девочку в снегу и заботятся о ней, только чтобы она растаяла с приходом весны. Варианты этого включают: жена проглотила снежинку и забеременела, пара строит снеговика, и он превращается в ребенка, девочка прыгает через костер и тает, или девочка растет и находит любовника, но не может оставаться с ним. потому что она должна держаться подальше от тепла. Две примечательные адаптации этой истории – «Снежинка» в книге Pink Fairy Book Эндрю Лэнга и роман The Snow Child Эовин Айви.

Ель

Прочтите здесь

Вы когда-нибудь задумывались, что новогодняя елка думает о своей работе? Ганс Христиан Андерсен сделал это, и он написал об этом эту историю. Елка начинается как саженец в лесу, наблюдая, как убирают более высокие деревья, и гадая, куда они деваются. Когда группа ласточек говорит ему, что их красиво украшают и выставляют в домах людей, он взволнован и мечтает о том дне, когда он тоже выйдет из леса и получит новую жизнь.Он не видит красоты окружающей его природы. Вскоре он становится достаточно большим, его срубают и превращают в рождественскую елку. Но он обнаруживает, что скучает по лесу и желает, чтобы он ценил его больше. Его ветви сморщиваются и выносятся во двор, где сжигаются. Не самая радостная концовка, но тем не менее это хорошая маленькая история. В его основе лежит ценное послание о взрослении и о том, что у всех есть что-то лучше, чем у вас, но когда вы к ним присоединяетесь, понимаете, что то, что у вас было изначально, было лучшим.Учитесь у елки – у другого человека иглы не всегда зеленее!

Маленькая девочка со спичками

Прочтите здесь

Маленькая спичка Анны Андерсон. Изображение в открытом доступе – источник

Еще одна история Ганса Христиана Андерсена, и еще одна с не слишком счастливым концом. В канун Нового года маленькая девочка сидит на снегу, дрожа от холода. Она сжимает кучу спичек, которые пытается продать, но в конечном итоге ударяет по ним, чтобы использовать их для согрева. С каждой спичкой, которую она зажигает, она видит то, чего она жаждет: дом, еду, рождественскую елку и компанию.Последнее видение – ее умершая бабушка, которую она умоляет остаться. Она зажигает все оставшиеся спички в отчаянии, чтобы сохранить с собой бабушку, и видит, как они вдвоем плывут в свет и радостно видят, что новый год приближается вместе. На следующее утро ее замороженное тело находят лежащим на улице, все еще держа в руках перегоревшие спички. Вся мрачность! Но по-прежнему остро, в мрачном свете. Настоящие дети, такие как Match Girl, существуют и желают всего, что большинство из нас считает само собой разумеющимся.Не повредит, если время от времени вам будут напоминать об этом, и вы сэкономите на них мысли или пожертвования.

Щелкунчик

Щелкунчик и мышиный король Артуша Шайнера. Автор Ablakok – Creative Commons CC BY-SA 4.0.

Щелкунчик и мышиный король – это роман немецкого писателя Э. Т. А. Хоффмана, опубликованный в 1816 году. Он был адаптирован в различных формах, в первую очередь в балете. Так что это не совсем сказка, но определенно хорошая рождественская история с множеством сказочных элементов.Речь идет о девушке по имени Мари (или Кларе в балете), чей крестный подарил ей Щелкунчика в виде мужчины в канун Рождества. Ее брат ломает его, и как только все легли спать, Мари спускается вниз и пытается вылечить его. Но затем часы пробивают полночь, и он вырастает до человеческих размеров и оживает вместе со всеми остальными игрушками на дереве. В комнату входят мыши, ведомые грозным Королем Мышей, и начинается битва. Мышиный король побежден, и Мари спасает Щелкунчика. Там праздник, и в балете они встречают фею сахарной сливы и танцуют культовый вальс цветов.В конце концов, Мари выходит замуж за Щелкунчика и отправляется жить с ним в Королевство кукол. В период Рождества в театрах часто ставят «Щелкунчик», есть также и киноверсии. С какой бы версией вы ни столкнулись, это очаровательная история, которая понравится всей семье.

Звездные деньги

Прочтите здесь

Звездные деньги Виктора Пола Мона. Изображение в открытом доступе – источник

Это последняя история о щедрости, собранная братьями Гримм.Бедная девочка-сирота, у которой нет ничего на свете, кроме куска хлеба и рваной одежды, гуляет по стране. Несмотря на то, что ее жизнь трудна, она по-прежнему стремится быть доброй. Она встречает других, которые испытывают такие же большие нужды, как и она сама, и дает каждому из них что-то свое. Сначала хлеб, затем куски ее одежды, пока она не останется голой и холодной в лесу. Затем она смотрит на небо, и звезды падают на нее, одевают ее в виссон и превращаются в монеты, которые она собирает.Ее самоотверженность была вознаграждена, и она попадает в гораздо лучшую ситуацию, чем в начале истории! Рождество – это время дарить, и важна всегда мысль. Если вы можете быть добрыми и пощадить что-то, то должны.

А теперь пора. Идите, читайте и рассказывайте истории. Если вы не можете вспомнить ничего из этого, когда члены вашей семьи спрашивают вас, тогда ничто не мешает вам придумать свое собственное. Сохраняйте тепло, творческие способности и счастливых праздников!

Связанные

5 Международные рождественские сказки

Хотите узнать больше рождественских сказок и народных сказок? Купите новый Fairytalez.com Сборник рождественских рассказов, Рождественские сказки: Ночь перед Рождеством и 21 другая рождественская история , теперь на Kindle и в мягкой обложке. Этот сборник праздничных сказок, проиллюстрированный более чем 70 изображениями, включает в себя сказки из Северной Америки, Норвегии, Болгарии, Германии, Дании и других стран!

Рождественские сказки: Ночь перед Рождеством и 21 другая иллюстрированная рождественская история (Коллекция Fairytalez)

Fairytalez также теперь имеет подборку рождественских аудиокниг в нашем приложении для аудиокниг!

