Сказка про тома сойера

Глава iття полли ищет своего проказливого племянника тома сойера по всему дому и излавливает его, когда мальчишка пытается прошмыгнуть мимо.

Глава I

Тётя Полли ищет своего проказливого племянника Тома Сойера по всему дому и излавливает его, когда мальчишка пытается прошмыгнуть мимо. По испачканным рукам и рту Тома тётя Полли устанавливает, что племянник побывал в кладовке и покусился на запасы варенья. Наказание кажется неизбежным, но мальчишка указывает на что-то за спиной тётушки, та оборачивается, а Том выскакивает на улицу.

Тётя Полли не может долго сердиться на племянника, ведь он — сирота, сын её покойной сестры. Она лишь боится, что недостаточно строга с мальчиком, и из того вырастет недостойный человек. Скрепя сердце, тётя Полли решает наказать Тома.

Жалко заставлять мальчика работать, когда у всех детей праздник, но работать ему всего тяжелей, а мне надо исполнить свой долг — иначе я погублю ребёнка.

В этот день Том пропускает школу и прекрасно проводит день, купаясь в Миссисипи, на берегу которой стоит родной городишко мальчика, Сент-Питерсберг, штат Миссури. Пытаясь это предотвратить, Тётя Полли зашила ворот Томовой рубашки так, чтобы он не мог её снять. Том попытался перехитрить тётушку, зашив ворот заново, но его сводный и до отвращения примерный брат Сид замечает обман — Том использовал нитки другого цвета.

Мальчишке снова грозит наказание розгами, но он снова ухитряется сбежать. Допоздна он пропадает на улице, успевает победить в честном бою незнакомого, франтовато одетого мальчика. Домой Том возвращается поздно. Поджидающая его тётя Полли видит, в какое жалкое состояние пришла одежда племянника, и окончательно решает заставить его работать всю субботу.

Глава II-III

В субботнее утро тётя Полли заставляет Тома белить забор, но мальчишка умудряется превратить эту скучную работу в весьма выгодное мероприятие. Он делает вид, что побелка забора — самое интересное занятие в мире. Знакомые мальчишки покупаются на этот трюк и начинают платить Тому за редкое удовольствие немного поработать кистью.

Вскоре Том становится самым богатым мальчиком в городке. Кроме стеклянных шариков и прочих нужных вещей, он получает дохлую крысу и одноглазого котёнка.

Он открыл великий закон, управляющий человеческими действиями, а именно: для того чтобы мальчику или взрослому захотелось чего-нибудь, нужно только одно — чтобы этого было нелегко добиться.

Изумлённая тётя Полли отпускает Тома на свободу. Весь оставшийся день мальчик играет со своим закадычным другом Джо Гарпером. Возвращаясь домой, Том видит в саду одного из домов девочку дивной красоты и моментально в неё влюбляется.

Вечером Сид начинает воровать куски сахара из сахарницы и разбивает её, но попадает за это Тому. Он полностью отдаётся своей обиде и даже не рад сестре Мэри, которая живёт в деревне и приезжает домой только на выходные.

Глава IV-V

Наступает воскресенье. Мэри моет Тома, заставляет надеть тесный костюм, башмаки и отправляет в воскресную школу. Придя к школе немного раньше, Том выменивает у ребят билетики, которые можно получить за два выученных библейских стиха. Ученику, вызубрившему две тысячи стихов, торжественно вручается библия.

Том не был одержим духовной жаждой настолько, чтобы стремиться к этой награде, но нечего и сомневаться в том, что он всем своим существом жаждал славы и блеска, которые приобретались вместе с ней.

В этот день на уроке присутствуют высокие гости — адвокат Тэтчер в сопровождении своего брата, настоящего окружного судьи, и семьи. В дочери адвоката Том узнаёт свою новую любовь. Мальчишка предъявляет изумлённому учителю билетики, дающие право на библию. Учитель чувствует подвох, но отказать не может, и Том оказывается на вершине славы.

Глава VI-VII

В понедельник Тому так не хочется идти в школу, что он пытается притвориться смертельно больным. Тётя Полли быстро разоблачает племянника, вырывает шатающийся зуб и отправляет в школу. Дыра в ряду зубов делает Тома объектом всеобщей зависти.

Перед уроками Том встречает «юного парию Гекльберри Финна» сына местного пьяницы. Городские маменьки ненавидят Гека, а мальчишки завидуют ему.

Ему не надо было ни умываться, ни одеваться во всё чистое; и ругаться тоже он был мастер. Словом, у этого оборванца было всё, что придаёт жизни цену.

В руках у Гека дохлая кошка, с помощью которой он собирается свести бородавку. Для этого, по местному поверью, надо придти в полночь на кладбище, найти свежую могилу преступника, дождаться, пока за его душой явятся черти, и швырнуть кошку им вслед, сказав при этом волшебные слова. Том уговаривает Гека взять его с собой.

Учитель наказывает Тома за опоздание и общение с Геком — садит его к девочкам, где мальчишка знакомится со своей любовью, Бекки Тэтчер. После уроков они остаются в классе одни. Том признаётся Бекки в любви, выпрашивает у неё поцелуй и обещание выйти за него замуж, но потом случайно проговаривается о своей предыдущей невесте. Бекки обижается и отвергает его самый ценный дар — медную шишечку от тагана.

Глава VIII

Отверженному и погружённому в тоску Тому хочется умереть — не навсегда, а на время, чтобы Бекки пожалела о своём поступке. Затем он решает податься в индейцы, но потом отвергает эту идею и выбирает блестящее поприще пирата.

Он намеревается сбежать из дому и отправляется в лес, где раскапывает свой тайник. К сожалению, там оказывается только один стеклянный шарик, а Том так рассчитывал на заговор, который помогает вместе со спрятанным шариком отыскать все потерянные. Том решает, что ему помешали ведьмы.

Тем временем в лес является Джо Гарпер. Они с Томом разыгрывают сцену из «Робина Гуда» и расстаются вполне довольные друг другом.

Глава IX-X

Ночью Том и Гек Финн отправляются на кладбище, не забыв захватить дохлую кошку. Они решают, что за недавно умершим стариком непременно явятся черти, и прячутся у его могилы. Вместо чертей, к могиле приходит доктор Робинсон в сопровождении местного пьяницы Мэфа Поттера и метиса, индейца Джо. По приказу доктора Джо и Поттер выкапывают гроб, извлекают из него труп и крепко привязывают его к тачке.

Поттер начинает требовать у доктора дополнительной платы. У индейца же на уме кровная месть — когда-то доктор выгнал его из своего дома. Завязывается драка. Доктор оглушает Поттера доской, а Джо подбирается к Робинсону и вонзает ему в грудь нож Мэфа.

Перепуганные мальчишки бросаются наутёк. Тем временем индеец внушает очнувшемуся Поттеру, что доктора убил он.

