Свиду или с виду как правильно пишется

? -, - , ?
Свиду или с виду как правильно пишется

«ê âðà÷ó» èëè «êî âðà÷ó»?

Ñîìíåâàëèñü êîãäà-íèáóäü, êàê íàïèñàòü — «â âèäó» èëè «ââèäó», «â íåçàâèñèìîñòè» èëè «âíå çàâèñèìîñòè»? Ïîñâÿùàåì ýòîò âûïóñê íå ñàìûì ïðîñòûì ïðåäëîãàì. Áóäåì âûáèðàòü ìåæäó «ê» è «êî», «ñ» è «ñî», à åù¸ âûÿñíèì, ñóùåñòâóþò ëè ïðåäëîãè «çàñ÷¸ò» è «âñâÿçè».

;Ïðàâèëüíî: Ñ óòðà ÿ ïîéäó ê âðà÷ó

Åñëè íå óâåðåíû, êàê ïðàâèëüíî — “êî âðà÷ó” èëè “ê âðà÷ó”, ëó÷øå çàïèñûâàéòåñü ê äîêòîðó: òàê øàíñîâ ïîïàñòü íà ïðè¸ì áóäåò áîëüøå. Íî ïðî âðà÷à ìû ñåé÷àñ òîæå âñ¸ ðàññêàæåì.

 áîëüøèíñòâå ñëó÷àåâ ìû èñïîëüçóåì â ðå÷è ïðåäëî㠓ê”, à êîãäà ýòî ñòàíîâèòñÿ íåóäîáíî, íà ïîìîùü (è çàìåíó) åìó ïðèõîäèò ïðåäëî㠓êî”. Ïîïðîáóéòå, íàïðèìåð, ïðîèçíåñòè âñëóõ «ê ìíå», «ê ëáó», «ê çëó» — ñëèøêîì ìíîãî ñîãëàñíûõ, ïðàâäà?

Ïðåäëî㠓êî”, âî-ïåðâûõ, èñïîëüçóåòñÿ ïåðåä îäíîñëîæíûìè ñëîâàìè, êîòîðûå íà÷èíàþòñÿ ñ ñî÷åòàíèÿ ñîãëàñíûõ: «êî äíó», «êî ëáó», «êî ëüäó», «êî ëæè» è ò. ä. Âî-âòîðûõ, ïåðåä ñëîâàìè “âåñü”, “âñÿêèé”, “âñÿ÷åñêèé”, “âòîðîé”, “âòîðíèê”, “ìíîãèå”, “ìíîãîå”: «êî ìíîãîìó», «êî âñÿêîìó». Â-òðåòüèõ, â íåêîòîðûõ óñòîé÷èâûõ ñî÷åòàíèÿõ (“ïðèéòèñü íå êî äâîðó”).

À òåïåðü âîçâðàùàåìñÿ ê íàøåìó ñóùåñòâèòåëüíîìó è çàïîìèíàåì: îòíûíå çàïèñûâàåìñÿ òîëüêî “ê âðà÷ó”. Îáëåã÷èì æèçíü è ñåáå, è ÷åëîâåêó “íà ïðîâîäå”, è, âîçìîæíî, ñàìîìó äîêòîðó.

Ïðàâèëüíî: Óêðàñèòü äîì êî äíþ ðîæäåíèÿ

Ïðàâèëüíî: Ê äíþ ðîæäåíèÿ ÿ îòíîøóñü òàê æå, êàê è ê ëþáîìó äðóãîìó äíþ

Êàê èçâåñòíî, ëþäè äåëÿòñÿ íà äâà òèïà: òå, êòî ïëàíèðóåò ïðàçäíîâàíèå äíÿ ðîæäåíèÿ êàê ìèíèìóì çà ìåñÿö, è òå ñ÷àñòëèâûå (ñ÷àñòëèâûå âåäü?), êîòîðûå «÷àñîâ íå íàáëþäàþò».

Âû âñ¸ âåðíî çàìåòèëè: çäåñü ïðåäëîã ñòîèò ïåðåä îäíèì è òåì æå ñëîâîì, íî äëÿ ïåðâîãî ïðåäëîæåíèÿ ìû âûáðàëè “êî”, à äëÿ âòîðîãî — “ê”.  ñëó÷àå ñ ñóùåñòâèòåëüíûì “äåíü” âàæíî âîò ÷òî: ìû ãîâîðèì î ïðèóðî÷åííîñòè ê ïðàçäíèêó èëè ïðîñòî óïîìèíàåì ñîáûòèå?