Рождество имеет свои особые традиции во всем мире, и то же самое можно сказать о сказках, в которых присутствует Рождество.Вы можете найти рассказы о сезоне от самых разных авторов и, возможно, даже найдете те, которых никогда раньше не читали! Fairytalez.com собрал рождественские сказки и сказки для детей о зиме со всего мира. Вот вам разнообразный выбор.

До того, как Санта-Клаас прибыл в Нидерланды, то есть в Бельгию и Голландию, его называли по-разному в разных странах, в которых он жил и где бывал.

Святой Николай – другое имя Санта-Клауса. В этой канадской сказке два близнеца-сироты встречают злого мясника, когда они по поручению своей бабушки.Мясник хочет скормить их гиганту, но помощь может быть уже в пути от Святого Николая. Эту промежуточную сказку можно прочитать за 17 минут, и первоначально она была опубликована в Canadian Fairy Tales профессором Сайрусом Макмилланом.

Читать Святой Николай с детьми

Одна из самых известных рождественских сказок всех времен «Ночь перед Рождеством» была написана в 1823 году Клементом Кларком Муром. Сказка, также известная как «Визит святого Николая», была впервые опубликована анонимно.Это легкое чтение никогда не перестает радовать, и его можно прочитать всего за 3 минуты.

Прочтите «Ночь перед Рождеством»

«Санта Клаус набивает чулки». Иллюстрация Джесси Уилкокс Смит. Опубликовано в «Twas the Night Before Christmas», Clement Moore (1912), Houghton Mifflin Company.

Похутукава – вечнозеленое дерево из Новой Зеландии, которое является прочным элементом рождественских традиций страны. На дереве есть малиновый цветок, пик роста которого приходится на декабрь, благодаря чему оно получило прозвище «Рождественская елка».Автор Изабель М. Пикок, писавшая о пикканнинах, маленьких людях, живших в кустах Новой Зеландии, написала этот промежуточный рассказ о пикканнинах, которые использовали цветы дерева в качестве аксессуаров. Его можно прочитать за 4 минуты.

Читать новогоднюю елку (Похутукава)

У этой болгарской сказки неизвестный автор, но она представляет собой волшебную сказку о стремлении Злой Зимней Ведьмы сделать ее зимой круглый год. Маленькая девочка полна духа и решает попросить Деда Мороза помочь вернуть времена года.Ей бросают вызов вихри и метели, но она продолжает свой путь. Эта история легко читается за 8 минут.

Прочтите “Маленькая девочка и зимние вихри”

Эту короткую сказку можно прочитать всего за 3 минуты, и она является норвежской сказкой среднего уровня. Первоначально он был опубликован фольклористами Питером Кристеном Асбьёрнсеном и Йоргеном Энгебретсен Моэ в альбоме Norske folkeeventyr и изображает тролля, медведя и буксиру из Доврефелла в канун Рождества. Это веселая легкая сказка для всех.

Прочтите Кота на Доврефелле

«Этот человек и его медведь пришли в Доврефелл». Иллюстрация Джесси Уилкокс Смит. Опубликовано в «Round the Yulelog: Christmas in Norway», Питер Кристен Амбьёрнсен (1895), Дана Эстес и Ко.

.

Fairytalez.com предлагает большой выбор сказок, собранных со всего мира. Пожалуйста, наслаждайтесь избранными историями выше, а также нашим полным каталогом!

Легенда о новогодней елке

Дульсе Родригес

Украшение дерева огнями и украшениями стало обычной традицией, и мы почти забыли, что его происхождение не имеет ничего общего с христианским миром, а пришло из языческого праздника.Фактически, много веков назад германские народы уже использовали сосну каждый год для празднования зимнего солнцестояния 21 декабря. Согласно германской мифологии, вечнозеленая сосна была символом жизненной энергии и напоминала людям, что даже зимой природа не умерла и вот-вот должна была начать новый жизненный цикл.

Позже, когда христианство распространилось в Европе, это празднование 21 декабря было ассимилировано христианами, и сосна вошла в наши дома и стала нашей рождественской елкой.Эта заветная традиция празднования Рождества Христова вокруг украшенного дерева – один из самых популярных и любимых символов нашего рождественского сезона.

Как и со многими другими рождественскими символами, с ним связаны легенды, и я хотел бы поделиться с вами прекрасной историей, которую с тех пор рассказывали немецким детям о происхождении их прекрасной рождественской елки. Пусть теперь это будет сказано и другим детям со всего мира.

Сказание о новогодней елке

Жил-был очень бедный дровосек, который жил со своей семьей в глубине леса.В канун Рождества они сели обедать, когда услышали стук в дверь. Там стоял ребенок в рваной и рваной одежде, бледный и голодный.

Дровосек пригласил ребенка поесть, хотя им было нечем поделиться, и дал ему постель, чтобы он мог отдохнуть. Лесоруб и его семья помолились Богу, поблагодарив его за теплое и безопасное место для жизни.

Ранним утром они проснулись от самого прекрасного пения, которое они когда-либо слышали. Они подошли к окну и увидели ребенка-сироту, стоящего с хором ангелов, поющего прекрасную рождественскую песню.На ребенке уже не было рваной одежды, он был одет в великолепный халат, окруженный сияющим светом.

Когда ребенок увидел лесоруба и его семью, он сказал:

«Я Младенец Христос, я принял вашу доброту, и теперь это мой подарок вам».

Затем он сломал ветку у маленькой ели и посадил ее, сказав им:

«С этого дня это дерево будет приносить плоды на Рождество, и у вас будет изобилие даже холодной зимой.”

Пока они стояли и слушали, ветвь превратилась в красивое дерево, покрытое золотыми яблоками и серебряными орехами, и эта бедная семья больше никогда не нуждалась.

Хотя все мы знаем, что это не настоящая история, мы можем понять из нее, что, помогая ребенку, попавшему в беду, наши дела будут засчитываться так, как если бы они были совершены по отношению к самому Иисусу. Как прекрасно учит нас Библия: «Поскольку вы сделали это одному из этих братьев Моих меньших, вы сделали это мне».