Том и Гек подписывают страшную клятву — теперь они никому не расскажут об увиденном, ведь если они откроют рот, индеец Джо их убьёт.

Глава XI-ХIII

К полудню новость о страшном преступлении распространяется по городку. Мэфа Поттера арестовывают, а индеец Джо неожиданно оказывается свидетелем.

Целую неделю Том не может спокойно спать из-за страха и мук совести. Всё это время он навещает Поттера, запертого в кирпичной будке на болоте, и приносит ему еду.

Тем временем Бекки перестаёт ходить в школу, и жизнь теряет для Тома всякую прелесть. Тётя Полли решает, что племянник болен, и пытается лечить его разнообразными патентованными средствами, в которые истово верит.

Измерив его ёмкость, словно это был кувшин, а не мальчик, она каждый день до отказа наливала его каким-нибудь шарлатанским пойлом.

Том приходит в себя, когда тётушка начинает поить его новейшим болеутолителем, по вкусу напоминающем жидкий огонь. Она обнаруживает, что племянник вполне здоров, когда тот угощает огненным лекарством тётушкиного кота.

Вернувшись в школу, Том встречает Бекии, но девочка задирает нос и гордо отворачивается от него. Это окончательно укрепляет мальчика в решении стать пиратом. Он сколачивает шайку из Джо Гарпера и Гека Финна. В полночь, захватив провизию, друзья на плоту переправляются на остров Джексона, который находится тремя милями ниже Сент-Питерсберга.

Глава XIV-XVII

Первый день свободы новоявленные пираты проводят весело — купаются и обследуют остров. После обеда они видят плывущий по Миссисипи пароход. На его борту палит пушка — это разыскивают утопленника, который должен всплыть от громкого звука над водой. Том первым догадывается, что ищут их.

На минуту они почувствовали себя героями. Вот это было настоящее торжество: их ищут, о них горюют, из-за них убиваются, льют слёзы, горько раскаиваются, что придирались к бедным, погибшим мальчикам.

Только ночью Тому и Джо приходит в голову мысль, что их родным совсем невесело. Джо хочет вернуться, но Том высмеивает его и подавляет бунт.

Дождавшись, пока друзья крепко заснут, Том покидает остров и пробирается в городок. Мальчик прокрадывается в комнату тёти Полли, где сидят Сид, Мери и мать Джо Гарпера, и прячется под кроватью. Слушая, как плачут несчастные женщины, Том начинает их жалеть и хочет объявиться, но потом у него рождается новый план.

Сперва Том не рассказывает приятелям о своей задумке, но видя, что Джо совсем упал духом и тоскует по дому, раскрывает пиратам свой план. Из разговора в комнате тёти Полли Том узнал, что в воскресенье по ним устраивают панихиду. Он предлагает друзьям явиться в церковь прямо посреди службы, и те с восторгом соглашаются.

В воскресенье друзья приводят план в исполнение. «Воскресшим» озорникам так рады, что даже не пытаются их наказать.

Глава XVIII-XX

Том становится героем, решает, что прекрасно проживёт и без Бекки Тэтчер, и переключает внимание на свою прежнюю любовь. К перемене он начинает об этом жалеть, но время упущено — Бекки уже развлекает Альфред Темпл, тот самый франт, которого Том когда-то поколотил.

Не выдержав мук ревности, Том сбегает с уроков. Бекки уже некого дразнить, и Альфред ей смертельно надоедает. Несчастный догадывается, что оказался лишь орудием, и мстит — заливает чернилами учебник Тома. Бекки всё видит в окно, но решает молчать — пусть Тома накажут за испорченную книгу.

Учитель Тома постоянно читает некую книгу, в которую мечтают заглянуть все ученики. Это им никак не удаётся — книга постоянно заперта в ящике учительского стола. На следующий день Том застаёт Бекки возле открытого ящика с таинственной книгой в руках. Бекки пугается и случайно надрывает страницу до половины.

На уроке Тома наказывают за испорченный чернилами учебник — Бекки так и не рассказала правду. Затем учитель достаёт книгу, видит надорванную страницу и начинает дознание. Том понимает, что Бекки грозит наказание, и берёт вину на себя.

Том постоял минутку, собираясь с духом, а когда выступил вперёд, чтобы принять наказание, то восхищение и благодарность, светившиеся в глазах Бекки, вознаградили его сторицей.

Засыпая вечером, мальчик вспоминает слова Бекки: «Ах, Том, какой ты благородный!».

Глава XXI-XXIV

Наступают долгожданные каникулы. Начинаются они скучно — в городке ничего не происходит, Бекки уезжает на каникулы, и Том изнывает от скуки. Тайна убийства тяготит над мальчиком и изводит его. Вскоре Том заболевает корью и две недели проводит в постели.

Выздоровев, Том обнаруживает, что в городе «началось религиозное обновление». Не найдя среди своих друзей ни одного грешника, Том решает, что «он один во всём городе обречён на вечную гибель», и у него начинается рецидив, который укладывает мальчика в постель ещё на три недели. К его выздоровлению «религиозное обновление» в городе заканчивается и подходит время суда над Мэфом Поттером.

Том не выдерживает мук совести и рассказывает правду защитнику Поттера. Мальчик выступает свидетелем на суде. Во время его рассказа индеец Джо выскакивает в окно и скрывается.

Мэфа оправдывают, а Том снова становится героем.

Свои дни Том проводит в радости и веселье, зато по ночам изнывает от страха. Индеец Джо заполняет все его сны и всегда смотрит на него мрачно и угрожающе. И Том, и Гек боятся мести Джо и понимают, что вздохнут спокойно, только когда увидят труп метиса.

Глава XXV-XXVIII

На Тома нападает страстное желание найти клад. По поверью, клад можно найти «в гнилом сундуке под засохшим деревом — там, куда тень от сучка падает в полночь», или «под полом в старых домах, где нечисто». Том увлекает своей идеей Гека Финна. Перерыв всю землю под засохшим деревом, друзья переключаются на местный «дом с привидениями».

Они вошли тихонько, с сильно бьющимся сердцем, переговариваясь шёпотом, ловя настороженным ухом малейший звук и напрягая каждый мускул, — на тот случай, если вдруг понадобится отступать.

Освоившись, мальчики оставляют лопаты в углу и залезают по трухлявой лестнице на второй этаж. Вдруг раздаются голоса. В щели пола Том и Гек видят, как в дом входит замаскированный индеец Джо со своим подельником. Они собираются спрятать в заброшенном доме украденные деньги и случайно откапывают клад — сундук с золотом. Подельник предлагает Джо забрать все деньги и покинуть штат, но метис планирует месть и решает остаться.