Íàïðèìåð, â ñî÷åòàíèÿõ “ñäåëàòü îòêðûòêó êî Äíþ Ïîáåäû” è “óêðàñèòü äîì êî äíþ ðîæäåíèÿ” íàøè äåéñòâèÿ êàê ðàç ïðèóðî÷åíû ê ñîáûòèÿì. À â âûðàæåíèÿõ “îòíîñèòüñÿ ñ óâàæåíèåì ê Äíþ Ïîáåäû” è “ñïîêîéíî îòíîñèòüñÿ ê äíþ ðîæäåíèÿ” ìû ãîâîðèì î ñîáûòèÿõ êàê î ÷¸ì-òî áîëåå ãëîáàëüíîì, íå ïðèâÿçàííîì ê äàòå.

Ïðàâèëüíî: ß íå ñîãëàñåí ñî ìíîãèìè èç âàñ

Ðàçáåð¸ì åù¸ îäíó ïàðó ïðåäëîãîâ, ìåæäó êîòîðûìè ïðèõîäèòñÿ âûáèðàòü: “ñ” è “ñî”. Ïðåäëî㠓ñî”, êàê è «êî», èñïîëüçóåòñÿ ïåðåä îäíîñëîæíûìè ñëîâàìè, íà÷èíàþùèìèñÿ ñ ñî÷åòàíèÿ ñîãëàñíûõ: «ñî ëüäîì», «ñî ëáîì», «ñî äíÿ» è ò. ä. Òàêæå “ñî” ïèøåòñÿ ïåðåä ñëîâàìè íà “ù” («ñî ùàìè», «ñî ùàâåëåì») è ñî ñëîâàìè, íà÷èíàþùèìèñÿ ñ ñî÷åòàíèÿ ñîãëàñíûõ, åñëè íà ïåðâîì ìåñòå ñòîÿò áóêâû “ç”, “ñ”, “ø” («ñî çâîíîì», «ñî ñôåðîé», «ñî øêîëîé»).

Ýòî åù¸ íå âñ¸! Ïðåäëî㠓ñî” ìû âûáåðåì ïåðåä ñëîâàìè “ìíîé”, “ìíîþ”, “âåñü”, “âñÿêèé”, “âñÿ÷åñêèé”, “âòîðîé”, “âòîðíèê”, “ìíîãîå”, “ìíîãèå” è â óñòîé÷èâûõ ñî÷åòàíèÿõ («ñî äíÿ íà äåíü», «ñî äâîðà»).

Ïðàâèëüíî: Ìû ïîéä¸ì â ïîõîä âíå çàâèñèìîñòè îò ïîãîäû

À òåïåðü íàñòîÿùèé ýêñòðèì! Êàê âû óæå äîãàäàëèñü, ìû ñåé÷àñ íå òîëüêî î ïîõîäàõ â ëþáóþ ïîãîäó, íî è î íåïðîñòîì ïðåäëîãå. “Âíå çàâèñèìîñòè”, “â íåçàâèñèìîñòè” è äàæå “â íå çàâèñèìîñòè” — âîò ñêîëüêî âàðèàíòîâ åãî íàïèñàíèÿ ìîæíî âñòðåòèòü. Íî ïðàâèëüíûé òîëüêî îäèí: “âíå çàâèñèìîñòè”, åãî åù¸ ìîæíî çàìåíèòü ïðåäëîãîì “íåçàâèñèìî îò”.

Ãëàâíîå — íå ïóòàòü ïðåäëî㠓âíå çàâèñèìîñòè” ñ ñî÷åòàíèåì ïðåäëîãà ñ ñóùåñòâèòåëüíûì: “ íåçàâèñèìîñòè îò ÷óæîãî ìíåíèÿ è çàêëþ÷àåòñÿ ñâîáîäà”. Âîò åù¸ îäèí õîðîøèé ïðèìåð ñ “Ãðàìîòû.ðó”: “Êàòàëîíöû âèäÿò ìíîãî ïëþñîâ â íåçàâèñèìîñòè îò Èñïàíèè”.