Дульсе Родригес

http: // о.me / dulcerodrigues | www.dulcerodrigues.info | www.barry4kids.net

Следуй за мной на:

facebook | pinterest | YouTube

Оцените, пожалуйста, эту историю от 1 до 10 звезд. 10 звезд означают, что вам очень понравилось!

Рейтинг: 7.35 /10. Из 108 голосов.

Подождите …

– Всего nr. чтений: 22,266 Copyright © Автор [2020] Все права защищены. Этот рассказ не может быть воспроизведен без письменного разрешения автора, за исключением личного использования.

Архив историй Рождественской феи

Рождественские народные сказки

Сказка о елке
Сказка о рождественской фее
Сказка о рождественском пауке

Учитывая все традиции Рождества, обязательно появятся несколько увлекательных историй о происхождении из культур, намного более древних, чем наша собственная. Например, если вы посмотрите происхождение рождественских елок, вы найдете версии из стран всего мира, претендующих на владение ими, – даже из древнего Египта.Хотя мы, возможно, никогда не узнаем, откуда на самом деле берутся наши любимые праздничные традиции – если нам, наконец, не удастся усовершенствовать машину времени – невероятно видеть удивительные истории со всего мира и уроки, которые все они приносят нам. Вот несколько моих любимых:

Сказка о елке

Эта классическая датская сказка Ганса Христиана Андерсена рассказывает о маленькой ели, растущей в лесу. Это маленькое дерево было короче, чем все другие деревья вокруг него, и просто хотело вырасти большим и сильным, чтобы он мог видеть мир сверху и дуть на ветру, как все большие парни.Маленькая коренастая ель завидовала всем высоким деревьям, которым приходилось либо покидать лес и путешествовать по миру как корабельные мачты, либо получать удовольствие от того, что их украшают красивые украшения в домах горожан.

Он заставлял себя расти все выше и выше год за годом, пока, наконец, не был выбран проходящим мимо лесорубом. Дровосек срубил елку и привел в большой дом. Внутри семья дровосека украсила его красивыми украшениями. Дети чествовали его и собирали подарки из его веток.Дерево верило, что все его желания сбылись, и он не мог дождаться, когда все это повторится снова на следующий день!

Следующий день был не таким уж веселым. Пришли слуги, сняли украшения и засунули его на чердак. Одинокий и одинокий в темноте, он сказал себе, что был там только потому, что было слишком холодно, чтобы сажать его обратно на улицу, поэтому они ждали до весны. Но когда, наконец, пришла весна, он был стар, хрупок и увядал. Они вывели его обратно, и он наслаждался солнцем и свежим воздухом.Он сокрушался о том, как ему хотелось бы проводить больше времени, наслаждаясь жизнью маленькой ели в лесу. Затем они изрубили его на куски и бросили в огонь.

У этой сказки, возможно, не самый счастливый конец, но она предлагает важный урок осознанности. Это побуждает нас наслаждаться жизнью в данный момент, а не стремиться к лучшему будущему. Не поддавайтесь стрессу праздников, просто ожидая их окончания. Отпразднуйте их с друзьями и семьей сейчас, потому что эти годы будут позади вас раньше, чем вы могли ожидать.

История Рождественской феи

Эта немецкая рождественская история начинается с красивого молодого графа по имени Отто. Граф отказался жениться на какой-либо из женщин в городе, за что получил прозвище «Каменное сердце». Однажды в канун Рождества он запланировал большую охоту в лесу, окружающем его замок. Когда охотничий отряд продолжал свою дичь, Отто отделился от группы, и он наткнулся на источник глубоко в лесу. Он спрыгнул с лошади и стал мыть в ней руки, заметив, что было намного теплее, чем холодная зимняя погода.Наслаждаясь теплом, он просунул руки глубже в источник, но когда он вынул их, он заметил, что его золотое кольцо исчезло из его руки!

В ярости он поехал обратно в замок и попытался заснуть. Глубокой ночью его разбудили шаги и музыка за дверью спальни. Двери распахнулись, и появилась банда фей. Они могли танцевать, и они могли танцевать, проживая лучшие моменты своей жизни (о, подождите… неправильная история). Вместе с феями в комнате появилось волшебное дерево, усыпанное звездами и драгоценностями.Среди празднующих фей была Королева, самое великолепное существо, которое Отто когда-либо видел. Она сказала ему, что он что-то потерял в их колодце. Она вернула ему кольцо, и они танцевали вместе всю ночь. Он умолял прекрасную фею стать его невестой, и она согласилась, но только если он никогда не говорил о смерти при ней.

Годами они были счастливы и женаты, но однажды, когда они собирались на охоту, Королева слишком долго собиралась. Как любой муж, нетерпеливо ожидающий своей жены, Отто стал раздражительным и вспыльчивым.Когда она наконец появилась, он заметил, что она заставила его ждать так долго, что ей следовало послать Смерть, чтобы она пришла и забрала его. Услышав запретное слово, его жена исчезла. Отто искал повсюду, но больше никогда ее не видел. Каждый год он ставил красиво украшенное дерево – подобное волшебному дереву из их первой ночи вместе – в ее память, надеясь, что она вернется.

Эта история учит нас заботиться о своих близких и никогда не принимать их как должное. Не будьте нетерпеливы – наслаждайтесь каждым моментом с ними (даже если День подарков в торговом центре – последнее место, где вы хотите побывать).

Загляните в лучший блог по садоводству Альберты, чтобы узнать больше об уходе за комнатными растениями!

Сказка о рождественском пауке

Пауки, наверное, последнее, о чем вы хотите слышать на Рождество, но в этой славянской басне им отводится главная роль. Все начинается с рождественской матери, которая отчаянно пытается сделать свой дом наиболее презентабельным для пришествия Христа (или Санта-Клауса или Рождественского ангела, в зависимости от версии, которую вы читаете) в сочельник.Она чистит дом сверху донизу и отгоняет пауков, сбивая их паутину. Она аккуратно кладет все свои украшения на елку и, наконец, засыпает, надеясь, что всей ее тяжелой работы было достаточно для благословения.

