Страшные сказки след во времени

Город мечтающих книгвальтер моэрскниги могут сделать с вами что угодно даже самое страшное. юный писатель хильдегунст мифорез наследует безупречную

Город Мечтающих Книг

Вальтер МоэрсКниги могут сделать с вами что угодно – даже самое страшное. Юный писатель Хильдегунст Мифорез наследует безупречную рукопись, тайну которой он мечтает разгадать. След ведет его в Книгород, Город Мечтающих Книг… Вальтер Моэрс вводит нас в волшебный мир литературы, где книги не только развлекают или удивляют, но могут свести с ума или погубить.

Зимняя сказка

Марк Хелприн
«Зимняя сказка» — это краеугольный камень нью-йоркского магического реализма, это история любви, способной повернуть время вспять и воскресить мертвых. Вы увидите облачную стену, смешивающую времена и народы, и мифическое озеро Кохирайс; познакомитесь с белым конем, который умеет летать, и с красавицей-дочерью газетного магната, вынужденной в мороз ночевать на крыше, с главарем уличной банды, мечтающим положить в карман все золото зари, и с инженером-строителем, из века в век возводящим лестницу в небо…

Загадка Старого Леса

Дино Буццати
Дино Буццати (1906 — 1972) — классик европейской литературы ХХ века, прозаик, журналист, художник.
Автор постоянно балансирует на грани правды и вымысла и открывает перед нами удивительный мир, где люди разговаривают с птицами и ветром, где живут лесные духи и случается волшебство, – мир подлинный и реальный. В этом мире действуют особые законы, нарушение которых грозит страшными последствиями. Книга Буццати полна неразгаданных загадок, оставляя нам лишь улики, гипотезы, намеки, а также право решать, где в рассказанной им истории добро, а где – зло, чтó в ней реально, а чтó – выдумка.

Рельсы

Чайна Мьевиль
Рельсоморье. Обширные пространства отравленной земли, покрытые сетью стальных рельсов и деревянных шпал. Колеи, соединяющие времена & страны, проложены во всех направлениях, куда ни глянь. Они уходят в вечность. Но с острова на остров ходят слухи, что где-то за горизонтом есть выход туда, где нет рельсов, туда, где находится Рай, преисполненный богатств… И именно он, Шэмус ап Суурап, помощник доктора на поезде-кротобое «Мидас», находит ключ к разгадке этой тайны. Но сможет ли он добраться до края Рельсоморья, прежде чем пираты и рельсовый флот доберутся до него?

Коралина

Нил Гейман
«»Коралина»» — история о девочке, которая обнаруживает за дверью своего нового дома другую квартиру, как две капли воды похожую на ее собственную. Там живут другие мама с папой, которые хотят, чтобы Коралина осталась с ними. Девочке придется быть очень смелой, чтобы вернуться в свой настоящий дом и обрести себя.

Шайтан-звезда

Далия Трускиновская
Когда в небе загорается и подмигивает Шайтан-звезда, — на земле рождаются дети со странной судьбой. Их переносят из края в край джинны, они спасают обреченных и водят в бой отряды, волшебные ожерелья раскрывают им свои тайны. Но одна беда преследует этих людей — они сгоряча дают необдуманные клятвы, а потом вынуждены их исполнять, хотя сердцем тянутся к чему-то совсем иному…

Восток

Эдит Патту
Что бы ни случилось — верь своему сердцу. Таинственный рассказ о девочке Роуз и Белом Медведе завораживает и увлекает филигранным сюжетом, отточенным стилем, великолепными аллегориями, напряженным действием, которое не отпускает с первой до последней страницы. Чтобы уберечь дочь от скитаний и бед, родители Роуз скрывают тайну ее рождения. Но приходит день, и ради спасения семьи Роуз все-таки уходит в снежную пустыню. Так начинается прекрасная история о верности, любви и дружбе.

Хозяин зеркал

Юлия Зонис
В мире, изломанном, как отражение в разбившемся зеркале, лишь Долина Семи Колодцев спокойна и неизменна. Но и здесь пролилась кровь, и мальчику Джейкобу приходится отправиться в Город, чтобы добыть порцию ненависти. Ненависть в Городе не кипит в котле под золотой крышкой, а продается в обычной аптеке. И правят здесь трое Господ – Глад, Мор и Война, победившие в столетней войне Снежную Королеву. Однако тень Королевы все еще витает над Городом, и Джейкобу достается ее поцелуй и осколок ледяного зеркала в сердце. Отныне он – Кей, и ему предстоит сложить из осколков зеркал слово. Но какое?

Ночь в одиноком октябре

Темное путешествие (сборник) Роджер Желязны
А не хотите ли вы совершить небольшую прогулку по ночному Лондону? Пройтись по Бейкер-стрит, посетить Сохо, выйти на набережную Темзы, чтобы полюбоваться проплывающими пароходиками? Но помните, что в то же самое время где-то неслышно крадется кровавый Джек-потрошитель, а из-за кустов за вами внимательно наблюдает доктор Франкенштейн в компании со своим ужасным монстром.

Ведьмы за границей

Дамы и господа (сборник) Терри Пратчетт
Вы думаете, что эльфы белые и пушистые? Тогда почему их нет рядом с нами? Ну да, бедняжки, они удалились в сказочные страны, чтобы уступить место развивающемуся человечеству… Не так все было, совсем не так. И сейчас эльфы возвращаются. Справиться с ними может только бригада быстрого реагирования в лице матушки Ветровоск, нянюшки Ягг и Маграт Чесногк. Они — три ведьмы, и этим сказано все. То есть, как обычно бывает в таких случаях, не сказано почти ничего. Да, совсем забыли, в книге есть еще один роман — там ведьмы переходят все границы, в прямом и буквальном смысле слова…

Главная » 2021 » Июнь » 28 » «Путешествия во времени. Миф или реальность» — Вадим Чернобров(занимательное чтиво)


21:25

«Путешествия во времени. Миф или реальность» — Вадим Чернобров(занимательное чтиво)

Страшные сказки след во времени

Об авторе:

Вадим Александрович Чернобров (1965 год, Волгоградская область, СССР) — координатор Международного движения и Общероссийского общественного научно-исследовательского объединения (ООНИО) «Космопоиск», криптобиолог, спелеолог, футуролог, уфолог , писатель, исследователь аномальных явлений.

Вадим Чернобров родился в 1965 году, в Волгоградской области, в небольшом гарнизоне базы ВВС. Учился в Московском Авиационном Институте (МАИ), на Аэрокосмическом факультете, кафедра — космические системы и ракетостроение, специальность — аэрокосмический инженер.

Во время учёбы основал проект, изучающий аномальные явления, в том числе НЛО. В 1980 г. основал студенческую группу, которая позднее переросла в организацию Космопоиск. Группа начала свою исследовательскую деятельность с походов по центральным областям России, позднее проводились экспедиции по всему СССР и по зарубежью.

В. А. Чернобров совместно с ООНИО «Космопоиск» исследуют малоизученные, в том числе криптофизические, аномальные явления и иные пограничные и прорывные направления, не относящиеся к научной деятельности для последующего прикладного применения полученных знаний.
В своих книгах («Тайны времени», «Машина времени» и др.) В. А. Чернобров утверждает, что вместе со специалистами ООНИО «Космопоиск» давно построили прототип машины времени и, несмотря на скудное финансирование, проводят эксперименты по её воздействию на окружающую среду.

О книге:

Машина времени — термин, введенный писателем-фантастом Гербертом Уэллсом в одноименном романе. Что это — несбыточная мечта человечества или объект серьезных научных экспериментов?

Вадим Чернобров утверждает, что второе. В своей книге он объясняет физические возможности создания машины времени, описывает технические детали конструкций темпоралетов, ищет следы пребывания гостей из будущего в настоящем и прошлом Земли.

Многие загадочные явления, волнующие умы человечества, — ясновидение, внутренний голос, НЛО — рассматриваются автором как перемещения в поле Времени.

ССЫЛКА НА КНИГУ:  https://coollib.com

Категория: История |
Просмотров: 177 |
Добавил: душка

| Рейтинг: 0.0/0

Всего комментариев: 20

Страшные сказки след во времени0Страшные сказки след во времени

Я-рабочий
Раньше был паршивым советским инжинером
Сейчас сертифицированный заграничный рабочий
Тут много пишут против Бога что его вроде как и нет
Но вот в последние 10-15 лет в российской литературе появилась новая отрасль- попаданцы
Кстати, с ней я познакомился после прочтении у вас повести Кинга 11.22.63
Про машину времени не верю-это абсурд,коммунистическая чушь,фуфло
В переселение душ -не очень,потому что это религия грязных, неразвитых индусов
А вот а попаланцев вполне уверовал
Очень уж убедтительно пишут российские писаки

Страшные сказки след во времени0Страшные сказки след во времени

Цитата

Я-рабочий
Раньше был паршивым советским инжинером
Сейчас сертифицированный заграничный рабочий

Скажи пожалуйста, вот эта вводная для чего была? Как она связана с остальным комментарием?

Заметь, так у тебя практически всегда.

Страшные сказки след во времени0Страшные сказки след во времени

По Чехову будет лучше?

— Извините за беспокойство, но я человек болезненный, ревматический

Страшные сказки след во времени0Страшные сказки след во времени

А ты можешь? Может, лучше будет.

Думаю, пора нам всем задуматься по поводу флуда. Хочешь что-то сказать по теме — говори. Но не приплетая свои улёты в параллельную реальность и прошлую жизнь.

Страшные сказки след во времени0Страшные сказки след во времени

Цитата

Тут много пишут против Бога что его вроде как и нет

Ты решил испытать мое терпение или у тебя маразм начинается? Я не занимаюсь пропагандой религий, атеизма или тем более политики, в отличие от некоторых. Сам же суешь везде свою политическую позицию, каким-то немыслимым способом приплетая ее к темам, далеким от политики. И примеры статей давай, где про атеизм! Во многих темах, я заметила, вообще не разбираешься, в таком случае лучше тогда бы промолчал.

Цитата

Про машину времени не верю-это абсурд,коммунистическая чушь,фуфло

Нравится тебе или нет, но машина времени может существовать, причем уже тогда, когда об этом начали писать фантасты! Дыма без огня не бывает! И причем здесь коммунизм? За политику сообщения буду удалять!

Цитата

Но вот в последние 10-15 лет в российской литературе появилась новая отрасль- попаданцы

Не все читали Кинга, потрудись объяснить кто такие «попаданцы».

Цитата

В переселение душ -не очень,потому что это религия грязных, неразвитых индусов

Я не знаю каким местом ты читал статьи про реинкарнацию, если читал, но много случаев никак не связанных с индуской религией или с индусами.

Цитата

Очень уж убедтительно пишут российские писаки

Это какие?

Страшные сказки след во времени0Страшные сказки след во времени

https://au-ok.com/
Вот к примеру, сайт аудиокниг
Посмотри раздел жанры

Навязываю ли я свою маразматическую позицию?
Прошу прощения,иногда заносит на поворотах
Но Вы живете в другом обществе и не знаете какие ужасные процессы происходят сейчас на Западе
Пытаюсь со своей навозной кучи докукарекаться до вас ,что бы такое не случилось у вас или по крайней мере прошло не так
Идет полное уничтожение института семьи,церкви,всех духовных ценностей человека, причем последний год очень интенсивно
Потому Америка пошла на переговоры с Россией и почти не препятствует Потоку 2
Америка здорово деградируется
Например,очередной маразм обшества- отмена празднования Дня Канады и грядущее перемеинование улиц в честь индейцев

Страшные сказки след во времени0Страшные сказки след во времени

Цитата

Потому Америка пошла на переговоры с Россией и почти не препятствует Потоку 2
Америка здорово деградируется

Как эти два факта связаны между собой, лично мне понять невозможно… Только Сергию ведомо — поясни wacko

Страшные сказки след во времени0Страшные сказки след во времени

Если в 90 Америка протянула руку дружбы горбачову, а потом щелкнула по носу,
То сейчас Америка другая
Секи сюда
В связи с политкорректностью в правительство назначаются негры ,цветные и женщины
Но не специалисты
Потому ,после того как уйдёт это поколение политиков и военных, специалистов больше не будет
Америка вынуждена,что бы не потерять лицо,уступить строительству потока,промолчать на заявления Китая
Время перемен
Я лично рад, что Китай во главе с тов. Си адекватен и берёт уже сейчас мировое господство

Страшные сказки след во времени0Страшные сказки след во времени

Цитата

Америка вынуждена,что бы не потерять лицо,уступить строительству потока,промолчать на заявления Китая

Всё, что ты написал в цитате и в целом в комментарии — это несвязанный бред. Комментить его бесполезно.

Страшные сказки след во времени0Страшные сказки след во времени

По статье конкретно
Адекватно
Автор перепутал понятия «путешествия во времени» и «артефакты из прошлого», вероятней всего от працивилизации
Я сам сторонник теории смены цивилизаций
То что происходит сейчас в т н западном обществе,очень смахивает на скорую очередную катастрофу всемирного масштаба

Какая то сила все таки управляет процессами во Вселенной и она вряд ли бы допустила перемещение во времени
Не физически, а физическими законами,
Но
Если кто то и развился в будущем до уровня путешествия во времени- то только безконтактно, виртуально так сказать.
Помните что писал НеВакуум
Можно выйти из физического тела,но если полетишь подглядывать за раздевающейся соседкой, то тебя лишат силы
Т е напишут например на аппарате НЛО: Россия- Бельгия 0:3
Всё, уничтожаешся

Страшные сказки след во времени0Страшные сказки след во времени

Цитата

Помните что писал НеВакуум
Можно выйти из физического тела,но если полетишь подглядывать за раздевающейся соседкой, то тебя лишат силы

Это ещё почему? Лично мне всегда говорили, что для самой высшей силы во Вселенной — для Творца и Великого Архитектора — понятий добра и зла (в нашем понимании) не существует.

Хотя, если САМ Вакуум (пусть хоть и с приставкой НЕ) говорил, то я тогда хз biggrinbiggrinbiggrin

Страшные сказки след во времени0Страшные сказки след во времени

По сабжу — я эту книгу читал 20 лет назад. Уже практически не помню сути и деталей, но помню свои впечатления — это сказка.

За точность не ручаюсь, но, кажется сам Вадим говорил, что книжки должны продаваться, поэтому приходиться фантазировать. biggrin

Страшные сказки след во времени2Страшные сказки след во времени

Сергий, читать ваши комментарии- это как сидеть в одной гауптвахте с Поехавшим. wackobiggrin

Страшные сказки след во времени0Страшные сказки след во времени

Цитата

Сергий, читать ваши комментарии- это как сидеть в одной гауптвахте с Поехавшим.

Друже irritato, каждый мало-мальски уважающий себя сайт должен, и даже обязан иметь одного старого, своего, родного Поехавшего комрада.

В нашем случае эту почётную должность занимает наш давний юзер и друх Сергий. wink

Страшные сказки след во времени0Страшные сказки след во времени

Кто есть Понаехавши,?
Не понимайть… crazy

«Есть многое в природе, друг Ирритато,
Что и не снилось нашим мудрецам.»