Ïðàâèëüíî: Áîëüøóþ ÷àñòü áàëëîâ â ÅÃÝ ÿ íàáðàë çà ñ÷¸ò ïåðâîé ÷àñòè

Ïîìíèòå ïðåäëî㠓íàñ÷¸ò”?  îòëè÷èå îò ñî÷åòàíèÿ ïðåäëîãà “íà” ñ ñóùåñòâèòåëüíûì “ñ÷¸ò”, ïðåäëîã «íàñ÷¸ò» ïèøåòñÿ ñëèòíî. Ñðàâíèòå: “Ñïðîñèòü ó äðóãà íàñ÷¸ò ðåïåòèòîðà” è “Ïåðå÷èñëèòü äåíüãè íà ñ÷¸ò îíëàéí-øêîëû”.

Òàê âîò, â ñëó÷àå ñ ñî÷åòàíèåì «çà ñ÷¸ò» ýòà ñõåìà íå ðàáîòàåò. Ïîòîìó ÷òî ïðåäëîãà “çàñ÷¸ò” íå ñóùåñòâóåò. “Çà ñ÷¸ò” âñåãäà ïèøåòñÿ â äâà ñëîâà, î ÷¸ì áû âû íè ãîâîðèëè: “çà ñ÷¸ò ñâîåé óï¸ðòîñòè”, “çà ñ÷¸ò ïëîùàäè ãàðäåðîáà”, “çà ñ÷¸ò çàâåäåíèÿ”, “çà ñ÷¸ò ïåðâîé ÷àñòè ÅÃݔ.

Íà âñÿêèé ñëó÷àé: â ñîþçå “çà ñ÷¸ò òîãî, ÷òî” ñî÷åòàíèå “çà ñ÷¸ò” òîæå ïèøåòñÿ ðàçäåëüíî. À åñëè ñîþç ïðèñîåäèíÿåò ïðèäàòî÷íûå ïðåäëîæåíèÿ, çàïÿòàÿ îáû÷íî ñòàâèòñÿ íå ïåðåä íèì, à âíóòðè — ïåðåä ñëîâîì “÷òî”: “ß ïîäòÿíóë ñâîé àíãëèéñêèé òîëüêî çà ñ÷¸ò òîãî, ÷òî íà÷àë ñìîòðåòü ñåðèàëû â îðèãèíàëå”.

Ïðàâèëüíî:  ñâÿçè ñ ýòèì…

Íåìíîãî “êàíöåëÿðùèíû” íàïîñëåäîê — èìåííî â îôèöèàëüíûõ äîêóìåíòàõ ÷àùå âñåãî ìîæíî âñòðåòèòü ýòîò ïðåäëîã. È òóò ãëàâíîå — íå äîïóñòèòü â äîêóìåíòå îøèáêó. Êàê ïîêàçûâàåò ñòàòèñòèêà, â íàïèñàíèè ïðåäëîãà óâåðåíû íå ìíîãèå: «ßíäåêñ» âûäà¸ò áîëüøå 11 òûñÿ÷ ðåçóëüòàòîâ â ìåñÿö ïî çàïðîñó “âñâÿçè”, à ãóãë è âîâñå 730 òûñÿ÷ ðåçóëüòàòîâ.

Çàïîìíèòå: ñî÷åòàíèå “â ñâÿçè” âñåãäà ïèøåòñÿ ðàçäåëüíî — è â ñîñòàâå ïðåäëîãà, è â ñîñòàâå ñîþçà “â ñâÿçè ñ ÷åì”. À â ñî÷åòàíèÿõ âðîäå “áûòü â ñâÿçè ñ êåì-òî” “â ñâÿçè” — ýòî óæå ñî÷åòàíèå ïðåäëîãà ñ ñóùåñòâèòåëüíûì, è óäàðåíèå òóò ïàäàåò íå íà “è”, à íà “ÿ”: “â ñâßçè”.

Ïðàâèëüíî: Ââèäó ïðåäñòîÿùåãî îòïóñêà…

Èçâèíèòå, íî “êàíöåëÿðùèíà” òàê ïðîñòî íà çàêàí÷èâàåòñÿ. Âîîáùå, ìû ðåêîìåíäóåì âìåñòî óæ î÷åíü îôèöèàëüíîãî “ââèäó” èñïîëüçîâàòü ïðåäëî㠓èç-çà”, íî åñëè î÷åíü õî÷åòñÿ, ïèøèòå åãî õîòÿ áû áåç îøèáîê. È ïîñòàðàéòåñü íå ïóòàòü åãî ñ ñî÷åòàíèåì ïðåäëîãà è ñóùåñòâèòåëüíîãî: ñëîâîñî÷åòàíèå “èìåòü â âèäó” ïèøåòñÿ èìåííî òàê, â òðè ñëîâà.