Увидев, что она наконец убрала метлу, пауки выползли из своих укрытий и спрыгнули на дерево, чтобы проверить все украшения, которые она повесила. Они прыгали с ветки на ветку, любуясь всем этим, и ушли, прежде чем она проснулась, но заметили, что оставили после себя шелковистую паутину вокруг дерева! Тогда явился Христос.

Он был рад видеть всех маленьких пауков такими счастливыми, но он знал, что матери будет так грустно, если утром ее тяжелая работа будет покрыта паутиной. Поэтому он совершил одно из своих знаменитых чудес – превратил паутину в нити из серебра и золота (или, как мы знаем лучше, в мишуру). Когда мать увидела это благословение, она заплакала счастливыми слезами.

Эта история не только претендует на происхождение мишуры, но также содержит несколько уроков. Это не только учит нас тому, что наша тяжелая работа будет вознаграждена, но и показывает, что мы любим все в жизни – большие и маленькие.Даже в таком крошечном и неприятном предмете, как паук, можно найти добро и прославить его.

Рождество – это не только подарки под елкой или украшения, которые мы развешиваем. Это о добре, любви и доброжелательности ко всем. Эти сказки напоминают нам об этом и преподают нам важные уроки – внимательность, терпение, настойчивость и благодарность – которые важны не только на Рождество, но и круглый год. Счастливых праздников!

Будьте в курсе того, что происходит в Salisbury Greenhouse

Ель | Ганс Христиан Андерсен

Маленькая ель в лесу хочет, чтобы его вырастили – пока не вырастет.

История гласит: 24 744

Это старинная сказка , может содержать насилие. Мы рекомендуем родителям прочитать заранее, если ваш ребенок чувствителен к таким темам.

Далеко в лесу, где теплое солнце и свежий воздух давали сладкий отдых, росла хорошенькая ель. Ситуация была всем, чего можно было желать; и все же дерево не было счастливым, ему так хотелось быть похожим на своих высоких товарищей, на сосны и ели, которые росли вокруг него.

Сияло солнце, и мягкий воздух колыхал его листья, и маленькие крестьянские дети проходили мимо, весело болтая; но ель не обратила на них внимания.

Иногда дети приносили большую корзину малины или клубники, обвитые соломой, садились возле елки и спрашивали: «Разве это не красивое деревце?» что сделало его еще более несчастным, чем раньше.

И все же все это время, пока дерево росло на ступеньку или сустав с каждым годом, потому что по количеству суставов в стволе ели мы можем определить ее возраст.

Тем не менее, по мере роста он жаловался: «О! как бы я хотел быть таким же высоким, как другие деревья; тогда я раскладывал бы свои ветви со всех сторон, и моя корона смотрела на широкий мир вокруг. Мне нужно, чтобы птицы строили свои гнезда на моих ветвях, а когда дует ветер, я должен с величественным достоинством кланяться, как мои высокие товарищи ».

Дерево было так недовольно, что не получало удовольствия ни от теплого солнца, ни от птиц, ни от розовых облаков, плывущих над ним утром и вечером.

Иногда зимой, когда на земле лежал белый и блестящий снег, прыгал заяц и прыгал прямо через голову деревца; тогда как это было бы унизительно.

Прошло две зимы; а когда прибыл третий, дерево стало таким высоким, что зайцу пришлось бегать вокруг него. Однако он оставался неудовлетворенным и восклицал: «О! расти, расти; если бы я мог продолжать расти и стареть! В этом мире нет ничего, о чем стоило бы заботиться.”

Осенью, как обычно, пришли лесорубы и срубили несколько самых высоких деревьев; и молодая ель, которая теперь выросла до хорошей полной высоты, вздрогнула, когда благородные деревья с грохотом упали на землю.

После того, как ветви были отрезаны, стволы выглядели такими тонкими и голыми, что их было трудно узнать. Затем их посадили один на другой в повозки и вытащили из леса на лошадях. Куда они могли пойти? Что с ними будет? Молодая ель очень хотела знать.
Итак, весной, когда прилетели ласточки и аисты, она спросила: «Вы знаете, где эти деревья были взяты? Вы с ними встречались? »

Ласточки ничего не знали; но аист, немного поразмыслив, кивнул и сказал: «Да, думаю, да. Когда я летел из Египта, я встретил несколько новых кораблей, и у них были прекрасные мачты, пахнущие елью. Должно быть, это были деревья; и уверяю вас, они были величественными; они плыли правильно! »

«О, как бы мне хотелось быть достаточно высоким, чтобы плыть по морю», – сказала ель.«Скажи мне, что это за море и как оно выглядит?»

«На объяснение уйдет слишком много времени – слишком много, – сказал аист, быстро улетая.

«Радуйся юности твоей», – сказал солнечный луч; «Радуйся свежему росту твоему и молодой жизни, которая в тебе».

И ветер целовал дерево, и роса орошала его слезами, но ель не смотрела на них.

Приближалось время Рождества, и было срублено много молодых деревьев, некоторые из которых были даже меньше и моложе ели, которые не наслаждались ни покоем, ни покоем из-за того, что стремились покинуть свой лесной дом.Эти молодые деревья, выбранные за их красоту, сохранили свои ветви, и их также клали на повозки и запрягали на лошадях подальше от леса.

«Куда они идут?» спросила елка. «Они не выше меня; действительно, один не такой высокий. И почему они хранят все свои ветви? Куда они идут?”

«Знаем, знаем», – пели воробьи; «Мы заглянули в окна домов в городе и знаем, что с ними делают. Ой! вы не можете себе представить, какую честь и славу они получают.Они одеты самым роскошным образом. Мы видели, как они стояли посреди теплой комнаты и были украшены всевозможными красивыми вещами – медовыми лепешками, позолоченными яблоками, игрушками и многими сотнями восковых свечей ».

«А потом, – спросила ель, дрожа всеми своими ветвями, – и что тогда происходит?»

«Больше мы не видели», – сказали воробьи; «Но этого было достаточно для нас».