Я был бы очень признателен,если бы было побольше Ваших комментариев и поглубже
Читал бы и просветвлялся
А то мне тяжело своими устами глаголить истину
Модераторы не всегда понимают

Страшные сказки след во времени0Страшные сказки след во времени

Вот и хорошо что не понимаете, значит ваша психика в целости и сохранности biggrintongue

Страшные сказки след во времени1Страшные сказки след во времени

Цитата

Я был бы очень признателен,если бы было побольше Ваших комментариев и поглубже
Читал бы и просветвлялся

Дай дай дай! Ты как индеец из резервации — дайте то, дайте сё. Лишь бы самому не напрягаться.

То книжка сложная, то видео длинное… Тут люди собрались не для того, чтобы тебя развлекать.

Ты давно блоггер — давай, пости что хочешь, особенно свои мемуары.

Страшные сказки след во времени0Страшные сказки след во времени

Посмотрел направо
Посмотрел налево
Я вроде как один кого можно критиковать
angry

Страшные сказки след во времени0Страшные сказки след во времени

Так ни у кого кроме тебя таких претензий нет. Чего обижаться? wink

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

[

Регистрация

|

Вход

]

День был свежий — свежестью травы, что тянулась вверх, облаков, что плыли в небесах, бабочек, что опускались на траву. День был соткан из тишины, но она вовсе не была немой, ее создавали пчелы и цветы, суша и океан, все, что двигалось, порхало, трепетало, вздымалось и падало, подчиняясь своему течению времени, своему неповторимому ритму. Край был недвижим, и все двигалось. Море было неспокойно, и море молчало. Парадокс, сплошной парадокс, безмолвие срасталось с безмолвием, звук со звуком. Цветы качались, и пчелы маленькими каскадами золотого дождя падали на клевер. Волны холмов и волны океана, два рода движения, были разделены железной дорогой, пустынной, сложенной из ржавчины и стальной сердцевины, дорогой, по которой, сразу видно, много лет не ходили поезда. На тридцать миль к северу она тянулась, петляя, потом терялась в мглистых далях; на тридцать миль к югу пронизывала острова летучих теней, которые на глазах смещались и меняли свои очертания на склонах далеких гор.

Неожиданно рельсы задрожали.

Сидя на путях, одинокий дрозд ощутил, как рождается мерное слабое биение, словно где-то, за много миль, забилось чье-то сердце.

Черный дрозд взмыл над морем.

Рельсы продолжали тихо дрожать, и наконец из-за поворота показалась, вдоль по берегу пошла небольшая дрезина, в великом безмолвии зафыркал и зарокотал двухцилиндровый мотор.

На этой маленькой четырехколесной дрезине, на обращенной в две стороны двойной скамейке, защищенные от солнца небольшим тентом, сидели мужчина, его жена и семилетний сынишка. Дрезина проходила один пустынный участок за другим, ветер бил в глаза и развевал волосы, но все трое не оборачивались и смотрели только вперед. Иногда, на выходе из поворота, глядели нетерпеливо, иногда печально, и все время настороженно — что дальше?

На ровной прямой мотор вдруг закашлялся и смолк. В сокрушительной теперь тишине казалось — это покой, излучаемый морем, землей и небом, затормозил и пресек вращение колес.

— Бензин кончился.

Мужчина, вздохнув, достал из узкого багажника запасную канистру и начал переливать горючее в бак.

Его жена и сын тихо глядели на море, слушали приглушенный гром, шепот, слушали, как раздвигается могучий занавес из песка, гальки, зеленых водорослей, пены.

— Море красивое, правда? — сказала женщина.

— Мне нравится, — сказал мальчик.

— Может быть, заодно сделаем привал и поедим?

Мужчина навел бинокль на зеленый полуостров вдали.

— Давайте. Рельсы сильно изъело ржавчиной. Впереди путь разрушен. Придется ждать, пока я исправлю.

— Сколько лопнуло рельсов, столько привалов! — сказал мальчик.

Женщина попыталась улыбнуться, потом перевела свои серьезные, пытливые глаза на мужчину.

— Сколько мы проехали сегодня?

— Неполных девяносто миль. — Мужчина все еще напряженно глядел в бинокль. — Больше, по-моему, и не стоит проходить в день. Когда гонишь, не успеваешь ничего увидеть. Послезавтра будем в Монтерее, на следующий день, если хочешь, в Пало Альто.

Женщина развязала ярко-желтые ленты широкополой соломенной шляпы, сняла ее с золотистых волос и, покрытая легкой испариной, отошла от машины. Они столько ехали без остановки на трясучей дрезине, что все тело пропиталось ее ровным ходом. Теперь, когда машина остановилась, было какое-то странное чувство, словно с них сейчас снимут оковы.

— Давайте есть!

Мальчик бегом отнес корзинку с припасами на берег. Мать и сын уже сидели перед расстеленной скатертью, когда мужчина спустился к ним; на нем был строгий костюм с жилетом, галстук и шляпа, как будто он ожидал кого-то встретить в пути. Раздавая сэндвичи и извлекая маринованные овощи из прохладных зеленых баночек, он понемногу отпускал галстук и расстегивал жилет, все время озираясь, словно готовый в любую секунду опять застегнуться на все пуговицы.

— Мы одни, папа? — спросил мальчик, не переставая жевать.

— Да.

— И больше никого, нигде?

— Больше никого.

— А прежде на свете были люди?

— Зачем ты все время спрашиваешь? Это было не так уж давно. Всего несколько месяцев. Ты и сам помнишь.

— Плохо помню. А когда нарочно стараюсь припомнить, и вовсе забываю. — Мальчик просеял между пальцами горсть песка. — Людей было столько, сколько песка тут на пляже? А что с ними случилось?

— Не знаю, — ответил мужчина, и это была правда.

В одно прекрасное утро они проснулись и мир был пуст. Висела бельевая веревка соседей, и ветер трепал ослепительно белые рубашки, как всегда поутру блестели машины перед коттеджами, но не слышно ничьего «до свидания», не гудели уличным движением мощные артерии города, телефоны не вздрагивали от собственного звонка, не кричали дети в чаще подсолнечника.

Лишь накануне вечером он сидел с женой на террасе, когда принесли вечернюю газету, и даже не развертывая ее, не глядя на заголовки, сказал:

— Интересно, когда мы ему осточертеем и он всех нас выметет вон?

— Да, до чего дошло, — подхватила она. — И не остановишь. Как же мы глупы, правда?

— А замечательно было бы… — Он раскурил свою трубку. — Проснуться завтра, и во всем мире ни души, начинай все сначала!

Он сидел и курил, в руке сложенная газета, голова откинута на спинку кресла.

— Если бы можно было сейчас нажать такую кнопку, ты бы нажал?

— Наверно, да, — ответил он. — Без насилия. Просто все исчезнет с лица земли. Оставить землю и море, и все что растет — цветы, траву, плодовые деревья. И животные тоже пусть остаются. Все оставить, кроме человека, который охотится, когда не голоден, ест, когда сыт, жесток, хотя его никто не задевает.

— Но мы-то должны остаться. — Она тихо улыбнулась.

— Хорошо было бы. — Он задумался. — Впереди — сколько угодно времени. Самые длинные каникулы в истории. И мы с корзиной припасов, и самый долгий пикник. Только ты, я и Джим. Никаких сезонных билетов.

Не нужно тянуться за Джонсами. Даже автомашины не надо. Придумать какой-нибудь другой способ путешествовать, старинный способ. Взять корзину с сэндвичами, три бутылки шипучки, дальше, как понадобится, пополнять запасы в безлюдных магазинах в безлюдных городах, и впереди нескончаемое лето…

Долго они сидели молча на террасе, их разделяла свернутая газета.

Наконец она сказала:

— А нам не будет одиноко?

Вот каким было утро нового мира. Они проснулись и услышали мягкие звуки земли, которая теперь была просто-напросто лугом, города тонули в море травы-муравы, ноготков, маргариток, вьюнков. Сперва они приняли это удивительно спокойно, должно быть потому, что уже столько лет не любили город и позади было столько мнимых друзей, и была замкнутая жизнь в уединении, в механизированном улье.

Муж встал с кровати, выглянул в окно и спокойно, словно речь шла о погоде, заметил:

— Все исчезли.

Он понял это по звукам, которых город больше не издавал.

Они завтракали не торопясь, потому что мальчик еще спал, потом муж выпрямился и сказал:

— Теперь мне надо придумать, что делать.

— Что делать? Как… разве ты не пойдешь на работу?

— Ты все еще не веришь, да? — Он засмеялся. — Не веришь, что я не буду каждый день выскакивать из дому в десять минут девятого, что Джиму больше никогда не надо ходить в школу. Всё, занятия кончились, для всех нас кончились! Больше никаких карандашей, никаких книг и кислых взглядов босса! Нас отпустили, милая, и мы никогда не вернемся к этой дурацкой, проклятой, нудной рутине. Пошли!

И он повел ее по пустым и безмолвным улицам города.

— Они не умерли, — сказал он. — Просто… ушли.

— А другие города?

Он зашел в телефонную будку, набрал номер Чикаго, потом Нью-Йорка, потом Сан- Франциско. Молчание. Молчание. Молчание.

Все, — сказал он, вешая трубку.

— Я чувствую себя виноватой, — сказала она. — Их нет, а мы остались. И… я радуюсь. Почему? Ведь я должна горевать.

— Должна? Никакой трагедии нет. Их не пытали, не жгли, не мучали. Они исчезли и не почувствовали этого, не узнали. И теперь мы ни перед кем не обязаны. У нас одна обязанность — быть счастливыми. Тридцать лет счастья впереди, разве плохо?

— Но… но тогда нам нужно заводить еще детей?

— Чтобы снова населить мир? — Он медленно, спокойно покачал головой. — Нет. Пусть Джим будет последним. Когда он состарится и умрет, пусть мир принадлежит лошадям и коровам, бурундукам и паукам Они без нас не пропадут. А потом когда- нибудь другой род, умеющий сочетать естественное счастье с естественным любопытством, построит города, совсем не такие, как наши, и будет жить дальше. А сейчас уложим корзину, разбудим Джима и начнем наши тридцатилетние каникулы. Ну, кто первым добежит до дома?

Он взял с маленькой дрезины кувалду, и пока он полчаса один исправлял ржавые рельсы, женщина и мальчик побежали вдоль берега. Они вернулись с горстью влажных ракушек и чудесными розовыми камешками, сели, и мать стала учить сына, и он писал карандашом в блокноте домашнее задание, а в полдень к ним спустился с насыпи отец, без пиджака, без галстука, и они пили апельсиновую шипучку, глядя, как в бутылках, теснясь, рвутся вверх пузырьки. Стояла тишина. Они слушали, как солнце настраивает старые железные рельсы. Соленый ветер разносил запах горячего дегтя от шпал, и мужчина легонько постукивал пальцем по своему карманному атласу.

— Через месяц, в мае, доберемся до Сакраменто, оттуда двинемся в Сиэтл. Пробудем там до первого июля, июль хороший месяц в Вашингтоне, потом, как станет холоднее, обратно, в Йеллоустон, несколько миль в день, здесь поохотимся, там порыбачим…

Мальчику стало скучно, он отошел к самой воде и бросал палки в море, потом сам же бегал за ними, изображая ученую собаку.

Отец продолжал:

— Зимуем в Таксоне, в самом конце зимы едем во Флориду, весной — вдоль побережья, в июне попадем, скажем, в Нью-Йорк. Через два года лето проводим в Чикаго. Через три года — как ты насчет того, чтобы провести зиму в Мехико-Сити? Куда рельсы приведут, куда угодно, и если нападем на совсем неизвестную старую ветку — превосходно, поедем по ней до конца, посмотрим, куда она ведет. Когда- нибудь, честное слово, пойдем на лодке вниз по Миссисипи, я об этом давно мечтал. На всю жизнь хватит, не маршрут — находка…

Он смолк. Он хотел уже захлопнуть атлас неловкими руками, но что-то светлое мелькнуло в воздухе и упало на бумагу. Скатилось на песок, и получился мокрый комочек.

Жена глянула на влажное пятнышко и сразу перевела взгляд на его лицо. Серьезные глаза его подозрительно блестели. И по одной щеке тянулась влажная дорожка.

Она ахнула. Взяла его руку и крепко сжала.

Он стиснул ее руку и, закрыв глаза, через силу заговорил:

— Хорошо, правда, если бы мы вечером легли спать, а ночью все каким-то образом вернулось на свои места. Все нелепости, шум и гам, ненависть, все ужасы, все кошмары, злые люди и бестолковые дети, вся эта катавасия, мелочность, суета, все надежды, чаяния и любовь. Правда, было бы хорошо?

Она подумала, потом кивнула.

И тут оба вздрогнули.

Потому что между ними (когда он пришел?), держа в руке бутылку из-под шипучки, стоял их сын.

Лицо мальчика было бледно. Свободной рукой он коснулся щеки отца, там где оставила след слезинка.

— Ты… — сказал он и вздохнул. — Ты… Папа, тебе тоже не с кем играть.

Жена хотела что-то сказать.

Муж хотел взять руку мальчика.

Мальчик отскочил назад.

— Дураки! Дураки! Глупые дураки! Болваны вы, болваны!

Сорвался с места, сбежал к морю и, стоя у воды, залился слезами.

Мать хотела пойти за ним, но отец ее удержал.

— Не надо. Оставь его.

Тут же оба оцепенели. Потому что мальчик на берегу, не переставая плакать, что- то написал на клочке бумаги, сунул клочок в бутылку, закупорил ее железным колпачком, взял покрепче, размахнулся — и бутылка, описав крутую блестящую дугу, упала в море.

Что, думала она, что он написал на бумажке? Что там, в бутылке?

Бутылка плыла по волнам.

Мальчик перестал плакать.

Потом он отошел от воды и остановился около родителей, глядя на них, лицо ни просветлевшее, ни мрачное, ни живое, ни убитое, ни решительное, ни отрешенное, а какая-то причудливая смесь, словно он примирился со временем, стихиями и этими людьми. Они смотрели на него, смотрели дальше, на залив и затерявшуюся в волнах светлую искорку — бутылку, в которой лежал клочок бумаги с каракулями.

Он написал наше желание? — думала женщина.

Написал то, о чем мы сейчас говорили, нашу мечту?

Или написал что-то свое,пожелал для себя одного,чтобы проснуться завтра утром — и он один в безлюдном мире, больше никого, ни мужчины, ни женщины, ни отца, ни матери, никаких глупых взрослых с их глупыми желаниями, подошел к рельсам и сам, в одиночку, повел дрезину через одичавший материк, один отправился в нескончаемое путешествие, и где захотел — там и привал.

Это или не это? Наше или свое?..

Она долго глядела в его лишенные выражения глаза, но не прочла ответа, а спросить не решилась.

Тени чаек парили в воздухе, осеняя их лица мимолетной прохладой.

— Пора ехать,- сказал кто-то.

Они поставили корзину на платформу. Женщина покрепче привязала шляпу к волосам желтой лентой, ракушки сложили кучкой на доски, муж надел галстук, жилет, пиджак и шляпу, и все трое сели на скамейку,глядя в море,- там, далеко, у самого горизонта, поблескивала бутылка с запиской.

— Если попросить — исполнится? — спросил мальчик. — Если загадать — сбудется?

— Иногда сбывается… даже чересчур.

— Смотря чего ты просишь.

Мальчик кивнул, мысли его были далеко.

Они посмотрели назад, откуда приехали, потом вперед, куда предстояло ехать.

— До свиданья, берег, — сказал мальчик и помахал рукой.

Дрезина покатила по ржавым рельсам. Ее гул затих и пропал. Вместе с ней вдали, среди холмов, пропали женщина, мужчина, мальчик.