Джо настораживают лопаты, испачканные свежей землёй, и он забирает всё золото с собой, чтобы спрятать его «в номер второй — под крестом». Напоследок метис хочет проверить второй этаж, но лестница обваливается под его весом, что спасает мальчикам жизнь.

Том считает, что мстить Джо собирается ему. Несмотря на это, они с Геком начинают следить за метисом, чтобы узнать, где тот прячет золото. Том решает, что «номер второй» — комната в трактире, и Гек дежурит у него каждую ночь. Друзья планируют стащить сундук, когда Джо куда-нибудь отлучится.

Глава XXIX-XXXIII

В город возвращается Бекки. Тэтчеры устраивают загородный пикник для всех детей Сент-Питерсберга. Повеселившись и вкусно пообедав, дети решают осмотреть пещеру Мак-Дугала, бесконечный «лабиринт извилистых, перекрещивающихся между собой коридоров». Шумная компания допоздна осматривает исследованную часть пещеры. Затем дети садятся на пароход и возвращаются в город. Том и Бекки отпросились ночевать у друзей, поэтому их исчезновение обнаруживается лишь утром. Вскоре становится ясно, что дети заблудились в пещере.

Тем временем Гек следит за метисом и обнаруживает, что Джо собирается отомстить вдове Дуглас — самой богатой и щедрой женщине в город, которая когда-то велела отстегать индейца плетью. Гек решает спасти вдову и зовёт на помощь живущего неподалёку фермера с двумя дюжими сыновьями. Вдову удаётся спасти, но индеец Джо снова ускользает. Золота в берлоге метиса тоже не находят. От страха у Гека начинается лихорадка. За ним ухаживает вдова Дуглас.

Весь следующий день мужчины города обшаривают пещеру.

Так прошли три дня и три ночи, полные страха; тоскливые часы тянулись за часами, и наконец весь городок впал в безнадёжное отчаяние.

Том и Бекки между тем долго блуждают по пещере. Вначале Том бодрится, но потом и он, и Бекки понимают, что заблудились окончательно. Том старается утешить и поддержать подружку, но от голода та слабеет всё больше. У детей кончаются свечи, они остаются в полной темноте на берегу подземного источника. Том начинает исследовать ближайшие коридоры и в одном из них натыкается на индейца Джо, который пускается наутёк.

В соседнем коридоре Том находит выход из пещеры — небольшое отверстие на обрыве у реки. Детей торжественно привозят домой. Через две недели Том узнаёт, что судья Тетчер велел перегородить вход в пещеру дверью, обшитой листовым железом. Только теперь Том вспоминает, что в пещере остался индеец Джо.

Метиса находят мёртвым возле двери, которую он пытался прорезать ножом. Там же, возле входа в пещеру, его и хоронят.

Том догадывается, что «номер третий под крестом» находится не в гостинице, а в пещере. В проходе, где мальчик видел метиса, друзья находят крест, нарисованный копотью на камне. Под камнем обнаруживается узкий лаз, ведущий в небольшую камеру, а в ней — сундук с деньгами.

Друзья пересыпают золото в мешки и выносят из пещеры. По дороге их перехватывает фермер и сообщает, что друзья приглашены на вечеринку к вдове Дуглас.

Глава XXXIV-XXXV

Вдова Дуглас уже знает, что её спас Гек, и устраивает праздник в его честь.

Вдова … наговорила Геку столько ласковых слов и так хвалила и благодарила его, что он и думать забыл про нестерпимые мучения от нового костюма.

Вдова хочет взять Гека на воспитание, подкопить денег и помочь ему завести собственное дело. Тут Том заявляет, что Гек уже богат, и приносит мешки с золотом.

В мешках оказывается больше двенадцати тысяч долларов. Их делят поровну и кладут в банк на имя Тома и Гека, которые становятся самыми богатыми мальчишками города. Гек селится у вдовы Дуглас и терпит страшные муки — ему приходится ходить в ботинках, спать на чистых простынях и пользоваться столовыми приборами.

Куда ни повернись — везде решётки и кандалы цивилизации лишали его свободы и сковывали по рукам и по ногам.

Не выдержав такой адской жизни, Гек сбегает. Том находит его в любимом жилище — старой бочке — и уговаривает вернуться к вдове, пообещав принять друга в разбойничью шайку Тома Сойера.

Презентацию подготовила и выполнила: Обухова Наталья Владимировна, учитель на...

Описание презентации по отдельным слайдам:

  • 1 слайд

    Презентацию подготовила и выполнила: Обухова Наталья Владимировна, учитель на

    Описание слайда:

    Презентацию подготовила и выполнила: Обухова Наталья Владимировна, учитель начальных классов ГБОУ СОШ №141 Санкт-Петербург

  • 2 слайд

    Родился в маленьком городке Флорида в семье купца Джона Маршала Клеменса и Дж

    Описание слайда:

    Родился в маленьком городке Флорида в семье купца Джона Маршала Клеменса и Джейн Лемптон Клеменс. Был шестым ребенком в семье из семи детей.
    Отец его быстро разорился, и с 12 лет Сэм Клеменс сам зарабатывал себе на жизнь. Он был учеником в типографии, искал золото на Дальнем Западе , учеником лоцмана плавал по Миссисипи.

    Марк Твен
    Настоящее имя
    Сэмюэл Лэнгхорн Клеменс
    Годы жизни: с 30.11.1835 по 21.04.1910

  • 3 слайд

    Самым большим вкладом Марка Твена в американскую литературу считается роман «

    Описание слайда:

    Самым большим вкладом Марка Твена в американскую литературу считается роман «Приключения Гекльберри Финна». Многие считают это вообще лучшим литературным произведением, когда-либо созданным в США. Также очень популярны «Янки из Коннектикута при дворе короля Артура» и «Принц и нищий»

  • 4 слайд

    В 1876 году увидела мир новая книга Марка Твена, которая внесла его имя в ист

    Описание слайда:

    В 1876 году увидела мир новая книга Марка Твена, которая внесла его имя в историю мировой литературы. Это были знаменитые «Приключения Тома Сойера». В сущности, писателю и выдумывать ничего не пришлось. Он вспомнил детство в Ганнибале и свою жизнь в те годы. И вот на страницах книги появилось местечко Санкт-Петербург, в котором легко можно различить черты Ганнибала, а в Томе Сойере можно легко узнать юного Сэмюэля Клеменса.

  • 5 слайд

    «Приключения Тома Сойера»«Большинство приключений, описанных в этой книге, п

    Описание слайда:

    «Приключения Тома Сойера»
    «Большинство приключений, описанных в этой книге,
    происходило взаправду: два-три приключения со мною, остальные
    со школьными моими товарищами. Гек Финн существовал на самом
    деле. Том Сойер тоже. Но не в качестве отдельного лица: в нем объединились черты трех моих знакомых мальчишек»
    М.Твен

  • 6 слайд

    Том Сойер это мальчишка-сорванец. Он бродил по улицам и пропускал занятия в ш

    Описание слайда:

    Том Сойер это мальчишка-сорванец. Он бродил по улицам и пропускал занятия в школе. У Тома был брат, и звали его Сид. Том и Сид жили с тетей Поли. Тетя была подругой родителей Тома, которые погибли.