«Интересно, случится ли со мной что-нибудь столь блестящее», – подумала елка.«Это было бы лучше, чем переходить по морю. Я жажду этого почти с болью. О, когда здесь будет Рождество? Я сейчас такой же высокий и выросший, как те, которых забрали в прошлом году. О, если бы я лежал сейчас в повозке или стою в теплой комнате со всей этой яркостью и великолепием вокруг меня! Потом придет что-то лучшее и красивое, иначе деревья не были бы так украшены. Да, то, что будет дальше, будет грандиознее и великолепнее. Что это может быть? Я устал от тоски. Я почти не знаю, что чувствую.”

«Радуйтесь нашей любви», – сказали воздух и солнечный свет. «Наслаждайся своей яркой жизнью на свежем воздухе».

Но дерево не радовалось, хотя с каждым днем ​​становилось все выше, а зимой и летом его темно-зеленую листву можно было увидеть в лесу, а прохожие говорили: «Какое красивое дерево!»

Незадолго до следующего Рождества недовольная елка упала первой. Когда топор резко прорезал ствол и рассек сердцевину, дерево со стоном упало на землю, чувствуя боль и слабость и забыв все свои мечты о счастье в печали, оставив свой дом в лесу.Он знал, что никогда больше не увидит своих дорогих старых товарищей – деревья, кусты и разноцветные цветы, росшие рядом с ним; возможно, даже не птицы. Путешествие тоже было совсем не приятным.

Дерево впервые пришло в себя, когда его распаковали во дворе дома вместе с несколькими другими деревьями; и он услышал, как один человек сказал: «Нам нужен только один, и он самый красивый. Это прекрасно!”

Затем пришли двое слуг в пышных ливреях и отнесли елку в большую и красивую квартиру.На стенах висели картины, а возле высокой изразцовой печи стояли большие фарфоровые вазы со львами на крышках. Были кресла-качалки, шелковые диваны и большие столы, покрытые картинами; и там были книги и игрушки, которые стоили в сто раз сто долларов – по крайней мере, так говорили дети.

Затем елку поместили в большую кадку с песком – но вокруг нее висело зеленое сукно, так что никто не мог понять, что это кадка, – и она стояла на очень красивом ковре. О, как дрожала ель! Что теперь с ним будет?

Пришли какие-то барышни, и слуги помогли им украсить дерево.На одну ветку вешали маленькие мешочки, вырезанные из цветной бумаги, и каждый мешок был заполнен конфетами. С других веток свисали золоченые яблоки и грецкие орехи, как будто они там выросли; а сверху и вокруг были сотни красных, синих и белых свечей, прикрепленных к ветвям. Куклы, в точности как настоящие мужчины и женщины, были помещены под зеленые листья – дерево никогда раньше не видело таких вещей, – а на самом верху была прикреплена сверкающая звезда из золотой мишуры. О, это было очень красиво.«Сегодня вечером, – воскликнули все, – как ярко он будет!»

«О, если бы наступил вечер, – подумало дерево, – и зажглись свечи! Тогда я буду знать, что еще произойдет. Придут ли ко мне деревья в лесу? Интересно, будут ли воробьи заглядывать в окна, пока летят? Должен ли я расти здесь быстрее, чем в лесу, и носить ли мне все эти украшения летом и зимой? » Но от догадок было очень мало толку. Его спина болела от попыток, и эта боль так же страшна для стройной елки, как и для нас головная боль.

Наконец-то зажглись свечи, и вот какое сияющее великолепие представило дерево! Она так дрожала от радости во всех своих ветвях, что одна из свечей упала среди зеленых листьев и зажгла некоторые из них. “Помощь! помощь!” воскликнули барышни; но никакого вреда не было, потому что они быстро потушили огонь.
После этого дерево старалось совсем не дрожать, хотя огонь пугал его, он так беспокоился, чтобы не повредить ни одно из прекрасных украшений, даже если их блеск ослеплял его.

И вот теперь складывающиеся двери распахнулись, и группа детей ворвалась внутрь, как будто намеревались опрокинуть дерево, и старшие последовали за ними медленнее. Мгновение малыши стояли в молчании от удивления, а затем кричали от радости, пока не зазвонил номер; и они весело танцевали вокруг дерева, пока с него брали один подарок за другим.

«Что они делают? Что будет дальше? » подумал дерево. Наконец свечи сгорели дотла и погасли.Тогда дети получили разрешение ограбить дерево.

Ой, как они бросились на это! Произошел такой бунт, что ветви потрескались, и, если бы он не был прикреплен блестящей звездой к потолку, его, должно быть, сбросили.

Потом дети танцевали со своими красивыми игрушками, и никто не заметил дерево, кроме детской горничной, которая подошла и выглянула среди ветвей, чтобы увидеть, не забыли ли яблоко или инжир.

«Рассказ, сказка», – закричали дети, потянув к дереву маленького толстяка.

«Теперь мы будем в зеленой тени, – сказал человек, садясь под ней, – и дерево тоже будет иметь удовольствие слышать; но я расскажу только одну историю. Что это будет? Айвед-Аведе или Шалтай-Болтай, который упал с лестницы, но вскоре снова встал и наконец женился на принцессе?

«Ivede-Avede», – кричали некоторые; «Шалтай-Болтай», – кричали другие; и был знаменитый шум. Но елка оставалась неподвижной и думала про себя: «При чем тут мне какое-нибудь дело? Должен ли я тоже пошуметь? но он уже позабавил их столько, сколько они хотели, и они не обратили на него внимания.

Тогда старик рассказал им историю Шалтая-Болтая – как он упал с лестницы, воскрес, и женился на принцессе. И дети хлопали в ладоши и кричали: «Расскажи другому, расскажи другому», потому что они хотели услышать историю об Иведе-Аведе; но на этот раз у них был только «Шалтай-Болтай».

После этого ель стала тихой и задумчивой. Никогда еще лесные птицы не рассказывали такие сказки, как история Шалтая-Болтая, который упал с лестницы и все же женился на принцессе.

«Ах да! Так бывает на свете », – подумала елка. Он всему этому верил, потому что это рассказывал такой приятный человек.