Когда они скрылись, рельсы минуты две тихонько дребезжали, потом смолкли. Упала ржавая чешуйка. Кивнул цветок.

Море сильно шумело.

История бультерьера

1

Я увидел его впервые в сумерках.

Рано утром я получил телеграмму от своего школьного товарища Джека:

«Посылаю тебе замечательного щенка. Будь вежлив с ним. Невежливых он не любит».

У Джека такой характер, что он мог прислать мне адскую машину или бешеного хорька вместо щенка, поэтому я дожидался посылки с некоторым любопытством. Когда она прибыла, я увидел, что на ней написано: «Опасно». Изнутри при малейшем движении доносилось ворчливое повизгиванье. Заглянув в заделанное решеткой отверстие, я увидел не тигренка, а всего-навсего маленького белого бультерьера. Он старался укусить меня и все время сварливо рычал. Рычанье его было мне неприятно. Собаки умеют рычать на два лада: низким, грудным голосом — это вежливое предупреждение или исполненный достоинства ответ, и громким, высоким ворчаньем — это последнее слово перед нападением. Как любитель собак, я думал, что умею управлять ими. Поэтому, отпустив носильщика, я достал перочинный нож, молоток, топорик, ящик с инструментами, кочергу и сорвал решетку. Маленький бесенок грозно рычал при каждом ударе молотка и, как только я повернул ящик набок, устремился прямо к моим ногам. Если бы только его лапка не запуталась в проволочной сетке, мне пришлось бы плохо. Я вскочил на стол, где он не мог меня достать, и попытался урезонить его. Я всегда был сторонником разговоров с животными. Я утверждаю, что они улавливают общий смысл нашей речи и наших намерений, хотя бы даже и не понимая слов. Но этот щенок, по-видимому, считал меня лицемером и презрительно отнесся к моим заискиваниям. Сперва он уселся под столом, зорко глядя во все стороны, не появится ли пытающаяся спуститься нога. Я был вполне уверен, что мог бы привести его к повиновению взглядом, но мне никак не удавалось взглянуть ему в глаза, и поэтому я оставался на столе. Я человек хладнокровный. Ведь я представитель фирмы, торгующей железным товаром, а наш брат вообще славится присутствием духа, уступая разве только господам, торгующим готовым платьем.

Итак, я достал сигару и закурил, сидя по-турецки на столе, в то время как маленький деспот дожидался внизу моих ног. Затем я вынул из кармана телеграмму и перечел ее: «Замечательный щенок. Будь вежлив с ним. Невежливых он не любит». Думаю, что мое хладнокровие успешно заменило в этом случае вежливость, ибо полчаса спустя рычанье затихло. По прошествии часа он уже не бросался на газету, осторожно спущенную со стола для испытания его чувств. Возможно, что раздражение, вызванное клеткой, немного улеглось. А когда я зажег третью сигару, он проковылял к камину и улегся там, впрочем, не забывая меня — на это я не мог пожаловаться. Один его глаз все время следил за мной. Я же следил обоими глазами не за ним, а за его коротким хвостиком. Если бы этот хвост хоть единый раз дернулся в сторону, я почувствовал бы, что победил. Но хвостик оставался неподвижным. Я достал книжку и продолжал сидеть на столе до тех пор, пока не затекли ноги и начал гаснуть огонь в камине. К десяти часам стало прохладно, а в половине одиннадцатого огонь совсем потух. Подарок моего друга встал на ноги и, позевывая, потягиваясь, отправился ко мне под кровать, где лежал меховой половик. Легко переступив со стола на буфет и с буфета на камин, я также достиг постели и, без шума раздевшись, ухитрился улечься, не встревожив своего повелителя. Не успел я еще заснуть, когда услышал легкое царапанье и почувствовал, что кто-то ходит по кровати, затем по ногам. Снап [snap — «хвать», «щелк» (англ.)], по-видимому, нашел, что внизу слишком холодно.

Он свернулся у меня в ногах очень неудобным для меня образом. Но напрасно было бы пытаться устроиться поуютнее, потому что, едва я пробовал двинуться, он вцеплялся в мою ногу с такой яростью, что только толстое одеяло спасало меня от тяжкого увечья.

Прошел целый час, прежде чем мне удалось так расположить ноги, передвигая их каждый раз на волосок, что можно было наконец уснуть. В течение ночи я несколько раз был разбужен гневным рычаньем щенка — быть может, потому, что осмеливался шевелить ногой без его разрешения, но, кажется, также и за то, что позволял себе изредка храпеть.

Утром я хотел встать раньше Снапа. Видите ли, я назвал его Снапом… Полное его имя было Джинджерснап [gingersnap — хрустящий пряник с имбирем (англ.)]. Некоторым собакам с трудом приискиваешь кличку, другим же не приходится придумывать клички — они как-то являются сами собой.

Итак, я хотел встать в семь часов. Снап предпочел отложить вставанье до восьми, поэтому мы встали в восемь. Он разрешил мне затопить камин и позволил одеться, ни разу не загнав меня на стол. Выходя из комнаты и собираясь завтракать, я заметил:

— Снап, друг мой, некоторые люди стали бы воспитывать тебя побоями, но мне кажется, что мой план лучше. Теперешние доктора рекомендуют систему лечения, которая называется «оставлять без завтрака». Я испробую ее на тебе.

Было жестоко весь день не давать ему еды, но я выдержал характер. Он расцарапал всю дверь, и мне потом пришлось заново красить ее, но зато к вечеру он охотно согласился взять из моих рук немного пищи.

Не прошло и недели, как мы уже были друзьями. Теперь он спал у меня на кровати, не пытаясь искалечить меня при малейшем движении. Система лечения, которая называлась «оставлять без завтрака», сделала чудеса, и через три месяца нас нельзя было разлить водой.

Казалось, чувство страха было ему незнакомо. Когда он встречал маленькую собачку, он не обращал на нее никакого внимания, но стоило появиться здоровому псу, как он струной натягивал свой обрубленный хвост и принимался прохаживаться вокруг него, презрительно шаркая задними ногами и поглядывая на небо, на землю, вдаль — куда угодно, за исключением самого незнакомца, отмечая его присутствие только частым рычаньем на высоких нотах. Если незнакомец не спешил удалиться, начинался бой. После боя незнакомец в большинстве случаев удалялся с особой готовностью. Случалось и Снапу быть побитым, но никакой горький опыт не мог вселить в него и крупицы осторожности.

Однажды, катаясь в извозчичьей карете во время собачьей выставки, Снап увидел слоноподобного сенбернара на прогулке. Его размеры вызвали восторг щенка, он стремглав ринулся из окна кареты и сломал себе ногу.

У него не было чувства страха. Он не был похож ни на одну из известных мне собак. Например, если случалось мальчику швырнуть в него камнем, он тотчас же пускался бежать, но не от мальчика, а к нему. И если мальчик снова швырял камень, Снап немедленно разделывался с ним, чем приобрел всеобщее уважение. Только я и рассыльный нашей конторы умели видеть его хорошие стороны. Только нас двоих он считал достойными своей дружбы. К половине лета Карнеджи, Вандербильдт и Астор [три американских миллиардера], вместе взятые, не могли бы собрать достаточно денег, чтобы купить у меня моего маленького Снапа.

2

Хотя я не был коммивояжером, тем не менее моя фирма, в которой я служил, отправила меня осенью в путешествие, и Снап остался вдвоем с квартирной хозяйкой. Они не сошлись характерами. Он ее презирал, она его боялась, оба они ненавидели друг друга.

Я был занят сбытом проволоки в северных штатах. Получавшиеся на мое имя письма доставлялись мне раз в неделю. В этих письмах моя хозяйка постоянно жаловалась мне на Снапа.

Прибыв в Мендозу, в Северной Дакоте, я нашел хороший сбыт для проволоки. Разумеется, главные сделки я заключал с крупными торговцами, но я потолкался среди фермеров, чтобы получить от них практические указания, и таким образом познакомился с фермой братьев Пенруф.

Нельзя побывать в местности, где занимаются скотоводством, и не услышать о злодеяниях какого-нибудь лукавого и смертоносного волка. Прошло то время, когда волки попадались на отраву. Братья Пенруф, как и все разумные ковбои, отказались от отравы и капканов и принялись обучать разного рода собак охоте на волка, надеясь не только избавить окрестности от врагов, но и позабавиться.

Гончие собаки оказались слишком добродушными для решительной борьбы, датские доги — чересчур неуклюжими, а борзые не могли преследовать зверя, не видя его. Каждая порода имела какой-нибудь роковой недостаток. Ковбои надеялись добиться толку с помощью смешанной своры, и когда меня пригласили на охоту, я очень забавлялся разнообразием участвовавших в ней собак. Было там немало ублюдков, но встречались также и чистокровные собаки — между прочим, несколько русских волкодавов, стоивших, наверно, уйму денег.

Гилтон Пенруф, старший из братьев, необычайно гордился ими и ожидал от них великих подвигов.

— Борзые слишком тонкокожи для волчьей охоты, доги — медленно бегают, но, увидите, полетят клочья, когда вмешаются мои волкодавы.

Таким образом, борзые предназначались для гона, доги — для резерва, а волкодавы — для генерального сражения. Кроме того, припасено было две-три гончих, которые должны были своим тонким чутьем выслеживать зверя, если его потеряют из виду.

Славное было зрелище, когда мы двинулись в путь между холмами в ясный октябрьский день! Воздух был прозрачен и чист, и, несмотря на позднее время года, не было ни снега, ни мороза. Кони ковбоев слегка горячились и раза два показали мне, каким образом они избавляются от своих седоков.

Мы заметили на равнине два-три серых пятна, которые были, по словам Гилтона, волками или шакалами. Свора понеслась с громким лаем. Но поймать им никого не удалось, хотя они носились до самого вечера. Только одна из борзых догнала волка и, получив рану в плечо, отстала.

— Мне кажется, Гилт, что от твоих волкодавов мало будет толку, — сказал Гарвин, младший из братьев. — Я готов стоять за маленького черного дога против всех остальных, хотя он простой ублюдок.

— Ничего не пойму! — проворчал Гилтон. — Даже шакалам никогда не удавалось улизнуть от этих борзых, не то что волкам. Гончие — также превосходные — выследят хоть трехдневный след. А доги могут справиться даже с медведем.

— Не спорю, — сказал отец, — твои собаки могут гнать, могут выслеживать и могут справиться с медведем, но дело в том, что им неохота связываться с волком. Вся окаянная свора попросту трусит. Я много бы дал, чтобы вернуть уплаченные за них деньги.

Так они толковали, когда я распростился с ними и уехал дальше.

Борзые были сильны и быстроноги, но вид волка, очевидно, наводил ужас на всех собак. У них не хватало духа помериться с ним силами, и невольно воображение переносило меня к бесстрашному щенку, разделявшему мою постель в течение последнего года. Как мне хотелось, чтобы он был здесь! Неуклюжие гиганты получили бы руководителя, которого никогда не покидает смелость.

На следующей моей остановке, в Бароке, я получил с почты пакет, заключавший два послания от моей хозяйки: первое — с заявлением, что «эта подлая собака безобразничает в моей комнате», другое, еще более пылкое, — с требованием немедленного удаления Снапа.

«Почему бы не выписать его в Мендозу? — подумал я. — Всего двадцать часов пути. Пенруфы будут рады моему Снапу».

3

Следующая моя встреча с Джинджерснапом вовсе не настолько отличалась от первой, как можно было ожидать. Он бросился на меня, притворялся, что хочет укусить, непрерывно ворчал. Но ворчанье было грудное, басистое, а обрубок хвоста усиленно подергивался.

Пенруфы несколько раз затевали волчью охоту, с тех пор как я жил у них, и были вне себя от неизменных неудач. Собаки почти каждый раз поднимали волка, но никак не могли покончить с ним, охотники же ни разу не находились достаточно близко, чтобы узнать, почему они трусят.

Старый Пенруф был теперь вполне убежден, что «во всем негодном сброде нет ни одной собаки, способной потягаться хотя бы с кроликом».

На следующий день мы вышли на заре — те же добрые лошади, те же отличные ездоки, те же большие сизые, желтые и рябые собаки. Но, кроме того, с нами была маленькая белая собачка, все время льнувшая ко мне и знакомившая со своими зубами не только собак, но и лошадей, когда они осмеливались ко мне приблизиться. Кажется, Снап перессорился с каждым человеком, собакой и лошадью по соседству.

Мы остановились на вершине большого плоскоголового холма. Вдруг Гилтон, осматривавший окрестности в бинокль, воскликнул:

— Вижу его! Вот он идет к ручью, Скелл. Должно быть, это шакал.

Теперь надо было заставить и борзых увидеть добычу. Это нелегкое дело, так как они не могут смотреть в бинокль, а равнина покрыта кустарником выше собачьего роста.

Тогда Гилтон позвал: «Сюда, Дандер!» — и выставил ногу вперед. Одним проворным прыжком Дандер взлетел на седло и стал там, балансируя на лошади, между тем как Гилтон настойчиво показывал ему:

— Вон он, Дандер, смотри! Куси, куси его, там, там!

Дандер усиленно всмотрелся в точку, указываемую хозяином, затем, должно быть, увидел что-то, ибо с легким тявканьем соскочил на землю и бросился бежать. Другие собаки последовали за ним. Мы поспешили им вслед, однако значительно отставая, так как почва была изрыта оврагами, барсучьими норами, покрыта камнями, кустарником. Слишком быстрая скачка могла окончиться печально.

Итак, все мы отстали; я же, человек, непривычный к седлу, отстал больше всех. Время от времени мелькали собаки, то скакавшие по равнине, то слетавшие в овраг, с тем чтобы немедленно появиться с другой стороны. Признанным вожаком был борзой Дандер, и, взобравшись на следующий гребень, мы увидели всю картину охоты: шакал, летящий вскачь, собаки, бегущие на четверть мили сзади, но, видимо, настигавшие его. Когда мы в следующий раз увидели их, шакал был бездыханен, и все собаки сидели вокруг него, исключая двух гончих и Джинджерснапа.

— Опоздали к пиру! — заметил Гилтон, взглянув на отставших гончих. Затем с гордостью потрепал Дандера: — Все-таки, как видите, не потребовалось вашего щенка!

— Скажи пожалуйста, какая смелость: десять больших собак напали на маленького шакала! — насмешливо заметил отец. — Погоди, дай нам встретить волка.

На следующий день мы снова отправились в путь.

Поднявшись на холм, мы увидели движущуюся серую точку. Движущаяся белая точка означает антилопу, красная — лисицу, а серая — волка или шакала. Волк это или шакал, определяют по хвосту. Висячий хвост принадлежит шакалу, поднятый кверху — ненавистному волку.

Как и вчера, Дандеру показали добычу, и он, как и вчера, повел за собой пеструю стаю — борзых, волкодавов, гончих, догов, бультерьера и всадников. На миг мы увидели погоню: без сомнения, это был волк, двигавшийся длинными прыжками впереди собак. Почему-то мне показалось, что передовые собаки не так быстро бегут, как тогда, когда они гнались за шакалом. Что было дальше, никто не видел. Собаки вернулись обратно одна за другой, а волк исчез.

Насмешки и попреки посыпались теперь на собак.

— Эх! Струсили, попросту струсили! — с отвращением проговорил отец. — Свободно могли нагнать его, но чуть только он повернул на них, они удрали. Тьфу!