  • 7 слайд

    Сказка про тома сойера

  • 8 слайд

    Том настоящий друг . Он умный и честный. Я хочу, чтобы у меня был такой друг

    Описание слайда:

    Том настоящий друг . Он умный и честный.
    Я хочу, чтобы у меня был такой друг как Том.
    Мне нравится Том тем, что он настоящий друг. Умеет хранить секреты и не рассказывает их, не так как Сид — его сводный брат. Том не мог вынести то, что он свои секреты рассказывал Сиду, а тот их говорил тете Поли. Но Том это терпел.
    Лучшим другом Тома был Гек.

  • 9 слайд

    На этом сладе был показан отрывок из фильма «Приключения Тома Сойера» Одесско

    Описание слайда:

    На этом сладе был показан отрывок из фильма «Приключения Тома Сойера» Одесской киностудии.

Если Вы считаете, что материал нарушает авторские права либо по каким-то другим причинам должен быть удален с
сайта, Вы можете оставить жалобу на материал.

Пожаловаться на материал

Найдите материал к любому уроку,
указав свой предмет (категорию), класс, учебник и тему:

также Вы можете выбрать тип материала:

  • Все материалы

  • Статьи

  • Научные работы

  • Видеоуроки

  • Презентации

  • Конспекты

  • Тесты

  • Рабочие программы

  • Другие методич. материалы

Краткое описание документа:

Образы главных героев в произведении М.Твена «Приключения Тома Сойера»

Проверен экспертом

Общая информация

Учебник:
«Литературное чтение (в 2 частях)», Климанова Л. Ф., Горецкий В.Г., Голованова М.В. и др.

Тема:
Приключения Тома Сойера

Учебник:
«Литературное чтение (в 2 частях)», Климанова Л. Ф., Виноградская Л.А., Бойкина М.В.

Похожие материалы

  • Конспект урока «зима в произведениях мурманских поэтов»

  • Рабочая программа по литературному чтению,»Школа России»,1-4 классы

  • Проект по литературному чтению «Илья Муромец»

  • Технологическая карта урока по литературному чтению «Ворона и лисица»

  • Рабочая программа для 3 класса по предмету «Литературное чтение»

  • Рабочая программа по литературному чтению 2 класс

  • Рабочая программа по чтению 6 класс ОВЗ

  • Конспект урока по литературному чтению (внеклассное чтение) на тему «Наши друзья животные. Сказки и рассказы о жизни животных зимой в книгах русских детских писателей» (2 класс)

  • Не нашли то что искали?

    Воспользуйтесь поиском по нашей базе из

    5461401 материал.

Вам будут интересны эти курсы:

  • Курс повышения квалификации «Методические аспекты при изучении литературы «серебряного века» в современной школе»

  • Курс повышения квалификации «История русской литературы конца 20 — начала 21 вв. и особенности ее преподавания в новой школе»

  • Курс профессиональной переподготовки «Русский язык и литература: теория и методика преподавания в образовательной организации»

  • Курс повышения квалификации «Подростковый возраст — важнейшая фаза становления личности»

  • Курс повышения квалификации «Методические аспекты при изучении русской литературы последней трети XIX века в современной школе»

  • Курс повышения квалификации «Методика написания учебной и научно-исследовательской работы в школе (доклад, реферат, эссе, статья) в процессе реализации метапредметных задач ФГОС ОО»

  • Курс повышения квалификации «Формирование компетенций межкультурной коммуникации в условиях реализации ФГОС»

  • Курс повышения квалификации «Экономика предприятия: оценка эффективности деятельности»

  • Курс профессиональной переподготовки «Организация менеджмента в туризме»

  • Курс профессиональной переподготовки «Русский язык как иностранный: теория и методика преподавания в образовательной организации»

  • Курс повышения квалификации «Использование элементов театрализации на уроках литературного чтения в начальной школе»

  • Курс профессиональной переподготовки «Организация деятельности по водоотведению и очистке сточных вод»

  • Курс профессиональной переподготовки «Техническая диагностика и контроль технического состояния автотранспортных средств»

  • Курс профессиональной переподготовки «Теория и методика музейного дела и охраны исторических памятников»

  • Курс профессиональной переподготовки «Информационная поддержка бизнес-процессов в организации»

В ту ночь, как только все уснули, мы спустились во двор по громоотводу, затворились в сарайчике, высыпали на пол кучу гнилушек и принялись за работу.

 Мы расчистили себе место, футов в пять или шесть, вдоль нижнего бревна. Том сказал, что это будет как раз за кроватью Джима, под нее мы и подведем подкоп, а когда кончим работу, никто даже не узнает, что там есть дыра, потому, что одеяло у Джима висит чуть не до самой земли, и только если его приподнимешь и заглянешь под кровать, тогда будет видно. 

Мы копали и копали ножами чуть не до полуночи, устали, как собаки, и руки себе натерли до волдырей, а толку было мало. Наконец я говорю:
— Знаешь, Том Сойер, это не на тридцать семь лет работа, а, пожалуй, и на все тридцать восемь. 

Он ничего не ответил, только вздохнул, а после того скоро бросил копать. Вижу, задумался и думал довольно долго; потом говорит:
— Не стоит и стараться, Гек; ничего не выйдет. Если бы мы были узники, ну тогда еще так, потому что времени у них сколько угодно, торопиться некуда; да и копать пришлось бы пять минут в день, пока сменяют часовых, так что волдырей на руках не было бы; вот мы и копали бы себе год за годом, и все было бы правильно — так, как полагается. А теперь нам дурака валять некогда, надо поскорей, времени лишнего у нас нет.

 Если мы еще одну ночь так прокопаем, придется на неделю бросать работу, пока волдыри не пройдут, — раньше, пожалуй, мы и ножа в руки взять не сможем.
— Так что же нам делать, Том?
— Я тебе скажу что. Может, это и неправильно, и нехорошо, и против нравственности, и нас за это осудят, если узнают, но только другого способа все равно нет: будем копать мотыгами, а вообразим, будто это ножи.
— Вот это дело! — говорю. — Ну, Том Сойер, голова у тебя и раньше здорово работала, а теперь еще лучше. Мотыги — это вещь, а что нехорошо и против нравственности, так мне на это ровным счетом наплевать. Когда мне вздумается украсть негра, или арбуз, или учебник из воскресной школы, я разбираться не стану, как там по правилам полагается делать, лишь бы было сделано.