«А, ну что ж!» он подумал: «Кто знает? Возможно, я тоже упаду и выйду замуж за принцессу? и он с радостью ждал следующего вечера, ожидая, что он снова будет украшен огнями и игрушками, золотом и фруктами. «Завтра не дрогну», – подумал он; «Я буду наслаждаться всем своим великолепием, и я снова услышу историю Шалтая-Болтая и, возможно, Иведе-Аведе.И дерево всю ночь оставалось тихим и задумчивым.

Утром вошли слуги и горничная. «Теперь, – подумала елка, – все мое великолепие начнется снова». Но они вытащили его из комнаты и наверх на чердак, бросили на пол в темном углу, где не светил дневной свет, и оставили его там. “Что это значит?” подумал дерево. «Что мне здесь делать? Я ничего не слышу в таком месте ». и он прислонился к стене и думал и думал.

И у него было достаточно времени подумать, прошли дни и ночи, а никто не подходил к нему; и когда, наконец, кто-то пришел, то только для того, чтобы отодвинуть в угол какие-то большие коробки. Таким образом, дерево было полностью скрыто от глаз, как будто его никогда не существовало.

«Сейчас зима», – подумало дерево; «Земля твердая и засыпана снегом, так что люди не могут меня посадить. Осмелюсь сказать, что я буду здесь приютом до весны. Как ко мне все внимательны и добрые! Тем не менее, я бы хотел, чтобы это место не было таким темным и таким ужасно одиноким, чтобы не было даже маленького зайца, на которого можно было бы взглянуть.Как приятно было в лесу, пока снег лежал на земле, когда заяц пробегал, да, и меня тоже перепрыгивал, хотя мне тогда это не нравилось. Ой! здесь ужасно одиноко ».

«Пищи, пищи», – сказала мышка, осторожно ползая к дереву; затем пришел другой, и они оба понюхали елку и крались между ветвями.

«Ой, очень холодно», – сказала мышка. «Если бы это было не так, нам бы здесь было очень комфортно, не так ли, старая ель?»

«Я не стар», – сказала елка.«Есть много людей старше меня».

«Откуда вы?» спросили мышей, которые были полны любопытства; “А что вы знаете? Вы видели самые красивые места в мире и не могли бы вы рассказать нам о них? А вы бывали в кладовке, где на полке лежат сыры, а с потолка свисают окорока? Там можно бегать на сальных свечах; можно худеть и выходить толстым ».

«Я ничего об этом не знаю, – сказала ель, – но я знаю лес, где светит солнце и поют птицы.И тогда дерево рассказало мышкам все о своей молодости.

Они никогда в жизни не слышали такого рассказа; и после того, как они внимательно его выслушали, они сказали: «Какое количество вещей вы видели! Вы, должно быть, были очень счастливы ».

«Счастливо!» воскликнула ель; а затем, размышляя над тем, что он им говорил, он сказал: «Ах, да! в конце концов, это были счастливые дни ». Но когда он продолжил и рассказал все о Сочельнике и о том, как он был одет с тортами и огнями, мыши сказали: «Как же ты, должно быть, была счастлива, старая ель.”

«Я совсем не стар», – ответило дерево; «Я только этой зимой приехал из леса. Теперь мой рост замедлен ».

«Какие замечательные истории ты можешь рассказывать», – сказали мышки. А на следующую ночь с ними пришли еще четыре мыши, чтобы послушать, что скажет дерево. Чем больше он говорил, тем больше вспоминал, а потом подумал про себя: «Да, это были счастливые дни; но они могут прийти снова. Шалтай-Болтай упал с лестницы, но все же женился на принцессе. Возможно, я тоже женюсь на принцессе.И ель подумала о красивой маленькой березке, которая росла в лесу; настоящая принцесса, прекрасная принцесса, она была для него.

«Кто такой Шалтай-Болтай?» – спросили мышки. А потом дерево рассказало всю историю; он мог помнить каждое слово. И мышки были так обрадованы этим, что были готовы прыгнуть на вершину дерева. На следующую ночь появилось еще очень много мышей, а в воскресенье с ними пришли две крысы; но крысы сказали, что это совсем не красивая история, а мышонкам было очень жаль, потому что это заставило их меньше думать об этом.

«Вы знаете только эту историю?» спросили крысы.

«Только та», – ответила елка. «Я услышал это в самый счастливый вечер в моей жизни; но в то время я не знал, что я так счастлив ».

«Мы думаем, что это очень печальная история», – сказали крысы. «Разве вы не знаете какой-нибудь истории о беконе или сале на складе?»

«Нет», – ответило дерево.

«Тогда большое вам спасибо», – ответили крысы, и они разошлись.

Мышки после этого тоже отошли, а дерево вздохнуло и сказала: «Было очень приятно, когда веселые мышки сидели вокруг меня и слушали, пока я говорил.Теперь это тоже в прошлом. Однако я буду считать себя счастливым, когда кто-нибудь придет забрать меня из этого места ».

Но случится ли это когда-нибудь? Да; однажды утром люди пришли убирать чердак; ящики были упакованы, а дерево вытащили из угла и грубо бросили на пол; затем слуги вытащили его на лестницу, где светил дневной свет.

«Теперь жизнь снова начинается», – сказало дерево, радуясь солнечному свету и свежему воздуху.

Потом его спустили вниз и вывели во двор так быстро, что он забыл о себе думать и мог только смотреть вокруг, так много всего можно было увидеть.
Двор находился рядом с садом, в котором все выглядело цветущим. Свежие ароматные розы висели над небольшими частями. Липы цвели, а ласточки летали туда и сюда, крича: «Твит, твит, твит, идет мой друг»; но они имели в виду не ту елку.

«Теперь я буду жить», – радостно воскликнуло дерево, распахивая свои ветви; но увы! все они были засохшими и желтыми, и лежал в углу среди сорняков и крапивы. Звездочка из золотой бумаги все еще торчала на верхушке дерева и блестела на солнце.