Äðóãèå ñòàòüè â ëèòåðàòóðíîì äíåâíèêå:

  • 31.08.2021. Äàâàéòå äóìàòü ïðåæäå ÷åì ïèñàòü
  • 30.08.2021. Îõ óæ ýòè ïðàâèëà ðóññêîãî ÿçûêà!
  • 28.08.2021. Â ðóññêîì ÿçûêå áîëüøå øåñòè ïàäåæåé?
  • 26.08.2021. Óêðàèíèçìû â ðóññêîé ðå÷è
  • 25.08.2021. Ïèøåì ïðàâèëüíî!
  • 21.08.2021. ×òî çíà÷èò âûéòè â òèðàæ
  • 19.08.2021. Æèâûå êîðíè óøåäøèõ ñëîâ
  • 16.08.2021. È ñíîâà Ïóøêèí…
  • 15.08.2021. Ôèëîëîãè÷åñêèé ìàíüÿê
  • 14.08.2021. Êàê ïðàâèëüíî
  • 13.08.2021.  ÷åì îòëè÷èå öåðêâè îò õðàìà
  • 11.08.2021. Êòî òàêîé ¨ðà
  • 10.08.2021. Êàê ïðàâèëüíî?
  • 06.08.2021. Ñòðàííûå ïðàâèëà ïóíêòóàöèè

Здравствуйте, в этой статье мы постараемся ответить на вопрос: «Как правильно писать ввиду или в виду». Также Вы можете бесплатно проконсультироваться у юристов онлайн прямо на сайте.

Есть два основных и самых простых различия. Если вы хотите использовать в предложении предлог «ввиду», то его надо писать слитно. Но существительное «в виду» пишется раздельно от предлога «в». Возьмем пример, где используем предлог: «Ввиду спортивных соревнований, на этой неделе надо готовиться усерднее».

Также: В присутствие, при, в виду, в глаза. В моем присутствии — в бытность мою, при мне, во время моего пребывания, на моих глазах.
Смотря для чего эти слова используются, если речь идёт о конкретных действиях, в силу каких-либо обстоятельств или причин, то пишется слитно — ввиду и имеет родительный падеж.

Иметь в виду или иметь ввиду – как правильно?

Запомните, что ошибочным написанием будет слитное употребление существительного и предлога «в виду». Данная словоформа употребляется раздельно.

То же самое касается и сложного предлога, и устойчивого словосочетания «иметь в виду». В первом случае написание в тексте не может быть раздельным, а только слитным, а во втором случае – наоборот.

По крайней мере, наши читатели уже не раз попросили нас ответить на этот вопрос.nnЛучше написать просто »просили», а не »попросили».

Термин ЕВРОТЕСТ – это вымысел продавцов, которые по аналогии с РОСТЕСТОМ решили идентифицировать свои телефоны.

Следует запомнить небольшие правила:

  1. Если основной смысл предложения имеет значение причины и оборот можно переиначить сходными словами “по причине”, “из-за”, то пишется слитно.
  2. Если контекст указывает на то, что можно предвидеть, не терять из поля зрения, то следует писать раздельно.

По многочисленным просьбам теперь можно: сохранять все свои результаты, получать баллы и участвовать в общем рейтинге.

Ввиду плохой погоды мы не пошли гулять. Ввиду отвечает на вопросы «как?», «почему?» и является наречием.

Это существительное в предложном падеже + предлог «в». Чаще всего оно входит в состав устойчивого выражения «иметь в виду» и означает «подразумевать», «предполагать», «уточнять», «учитывать», «намереваться».

Среди ос выделяют цариц и рабочих особей. Царицы являются яйцекладущими, а рабочие особи не откладывают яйца.

Если в контексте присутствует сложный предлог «ввиду», то его написание будет осуществляться только слитно, так как он имеет причинно-следственную связь. Например: «Ввиду плохих погодных условий мы вынуждены ехать на автобусе».

В редких случаях сочетание «в виду» выступает в роли обстоятельства места и отвечает на вопрос «где?». Американской аудитории не интересно происходящее на Донбассе. Американский телеканал Fox news передал новость о полном перемирии в регионе.