 Что мне нужно — так это негр, или арбуз, или учебник; если мотыгой ловчее, так я мотыгой и откопаю этого негра, или там арбуз, или учебник; а твои авторитеты пускай думают, что хотят, я за них и дохлой крысы не дам.
— Ну что ж, — говорит, — в таком деле можно и вообразить что-нибудь, и мотыгу пустить в ход; а если бы не это, я и сам был бы против, не позволил бы себе нарушать правила: что полагается, то полагается, а что нет — то нет; и если кто знает, как надо, тому нельзя действовать без разбору, как попало. 

Это тебе можно откапывать Джима мотыгой, просто так, ничего не воображая, потому что ты ровно ничего не смыслишь; а мне нельзя, потому что я знаю, как полагается. Дай сюда нож!
У него был ножик, но я все-таки подал ему свой. Он швырнул его на землю и говорит:
— Дай сюда нож!
Я сначала не знал, что делать, потом сообразил. Порылся в куче старья, разыскал кирку и подаю ему, а он схватил и давай копать и ни слова мне не говорит.
Он и всегда был такой привередник. Все у него по правилам. Я взял тогда лопату, и мы с ним давай орудовать то киркой, то лопатой, так что только комья летели. Копали мы, должно быть, полчаса — больше не могли, очень устали, и то получилась порядочная дыра. Я поднялся к себе наверх, подошел к окну и вижу: Том старается вовсю — хочет влезть по громоотводу, только ничего у него не получается с волдырями на руках. В конце концов он сказал:
— Ничего не выходит, никак не могу влезть. Как по-твоему, что мне делать? Может, придумаешь что-нибудь?
— Да, — говорю, — только это, пожалуй, против правил. Ступай по лестнице, а вообрази, будто это громоотвод.
Так он и сделал. 

На другой день Том стащил в большом доме оловянную ложку и медный подсвечник, чтобы наделать Джиму перьев, я еще шесть сальных свечей; а я все слонялся вокруг негритянских хижин, поджидая удобного случая, и стащил три жестяные тарелки. Том сказал, что этого мало, а я ответил, что все равно никто этих тарелок не увидит, потому что, когда Джим выбросит их в окно, они упадут в бурьян около собачьей конуры, мы их тогда подберем, — и пускай он опять на них пишет. Том успокоился и сказал:
— Теперь надо подумать, как переправить вещи Джиму.
— Протащим их в дыру, — говорю, — когда кончим копать. 

Он только посмотрел на меня с презрением и выразился в таком роде, что будто бы отродясь не слыхал про такое идиотство, а потом опять стал думать. И в конце концов сказал, что наметил два-три способа, только останавливаться на каком-нибудь из них пока нет надобности. Сказал, что сначала надо поговорить с Джимом.
В этот вечер мы спустились по громоотводу в начале одиннадцатого, захватили с собой одну свечку, постояли под окошком у Джима и услышали, что он храпит; тогда мы бросили свечку в окно, но он не проснулся. Мы начали копать киркой и лопатой, и часа через два с половиной вся работа была кончена. 

Мы влезли под кровать к Джиму, а там и в хибарку, пошарили ощупью, нашли свечку, зажгли ее и сначала постояли около Джима, поглядели, какой он, — оказалось, что крепкий и здоровый с виду, — а потом стали будить его потихоньку. Он так нам обрадовался, что чуть не заплакал, называл нас «голубчиками” и всякими ласковыми именами, потом захотел, чтобы мы сейчас же принесли откуда-нибудь зубило, сняли цепь у него с ноги и убежали бы вместе с ним, не теряя ни минуты. Но Том доказал ему, что это будет не по правилам, сел к нему на кровать и рассказал, какие у нас планы и как мы все это переменим в один миг, если поднимется тревога; и что бояться ему нечего — мы его освободим обязательно.
Тогда Джим согласился и сказал: пускай все так и будет.

 И мы еще долго с ним сидели; сначала толковали про старые времена, а после Том стал его про все расспрашивать, и когда узнал, что дядя Сайлас приходит чуть ли не каждый день и молится вместе с ним, а тетя Салли забегает узнать, хорошо ли ему тут и сыт ли он, — добрей и быть нельзя! — то сказал:
— Ну, теперь я знаю, как это устроить.

 Мы тебе кое-что будем посылать с ними.
Я ему говорю:
— Вот это ты напрасно, про такое идиотство я отроду не слыхал!
Но он даже не обратил внимания на мои слова, и продолжал рассказывать дальше. Он и всегда был такой, если что задумает. Он сказал Джиму, что мы доставим ему пирог с лестницей и другие крупные вещи через Ната — того негра, который носит ему еду, а ему надо только глядеть в оба, ничему не удивляться и только стараться, чтобы Нат не видел, как он их достанет. А вещи помельче мы будем класть дяде в карманы, и Джиму надо только будет их оттуда незаметно вытащить; будем также привязывать к тесемкам теткиного фартука или класть ей в карман, когда подвернется случай. Сказал ему также, какие это будут вещи и для чего они. А еще Том научил его, как вести дневник на рубашке, и всему, чему следует. Все ему рассказал. 

Джим никак не мог понять, зачем все это надо, но решил, что нам лучше знать, раз мы белые; в общем, он остался доволен и сказал, что так все и сделает, как Том велел.
У Джима было много табаку и трубок из маисовых початков, так что мы очень неплохо провели время; потом вылезли обратно в дыру и пошли спать, только руки у нас были все ободранные. Том очень радовался, говорил, что еще никогда у него не было такой веселой игры и такой богатой пищи для ума; и если бы только он узнал, как это сделать, он бы всю жизнь в нее играл, а потом завещал бы нашим детям освободить Джима, потому что Джим, конечно, со временем привыкнет и ему все больше и больше будет здесь нравиться.

 Он сказал, что это дело можно растянуть лет на восемьдесят и поставить рекорд. И тогда все, кто в нем участвовал, прославятся, и мы тоже прославимся.
Утром мы пошли к поленнице и изрубили подсвечник топором на мелкие части, и Том положил их вместе с ложкой к себе в карман. Потом мы пошли к негритянским хижинам, и, пока я разговорами отводил негру глаза, Том засунул кусок подсвечника в маисовую лепешку, которая лежала в миске для Джима, а после того мы проводили Ната к Джиму, чтобы посмотреть, что получится.

 И получилось замечательно: Джим откусил кусок лепешки и чуть не обломал все зубы — лучше и быть не могло. Том Сойер сам так сказал. Джим и виду не подал, сказал, что это, должно быть, камешек или еще что-нибудь попалось в хлебе — это бывает, знаете ли, — только после этого он никогда ничего не кусал так прямо, а сначала всегда возьмет и потыкает вилкой местах в трех—четырех.
И вот стоим мы в темноте, как вдруг из-под Джимовой кровати выскакивают две собаки, а там еще и еще, пока не набралось штук одиннадцать, так что прямо-таки негде было повернуться. Ей-богу, мы забыли запереть дверь в пристройке! А негр Нат как заорет: «Ведьмы!” — повалился на пол среди собак и стонет, точно помирать собрался.