Двое веселых детей, которые танцевали вокруг елки на Рождество и были так счастливы, играли в одном дворе. Младший увидел позолоченную звезду, побежал и снял ее с дерева. «Посмотри, что прилипает к уродливой старой елке», – сказал ребенок, наступая на ветки, пока они не затрещали под его ботинками.

И дерево увидело все свежие, яркие цветы в саду, а затем посмотрело на себя и пожалело, что оно осталось в темном углу чердака. Он подумал о своей свежей молодости в лесу, о веселом рождественском вечере и о мышонках, которые слушали историю Шалтая-Болтая.

«Прошлое! мимо!” сказал бедное дерево. «О, если бы я только наслаждался, а мог бы! но теперь уже слишком поздно ».

Тогда подошел отрок и разрезал дерево на мелкие кусочки, так что большой сверток лежал кучей на земле. Кусочки были помещены в огонь, и они быстро вспыхнули ярко, а дерево вздохнуло так глубоко, что каждый вздох походил на небольшой выстрел из пистолета.

Тогда дети, которые играли, подошли и сели перед огнем, посмотрели на него и закричали: «Поп, поп.Но при каждом «хлопке», который был глубоким вздохом, дерево вспоминало летний день в лесу или какую-нибудь зимнюю ночь там, когда ярко сияли звезды, рождественский вечер и Шалтай-Болтай – единственное историю, которую он когда-либо слышал или умел рассказать, – но, наконец, она была поглощена.

Мальчики все еще играли в саду, и младший носил на груди золотую звезду, которой было украшено дерево в самый счастливый вечер его существования. Теперь все было в прошлом; жизнь дерева прошла, и история тоже прошла – ведь все истории должны когда-нибудь закончиться.

Рассказ Ганса Христиана Андерсена для детей

Винтажные иллюстрации Эдны Ф. Харт

Заголовок иллюстрации от Wavebreak Media Micro

Давайте поговорим об историях ~ Идеи для разговора с детьми

Благодарность

1. Когда маленькая ель была в лесу, он чувствовал себя несчастным, потому что он хотел, чтобы он рос, как другие ели. Но можете ли вы подумать о некоторых прекрасных вещах, которые он испытал бы, живя как маленькая ель в лесу?

2.Когда маленькая ель видит, что большие ели вырубают для лодочных мачт и новогодних елок, он также завидует им за то, что они пережили волнующие переживания. Были ли переживания такими захватывающими, как он представлял, когда они с ним произошли?

3. Маленькая ель все время тратит на то, чтобы ее вырастили, или на то, что хорошие времена прошли. Как вы думаете, он получил самое лучшее удовольствие от своей жизни, думая так? Почему или почему нет?

Разговор

4.Что тебе нравится в твоем возрасте?

5. Хотели ли вы когда-нибудь снова стать младенцем или взрослым? Почему или почему нет?

Информация о книге!

Schema не найдена.

Волшебство Рождества в сказках

Вот и мы, готовы отпраздновать еще одно Рождество всей семьей. В этом году в Original Marines, чтобы вы еще больше погрузились в атмосферу, мы решили рассказать вам несколько рождественских сказок, чтобы вы могли поделиться ими со всей семьей.Может, перед красивым камином. Так что позвоните маме, папе, бабушке и дедушке, дядюшкам, племянницам и племянникам вместе и наслаждайтесь 3 историями в полном рождественском стиле.

Легенда о елке

Жил-был лесоруб, женившийся на молодой женщине, которую очень любил. Так как он очень ее любил, он хотел, чтобы у нее было что-нибудь вкусненькое и дом, в котором всегда было тепло, и поэтому он проводил много времени в лесу, рубя дрова, частично для того, чтобы перепродать их, а частично для того, чтобы отапливать свой дом. красивый камин.камень. В канун Рождества он возвращался домой поздно, как обычно, и увидел, подняв глаза, красивую высокую и величественную ель. Он проводил измерения, чтобы увидеть, сможет ли он разрезать его, когда заметил, что среди его ветвей, в самую темную ночь, он мог видеть звезды и что их свет, казалось, исходил прямо из ветвей.

Очарованный этим зрелищем, он в тот момент решил две вещи: во-первых, он оставит старую ель на месте, а во-вторых, он должен показать жене это прекрасное зрелище: затем он срубил ель меньшего размера, принес его перед домом и там он зажег маленькие свечи, которые он поставил на ветвях (случайно не поджигая дерево).Жена лесоруба из окна увидела такое освещенное дерево и влюбилась в него до такой степени, что зажгла жаркое. С этого момента красивая жена дровосека всегда хотела зажег елку на Рождество, и соседи, найдя ее красивой на вид, вскоре стали подражать дровосеку. Затем это использование расширилось, и рождественская елка стала одним из символов Рождества.

Сказка про Деда Мороза

Много-много лет назад в Лапландии, в хижине в лесу, в окружении елей, у веселого ручья с чистой и пресной водой, жил Рождество, который каждый день посвящал себя возделыванию своего сада, заботе о своем оленей и резать по дереву, живя спокойно.Он всегда носил красный, его любимый цвет. Это был очень хороший и щедрый старик с длинной белой бородой и часто помогал, даже не отводя назад всех своих соседей. Однажды он подумал, что то, что он делает, слишком мало, и начал думать: он хотел найти способ дать другим нечто большее. В тот вечер ему приснился сон: во сне ему явился маленький ангел: он был очень красив и грациозен, и нежным тонким голосом он объяснил ему, что в мире много детей, но многие из них бедны и не могли себе ничего позволить, даже они, как и все другие более удачливые дети, хотели игрушек, но они никогда не могли их получить, сердце ангела наполнилось грустью, и слеза текла по его лицу, Натале, которая была очень чувствительной, спросила маленького ангела, что он может сделать так, чтобы на лицах всех детей появилась улыбка и немного счастья в их сердцах.Ангел ответил, что, если Рождество захочет, он может им помочь. Ему следовало уйти, погрузив мешок с подарками в свои сани, запряженные его оленями, чтобы раздать каждому ребенку.