В первом предложении акцент сделан на придаточную часть, то есть причину того, почему эмигранты возвращаются на родину. Во втором же примере важно именно то, что эмигранты возвращаются, а причина уже вторична.

Из за чего н., по причине чего н. Задержка в. ремонта. • Ввиду того что, союз (книжн.) по причине того что, из за того что. Поезда задерживаются, ввиду того что изменилось расписание. Толковый словарь Ожегова. С.И.

В русском языке словосочетание не используется без глагола-связки «имей». Если фразеологизм является вводным словосочетанием, после него важно поставить запятую.

Станьте членом КЛАНА и каждый вторник вы будете получать свежий номер «Аргументы Недели», со скидкой более чем 70%, вместе с эксклюзивными материалами, не вошедшими в полосы газеты. Получите премиум доступ к библиотеке интереснейших и популярных книг, а также архиву более чем 700 вышедших номеров БЕСПЛАТНО.

В русском языке словосочетание не используется без глагола-связки «имей». Если фразеологизм является вводным словосочетанием, после него важно поставить запятую.

Чтоб стало еще понятней, запомните: Если есть причины и оборот заменяется синонимом «из-за», «по причине» — то это предлог «ввиду», пишем слитно. А не хотите терять что-то из вида, пишите «в виду». Фраза «буду иметь ввиду» пишется, если есть пространство, поле и человек держит в нем информацию, имеет перед глазами.

В этом контексте существительное всегда стоит в родительном падеже и отвечает на вопрос «чего?». Предлог с существительным всегда пишутся раздельно.

Иногда сложно понять, что конкретно ваш собеседник имеет (в) виду. Но ещё чаще вы просто не знаете, как это правильно написать. По крайней мере, наши читатели уже не раз попросили нас ответить на этот вопрос. Рассказываем, как же всё-таки пишется это выражение.

Для усвоения материала предлагаем вам ознакомиться с примерами предложений, в которых правильно употребляется рассматриваемое нами устойчивое словосочетание:

  1. Я имею в виду эту комнату.
  2. Моя подруга имела в виду поехать на море.
  3. При сдаче контрольной работы я имел в виду, что учитель проверяет очень строго.
  4. Имей в виду, я не передумаю!
  5. Когда ты рассказываешь мне о книге, имеешь ли ты в виду, что она интересная?
  6. Здесь имеется в виду, что этот специалист не компетентен в вопросе строительства гаража.

Интересно, что некоторые названия тар для шампанского носят имена библейских персонажей: Мафусаил (6 л), Навуходоносор (15 л), Мельхиор (18 л), Мелхиседек (30 л).

Выбор меж­ду слит­ным или раз­дель­ным напи­са­ни­ем сло­ва сде­ла­ем в соот­вет­ствии с тем, какой частью речи оно явля­ет­ся в пред­ло­же­нии.

Ввиду или в виду? Учим правила

Мы употребляем его, когда говорим о причинах и обстоятельствах. Конечно, он произведен от слова вид, но статус предлога не дает писать его как существительное, отделенное от предлога.
В этом случае у этого предлога значения примерно соответствуют «потому что», «по причине», «поскольку», «из-за того, что» и т.д.

Когда «ввиду» является частью составного подчинительного союза «ввиду того(,) что», запятые необходимы. Здесь действуют правила пунктуации для сложноподчинённых предложений. При этом союз может целиком входить в придаточную часть, а может разделяться запятой.

В устной речи слова произносятся одинаково быстро без учета особенностей написания, а на письме возникают трудности, поэтому важно знать, как пишется «ввиду» – вместе или раздельно.

Как правильно писать: в виду, или ввиду? Слитно, или раздельно?

В обоих случаях используются омонимичные конструкции «ввиду» или «в виду». Как правильно оформить их на письме – поможет морфология. В первом предложении используется устойчивое словосочетание, во втором – производный предлог.

Словоформы (морфемы) от глагольных групп спрягаются «по глаголу»:

  • «Имея в виду долгосрочную экономию семейного бюджета, мы все-таки решили кредитоваться, чтобы заказать наружное утепление дома».
  • «Имей в виду: даром тебе это не пройдет!», и т.п.

Существительное может переходить в состав предлогов. Данное слово произошло таким способом. Например: ввиду непогоды; вследствие сильных дождей; вместо тебя; насчет работы; наподобие ботинок; вроде песка. Если эта часть речи является производным причинным предлогом, который употребляется в родительном падеже, то верный вариант – слитный.