— А где же он, несравненный, бесстрашный терьер? — спросил Гилтон презрительно.

— Не знаю, — сказал я. — Вероятнее всего, он и не видел волка. Но если когда-нибудь увидит — бьюсь об заклад, он изберет победу или смерть.

В эту ночь вблизи фермы волк зарезал нескольких коров, и мы еще раз снарядились на охоту.

Началось приблизительно так же, как накануне. Уже много позже полудня мы увидели серого молодца с поднятым хвостом не дальше как за полмили. Гилтон посадил Дандера на седло. Я последовал его примеру и подозвал Снапа. Его лапки были так коротки, что вспрыгнуть на спину лошади он не мог. Наконец он вскарабкался с помощью моей ноги. Я показывал ему волка и повторял «Куси, куси!» до тех пор, пока он в конце концов не приметил зверя и не бросился со всех ног вдогонку за уже бежавшими борзыми.

Погоня шла на этот раз не чащей кустарника, вдоль реки, а открытой равниной. Мы поднялись все вместе на плоскогорье и увидели погоню как раз в ту минуту, когда Дандер настиг волка и рявкнул у него за спиной. Серый повернулся к нему для боя, и перед нами предстало славное зрелище. Собаки подбегали по две и по три, окружая волка кольцом и лая на него, пока не налетел последним маленький белый песик. Этот не стал тратить времени на лай, а ринулся, прямо к горлу волка, промахнулся, однако успел вцепиться ему в нос. Тогда десять больших собак сомкнулись над волком, и две минуты спустя он был мертв. Мы мчались вскачь, чтобы не упустить развязки, и хоть издали, но явственно рассмотрели, что Снап оправдал мою рекомендацию.

Теперь настал мой черед похваляться. Снап показал им, как ловят волков, и наконец-то мендозская свора доконала волка без помощи людей.

Было два обстоятельства, несколько омрачивших торжество победы: во-первых, это был молодой волк, почти волчонок. Вот почему он сдуру бросился бежать по равнине. А во-вторых, Снап был ранен — у него была глубокая царапина на плече.

Когда мы с торжеством двинулись в обратный путь, я заметил, что он прихрамывает.

— Сюда! — крикнул я. — Сюда, Снап!

Он раза два попытался вскочить на седло, но не мог.

— Дайте мне его сюда, Гилтон, — попросил я.

— Благодарю покорно. Можете сами возиться со своей гремучей змеей, — ответил Гилтон, так как всем теперь было известно, что связываться со Снапом небезопасно.

— Сюда, Снап, бери! — сказал я, протягивая ему хлыст.

Он ухватился за него зубами, и таким образом я поднял его на седло и доставил домой. Я ухаживал за ним, как за ребенком. Он показал этим ковбоям, кого не хватает в их своре. У гончих прекрасные носы, у борзых быстрые ноги, волкодавы и доги — силачи, но все они ничего не стоят, потому что мужество есть только у бультерьера. В этот день ковбои разрешили волчий вопрос, что вы увидите сами, если побываете в Мендозе, ибо в каждой из местных свор теперь имеется свой бультерьер.

4

На следующий день была годовщина появления у меня Снапа. Погода стояла ясная, солнечная. Снега еще не было. Ковбои снова собрались на волчью охоту. К всеобщему разочарованию, рана Снапа не заживала. Он спал, по обыкновению, у меня в ногах, и на одеяле оставались следы крови. Он, конечно, не мог участвовать в травле. Решили отправиться без него. Его заманили в амбар и заперли там. Затем мы отправились в путь. Все отчего-то предчувствовали недоброе. Я знал, что без моей собаки мы потерпим неудачу, но не воображал, как она будет велика.

Мы забрались уже далеко, блуждая среди холмов, как вдруг, мелькая в кустарнике, примчался за нами вдогонку белый мячик. Минуту спустя к моей лошади подбежал Снап, ворча и помахивая обрубком хвоста. Я не мог отправить его обратно, так как он ни за что не послушался бы. Рана его имела скверный вид. Подозвав его, я протянул ему хлыст и поднял на седло, «Здесь, — подумал я, — ты просидишь до возвращения домой». Но не тут-то было. Крик Гилтона «ату, ату!» известил нас, что он увидел волка. Дандер и Райл, его соперник, оба бросились вперед, столкнулись и упали вместе, растянувшись на земле. Между тем Снап, зорко приглядываясь, высмотрел волка, и не успел я оглянуться, как он уже соскочил с седла, и понесся зигзагами, вверх, вниз, над кустарником, под кустарником, прямо на врага. В течение нескольких минут он вел за собой всю свору. Недолго, конечно. Большие борзые увидели движущуюся точку, и по равнине вытянулась длинная цепь собак. Травля обещала быть интересной, так как волк был совсем недалеко и собаки мчались во всю прыть.

— Они свернули в Медвежий овраг! — крикнул Гарвин. — За мной! Мы можем выйти им наперерез!

Итак, мы повернули обратно и быстро поскакали по северному склону холма, в то время как погоня, по-видимому, двигалась вдоль южного склона.

Мы поднялись на гребень и готовились уже спуститься, когда Гилтон крикнул:

— Он здесь! Мы наткнулись прямо на него.

Гилтон соскочил с лошади, бросил поводья и побежал вперед. Я сделал то же. Навстречу нам по открытой поляне, переваливаясь, бежал большой волк. Голова его была опущена, хвост вытянут по прямой линии, а в пятидесяти шагах за ним мчался Дандер, несясь, как ястреб над землей, вдвое быстрее, чем волк. Минуту спустя борзой пес настиг его и рявкнул, но попятился, как только волк повернулся к нему. Они находились теперь как раз под нами, не дальше как в пятидесяти футах. Гарвин достал револьвер, но Гилтон, к несчастью, остановил его:

— Нет, нет! Посмотрим, что будет.

Через мгновение примчалась вторая борзая, затем одна за другой и остальные собаки. Каждая неслась, горя яростью и жаждой крови, готовая тут же разорвать серого на части. Но каждая поочередно отступала в сторону и принималась лаять на безопасном расстоянии. Минуты две погодя подоспели и русские волкодавы — славные, красивые псы. Издали они, без сомнения, желали ринуться прямо на старого волка. Но бесстрашный его вид, мускулистая шея, смертоносные челюсти устрашили их задолго до встречи с ним, и они также примкнули к общему кругу, в то время как затравленный бандит поворачивался то в одну сторону, то в другую, готовый сразиться с каждой из них и со всеми вместе.

Вот появились и доги, грузные твари, каждая такого же веса, как волк. Их тяжелое дыхание переходило в угрожающий хрип, по мере того как они надвигались, готовые разорвать волка в клочья. Но как только они увидели его вблизи — угрюмого, бесстрашного, с мощными челюстями, с неутомимыми лапами, готового умереть, если надо, но уверенного в том, что умрет не он один, — эти большие доги, все трое, почувствовали, подобно остальным, внезапный прилив застенчивости: да, да, они бросятся на него немного погодя, не сейчас, а как только переведут дух. Волка они, конечно, не боятся. Голоса их звучали отвагой. Они хорошо знали, что несдобровать первому, кто сунется, но это все равно, только не сейчас. Они еще немного полают, чтобы подбодрить себя.

В то время как десять больших псов праздно метались вокруг безмолвного зверя, в дальнем кустарнике послышался шорох. Затем скачками пронесся белоснежный резиновый мячик, вскоре превратившийся в маленького бультерьера. Снап, медленно бегущий и самый маленький из своры, примчался, тяжело дыша — так тяжело, что, казалось, он задыхается, и подлетел прямо к кольцу вокруг хищника, с которым никто не дерзал сразиться. Заколебался ли он? Ни на мгновение. Сквозь кольцо лающих собак он бросился напролом к старому деспоту холмов, целясь прямо в глотку. И волк ударил его с размаху своими двадцатью клыками. Однако малыш бросился на него вторично, и что произошло тогда, трудно сказать. Собаки смешались. Мне почудилось, что я увидел, как маленький белый пес вцепился в нос волка, на которого сейчас напала вся свора. Мы не могли помочь собакам, но они и не нуждались в нас. У них был вожак несокрушимой смелости, и когда битва наконец закончилась, перед нами на земле лежали волк — могучий гигант — и вцепившаяся в его нос маленькая белая собачка.

Мы стояли вокруг, готовые вмешаться, но лишенные возможности это сделать. Наконец все было кончено: волк был мертв. Я окликнул Снапа, но он не двинулся. Я наклонился к нему.

— Снап, Снап, все кончено, ты убил его! — Но песик был неподвижен. Теперь только увидел я две глубокие раны на его теле. Я попытался приподнять его: — Пусти, старина: все кончено!

Он слабо заворчал и отпустил волка.

Грубые скотоводы стояли вокруг него на коленях, и старый Пенруф пробормотал дрогнувшим голосом:

— Лучше бы у меня пропало двадцать быков!

Я взял Снапа на руки, назвал его по имени и погладил по голове. Он слегка заворчал, как видно, на прощание, лизнул мне руку и умолк навсегда.

Печально возвращались мы домой. С нами была шкура чудовищного волка, но она не могла нас утешить. Мы похоронили неустрашимого Снапа на холме за фермой. Я слышал при этом, как стоящий рядом Пенруф пробормотал:

— Вот это действительно храбрец! Без храбрости в нашем деле недалеко уйдешь.

Страшные сказки: Белоснежка и Красная Шапочка

Описание

Как давно вы читали сказки? А сочиняли их когда-нибудь сами? Теперь у вас есть уникальная возможность почувствовать себя настоящим писателем и сочинить собственную сказку вместе с настольной игрой «Страшные сказки». Выбирайте сюжетные повороты, выпутывайтесь из сложных ситуаций и сочините лучшую сказку!

Об игре

«Страшные сказки: Белоснежка и Красная Шапочка» – это набор из целых двух дополнений для базовой игры, в которой, используя различные карты, вы придумывали свою собственную сказку. Теперь вы можете выбрать любое из них и замешать с базовой колодой. Длительность партии при этом немного увеличится, но, при желании, вы можете уменьшить количество базовых карт. С дополнениями у вас появляются новые персонажи, сюжетные карты, предметы и механики, так что сочинять сказку будет ещё интереснее!

Как играть?

В начале партии каждый игрок получает по три игровые карты. Ход передаётся от игрока к игроку по часовой стрелке и состоит из трёх фаз:

  • Игрок берёт одну карту из колоды карт
  • Игрок по желанию может использовать один магический предмет, который предусмотрен сюжетной картой
  • Игрок обязан разыграть одну карту с руки, при этом максимально вписать её в уже имеющиеся карты. Символы на карте определят место карты на столе (перед игроком, в сбросе или общей зоне), а также разыгрываемые эффекты и количество победных очков

Кто победил?

Игра заканчивается тогда, когда колода карт и рука одного из игроков опустела. После этого игроки раскрывают полученные жетоны победных очков и подсчитывают сумму. Игрок, набравший наибольшее количество победных очков, объявляется победителем.

Особенности игры

«Страшные сказки» – это увлекательная игра для всей семьи. В мире страшных сказок не все концы бывают счастливыми. Дремучие леса полны кровожадными и страшными созданиями: могущественными ограми, злыми ведьмами и загадочными детьми ночи. Выбирайте верных спутников и слуг, пускайте в ход заколдованные и волшебные предметы и используйте необыкновенные способности. Чем закончится ваша сказка? Решать только вам… 

Внимание! Это дополнение. Для игры вам потребуется базовая версия «Страшные сказки».

Комплектация

  • 26 карт и 35 жетонов дополнения «Белоснежка»
  • 26 карт и 43 жетона дополнения «Красная Шапочка»
  • Правила игры
     
  • Размер коробки: 197x105x40 мм
  • Размер карт: 61×112 мм

Показать ещё

Авторы и производитель

Год выпуска:

2017

Код товара: 60136

САМАЯ СТРАШНАЯ СКАЗКА

Сказка эта появилась в Европе в 14 веке – в столетие Куликовской битвы. 

Во Франции Красную Шапочку зовут Le Chaperone Rouge («Ле Шаперон Руж»), в Германии – Rotkäppchen («Роткэпхен»), в Англии и Америке – Little Red Ridinghood («Литл Ред Райдинхуд»), а самое забавное имя у неё в Чехии –Červená Karkulka («Червена Каркулка»).

Как и многие сказки, ставшие потом детскими, вначале она была совсем недетской: страшной и противной. (Например, волк не съедает бабушку, а готовит из неё, бедняжки, какое-то мерзкое кушанье и кормит им внучку. И никаких спасателей-дровосеков в конце.) 

Первым, кто это из сказки убрал, был Шарль Перро. Это произошло в 1697 году. В этот год Пётр Первый подавил стрелецкий бунт. 

Красная, но не шапочка

Кстати, именно Шарль Перро впервые одел Красную Шапочку в красную шапочку! До этого в сказке не уточнялось, как была одета девочка, обманутая волком. 

Перро подарил ей не просто шапочку, а шаперон – головной убор, который в то время в городах уже давно не носили, а вот в деревнях он всё ещё встречался. Таким образом подчёркивалось, что Красная Шапочка девочка деревенская, «из народа», а история эта произошла, скорее всего, уже давно. 

На одной из иллюстраций вы видите, как выглядел шаперон, – а значит, что должно быть на голове у настоящей Красной Шапочки.


Внимание – волк!

В совсем уже привычном для нас виде сказку записали братья Якоб и Вильгельм Гримм. Случилось это в 1812 году – в год Бородинской битвы. 

Якоб Гримм, старший из братьев, был большим любителем древностей, старинных преданий и мифов и какое-то время служил личным библиотекарем Жерома Бонапарта, младшего брата императора Наполеона I (того самого, с армией которого мы сражались в год второго рождения Красной Шапочки). 

Скорее всего, именно тогда Якоб Гримм услышал загадочную историю о самом настоящем злобном волке – невероятно хитром и коварном – нападавшем на детей и женщин французского графства Жеводан. Так что те самые «большие зубы» («А это чтобы скорее съесть тебя, дитя моё!») на самом деле были ни капли не придуманными. 


А может, и не волк…

В течение трёх лет жеводанский волк, или, как его чаще называли, «жеводанский монстр», нападал на людей больше 200 раз, при этом погибло почти 100 человек. Очевидцы рассказывали о жутком звере, по сравнению с которым знаменитая собака Баскервилей покажется пуделем. 

Невероятно огромный и сильный, «волк» отличался ещё и редкостной хитростью. Король Франции лично посылал своих лучших охотников – Шарля д’Энневаля и Франсуа де Ботерна – для того, чтобы поймать или убить этого монстра, однако тому всегда удавалось ускользнуть.  Граф де Монкан, местный губернатор, направил в Жеводан отряд из 50 солдат – но и они не смогли отыскать и убить жеводанского зверя. 

Жители запирались в свои дома и не выходили на улицу поодиночке. Многие называли жеводанского волка «оборотнем» – дескать, тот умеет, подражая человеческому голосу, звать путников по имени и заманивать неосторожных в лес или в болото. Зверь никогда не нападал на коров и овец, и опасался взрослых мужчин – его жертвами были только женщины и дети. Всё графство дрожало от страха.


Семеро смелых

История сохранила для нас и примеры настоящего мужества – как-то раз семеро крестьянских детей в возрасте от 8 до 12 лет шли из деревни Вилларе, когда на них напал жеводанский зверь. Однако дети не испугались – у них были палки с привязанными ножами, и они смогли отбиться от монстра и даже прогнать его. 