 Том распахнул дверь настежь и выкинул на двор кусок мяса из Джимовой миски; собаки бросились за мясом, а Том в одну секунду выбежал, тут же вернулся и захлопнул дверь, — и я понял, что дверь в сарайчик он тоже успел прикрыть, — а потом стал обрабатывать негра — все уговаривал его, утешал и расспрашивал, уж не померещилось ли ему что-нибудь. Негр встал, поморгал глазами и говорит:
— Мистер Сид, вы небось скажете, что я дурак; только помереть мне на этом самом месте, если я своими глазами не видел целый мильон собак, или чертей, или я уж не знаю кого! Ей-богу, видел! Мистер Сид, я их чувствовал, — да, сэр! — они по мне ходили, по всему телу. Ну, попадись только мне в руки какая-нибудь ведьма, пускай хоть бы один-единственный разок, — уж я бы ей показал! А лучше оставили бы они меня в покое, больше я ничего не прошу. 

Том сказал:
— Ладно, я тебе скажу, что я думаю. Почему они сюда прибегают всякий раз, когда этот беглый негр завтракает? Потому что есть хотят — вот почему. Ты им испеки заколдованный пирог — вот что тебе надо сделать.
— Господи, мистер Сид, да как же я испеку такой пирог? Я и не знаю, как его печь. Даже и не слыхивал отродясь про такие пироги.
— Ну что ж, тогда придется мне самому печь.
— Неужто испечете, голубчик?

 Испеките, да я вам за это что угодно — в ножки поклонюсь, вот как!
— Ладно уж, испеку, раз это для тебя: ты ведь к нам хорошо относился, беглого негра нам показал. Только уж смотри будь поосторожней. 

Когда мы придем, ты повернись к нам спиной, и боже тебя упаси глядеть, что мы будем класть в миску! И когда Джим будет вынимать пирог, тоже не гляди — мало ли что может случиться, я почем знаю! А главное, не трогай ничего заколдованного.
— Не трогать? Да господь с вами, мистер Сид! Я и пальцем ни до чего не дотронусь, хоть озолоти меня!

skazka 17

Выбор сказок
17

Категории раздела
17

Последнее прочитанное
17

Статистика


Онлайн всего: 7

Гостей: 6

Пользователей: 1

tyt-skazki

17

Начало сказки

Попасть в сказку

11 Добро пожаловать Гость | RSS

Сказки

Вторник, 11.01.2022, 19:08

13
fd86d0dab16cb4843240eab87c156916

ЗОЛОТО СПАСАЕТ МОШЕННИКОВ

Как только они ступили на плот, король бросился ко мне, ухватил за шиворот и говорит:
— Хотел удрать от нас, щенок ты этакий?! Компания наша тебе надоела, что ли?
Я говорю:
— Нет, ваше величество, мы не хотели… Пустите, ваше величество!
— Живей тогда говори, что это тебе взбрело в башку, а не то душу из тебя вытрясу!
— Честное слово, я вам все расскажу, как было, ваше величество. Этот, что меня держал, был очень со мной ласков, все говорил, что у него вот такой же сынишка помер в прошлом году и ему просто жалко видеть, что мальчик попал в такую передрягу; а когда все потеряли голову, увидев золото, и бросились к гробу, он выпустил мою руку и шепчет: “Беги скорее, не то тебя повесят!” И я побежал. Мне показалось, что оставаться мало толку: сделать я ничего не могу, а зачем же дожидаться, чтоб меня повесили, когда можно удрать! Так я и но останавливался, все бежал, пока не увидел челнок; а когда добрался до плота, велел Джиму скорей отчаливать, не то они меня догонят и повесят; а еще сказал ему, что вас и герцога, наверно, уже нет в живых, и мне вас было очень жалко, и Джиму тоже, и я очень обрадовался, когда вас увидел. Вот спросите Джима, правду я говорю или нет.
Джим сказал, что так все и было. А король велел ему замолчать и говорит:
— Ну да, как же, ври больше! — И опять встряхнул меня за шиворот и пообещал утопить в реке.
Но герцог сказал:
— Пустите мальчишку, старый дурак! А вы-то сами по-другому, что ли, себя вели? Справлялись разве о нем, когда вырвались на свободу? Я что-то не припомню.
Тогда король выпустил меня и начал ругать и город, и всех его жителей. Но герцог сказал:
— Вы бы лучше себя как следует отругали — ведь вас-то и надо ругать больше — всех. Вы с самого начала ничего толком ни сделали, вот разве что не растерялись и выступили довольно кстати с этой вашей синей стрелкой. Это вышло ловко, прямо-таки здорово! Вот эта самая штука нас и спасла. А если б не она, нас заперли бы, пока не пришел бы багаж англичан, а там — в тюрьму, это уж наверняка! А из-за вашей стрелки они потащились на кладбище, а там золото оказало нам услугу поважней: ведь если бы эти оголтелые дураки не потеряли голову и не бросились все к гробу глядеть на золото, пришлось бы нам сегодня спать в галстуках особой прочности, с ручательством, — много прочнее, чем нам с вами требуется.
Они молчали с минуту — задумались. Потом король и говорит довольно рассеянно:
— Гм! А ведь мы думали, что негры его украли.
Я так и съежился весь.
— Да, — говорит герцог с расстановкой и насмешливо, — мы думали!
Еще через полминуты король говорит этак нараспев:
— По крайней мере, я думал.
А герцог ему точно так же:
— Напротив, это я думал.
Король обозлился и говорит:
— Послушайте, ваша светлость, вы на что это намекаете?
Герцог ему отвечает, на этот раз много живей:
— Ну, коли на то пошло, позвольте и вас спросить: на что вы намекали?
— Совсем заврался! — говорит король очень язвительно. — А впрочем, я ведь не знаю, — может быть, вы это во сне, сами не понимали, что делаете?
Герцог сразу весь ощетинился и говорит:
— Да брось ты чепуху молоть! За дурака, что ли ты меня считаешь? Что же по-твоему, я не знаю, кто спрятал деньги в гроб?
— Да, сударь! Я-то знаю, что вы это знаете, потому что вы же сами и спрятали!
— Это ложь! — И герцог набросился на короля.
Тот кричит:
— Руки прочь! Пустите мое горло! Беру свои слова обратно.
Герцог говорит:
— Ладно, только сознайтесь сначала, что это вы спрятали деньги, хотели потом улизнуть от меня, вернуться, откопать деньги и забрать все себе.
— Погодите минутку, герцог! Ответьте мне на один вопрос честно и благородно: если это не вы спрятали туда деньги — так и скажите. Я вам поверю и все свои слова возьму обратно.
— Ах ты старый жулик! Ничего я не прятал! Сам знаешь, что не я. Вот тебе!
— Ну хорошо, я вам верю. Ответьте мне еще на один вопрос, только не беситесь: а не было ли у вас такой мысли — подцепить денежки и спрятать их?
Герцог сначала долго не отвечал, потом говорит:
— Ну так что ж, если б даже и была? Ведь я же этого все-таки не сделал? А у вас не только мысль была — вы взяли да и подцепили!
— Помереть мне на этом самом месте, герцог, только я их не брал, — и это сущая правда! Не скажу, что я не собирался их взять: что было, то было, но только вы… то есть… я хочу сказать: другие… меня опередили.
— Это ложь! Вы сами их украли и должны сознаться, что украли, а не то…
Король начал задыхаться, а потом через силу прохрипел:
— Довольно… сознаюсь!
Я был очень рад это слышать; мне сразу стало много легче. А герцог выпустил его из рук и говорит:
— Если только вы опять вздумаете отпираться, я в ас в реке утоплю. Вам и следует сидеть и хныкать, как младенцу, — самое для вас подходящее после такого поведения. Прямо страус какой-то — так и норовит все заглотать! Первый раз такого вижу, а я еще верил ему, как отцу родному! И не стыдно вам?! Стоит и слушает, как все это дело взвалили на несчастных негров, — и хоть бы словечко сказал, заступился бы за них! Мне теперь на себя смешно: надо же быть дураком, чтобы поверить такой глупости! Черт вас возьми, теперь-то я понимаю, для чего вам так срочно понадобилось пополнить дефицит! Вы хотели прикарманить и те денежки, что я выручил за “Жирафа”, да и мало ли еще за что, и забрать все разом!
Король сказал робким голосом, все еще продолжая всхлипывать:
— Да что вы, герцог! Это вовсе не я сказал. Это вы сами сказали, что надо пополнить дефицит.
— Молчать! Я больше слышать ничего не хочу! — говорит герцог. — Теперь видите, чего вы этим добились? Они все свои деньги получили обратно да сверх того все наши забрали, кроме доллара или двух. Ступайте спать, и чтоб я больше про это не слыхал, а не то я вам такой дефицит покажу — будете помнить!
Король поплелся в шалаш и приложился к бутылочке утешения ради; а там и герцог тоже взялся за бутылку; и через какие-нибудь полчаса они опять были закадычными друзьями, и чем больше пили, тем любовней обращались друг с другом, а напоследок мирно захрапели, обнявшись. Оба они здорово нализались, но только я заметил, что король хоть и нализался, а все-таки ни разу не забылся и не сказал, что это не он украл деньги. А по мне, тем лучше: от этого у меня на душе только сделалось легче и веселей. Само собой, после того как они захрапели, мы с Джимом наговорились всласть, и я ему все рассказал.