Цитирование материалов сайта на интернет-ресурсах возможно только при указании активной ссылки на первоисточник.

Производный предлог – неизменяемая служебная часть речи, которая участвует в построении часто употребляемой конструкции «ввиду отсутствия». Как пишется любой из производных предлогов – существует неизменное правило.

В общедоступном изложении (литературная и деловая речь, публицистика, частная переписка) полными синонимами, кроме вышеуказанных, будут также «подразумевать», «держать в уме», «думать (соображать) про себя»:

  • «Выплата процентов по всем пунктам настоящего договора подразумевается помесячная».
  • «Смотрю я на наш повзрослевший сад в цвету, да и соображаю про себя: а не мешало бы мне и пасеку завести!»

Обычно самцы пчёл собираются для ночевки в рой на стеблях растений и сцепляются между собой челюстями.

Для полного понимания следует рассмотреть несколько примеров:

  1. Назвав одного, он имел в виду совсем другого (кого?).
  2. Каждый студент должен иметь в виду, что сроки сессии не меняются (что?).
  3. Имей в виду, он настроен категорически против этой поездки (что?).
  4. При расчете нужно постоянно иметь в виду задержки транспорта, которые происходят по непредвиденным обстоятельствам (что?).
  5. Она имела в виду тех самых молодых людей, которые встретились ей в пути (кого?).

Авторский сайт Мельниковой Веры Александровны

Однако этот нюанс характерен для специальной терминологии, более всего – морской и военной. В повседневном общении его можно разве что иметь в виду про себя.

Прежде чем разобраться, как пишется ввиду или в виду, давайте определимся какой частью речи может являться эта лексема:

  1. Производный предлог «Ввиду». При переходе существительного в отыменный предлог, употребление словоформы, осуществляется слитно и может заменяться синонимом. Например: «Ввиду снегопада мы остались дома». В этой ситуации вместо лексемы «ввиду» можно употребить «из-за» или «вследствие».
  2. Существительное «в виду». Если данное словосочетание играет роль существительного, соединенного с предлогом «в», то оно всегда пишется раздельно. Например: «Мы встали в виду школьного стадиона, чтобы увидеть тренирующихся спортсменов». В этом случае причинно-следственные обстоятельства отсутствуют, то есть заменить «в виду» другим предлогом не получится.
  3. Устойчивая словоформа «иметь в виду» формируется из существительного «вид» и предлога «в», поэтому словосочетание употребляется раздельно. Например: «Мы будем иметь в виду вашу кандидатуру». Слово «вид» в данном контексте легко меняется на синоним «принимать во внимание», поэтому употреблять словоформу «иметь ввиду» слитно в таком случае будет ошибочно.

В виду — сочетание существительного с предлогом. Вместе они выражают пространственное значение.

Алгоритм правильного написания конструкции «иметь в виду»

Распространение вино получило благодаря грекам и римлянам, но после падения Римской империи оно временно затормозилось.

Устойчивое словосочетание «иметь в виду» имеет несколько значений:

  • думать, подразумевать;
  • принимать во внимание, учитывать;
  • предполагать;
  • запоминать;
  • знать.

Если «в виду» — это предлог «в» и существительное «виду(вид)», тогда пишется раздельно!

Похожие записи:

Что такое рецензия и зачем она нужна? Поясню на примере. Одна компания поставляет другой серию бракованных товаров. Покупатель обращается с иском в суд, где требует с виновника компенсацию ущерба. Чтобы подсчитать убытки, суд назначает судебную экспертизу. 

Выводы эксперта не устраивают ответчика, поэтому он решает привлечь со своей стороны независимого специалиста, чтобы тот подготовил рецензию. В рецензии должны быть приведены контраргументы, которые поставят под сомнение заключение судебного эксперта. 

Далее решение за судом. Он может посчитать выводы судебного эксперта надлежащим доказательством либо прислушаться к рецензии и назначить повторную экспертизу. Это решение во многом зависит от качества подготовки рецензии и квалификации самого рецензента.

Рецензия — это письменное заключение специалиста, который оценивает достоверность и правильность заключения другого эксперта. Ее составляет профильный специалист в определенной области, например инженер, логист или аудитор.

Основные цели подготовки рецензии:

  • убедить суд в необходимости проведения повторной экспертизы;
  • показать наличие нарушений в проведенной экспертизе;
  • доказать, что выводы эксперта не соответствуют действительности.