Самым смелым оказался 12-летний Жак Портфэ – в награду за храбрость король Франции лично приказал дать мальчику образование. Когда Жак вырос, он стал лейтенантом артиллерии во французской армии. 

В другой раз монстр напал на группу девушек из деревни Польяк-ан-Маржорид. Одна из девушек, Мари-Жан Валле, схватила деревянный кол и нанесла зверю серьёзную рану, после чего тот убежал – так она спаслась сама и спасла своих подруг. 


Не может быть!

В 1767 году нападения прекратились. Но загадка осталось загадкой. Был ли этот монстр волком или нет? Очевидцы говорили, что зверь «похож на волка, но не волк»: это был хищный зверь огромного размера, с полной острых зубов пастью, но при этом… с длинным тонким хвостом и копытами вместо когтей! 

Кроме того, «волк», по показаниям тех, кто его видел, никогда не выл, как воют собаки или волки, а его голос, скорее, напоминал человеческий смех. 

Шкура «волка» была не серой или чёрной, а светло-коричневой, с тёмными пятнами. Наконец, «волк» прекрасно бегал по скалам и болотам, а во время атаки часто вставал на задние лапы – чего настоящие волки никогда не делают. 


Удивительное совпадение

В конце XIX века учёными были обнаружены и исследованы кости древних хищников – мезонихий, таких, как эндрюсарх или синоникс. Все эти животные были очень большого размера, обладали длинным тонким хвостом, огромной пастью с острыми зубами и… копытами вместо когтей! 

Описания «жеводанского монстра», данные очевидцами, во многих деталях удивительно хорошо совпадали с выводами учёных – например, учёные считают, что мезонихии, которые являются отдалёнными родственниками китов и дельфинов, обитали в прибрежных или болотистых местностях; однако и «жеводанский зверь», по воспоминаниям современников, невероятно искусно прятался от охотников именно в болотах! 

Оставалась одна проблема – дело в том, что мезонихии вымерли больше 30 миллионов лет назад. Откуда же тогда такой зверь мог появиться во Франции 18-го века? 


Финал

В 1994 году в Шовэ, совсем неподалёку от графства Жеводан, была открыта удивительная пещера. На её стенах нашли больше 400 прекрасных рисунков, сделанных древними людьми. 

Все эти рисунки – изображения животных; там можно увидеть лошадей, оленей, вымершего шерстистого носорога, а также хищников – львов, медведей, волков и… загадочного, ни на что не похожего, зверя, которого учёные назвали «пантера из Шовэ». Огромного размера, со шкурой, покрытой пятнами, тонким длинным хвостом – но головой, похожей на волчью или медвежью. 

Посмотрите на рисунок – это животное совершенно не похоже на пантеру, но при этом очень здорово напоминает древних мезонихий и… «жеводанского монстра»! 

Значит, всего лишь 30 тысяч лет назад доисторические охотники знали животное, обитавшее на Земле 30 миллионов лет назад? А 30 тысяч лет – для биологии совсем-совсем небольшой срок… 

Возможно ли, что отдельные экземпляры древних мезонихий сохранились до исторического времени в непроходимых болотах– и что «жеводанский монстр» был одним из последних представителей считавшегося вымершим биологического вида? 

ПОДПИСАТЬСЯ НА «ЛУЧИК 6+» >>>
ГДЕ КУПИТЬ ЖУРНАЛ «ЛУЧИК 6+» >>>

Little Red Riding Hood and Snowhite)

Страшные Сказки: Красная Шапочка и Белоснежка: убойный сюжет приключений!

Что будет, если облачить в сногсшибательные наряды и поместить в одну коробку Белоснежку и Красную Шапочку? Выйдет два неординарных и головокружительных расширения к настольной игре Страшные Сказки!

С расширяющими модулями Страшные Сказки: Красная Шапочка и Белоснежка или Dark Tales: Little Red Riding Hood and Snowhite ваши невообразимые фантастические истории приобретут колоритное развитие с перевоплотившимися на современный манер любимыми персонажами из детства.

Little Red Riding Hood and Snowhite: а эти милашки не так и просты!

Два по-разному пронизывающих женских взгляда. Одна томно и мистически в пол-оборота с зелёным черепом в руках поглядывает на вас и ожидает своего принца. Другая на фоне Серого Волка холодно и оценивающе прицелилась глазами из-под белокурой чёлки в самое сердце. Что нужно этим сказочным красавицам? Каждая хочет попасть в жуткую сказку и совершить то, что раньше было под запретом.

С дополнением Страшные Сказки: Красная Шапочка и Белоснежка базовая игра пополняется новыми игровыми компонентами для ужасных развлечений. Вступающие в игру модули не изменяют правила и механику базовой игры, но содержат собственные коррективы.

При подготовке к началу партии с игровым модулем Красная Шапочка добавьте третью сюжетную карту «Б» к выбранным двум базовым. Эта карта поможет по назначению использовать корзинки в конце партии. И это будет не поедание пирожков. Игроки начинают с четырьмя картами на руках. Замешанные жетоны и карты персонажей к базовым компонентам склоняют к тому, что в этот раз прогулочка по лесу будет необычной.

Красная Шапочка, как главная героиня будет сопровождать вас приятными бонусами за разыгрываемые карты, собирая попутно красивые цветочки. А может она достанет из-за спины лук и стрелы? Серый Волк всё также голоден и кровожаден, поэтому женщинам лучше не попадаться на его пути. Но и на каждого волка найдётся свой дровосек!

С модулем Белоснежка Железная армия уходит из сказки и заменяется картой «Б1» расширения, а к выбранным двум картам базы добавляется сюжетная карта «А» дополнения, которая предназначена для использования особых предметов, помещённых на жетоны.

Все герои сказки верны своему репертуару и как всегда, Злая Королева пытается избавиться от Белоснежки, толпище Гномов окружает красотку, а Принц на мускулистом коне ищет возлюбленную. Интересно, уснёт ли Белоснежка в этот раз на веки вечные или сможет самостоятельно дать отпор своим обидчикам?    

Красная Шапочка и Белоснежка неплохо живут в мрачном мире

С расширением Страшные Сказки: Красная Шапочка и Белоснежка в мрачный лес вольются необычные комбинации и завихроватые повороты сказочных сюжетов, что Шарлю Перро и братьям Гримм даже не снилось. Один взгляд на главных героинь даёт понять, что сказочный мир немного изменился и помрачнел, но от этого скучно в нём не стало.

Будет ли у этих сказок счастливый конец – зависит от вашей фантазии.

Купить дополнение Страшные Сказки: Красная Шапочка и Белоснежка стоит поклонникам базовой игры для внесения разнообразия, новых сюжетов и повышенной реиграбельности.

Если вы и дня не можете прожить без жутких рассказов, рекомендуем их послушать в головоломке Тёмные истории: Мрачные сказки или рассказать самостоятельно вместе с Кубиками Историй Рори: Ужастики.

Пусть ваши сказки пересказывают ещё сотни лет!

Little Red Riding Hood & Snow White) Настольная игра Hobby World 1828

Внимание! Настольная игра Страшные Сказки: Красная Шапочка и Белоснежка (Dark Tales: Little Red Riding Hood & Snow White) не является самостоятельной игрой.
Для полноценной игры Вам нужна настольная игра Страшные Сказки (Dark Tales).

Описание дополнения Страшные Сказки: Красная Шапочка и Белоснежка (Dark Tales: Little Red Riding Hood & Snow White)

Пьерлука Дзидзо и компания, мечтая о лаврах братьев Гримм, продолжают перерабатывать хорошо знакомые сказки на новый лад. И по этому, к великой радости всех поклонников жутких легенд настольная игра под названием Страшные Сказки (Dark Tales) пополнилась двумя новыми дополнениями (2 дополнения в одной коробке). Нас ждут новые герои, удивительные сюжетный линии, волшебные предметы, и, конечно же, потрясающие Мрачные готические иллюстрации Данные Орицио.

На опушке темного леса

Используя дополнение, мы будем следовать правилам оригинала, хотя и с незначительными изменениями. Перед тем, как отправиться в мир страшных сказок за новой порцией волшебства и страха, мы выбираем себе попутчицу: страстную Красную Шапочку или отчужденную, холодную Белоснежку. Выбранный путь приведет нас или в дом Бабушки, или к избушке Семи Гномов. Игровые карты дополнения добавляются к базовым, и колода перемешивается.

Бабушка, почему у тебя такие большие руки? Чтобы лучше разыгрывать карты, внучка!

Сложно представит Красную Шапочку, которая отправиться в любимой Бабушки с пустой корзиной. К базовым сюжетным карточками А и Б случайным образом добавляется одна из двух сюжетных карт Б дополнения. С ее помощью в конце игры вы найдете корзинам должное применение. Жетоны корзин раскладываются в центр стола и считаются предметами. Жетоны победных очков из дополнения добавляются к базовым. Когда лучше идти к Бабушки через жуткий, пугающе лес? Ну что за вопрос, конечно, ночью! Поэтому карта Красной Шапочки разыгрывается вместе с картой Ночь. Вместо 3 карт игроки получают на руки 4.

Если перед вами замаячила стройная фигура Красной Шапочки, то это, несомненно, хороший знак. Эта девушка на редкость живуча и своенравная, поэтому ее карта никогда НЕ окажется в стопке сброса или на руках игрока. Уже когда эта история про Красную Шапочку, то кто-нибудь обязательно окажется в животе в волка. Но кому первому будет предоставлена ​​эта честь? Что должна делать воспитанная Красная Шапочка, сидя в животе в волка? Ну, уж точно не нюхать цветочки … Хотите, чтобы Охотник вытащил съеденных на свет божий, и они снова зажили как ни в чем НЕ бывало? Даже в страшной сказке есть место чудесам. Противоестественна и порочная страсть Вовка в переодеваний оказалась заразное, но, похоже, это сыграет вам на руку …

Свет мой зеркальце, скажи …

Однажды друзья Белоснежки, известные нам Семь Гномов (добывающие железную руду тяжелыми кирками) встретили железную Армию. С тех пор о ней ни слуху, ни духу … Поэтому сюжетная карта Б1 Железная армия заменяется сюжетной картой дополнения Б1. Выбрав сюжетный карты А и Б, добавьте к ним карту А дополнения. Она подскажет, как можно использовать особые предметы во время игры. Жетоны предметов разлагаются по типам в отдельные стопки. Жетоны монет и победных очков добавляются к базовым.

Чтобы загнать Белоснежку в стеклянный гроб, Злая королева решила задействовать весь арсенал смертоносных предметов. Здесь есть Не только классические орудия убийства Белоснижок, такие, как отравленное яблоко и ядовитый гребень, но и более изощренные пыточные изобретения, например, удушающими корсет. Но, возможно, стеклянная гробница уже не станет последним пристанищем белокожей красавицы, если на помощь ей ​​придет Прекрасный принц …

Для кого игра

Обожаете серию Страшные сказки? Соскучились по новым героям и жутким историям, от которых стынет кровь? Красная Шапочка и Белоснежка будут вашими верными спутниками в мире готических историй в духе Тима Бертона, где привычные и знакомые Сюжеты оживают, и, меняя свой облик, становятся страшнее любой сказку

Комплектация Страшные Сказки: Красная Шапочка и Белоснежка (Dark Tales: Little Red Riding Hood & Snow White) (Что в коробке?):
26 карт и 35 жетонов дополнения «Белоснежка»
26 карт и 43 жетона дополнения «Красная Шапочка»
правила

Вы можете арендовать эту игру (г. Львов) #lelekan_rent_lviv

Вы можете купить настольную игру Страшные Сказки: Красная Шапочка и Белоснежка (Dark Tales: Little Red Riding Hood & Snow White) в интернет-магазине Lelekan(Лелекан).
Оформить заказ можно у нас на сайте, добавишы товар в «Корзину» или позвонив по телефону (097) 82 47 182, (093) 82 47 182 .
Бесплатная доставка по всей Украине при заказе от 1000 грн.
Отправляем в день заказа по всей Украине при оформлении заказа до 16оо
Купить Страшные Сказки: Красная Шапочка и Белоснежка (Dark Tales: Little Red Riding Hood & Snow White) в городе Львов, Киев, Харьков, Днепр, Одесса, Луцк, Ужгород, Мукачево.
Также Вашему вниманию клуб и игротека настольных игр. Аренда (Прокат) настольной игры в городе Львов

Страшная история «Красная Шапочка: сказку можно переписать»

Знаете ли вы сказку про Красную Шапочку, заботливо написанную братьями Гримм? Естественно, кто ее не знает. Одна загвоздка — почему именно волк заканчивает свою жизнь под острым топором, а не Шапка, разорванная когтями волка? Нехорошо, нехорошо. А если это исправить? Что если охотник найдет Шапочку порванной на кусочки добрым волком? Ммм, да, получится довольно мрачно. И все же…

Жила была девушка по имени Красная Шапочка. Ее мать собирала лечебные травы и продавала их. Однажды ей нужно было отправиться глубоко в лес, но оставлять дочь одну она не хотела, а если бы она взяла девушку с собой, то подвергла бы ее большой опасности. Поэтому она отправила ее к дяде.

Сев в экипаж, запряженный черными лошадьми, девушка с матерью отправилась к дяде. Путь был далеким, через пару часов они прибыли. Оставив дочь на попечении родственника, мать отбыла домой. А дядя… дядя заковал племянницу в железный корсет и сказал, что пока она не снимет его, не вернется к матери. Да, дядя был не совсем нормален, но возможно у него были свои методы воспитания, кто знает. А может он был просто психом. Кхм, вернемся к сказке.

Много недель ушло у Шапки для того, чтобы снять проклятый корсет. Изодрав свои прелестные руки в кровь, она освободилась. Дядя, сказав, что она может идти, выпустил девушку из дома. Долго ли шла Шапочка по лесу? Не знаю.

Но что это? За деревом притаился… волк. Прячась в тени, он тихо позвал Красную Шапочку. Два огромных глаза, сияющие в темноте как алмазы, вот все, что видела Шапочка, пока говорила с красавцем-волком. Он сказал, что воон та тропинка короче и быстрее приведет Шапку к дому матери. Девушка отблагодарило странного человека и ушла. Все это заметил молодой охотник, что проходил мимо. Он тихо наблюдал из-за дерева за Шапочкой и странной фигурой, скрытой тенью деревьев.

Когда Шапочка ушла, волк выскочил из-за деревьев. В камзоле и белой рубахе, зверь уже собирался бежать к дому матери. Но его планы прервал неизвестно откуда взявшийся охотник. Пытаясь побороть зверя, охотник вытащил клинок и замахнулся на волка. Но зверь опередил его, и исцарапав руку и грудь охотника, сбежал. Охотник истекал кровью, но все равно погнался вслед, так он хотел спасти Шапочку. Хе-хе.

Гм, и вот, волк прибежал к дому. Напав на мать и расчленив ее на кусочки, он переоделся в платье и стал ждать девушку. А усталая Красная Шапочка обрадованно бежала вниз по склону навстречу дому. Постучав в дверь, она зашла. На кровати, в тени, сидела мама. Что-то в ней было не так… и эти большие, блестящие глаза… Мать пригласила Шапочку к столу. Она села и начала есть.