Категория: Приключения Тома Сойера | Добавил: tyt-skazki (05.07.2013)

Просмотров: 1184

| Рейтинг: 0.0/0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

[

Регистрация

|

Вход

]

Поиск
17

Слушать сказки
17

Популярное
17

 AVvXsEh8qhfU K7plRLxcrjWgAS2MjZh5mvJuxKzI7M5ukqqVY2V1 MKkiFQjOTRu6iT03ByoRzaxmUkQqBh9bBTvenNLwCzdQO ZUcKKlrHjg93xwQymUsh3 0sXoIjxBZov kzx5gIY0QFAZ5iKjGI7gq3ajabCkSt2ec9nmV0KMErE1x BqSW4K4C6nJX=w200 h160В 1876 году (145 лет назад) был
опубликован роман Марка Твена «Приключения Тома Сойера».

«Приключения
Тома Сойера» — первое произведение Марка Твена из серии приключений
американских мальчишек, которое было опубликовано, когда автору было чуть более
30 лет. Очевидно, это и сыграло свою роль в яркости образов книги. Америка
конца XIX века ещё не избавилась от рабовладения, половина континента являлось
«индейской территорией», а мальчишки оставались мальчишками.

Том
Сойер — это сам Марк Твен.
Разбитая сахарница, съеденное варенье,
накормленный «болеутолителем» кот и тайная штопка воротничка рубашки, чтобы
дома не догадались о противозаконном купании,— эти и десятки других шалостей
Тома Сойера Марк Твен взял из собственного детства. Все они подробно описаны в
его автобиографии и встречаются в воспоминаниях домочадцев.

AVvXsEhkWbmz3bioh6 4VIvS9lE5HDLQMWXkluw8Moilsv ke8f0ZRG0Fll6D9u TozW7c dj6b5m LE2bl8FDC3TRoEEEU8EcyWsEezZl4ldMLJoBV4QSQS8aKzW4y9kATtAaDfM4kj7ywaeTNUPnysxKZDg8XM XCTJbY5cq1Wx1bagTOuZ5SdU KAKWKR=w156 h200Марк
Твен описал в Томе себя, себя не только реального, но и все свои мечты о
приключениях.

Действие
«Тома Сойера» происходит в «убогом городишке Санкт-Петербург», но описывается
город Ханнибал.
Сэм Клеменс, будущий Марк Твен, провел детство на берегу
реки Миссисипи в городе Ханнибал в штате Миссури и туда же поселил Тома Сойера,
изменив только название города. В 1830–1840-е годы в Ханнибале жило меньше
2 тыс. человек, но в нем были своя газета, масонская ложа,
пресвитерианская церковь, общества евангелистов и спиритуалистов. Кстати,
городов с названием Санкт-Петербург в США целых три, но все они расположены
далеко от Миссури и Миссисипи.

Главные
действующие лица — два друга, Том, которого воспитывает родная одинокая тётка,
и Гек, городской беспризорник. Неразлучные в своих фантазиях и приключениях оба
мальчишки являются типичными образами, но главные героем остаётся Том Сойер. У
него есть младший брат, более рациональный и послушный, есть школьные товарищи,
мальчишеская влюблённость – Бэкки. И как у всякого мальчишки, главные события в
жизни связаны с жаждой приключений и первой любовью. Неистребимая жажда
постоянно вовлекает Тома с Геком в опасные приключения, часть из которых,
конечно, выдумана автором, часть – является реальными событиями. В такие, как
побег из дома или поход ночью на кладбище, легко верится. И эти приключения,
перемежающиеся описанием обычных мальчишеских будней, обычными шалостями,
радостями и досадами, обретают реальность благодаря гению автора. Впечатляет
описание жизни американцев в то время. То, что утрачено в современном мире,
демократизм и дух свободы.