Первые игры, которые подарил Дед Мороз, были созданы его собственными руками: он вырезал из дерева кукол, машинки, куклы и всевозможные игрушки. Но чтобы удовлетворить всех детей в мире, ему нужна была помощь, поэтому Санта-Клаус получил помощь от эльфов, которые были не чем иным, как маленькими симпатичными ангелочками, которые помогали ему строить игрушки, загружать их в сани и доставлять их вовремя каждый год. В канун рождества! Затем Санта-Клаус входит в каждый дом в ту ночь, спускаясь от камина и набивая носки, которые каждый ребенок вешает под камином, как обычно, и кладет другие большие пакеты под сосны, украшенные огнями и различными украшениями: шары, свечи, конфеты. тростника, и даже в домах самых бедных семей сосны украшали орехами, мандаринами, сухофруктами, которые благоухали праздничным воздухом, а затем ели их вместе в семье.Благодаря магии любви Санта-Клаус всегда мог вовремя доставить свои подарки, чтобы сделать счастливыми всех детей мира! И вызвать улыбку на их лицах и сердцах!

Эльфы и сапожник

Жил-был сапожник, у которого в магазине была кожа только для одной пары обуви. Однажды утром он зашел в свой магазин и увидел на скамейке пару уже красивых и сшитых туфель. Он был поражен этим фактом, но затем взял их и поставил в окно.Чуть позже пришел джентльмен и купил их. На эти деньги сапожник купил кожу еще для двух пар обуви. Утром он снова обнаружил на скамейке две пары хорошо обработанных туфель. И недостатка в покупателях не было, чтобы сапожник мог покупать больше кожи. На следующее утро он обнаружил, что все туфли прекрасно сшиты.

И так он продолжил: кожу, которую он приготовил вечером, он нашел утром все увеличивающихся размеров обуви. Приближалось Рождество, и сапожник сказал жене:

Вместо того чтобы лечь спать, не могли бы мы дождаться, чтобы увидеть, кто приходит нам на помощь каждую ночь? Его жена сразу сказала «да», и они спрятались в углу.

И вот, ровно в полночь появились два маленьких, красивых и хорошо сложенных человечка, одетые только в рубашки, которые сели по обе стороны от стола сапожника и своими умелыми руками начали присоединяться друг к другу. , сверлить, бить, шить.

Еще до рассвета они ушли, не видя, куда идут, чтобы выбраться.

Утром жена сказала сапожнику:

Вам не кажется, что мы должны выразить нашу благодарность этим двум человечкам?

Мне пришла в голову мысль, что в одних рубашках, может быть, они холодные: не было бы хорошо, если бы я сшила им рубашки, трусики, куртки, кепки и носки?

Муж сразу ответил:

Великолепная идея!

Его жена пошла на работу, и когда все было готово, они положили подарки на прилавок и спрятались, чтобы посмотреть, что будут делать два гоблина.В полночь, войдя и увидев эти красивые одежды, они исполнились неописуемой радости. Через мгновение все надели, посмотрели друг на друга в зеркало, потом стали: ходить, говорить: – Какие мы красивые! Как хорошо подходят эти платья!

Они начали танцевать и прыгать на стульях и табуретах, пока, таким образом, танцуя и прыгая, они не вышли, как всегда, и никто не мог видеть, как это сделать. С того вечера они больше не вернулись.

Но сапожник был теперь богат и мог жить долго и счастливо.

Сказочные рождественские украшения, Сказочные елочные украшения

Если вес вашей упаковки превышает 1 фунт – отправьте электронное письмо на адрес [email protected] с номером вашего заказа и запросом на возврат этикетки (наша система не может автоматически создавать этикетку для тяжелых грузов)

ПОЛИТИКА ВОЗВРАТА

60 дней возврата политика.

Чтобы иметь право на возврат, ваш товар должен быть неиспользованным и в том же состоянии, в котором вы его получили.Он также должен быть в оригинальной упаковке.

Дополнительные невозвратные товары:
* Подарочные карты
* Загружаемые продукты
* Некоторые предметы медицинского назначения и личной гигиены

Возврат (если применимо)
Как только ваш возврат будет получен и проверен, мы отправим вам электронное письмо с уведомлением о том, что мы получили ваш возвращенный товар. Мы также сообщим вам об утверждении или отклонении вашего возмещения.
Если вы одобрены, то ваш возврат будет обработан, и кредит будет автоматически зачислен на вашу кредитную карту или исходный способ оплаты в течение 3 дней.

Просроченный или отсутствующий возврат средств (если применимо)
Если вы еще не получили возмещение, проверьте свой банковский счет еще раз или обратитесь в компанию, обслуживающую кредитную карту. Прежде чем ваш возврат будет официально опубликован, может пройти некоторое время.
Если вы еще не получили возмещение, свяжитесь с нами по адресу [email protected]

Обмен
Мы заменяем товары только в том случае, если они неисправны или повреждены. Если вам нужно обменять его на такой же товар, отправьте нам письмо по адресу support @ bestpysanky.com и отправьте свой товар по адресу: 6212 Madison Ct, Morton Grove, IL, 60053, United States.

Подарки
Если товар был отмечен как подарок при покупке и доставке непосредственно вам, вы получите подарочный кредит на сумму вашего возврата. После получения возвращенного товара вам будет отправлен подарочный сертификат.

Если товар не был помечен как подарок при покупке, или если даритель получил заказ, чтобы передать его вам позже, мы отправим дарителю возмещение, и он узнает о вашем возврате.

Доставка
Чтобы вернуть продукт, отправьте его по адресу: 6212 Madison Ct, Morton Grove, IL, 60053, United States.

Вы должны сами оплатить доставку при возврате товара. Стоимость доставки не возвращается. Если вы получите возмещение, стоимость обратной доставки будет вычтена из вашего возмещения.

В зависимости от того, где вы живете, время, необходимое для того, чтобы обмененный товар был доставлен вам, может варьироваться.

Если вы отправляете товар стоимостью более 99 долларов, вам следует рассмотреть возможность использования отслеживаемой службы доставки или приобретения страховки доставки.

.


Adblock
detector