Вдруг в открытое окно влетела птица и села на подоконник. Она сказала, что Шапка ест мясо ее матери. Шапочка сказала об этом «маме». На что та ответила, что мерзкая птица врет. Девушка продолжила есть и уже потянулась к бокалу с вином, когда на стол запрыгнула черная кошка и сказала, что она пьет кровь своей матери. Напуганная Шапочка снова сказала «матери». На что та ответила, что глупый кот врет. Наевшись, Шапочка надела ночнушку и собралась спать. На кровати по-прежнему сидела «мама». Шапочке стало страшно. Она поняла, что ей показалось странным в матери. Глаза, сверкающие как алмазы. Осознав, что она наделала, девушка была на грани сумасшествия, но волк остановил ее мучения. Он убил Шапочку, разодрал ее своими когтями. Тут в дом ворвался охотник. Увидев, что произошло, охотник в ярости напал на волка. Но, как это ни печально, он был слишком слаб и потерял слишком много крови, и…

Волк захлопнул книгу сказок, отпил вина, и сидя в потертом кресле, измазанным кровью, кровожадно улыбнулся…

Страшная история Красной Шапочки | Вода

Красная Шапочка. Странно, что эту страшную сказку иногда читают детям на ночь. Что действительно скрыто за этой классической историей? Девушка одета в плащ и капюшон цвета крови, и темная пасть волка, которого она встречает… Традиция и мистицизм.

История Красной Шапочки имеет много вариаций. Легенда  берет свое начало в средневековье и была позже переработана разными авторами, а потому сильно отличается от оригинального источника.

Шарль Перро был первым, кто включил Красную Шапочку в свои народные сказки в 1697 году. В отличие от Гензеля и Гретеля, Красная Шапочка не была широко известна в Европе, потому что она описывает традиции довольно закрытой и ограниченной среды в обстановке северных Альп. Но история довольно интересная и заслуживает внимания. И да, Перро счел необходимым внести некоторые изменения, чтобы сказка «подходила» детям.

В 1812 году братья Гримм также решили взять историю и сделать ее своей. Смена концовки, но основа взята из работы Людвига Тика «Жизнь и смерть Красной Шапочки» (Leben und Tod des kleinen Rotkäppchen) — трагедия, в которой фигура дровосека появляется впервые. Братья Гримм попытались отточить некоторые болезненные и эротические детали, а также кровавые аспекты истории,  добавив, конечно, счастливый конец, где все будут спасены, за исключением  злого волка.

Подлинная история Красной Шапочки, оригинал

Главный герой истории — молодая девушка. Здесь ничего не меняется. Ей приказано отнести бабушке молоко и хлеб. Девушка с некоторым беспокойством отправляется в путь, она знает, что это нелегкое путешествие — ей нужно идти через лес, которого боятся жители поселка: район часто посещается волками. Но она соглашается: она покрывает себя  поразительно красной мантией, движется через лес и  приходит в дом своей бабушки.
Все прошло хорошо, безопасно. Бабушку она находит в постели. Бабушка кажется усталой, ее голос звучит глухо и несколько странно, но это не имеет значения. Красная Шапочка говорит ей, что принесла молоко и хлеб, за что бабушка благодарит ее и говорит, чтобы та съела что-нибудь … и что у нее в шкафу есть немного мяса.

Девушка готовит мясо и ест его, будучи голодной. Через несколько минут бабушка велит ей снять одежду и лечь рядом с нею в постель. Красная Шапочка избавляется от части своей одежды, следуя указаниям бабушки. Но все должно быть брошено в огонь: юбка, носки, нижнее белье…. капот. «Почему?» — спрашивает девушка. — «Потому, что тебе это больше не понадобится» — отвечает бабушка «глубоким голосом».

Когда обнаженная девушка ложится в кровать, она обнаруживает, что рядом находится не ее бабушка, а волк. А между насмешками узнает, что только что она ела не мясо животного, а части своей бабушки. И теперь он, волк, собирается ее сожрать. И таков конец истории.

Первоначальная история Красной Шапочки имеет два  направления: обряд посвящения и каннибализм. Мы видим девушку, которая покидает свой дом, свою семью и цивилизацию, чтобы войти в лес в одиночку. Она покрыта красным плащом, который символизирует менструацию и сексуальное пробуждение. Это просто обряд посвящения.

Волк в свою очередь воплощает в себе самую примитивную и дикую сексуальность. Еще одна ситуация, с которой столкнулась  молодая девушка, она неумышленно попадает в страшное и запрещенное измерение, которым является каннибализм: пожирая старую женщину, она столкнулась с устаревшим явлением, которое должно быть преобразовано. Как мы видим, антропологические интерпретации происходят из тех древних корней нашего прошлого, из той области Альп, где возникла история и символика волков.

Эта история сплетает мрак из самых примитивных сущностей человека, что даже сегодня стоит немного задуматься, чтобы понять реалии далекого и ужасного прошлого. Именно поэтому мы предпочитаем размывать эти изображения в классических сказках, таких как история о Красной Шапочке, сделать их аспекты более мягкими и доступными, превращая эту психологическую и антропологическую историю ужасов в историю, которая может позволить нашим детям спокойно спать, не затуманивая их грезы.

Подлинная история Белоснежки

Страшная сказка про серых волков и красных шапочек (последняя серия)

Страшная сказка про серых волков и красных шапочек (последняя серия)

В страшном рту Аномалокариса находились страшные плоские зубы с режущими пильчатыми краями.

Вот такой страшный Аномалокарис и повстречался Красной Шапочке.

— Здравствуйте! — испуганно сказала Красная Шапочка.

— Привет! — небрежно кивнул Аномалокарис. Красная Шапочка, хотя и была совсем маленькой, отнюдь не была совсем глупенькой. Она догадалась, что Аномалокарису нужно поскорее заговорить его страшные зубы.

— Меня зовут Красная Шапочка, — честно представилась Красная Шапочка.

— А меня — Вовк, — привычно округлил рот Аномалокарис.

— А кем вы работаете? — неожиданно спросила она.

— Да волком, собственно, и работаю, — стушевался Аномалокарис. — Разве не видно? — пошевелил он шипастым ротовым придатком и слегка оскалил плоские зубы. Красная Шапочка сразу поняла, что спрашивать про большие уши, большие зубы и так далее бессмысленно.

— А почему волком? — нашлась она. Аномалокарис не сразу придумал, что ответить.

— Да знаешь, — почему-то стал оправдываться Аномалокарис, — в детстве, конечно, и не мечтал, что стану волком. Но когда подрос, мне сказали, что есть такая профессия — волком быть. Я и не стал отказываться. Надо уважать мнение большинства, даже если оно сильно ошибается.

А пока он все это рассказывал, Красная Шапочка медленно-медленно, тихонечко-тихонечко, понемножку-понемножку отползала в сторонку. Отползла и спряталась под большим кустом чего-то шевелящегося. Тут Аномалокарис спохватился, что одним сознанием, что ты — волк, сыт не будешь. Он попытался выковырнуть Красную Шапочку из-под куста. Не тут-то было. Куст оказался очень густой да еще и жгучий, как крапива. Аномалокарис остался с носом. А поскольку носа у него не было, он остался вообще ни с чем.

Он страшно разозлился. Он стал настолько страшен, что из куста в ужасе побежали галлюцигении. Они были похожи на червячков с мягкими ножками. Аномалокарис даже подумал, а не съесть ли ему парочку галлюцигений. Но сверху галлюцигении были покрыты длинными колючками, а Аномалокарис не любил острую пищу.

И тут Аномалокарис вспомнил, что он все-таки волк с продвинутым билатеральным поведением. Он хитро прищурил левый глазок, который находился на пересечении третьего снизу и четвертого слева рядов фасеток, и спросил:

— Куда ты ползешь, Красная Шапочка?

— К бабушке. Несу пирожки, — ответила малютка, не обладавшая столь продвинутым умом.

— А где живет твоя бабушка? — сощурил Аномалокарис пятую сверху и третью справа фасетку в левом глазу.

И Красная Шапочка рассказала ему все, что знала о своей очень старой бабушке Петалонаме. Конечно, Аномалокарис помчался навестить сдвинутую старушку. Ведь Красная Шапочка все равно не могла уползти слишком далеко.

Добравшись до заморской Авалонии, всегда голодный Аномалокарис даже в дверь не постучал. Совсем. Ни правым ротовым придатком, ни левым. Так и ворвался в комнатку старушки.

Но очень старая бабушка Петалонама все равно вежливо спросила:

— Кто там?

Как все старушки, которые не ездят на автобусе, она была исключительно приветливая и вежливая бабушка.

— Это я, внучка твоя — Красная Шапочка, — пролязгал своими страшными зубами Аномалокарис. — Принесла тебе мягкие-премягкие пирожки.

Очень старая бабушка Петалонама не ходила на рынок и не привыкла к тому, что любой так и норовит обмануть доверчивую старушку. Поэтому она подумала, что у внучки просто с возрастом начал ломаться голос, и открыла дверь, которая, впрочем, и не запиралась. Ведь она прожила всю свою жизнь в очень-очень давние времена, когда никаких волков на свете не было и двери запирать было не от кого.

Недолго думая, Аномалокарис проглотил бабушку. Причем, отличаясь билатеральным поведением, он сначала откусил те петалы, что были справа, а потом доел те, которые были слева. Но очень старая бабушка Петалонама совсем ничегошеньки не почувствовала. У нее просто совсем не было никакой нервной системы, чтобы чувствовать. У нее не было органов зрения, и она не увидела, как страшно поблескивают фасетки в сложных стебельчатых глазах Аномалокариса.

Так он и съел всю очень старую бабушку Петалонаму без остатка. Поэтому ученые до сих пор не могут выяснить, как же выглядела Петалонама. Они даже не догадываются, какие петалы у нее были справа, а которые — слева.

Когда Аномалокарис обглодал последние петалы, у него сильно раздулась голова. Ведь в голове у Аномалокариса был не только крупный мозг, но и огромный желудок. С этой вспученной головой он стал поджидать Красную Шапочку. Однако, когда желудок освободился и перестал давить на мозг, Аномалокарис вспомнил, что ползает Красная Шапочка слишком медленно. Он скорее умрет с голоду, чем дождется ее, сидя на месте. Еще он вспомнил, что настоящего волка ноги кормят. Ног у него, правда, не было. Но он пустил в ход свои боковые и хвостовые лопасти и быстро помчался навстречу Красной Шапочке.

Заметив Красную Шапочку, Аномалокарис во всю ширь распахнул свой страшный круглый рот, расставил свои страшные шипастые ротовые придатки, вытаращил свои страшные стебельчатые глаза, ударил хвостовой лопастью и ринулся сверху на маленькое существо. Красная Шапочка еле успела под свою шапочку ногу поджать. Но тут случилось то, чего Аномалокарис никак не ожидал. Его страшные плоские острые зубы шаркнули по шапочке, и два из них сломалось совсем, а остальные затупились. А на красной шапочке Красной Шапочки остались лишь чуть заметные царапины. Красная шапочка, которая с маленькой буквы, оказалась не просто шапочкой. Она, можно сказать, обернулась волшебным шлемом. Шлем был каменным и пришелся совсем не по зубам Аномалокарису. Поэтому Красная Шапочка и шапочки других расцветок носят такие каменные шлемы, которые называются раковинами.

Удивленно хлопая лопастями и тараща стебельчатые глаза, Аномалокарис отступил. С тех пор он питался только теми, кто помягче. Так бы эта история и закончилась удачно для Красной Шапочки. Однако, когда одним страшным волком становится меньше, на его место приходит другой волк, еще страшнее и зубастее предыдущего. И мозг у него оказывается еще более продвинутым. И Красной Шапочке приходится надевать новую шапочку, еще крепче прежней. В сказке всегда найдется место волку. Впрочем, и в настоящей жизни тоже.

Позднеордовикское вымирание, по сути, ничего не изменило. Одного влияния среды уже было недостаточно для изменения сообществ. Разнообразие сообществ прежде всего стало зависеть от самих организмов. Так, колониальные многоклеточные создали трехмерное пространство рифов, где могло уместиться гораздо больше видов. Появление стебельчатых иглокожих во многом обусловило становление сообществ твердого морского дна. Внедрение хищников и планктонных фильтраторов вызвало мощную волну отбора среди потребляемых ими организмов.

Правдивая (и ужасная) история Красной Шапочки

Как и большинство наших современных сказок, «Красная Шапочка» была воссоздана, чтобы стать подходящей сказкой на ночь для нашей молодежи. Но исходная история намного мрачнее, чем вы могли представить, что неудивительно, если вы посмотрите на другие оригинальные истории в книге Шарля Перро «Истории гуся-матери». Некоторые источники говорят, что Перро был не автором, а первым, кто записал устную легенду.Другие говорят, что эта история могла быть результатом «судебных процессов над оборотнями», имевших место во время ее возникновения. Конечно, рассказ несколько раз изменялся, чтобы соответствовать рукописи веков. В каждой культуре есть своя история о Красной шапочке, и самые оптимистичные версии связаны с юной наивной девушкой, которая не может отличить свою бабушку от волка в ночном чепце. В этих версиях маленькая девочка всегда убегает в конце, но история идет не совсем так.

В оригинальных, гораздо более ужасных версиях истории волк выглядит довольно ужасно. Он приходит рано на место происшествия, убивает бабушку и готовит ее тело к тому, чтобы дождаться маленькой девочки в красном капюшоне. Он разрезает ее плоть и кладет на серебряное блюдо. Он сливает ее кровь в винную бутылку, кладя и «вино», и мясо в шкаф. Как только появляется молодая девушка, он приказывает ей раздеться, бросить ее одежду (фартук, чулки, нижнюю юбку и все остальное) в огонь и лечь к нему в постель.В этот момент она замечает, что с бабушкой что-то не так, но она явно не в этом мудрее, потому что продолжает беседу с волком, пока он наслаждается бабушкиным хлебом и молоком.

В конце концов Красная Шапочка проголодалась, и волк велит ей накормить себя мясом и вином из буфета. Мало ли она знает, что питается собственной плотью и кровью своей несчастной бабушки. Но девушка не жалуется, а в некоторых версиях даже отмечает, что это чудесный застолье.

В большинстве версий истории Красная Шапочка так и не узнает истинную личность волка, и в конце концов ее сожрёт вместе с останками своей бабушки. Однако одна из версий действительно заканчивается тем, что маленькая девочка перехитрила волка. Она говорит волку, что она должна сходить в туалет, и ей нужно помочиться в лесу. Волк привязывает к ней веревку, чтобы она не могла сбежать, но она натягивает ее на ветку и продолжает свой путь.

Как видите, есть много причин, по которым история менялась так много раз.Как, должно быть, испугались дети 17 века, услышав сказки о каннибализме и о волке-самозванце, пожирающем детей!

История нового века может быть предназначена для слабонервных, но если вы ищете настоящих ощущений в этот Хэллоуин, возьмите билеты в дом с привидениями в один из самых страшных домов с привидениями в районе Далласа. Возможно, у нас нет волка в бабушкиной одежде, но в парке Thrillvania Haunted House Park у нас есть несколько достопримечательностей, которые отпугнут и ваши чулки!

Коротких историй ужасов — Красная Шапочка

В лесу было темно и мрачно.Но я радостно шла по дорожке, думая о своей доброй бабушке. Я держал для нее корзину с угощениями. Мне не терпелось добраться до ее коттеджа и отдать ей угощения. Я хотел увидеть ее счастливое лицо.

Я сжимал свою корзину крепче, как тень мимо деревьев рядом со мной. Мои золотые косички качались взад и вперед.