Тетя Полли
— мать Марка Твена.
Строгая и принципиальная тетя Полли, воспитывающая Тома
Сойера, сына своей умершей сестры, во многом похожа на Джейн Клеменс. Мать
будущего писателя рано овдовела и осталась одна с четырьмя детьми и долгами
мужа. Постоянно следить за детьми возможности у нее не было, но за хулиганство
им изрядно доставалось. Пороли ли Сэма Клеменса розгами, неизвестно, но что в
наказание мать могла щелкнуть его по голове наперстком — доподлинный факт.

Сид —
родной брат Марка Твена.
Помимо Тома тетя Полли воспитывает и его сводного
брата Сида — набожного, исполнительного и всегда готового донести на Тома. Марк
Твен говорил, что Сид во многом списан с его младшего брата Генри: тот тоже
рассказывал матери о выходках брата и в сравнении с ним всегда казался более
положительным. Братьев связывала крепкая дружба и сложные отношения: «Мы обычно
мстим за свои недостатки кому-то другому, когда для этого есть подходящее оправдание.
Я часто мстил ему — иногда авансом — за то, чего еще не совершил. Бывали
случаи, когда предоставлявшаяся возможность была слишком сильным искушением, и
мне приходилось брать взаймы у будущего».

У Бекки
Тэтчер тоже был реальный прототип.
Первая настоящая любовь Тома Сойера,
Бекки Тэтчер, была дочерью судьи и жила в красивом доме. Точно в таком же,
напротив дома Сэма Клеменса, жила его одноклассница, дочь богатого
промышленника Лаура Хокинс. Юный Сэм был в нее влюблен и, как и Том Сойер
впоследствии, пытался привлечь ее внимание акробатическими номерами. Их детский
роман продлился несколько лет, но продолжения не получил, зато они остались
друзьями на всю жизнь и регулярно переписывались вплоть до самой смерти
писателя.

AVvXsEj5 rK0UoYHj6R8t0RQjI6aZyPKc7vMMjPlGz6N onooJWxgljCwQPVVFlVlXwHnPLY8jmyFNE3jvs9P8Sdvz2z1W565ZW7P9ElvALQ 4Qz SCFk6H3c8MHNi8qj9qKujCwhVMNXBOiaPGLsliSgeRzjnMGSWJbFXe2ahqZ8iuQcVzoCysRIAI2KNoU=w198 h200Гекльберри
Финн списан с друга детства Марка Твена — Тома Блэнкеншипа.
Его отец, как и
отец Финна, был городским пьяницей, проводившим дни в выклянчивании у прохожих
денег на выпивку, а сам Том был всегда грязным и всегда голодным, но, как
вспоминал Марк Твен, «являлся единственным по-настоящему независимым человеком
в городе».

Читая весёлую
книжку про мальчишек-сорванцов, её поклонники даже не догадываются о том, что
Том Сойер возник из пародии на пособия для воскресных школ, и получил свое имя
в честь собутыльника Марка Твена, а с прототипом Бекки Тэтчер Марк Твен
поддерживал отношения до конца своей жизни.

В воскресных школах того времени читали
поучительные истории о хороших детях, которых судьба награждала за послушание,
и о плохих, которых наказывала за проказы. У Марка Твена такая литература
вызывала возмущение, и в 1865 году он написал свой «Рассказ о дурном
мальчике», а спустя пять лет — еще и «Рассказ о хорошем мальчике». В них все
было наоборот: презирающий правила и мораль мальчик преуспевал во всех своих
противозаконных делах, а мальчик, совершающий подвиги благочестия и послушания,
оказывался в неприятных ситуациях. Эти два рассказа считаются своего рода
прологом к истории о Томе Сойере — мальчике, который отстаивал свое право не
быть благопристойным.

AVvXsEjreBVDpQJhhC3qSx1wXtPuln6JW7sRGP53o6 KMSlwzvLPoRd Em3DRo0PQ7DgOlht7ZD6GYjhDyVRmCaQI3YyAL8BvlY5atFY71vEfxO4guZdsKBWWLmYEp1bpO48X0E L3RY0gYOwIrMirgkozzHCt42bZ5iE qTEXcIe0mFwybWUacqQ0gwFRZu=w200 h156Своего
героя Марк Твен назвал в честь собутыльника.
В 1863 году Марк Твен жил
в Сан-Франциско и часто ходил в баню. Там в парилке он познакомился с 32-летним
Томом Сойером — пожарным-добровольцем и местным героем. Тот неоднократно
доказывал свою смелость в тушениях городских пожаров, а в молодости в одиночку
вытащил из воды 23 человек во время пожара на корабле. Несколько недель
Марк Твен и Том Сойер выпивали и вместе проводили вечера, а на прощание Твен
сообщил, что собирается когда-нибудь написать книгу «о самом крутом мальчике в
мире», таком же как Том Сойер.

AVvXsEhzt7MT0Giiq1EPotG DB7 PjYBUi ORjgB22gBvPWACKR6Wk9LIKXE0Mmt5hQ7grPNEJ62W16ukCuXwqrObWI4El597ckrv9BY1MTkH8Fj3PsG1nk6Uj2evGUYxJAm48lefrpIiU9AkZvcIK2AXsi8WJJp6RikmeBTbGE1os96lka5brKKG1IRihsB=w200 h166Марк Твен начал писать «Приключения Тома
Сойера» после смерти своего единственного сына.
Полуторагодовалый
Лэнгдон Клеменс умер от дифтерии 2 июня 1872 года. Марк Твен винил в
этом себя: однажды на прогулке он замечтался и не заметил, как с ребенка
сползла меховая накидка. Чтобы хоть немного отвлечься от тягостных мыслей, Марк
Твен сначала занялся изобретательством — придумал альбом для скретчбукинга с
клейкими листами,— а затем стал сочинять историю об идеальном мальчишеском
детстве.

«Приключения
Тома Сойера» должны были быть пьесой.
В такой форме Марк Твен начал писать
первую главу, но потом понял, что в пьесу все то, что он хотел бы рассказать о
жизни мальчика в южном городке, у него не уместится. Следы драматургического
провенанса остались в знаменитой открывающей сцене с тетей Полли, ищущей
Сойера:

«— Том!

Нет ответа.

— Том! Нет
ответа.

— Куда же
он запропастился, этот мальчишка?.. Том!

Нет
ответа».

На
написание «Приключений Тома Сойера» ушло три года.
Первую часть книги Марк
Твен написал на одном дыхании (иногда по 50 страниц в день) летом
1872 года, но затем дело встало: «На
четырехсотой странице книга неожиданно и решительно остановилась и отказалась
двинуться хотя бы на шаг. Прошел день, другой, а она все отказывалась. Я был
разочарован, огорчен и удивлен до крайности, потому что я знал очень хорошо,
что книга не кончена, и я не понимал, отчего я не могу двинуться дальше».
Черновик
пролежал в ящике стола два года, а летом 1874 года Марк Твен вернулся к
роману и закончил его через год.


Adblock
detector