Я огляделась, все еще прыгая. Я видел, как та же тень пронеслась мимо деревьев позади меня. Я стал осторожнее.Шелест листьев наполнил мои уши, и я увидел, как тень снова взглянула на меня и промчалась мимо. Его глаза были кроваво-красными. Это был Большой Злой Волк.

Вдруг на меня набросилось. Но я был готов. Я вскрыл корзину и схватил спрятанный там нож. Я выбросил корзину, и угощения рассыпались. Кого волнуют угощения?

Я воткнул нож в его широко открытый рот, он упал на землю и завыл от боли.Я несколько раз ударил его ножом в конечности и один оторвал. Но он все равно встал и схватил меня когтями.

Он разорвал мою левую руку и укусил левый локоть. Я сжал руки в кулаки, пытаясь вынести невыносимую боль.

Крича — наполовину от гнева, наполовину от боли — я приставил нож к его груди, и он упал, дергаясь.

Я тяжело дышал и пытался стабилизировать дыхание.

Мое лицо было залито кровью — частью его и частью моей — оно было липким и странно пахло. Слезы текли по моей щеке, когда я осознал, что натворил. Я убил волка!

Я знаю, что это больно для жителей деревни, но я не должен был его убивать. Моя мама сказала, что больно тем, кто им больно. Я причинил ему боль, хотя он никогда не причинял мне вреда.

Я заметил, что у него выпирал живот. Я сильнее сжал нож и разрезал ему живот.Из него вышло наполовину пожираемое тело и желтая ткань, залитая кровью. Со слезами на глазах я вытащила свой медальон, на котором была фотография моей бабушки.

Я плакал и плакал.

Затем я вытащил ткань с желтыми пятнами крови и растянул ее перед собой. Кровь быстро окрасила желтые части в красный. Я надела его на голову и надела как толстовку с капюшоном. Затем я посмотрел на наполовину пожираемое тело и решил принести его домой.

Я притащил тело домой, оставив за собой след свежей крови.

Так я получил название Красная Шапочка.

________________________________________________________________________

Все комментарии приветствуются, но если книга не понравилась, всегда можно оставить знай. Есть тысячи книг. Не попадитесь в эту ловушку ?

Лучше научить вас: Ужасающая реальная история Красной Шапочки

Flickr | Фотография любезно предоставлена ​​
Сказки очень древние, некоторые эксперты считают, что традиции насчитывают 6000 лет.

Эта детская сказка гораздо более «металлическая», чем та, которую мы рассказываем сегодня.

Нет сомнений в том, что некоторые из сказок оригинала Гримма устарели довольно ужасно, а некоторые из них многие называют насмешливым названием «Мрачные сказки». Однако одна из самых любимых детских сказок столь мрачного и причудливого происхождения — это «Красная Шапочка».

История Красной Шапочки на данный момент в значительной степени известна, однако ее следует повторить в ее более известной версии, прежде чем углубляться в ее первоначальное повествование.

Красная Шапочка — маленькая девочка, получившая прозвище так из-за красной куртки, которую она всегда носит. По пути, чтобы принести еду в дом своей больной бабушки, она встречает хитрого волка, который интересуется ее делами, учится у невинной маленькой девочки, у которой живет ее бабушка.

Затем он отвлекает девушку, поощряя ее собирать цветы, в то время как он бросается в дом бабушки и пожирает ее, занимая ее место в постели.

Красная Шапочка прибывает и обнаруживает уловку слишком поздно, прежде чем ее либо проглотит целиком, либо волк погонит ее через лес.В конце концов, она и ее бабушка спасены лесорубом в этом районе и живут долго и счастливо.

Вот оригинальная сказка, опубликованная в книге Шарля Перро «Сказки матушки-гуся». Узнав о бабушке Красной Шапочки, волк бросается в дом, убивает бабушку, а затем разрезает труп на куски мяса, а также собирает ее кровь в бутылку.

Красная Шапочка прибывает вскоре после этого с хлебом и молоком. Волк, переодетый бабушкой, уговаривает девушку съесть «мясо и вино» в погребе.

Хотя это только подразумевается, кошка замечает и кричит Красную Шапочку за то, что она съела ее бабушку, называя ее бесчувственным эпитетом. Затем волк побуждает Красную Шапочку сесть с ним в кровать, бросив ее красную куртку в камин, настаивая на том, что она ей больше не понадобится. Красная Шапочка подчиняется и пожирается. Где дровосек? Его нет в этой истории. Вот как это заканчивается. Довольно ужасно по сегодняшним меркам, не правда ли?

Французский писатель Шарль Перро, ответственный за составление других сказок, в первую очередь «Золушки», высказался в защиту негативной реакции на эту историю.

В статье Женевьев Карлтон в блоге «Однажды в сказке» Перро заявил, что история была об опасности доверять незнакомцам, которых он олицетворял как волк, а те, которые казались «нежными», были «самыми опасными».

При дальнейшем рассмотрении его символика становится все менее и менее тонкой. Например, «нежный» волк побуждает девушку оставить свою куртку (символ невинного человека, которым она была раньше) и присоединиться к нему в постели.

Сказки в то время предназначались не для развлечения, а для просвещения.При средней продолжительности жизни, значительно меньшей, чем наша нынешняя, детей воспитывали нравственными и осторожными, поскольку они быстрее взрослеют.

История с ужасающим концом намного эффективнее и реальнее, чем история со счастливым концом. До сих пор есть волки, которые маскируют свои намерения, выглядя «нежными», и это настоящий ужас — насколько верна оригинальная история по сегодняшним стандартам.

Amazon.com: Страшные сказки Фигурка Красной Шапочки


Цена: 43 доллара.72 $ 43,72 + $ 41,19 перевозки

Депозит без импортных пошлин и доставка в Российскую Федерацию $ 24,93 Подробности Доступно по более низкой цене у других продавцов, которые могут не предлагать бесплатную доставку Prime.

  • Убедитесь, что это подходит введя номер вашей модели.
  • Страшные сказки Фигурка Красной Шапочки — РЕДКО!

«Как преследовали» — важное изменение в «Истории Красной Шапочки»

Игра

Hunted была вдохновлена ​​классической сказкой Брата Гримма «Красная Шапочка», но она вносит в историю несколько важных изменений.

Фильм ужасов на выживание Винсента Паронно Hunted черпает вдохновение из сказки братьев Гримм «Красная шапочка» и вносит некоторые очень важные изменения в повествование — вот как. Пока Ева (Люси Дебей) борется за свою жизнь с двумя мужчинами, которые хотят причинить ей вред, она сталкивается с реальностью истории, которую ее мать рассказала ей в детстве о зле человека и помощи волков. В «Красной шапочке» они прямо противоположны, но за сказкой стоит еще более глубокий смысл, который Паронно меняет в Hunted.

Якоб и Вильгельм Гримм, известные как Братья Гримм, были академиками и философами, опубликовавшими один из самых знаковых сборников сказок и фольклора в истории. Их произведения несколько раз экранировались в жанре ужасов.Например, «Гензель и Гретель» превратились в Гретель и Гензель в 2020 году, а «Белоснежка» превратилась в фантастический фильм ужасов Белоснежка: История ужаса в 1997 году. рассказы Гримма, они не включают ужасы оригинальных сказок. Важно отметить, что у братьев довольно сложное прошлое, поскольку они утверждали, что некоторые из их сказок были взяты из устных историй, но на самом деле они были изменены из текста Шарля Перро 17-го века Tales Of Mother Goose.Ученый Кэтрин Оренштейн указывает на это в своей книге Маленькая Красная Шапочка Uncloaked.

Связанные: Гретель и Гензель: все фильмы ужасов по мотивам истории братьев Гримм

Существует множество вариантов «Красной шапочки», но наиболее часто изображается маленькая девочка, которой угрожает волк, съевший ее бабушку.Прежде чем животное успевает съесть ее, мужчина спасает ее. Этот аспект истории делает ее жертвой и девушкой в ​​беде, но другие версии рассказа демонстрируют это как одну из возможностей. Вместо того, чтобы быть спасенными мужчиной, она и ее бабушка перехитрили волка и вышли победителями в истории. Hunted Паронно явно вытекает из этого понятия, поскольку Ева перехитрила человека, но с дополнительным преимуществом, заключающимся в том, что на ее стороне волк. Режиссер превращает мужчину в волка, а волка в символ расширения прав и возможностей женщин.

Hunted изменяет сказку, чтобы дать Еве больше автономии и убрать коннотацию, что женщина в опасности — это девушка в беде.Ее мать рассказывает ей историю женщины, которая должна была стать жертвой группы мужчин. Она помолилась Богу и лесу, в результате чего к ее помощнику подошел волк. В этом случае Еву предостерегают от зла ​​мужчин и сообщают о силе женщин. Важность внесения этого изменения говорит о последствиях использования сказки в качестве предостерегающего рассказа о женской морали.

Версия Перро была проанализирована учеными и историками, которые пришли к выводу, что красный капюшон указывает на период жизни человека, а волк представляет собой хищную мужскую фигуру.Это было поучительное повествование, адресованное наивным молодым женщинам 17 века. По мере того, как с годами она трансформировалась, остатки оригинальной истории остаются, так как Красная Шапочка редко спасается в мультфильмах, комиксах и фильмах. В последние годы прозвучали призывы к изменению этого повествования с помощью таких фильмов, как Hard Candy и, совсем недавно, Hunted. Это изменение важно, потому что оно устраняет представление о том, что женщина не может постоять за себя и всегда будет жертвой, если мужчина не придет к ее помощнику .

К концу Hunted, Ева доказывает, что ей не нужен мужчина, чтобы спасти ее. Волк олицетворяет ее силу как женщину и ее полномочия как человека, который не позволяет мужчинам использовать ее в своих интересах. Охота — один из самых мощных фильмов на сегодняшний день, который черпает вдохновение из «Красной шапочки», потому что он меняет обычное повествование, приписываемое девушке в сказке, и послушные ожидания женщин в обществе.

Подробнее: ужас ВСЕГДА был политическим — вы просто не искали

4 новых фильма и сериала MCU Phase 4, которые, как сообщается, раскрыты: Thunderbolts, Nova и др.

Об авторе Мара Бахман (Опубликовано 568 статей)

Мара Бахман работает сценаристом фильмов ужасов в компании Valnet, Inc на ScreenRant.

Ещё от Mara Bachman

A Wild New Spin on Little Red Riding Hood

Скриншот: Shudder

Обычно я не любитель фильмов ужасов VOD, но этот трейлер Винсента Паронно « Hunted » меня зацепил. Это современный взгляд на классическую сказку «Красная Шапочка », но это едва ли не затрагивает поверхность того, что Рэд сделал в « Hunted ».

Итак, мы все знаем историю: Красная Шапочка путешествует по лесу, чтобы увидеть свою бабушку, Большой Злой Волк хочет ее съесть, поэтому он избивает ее до дома бабушки. Волк убивает, ест и маскируется под бабушку, и когда появляется Рыжий, все заканчивается либо счастливо, либо крайне несчастно, в зависимости от того, какую версию вы читаете. Теперь сравните это с трейлером Hunted . Черт возьми, только посмотрите на кадр видео:

Все начинается так, как будто бабушка собирается рассказать сказку своему внуку, за исключением того, что она внезапно упоминает «девочку-волка».«Затем это происходит с отцом и сыном, которые ищут весь мир, как будто они находятся в поездке / упражнении по сближению, но это внезапно переходит в отцовскую встречу и похищение молодой женщины по имени Ева (Люси Дебей) для« плоть, которая будет служить пищей ». Легко предположить, что папа, как минимум, оборотень, учитывая сказочную рамку, представленную бабушкой. Хотя это особо жутких , что отец запер женщину в своем грузовике, когда предположительно его сын все еще ездит на ружье.

Мы не прошли даже половину пути через трейлер, когда машина врезалась в очень большого кабана посреди дороги, разбив машину так сильно, что Ева смогла убежать в ближайший лес. Папа бросается в погоню, злобно глядя на него в стиле Большого Злого Волка, и вам кажется, что вы пришли к современной, очень мрачной интерпретации классической сказки. Но затем бабушка / рассказчик начинает говорить о том, что лес полон гигантских волков и как он хотел защитить Еву, услышав ее песню (крики).Внезапно фильм теперь о Еве и кучке лесных существ, объединившихся, чтобы трахнуть папу. Трейлер заканчивается тем, что она идет полным Princess Mononoke с синей краской, размазанной по всему лицу, бежит через лес и кричит от ярости, очевидно, вожак стаи волков, и о боже, что это за фильм ?!

Думаю, что теоретически я узнаю, когда буду смотреть этот цифровой, DVD или Blu-ray по запросу 18 мая, хотя я мог бы увидеть его на сервисе потоковой передачи ужасов Shudder, где фильм дебютировал еще в Январь.

G / O Media может получить комиссию

Chill out
Получите капсулы, лекарства для местного применения, настойки и многое другое с разной концентрацией по очень большой уценке.


Чтобы узнать больше, убедитесь, что вы подписаны на нас в нашем новом Instagram @ io9dotcom .

Придерживайтесь пути: фантастика ужасов и Красная шапочка

Итак, двое парней идут по болотам.

Да, вы слышали это.

Пара молодых американцев путешествует по Европе, и они ныряют, спасаясь от холода, оказываются в только что сделанной тишине местного бара, где получают, как оказалось, довольно мудрый совет: берегитесь луны, берегите держитесь подальше от болот и, самое главное, держитесь дороги.

Это история старше либо их, местных жителей, либо того, что мы называем Европой.

Трудно точно определить, когда и где мы начали рассказывать себе историю Красной Шапочки, но довольно просто: она поддерживает безопасность деревни, города, а не известных опасностей неизвестного леса — сельской местности, где у холмов всегда есть глаза. Это наставление, которое мы хорошо знаем, и нам даже не нужны рассказы, родители или страшные волки, чтобы почувствовать его истинность. Нам просто нужно прислушиваться к своему внутреннему уху, каждый раз, когда мы идем по мосту, доске, бревну: середина там, где безопасность.Единственное, что есть в обе стороны, — это падение. Единственное, что не в порядке, это какая-то версия смерти. Это балансирующее действие, которое мы даже закодировали в наших религиях. Срединный путь буддизма между строгостью и гедонизмом, скажем, или Иисуса христианства, который не является ни человеком, ни богом, но находится прямо в этой блаженной середине.

Красная Шапочка кажется нам верной в том смысле, что мы даже не думаем подвергать сомнению. Из-за этого он снова и снова кружит над земным шаром. Любой мем должен надеяться стать настолько вирусным. Это поучительная история, которую мы дорожим больше всего, это та, у которой самые длинные ноги, она ничего не теряет, когда адаптируется к культуре за культурой, эпохой за эпохой, и вы продолжаете находить ее версии все глубже. копаешься в истории, в сказках — в нас .

Когда мы колонизируем другие планеты, и ребенок какой-то матери одевается, чтобы выйти на яркий свет, построить замки из всего этого магнитного красного песка, напоминание о том, что они собираются стонать, выходя за дверь, это должно оставаться путь. Не доверять незнакомцам.

Ваш радиомаяк работает только рядом с антенной купола, дорогая.

Этот милый инопланетянин не делает лица при первом контакте. Вот так это выглядит до обеда.

Эта поучительная история о молодой девушке, сходящей с тропы на пути к бабушке, длилась так долго, потому что она никогда не перестает повышать шансы странника на выживание.Все сводится только к цифрам: ваша смертность намного выше, несмотря на то, что Роберт Фрост мог бы настаивать. Действительно, «вся разница» в том, чтобы выбрать менее проторенный путь, да — исследователи действительно находят вещи и меняют мир — но чаще всего разница заключается между жизнью и смертью, между удовольствием и болью, между счастьем и несчастье. Просто спросите Реда. Сожалела ли она о своем решении, увидев большие зубы своей новой бабушки?

Нет, если она была фанаткой ужасов.

Да, оставаться на пути — отличный совет для детей, для людей, для всех нас.

Но не для ужастиков.

Люди, которым не нравятся ужасы, они, как правило, не понимают, как все мы, больные в наших черных футболках, можем упиваться плохими концами, ожидающими стольких из этих персонажей. Но они не понимают двух жизненно важных вещей: во-первых, история ужасов не убивает этих персонажей только из-за шока или проступка или для подпитки какого-то жестокого импульса. Он приносит их в жертву истории — он устанавливает и то, что ужас реален, и то, что ставки смертельны.Красные рубашки служат не только для того, чтобы защитить основной экипаж от различных колючек и стрел в этом враждебном ландшафте. Они позволяют истории делать ставки и обеспечивать экспозицию.

Неважно, что эти рубашки, вероятно, не были красными до этой высадки.

Мы радуемся, когда эти персонажи падают в водоворот зубов, потому что это говорит нам о том, что ужас настоящий, и вот как он работает.

Это первое, чего не попадают в ужас.

Вторая вещь — Красная Шапочка.

Вот кто эти персонажи .

Большинство страшилок бывают двух видов. Они либо присоединяются к системе закрытого правосудия, либо к системе открытого правосудия.

История Красной Шапочки — история закрытого правосудия. На самом базовом уровне это говорит о том, что если вы отклонитесь от пути, вы получите то, что заслуживаете. Если вы не последуете совету, который вам дали добровольно, — если вы не прислушаетесь к своим старшим, — последствия будут ужасными и необратимыми.И, чтобы быть уверенным, что мы понимаем эту динамику, истории, как правило, сообщают об этом за нас.

Пример: Пятница, 13-е . Помните Сумасшедшего Ральфа на велосипеде? Его задача в этой первой части — стоять у входа в опасный ландшафт и предупреждать людей от Camp Blood, говорить им, что они все обречены, если они выйдут туда и начнут все свои подростковые выходки. То, что он говорит Энни и остальным, — это оставаться на пути, оставаться там, где это безопасно.

Но слушают ли эти вожатые, проникающие в город? Конечно, нет. Этот парень на велосипеде, он явно не весь там, и, кроме того, это работа для них, это работа, это деньги: эти дети продолжают идти вперед, во все мачете, стрелы и еще хуже. А также? Вы можете очистить Безумного Ральфа до вполне респектабельного дежурного на бензоколонке в Техасская резня бензопилой , вы можете сделать его страшным, как Мардохей в Хижина в лесу , и эти дети все равно не будут его слушать.

Нет, эти предупреждения, как правило, больше похожи на приглашения с золотым тиснением, чем на смех, как на гарантию того, что прямо там вас ждут хорошие времена. Но если у этих персонажей не будет, по крайней мере, шанс , чтобы потянуть за рычаг выброса, то ужас, который они скоро наведут на них, не будет казаться справедливым, не так ли? Не будет ощущения, что они об этом просили.

Но и настоящий ходячий говорящий предвестник не всегда нужен. Вам не нужно, чтобы на краю этого мрачного карнавала стоял получеловек, который предупреждал бы гуляк поздно ночью.Особенно, когда персонажи так явно просят об этом.

Возьмите Элеонору и команду из Призраки дома на холме . Они не случайно попали в Хилл Хаус. Они не сломались в дороге, как Брэд и Джанет, они не унаследовали это имение в каком-то драматическом прочтении завещания, и они не проводят там время, чтобы переоборудовать это место в приют. Нет, это научный эксперимент, в котором они участвуют. Им нужны доказательства, которые имеют реальное значение в научном мире.

Когда вы излишне подвергаете себя риску из-за денег, знаний, азарта, то это означает, что вы расширяете себя таким образом, чтобы не только сделать вас уязвимыми, но и фактически сделать вас уязвимым. цель. Вы сбиваетесь с пути ради фруктов, которые вам совершенно не нужны. Тебя искушают уйти в тень. И не без причины.

Каждая голодная тварь в этом лесу задерживает дыхание, пока ваша нога не сделает первый шаг вдали от ее безопасного, контролируемого места.

Элеонора и остальная часть этой команды в Хилл-Хаусе, они замешаны в своей собственной гибели. Они решили подчиниться закрытой системе правосудия. Они просят об этом.

Когда кого-то терзает медведь за то, что он ткнул его, пока он спал, вам не так жаль его, как могло бы быть, не так ли?

Они сами навлекли это. Так происходит в страшилке о закрытой системе правосудия. Мы съеживаемся от манеры, но в этом есть полный смысл.

То, что люди, не увлекающиеся ужасами, обычно не задерживаются достаточно долго, чтобы добраться до них — они не могут видеть сквозь кровь и крики — это то, что эта динамика персонажей, встречающих те цели, которые они сами собой принесли, подтверждает это. наше тайное желание, чтобы мир мог быть просто справедливым и сбалансированным местом. В одно и то же время он побуждает нас подвести итоги собственного поведения и решить, не внесли ли мы какой-либо ужас в наши собственных жизней. Когда мы этого не сделали, то эта ужасная история, как ни странно, на самом деле заставляет нас чувствовать себя в большей безопасности, не говоря уже о монстрах или призраках, в которых мы заставили нас поверить на своем пути.Это монстры и призраки, которые нацелены на людей, которые этого заслуживают. И мы этого не заслуживаем. Мы знаем лучше, чем просить об этом, мы лучше знаем, чем приглашать его.

Наблюдая, как персонажи сбиваются с пути и не возвращаются, мы научились оставаться на пути.

Вот как работают поучительные сказки.

Что касается обратной стороны монеты ужасов, открывают циклов правосудия, наиболее известным, вероятно, является Экзорцист . Невинная маленькая двенадцатилетняя Риган сделала что-нибудь, чтобы пригласить демона в свою жизнь? Ее мать много работает, оставляя ее одну, но мы не можем винить Риган в этом.Ее отец и мать разводятся, но опять же: не по вине Риган. Конечно, она играет доской для спиритических сеансов, но это после того, как она начала владеть. Демон предполагает, что цель, по которой она стала жертвой, заключалась в том, чтобы показать «животное» и «уродливое» в самом невинном, но быть человечным и милым вряд ли можно просить ужаса.

Нет, Риган ни одного медведя не тыкает, ни одного шершня не трогает. И все же ее все равно кусают.

Истории, подобные этой, они заполняют тени зубами, которые будут там, независимо от того, вызывали ли мы их.Ужасные истории с открытыми циклами правосудия в корне беспокоят, потому что то, что они делают, помещает нас всех в пул жертв. Мы не чувствуем себя в безопасности. Эти истории показывают нам, что оставаться на пути вас не спасет — ничто не спасет. Когда ужас хочет тебя, ужас захватывает тебя, и он может быть произвольным и случайным, как захочет. Все наши имена занесены в этот плохой хоппер, и в один прекрасный день его могут отозвать, и мы ничего не можем с этим поделать.

Даже космическое представление Лавкрафта о сверхъестественном, несмотря на то, что оно делало нас незначительными, наконец, не было таким уж мрачным.Его персонажи, как правило, открывают книги, которых им не должно быть, и в этот момент они получают то, что заслуживают, и мы, рассказывая историю, чувствуем себя в большей безопасности, когда она нас обрабатывает.

И, конечно же, есть пограничные дела, истории, по которым трудно сказать, открытый или закрытый цикл правосудия.

Сияние , скажем. Мы, конечно, можем утверждать, что он создан по образцу The Haunting of Hill House , но, на самом деле, я думаю, более справедливо то, что оба этих романа — это истории о домах с привидениями, так что в конечном итоге они обрабатываются через ту же динамику дома с привидениями. Hill House , однако, был явно замкнутым циклом: этой бригады там не должно было быть. Даже если вы каким-то образом сделаете научное начинание «честным» и позитивным, все равно эта команда получает стипендии за участие — им платят за то, чтобы они поставили свою шею на плаху. Что бы ни случилось после этого момента, это их дело.

Shining — более сложная история. Джек Торранс привозит свою семью в Оверлук, чтобы избавиться от финансового давления.И Джека предостерегают от того, чтобы оставаться там, поскольку он поделился поучительной историей о том, что случилось с предыдущим смотрителем и семьей этого смотрителя. А до того, как пойдет снег, у Torrances до есть шанс сбежать из этого плохого места. Да, обязательство удерживает их там, да, ограниченный экономический выбор удерживает их там, но, как только дом начинает их переваривать, возникает ли ощущение, что они просили об этом? Как они этого заслуживают? Как будто они каким-то образом скомпрометировали себя, из-за чего возникла особенная для них психическая мясорубка?

Я утверждаю, что нет, они этого не заслуживают.

Они невинные, пойманные в пасть какого-то монстра. У Джека, конечно, пятнистое прошлое и неоднозначное настоящее, но вместо этого, я утверждаю, что он спрашивает нас, кто из нас идеален?

Мы все Джек. Мы все попали в эту группу жертв. В глубине души у нас есть плохие перешептывания. Никто из нас никогда не сможет полностью обогнать нас.

Это в корне отличается от того, как подростки отправляются в лагерь Кровь ради хороших летних развлечений.

Кстати: обратите внимание на очевидную разницу между The Shining и Friday the 13th : количество убитых и интенсивность убийств.

В большинстве случаев простой поверхностный анализ может сказать вам, закрытая это или открытая система правосудия.

В ужасных историях о закрытом правосудии жизнь просто стоит меньше, поскольку она тратится на установление ставок и демонстрацию. В Alien , когда ксеноморф преследует и прорубает свой путь через команду Nostromo , чтобы установить, как этот монстр делает то, что он делает, чтобы устроить за нас финальную битву, мы можем съежиться от манеры каждого убийства, но мы не чувствуем этого эмоционального удара кишки: «, он не должен был умереть, не так ли?»

Они все должны умирать.Они скомпрометировали себя, спустившись на планету за «долей» открытия, они пригласили ужас, заглянув в ту капсулу, а затем решили свою судьбу, несмотря на возражения Рипли, позволив инфицированному члену экипажа вернуться. на доске.

Закрыто, закрыто, закрыто. Они получают то, о чем просят.

И это различие между открытым и закрытым правосудием — это не просто то, что происходило раньше. Он по-прежнему в игре, как и раньше. Проверьте Get Out , где главного героя предупреждают о том, чтобы он не попадал в странный и опасный мир родителей его подруги, — предупреждал не только его друг, но и его собственные опасения, из-за того, что плохая история может усугубиться. , а затем, на случай, если мы это пропустили, встреча с полицейским, который практически стоит на краю этого ужаса, чтобы предупредить его.Но наш герой не останавливается. На этот раз не из-за денег, а из-за любви.

Результат тот же: ужас, ужас, а затем помощь ужаса.

Но?

В ужасных историях о закрытом правосудии чаще, чем в ужасных историях, связанных с открытыми циклами правосудия, есть концовки с искуплением, концовки, в которых ужас преодолен, концовки, в которых побеждают правильные люди.

Посмотрите на Экзорцист . Посмотрите на The Shining . Любые победы в этих открытых круговоротах правосудия, безусловно, являются второстепенными, и к тому же довольно временными.

Однако в ужасной истории закрытого правосудия, такой как Get Out , обычно появляется какая-то версия выжившей «последней девушки», кто-то не такой скомпрометированный, как остальная часть команды, и может искупить не только себя, но и , в процессе, все мы. Это отличается от простого выживания, на которое обычно и можно надеяться в каком-нибудь хорошем и жестоком ужасе открытого правосудия.

Однако последняя девушка в ужасной истории о закрытом правосудии иллюстрирует то, что с силой воли, с усилием, с решимостью вы можете пробиться через замкнутый цикл правосудия.Во многих версиях Красной Шапочки — проверьте Анджела Картер — Красный побеждает волка, она обращает на него замкнутый цикл правосудия, показывая ему, что его проступка на самом деле караются смертью. И обычно это довольно тяжелая смерть.

Это еще одна характеристика замкнутых циклов правосудия: убийства намного сложнее, ужаснее и веселее — у них должно быть , чтобы «осторожность» предостерегающей сказки проникла в нас так же глубоко, как они делают.В открытых круговоротах справедливости, поскольку эти люди не пригласили этот ужас — поскольку они не заслуживают его — каждая жизнь имеет большее значение, поэтому к каждой жизни относятся с большим уважением.

Другой способ взглянуть на это состоит в том, что хотя открытые циклы справедливости могут иметь больший резонанс, наконец, поскольку они соответствуют тому, что мы видим в окружающем мире — случайная несправедливость, постоянная несправедливость, плохие вещи, происходящие с хорошими людьми — страшные истории с замкнутые циклы справедливости постулируют мир, в который мы хотели бы поверить , как и , мир, в котором ошибки исправляются, где виновные наказаны, а невиновные остаются без внимания.

Иногда вам нужно одно, иногда вам нужно другое, а иногда, пытаясь все обдумать, вы просто забиваетесь в тот бар в Уэльсе, забивая пинту за пинтой, когда два молодых американца спотыкаются, выжидающе оглядываются, невинно, надеюсь.

Вот где так или иначе идут страшилки.

Здесь мы, аудитория, читатели, получаем подсказку о том, как принимать все, что должно последовать: мы съеживаемся от смерти, приближающейся к нам, или мы радуемся?

В этом вся разница.История, которая громкая и кровавая, но радостно прокладывает себе путь через персонажей, которые ее не заслуживают, вероятно, нарушит наше встроенное чувство справедливости. Точно так же слэшер, благоговейный к каждой жизни и робкий в демонстрации ярких внутренностей всех персонажей, заставит нас умолять страницу или экран, потому что что-то с уже произошло .

Итак, как же разворачивается эта история об этих американцах, путешествующих с рюкзаками? На какую систему он будет подписываться? Что ты, сидя за барной стойкой, скажешь этому мальчику с ясными глазами?

Если поможет, запомните, какого цвета пиджак, который носит высокий.

Это расскажет вам, в какой истории он уже участвует.

Все, что вам нужно сделать сейчас, это сказать: берегись луны. Держитесь подальше от болот.

Держитесь пути.

Это не принесет никакой пользы, никогда не принесет, но ужас — это ритуал, и если мы все не произнесем свои реплики в нужное время, то остальной истории не произойдет. И мы очень хотим, чтобы это произошло. Как показал нам Хижина в лесу , нам нужно , чтобы это произошло, и так, всегда так: два улыбающихся американских туриста рассказывают анекдоты, выходя в воющую тьму.Красная точка, поглощенная туманным дождем, а затем, где-то в глубине ночи, снова расцветает красным примерно на столько же, сколько длится крик.

Эта статья была первоначально опубликована в мае 2017 года.

Стивен Грэм Джонс — автор 22 или 23 книг, более 250 рассказов и всего этого здесь. Его повесть ужасов Mapping the Interior доступна 20 июня на сайте Tor.com Publishing. Он живет в Боулдере, штат Колорадо, и у него несколько сломанных старых грузовиков, доктор наук и слишком много ботинок.


Adblock
detector