Более подробно о том, как подготовить убедительную рецензию, можно узнать из  книги экспертной группы Veta «Наука побеждать». В ней мы также рассказали о тактике ведения судебных споров и об особенностях опроса в различных судах.

На что ссылаются рецензенты в попытке оспорить выводы эксперта

Недочеты в любой экспертизе можно условно разделить на два вида:

  • Формальные. Это нарушения, которые никак не влияют на итоговый вывод эксперта. Например, опечатки или пропуски слов.
  • Существенные. К ним относятся грубые ошибки в расчетах, несоответствие действующим нормативам или невозможность установить методику исследования. Например, неправильный выбор аналогов товаров для расчета убытков или неучет важных ценообразующих факторов.

Если в рецензии раскрыты существенные нарушения, суд может назначить повторную экспертизу, а саму рецензию приобщить к делу.

Ошибки, которые допускают рецензенты

В практике я часто сталкиваюсь с ляпами и противоречиями в рецензиях. Их можно разделить на несколько групп. Покажу на примерах.

  • Избыточная эмоциональность

Рецензия составляется в произвольной форме, так как закон не устанавливает к ней каких-либо требований. Этим пользуются рецензенты, которые в стремлении доказать свою правоту иногда переходят границы даже морально-этических норм. 

Рецензент безосновательно заявляет о низкой квалификации эксперта, эмоционально высказывается и даже переходит на личности в отдельных моментах.

Но каждое заявление должно подкрепляться аргументами, а резкий тон показывает, скорее, плохое воспитание. Можно сколько угодно заявлять о низкой квалификации эксперта, но без конкретных аргументов в суде это не сработает. К тому же кодекс профессиональной этики никто не отменял.

81931

Рецензент сравнивает работу эксперта со сбросом водородной бомбы на вредное насекомое, которое к этому моменту уже умерло своей смертью.

81933

Выдержка из рецензии, в которой рецензент, словно тонкий психолог, выявил внутренние (видимо, душевные) противоречия эксперта.

  • Выводы на основании формальных нарушений

Экспертное заключение готовят люди, которые могут допустить чисто технические ошибки: опечатки, пропуски слов, неточности в написании и прочие. Такие нарушения никак не влияют на итоговый вывод, поэтому ставить под сомнение всю экспертизу на основании пары опечаток недопустимо.

В одном из наших заключений мы ошиблись с пунктом в законе ФСО. Причем это был единственный недочет во всем документе. На основании этого рецензент попытался оспорить итоговые выводы и квалификацию эксперта. У судьи такие доводы ничего, кроме улыбки, не вызвали.

81938Выдержка из рецензии. Рецензенту одной опечатки было достаточно, чтобы сделать глобальные выводы о квалификации эксперта

  • Путаница в терминологии

Иногда рецензенты сами не понимают, о чем пишут. Например, путаются в похожих терминах. Это скорее говорит о низкой квалификации самого рецензента, чем его оппонента. Грамотный эксперт всегда сможет повернуть такие моменты в свою пользу. 

В практике я сталкивался с ситуациями, когда рецензент не различал термины «методы», «методика» и «методология». Возможно, он надеялся, что судья этого не заметит. Но я поймал его на слове и задал встречный вопрос: как рецензент может оперировать такими понятиями, если сам не знает, чем они отличаются?

81936Рецензент по ходу всей рецензии оперирует терминами «методика» и «методология», при этом не понимает разницы между ними

А вот еще пример, когда рецензент не смог разобраться с процентами. 

81932В заключении эксперта это выглядит примерно так: корректировка к стоимости аналогов составит +20% (корректировочный коэффициент 1,2). Рецензент не смог перевести 20% в 1,2

Но найти саму ошибку в экспертном заключении недостаточно. Рецензент должен ее описать и изложить понятным языком, чтобы у всех участников процесса не осталось сомнений в ошибке.

81935Дети в начальных классах лучше разбираются в основах экономики. Да и сама подача мысли рецензента слегка запутанна

  • Непоследовательное изложение

Некоторые рецензенты излагают ошибки, начиная с незначительных, или выбирают неподходящий формат. В результате судья не может понять, есть ли вообще существенные нарушения, которые повлияли на вывод экспертизы. 

Один рецензент изложил замечания в неверном формате. Он говорил про рыночную (еще и подчеркнул это слово) стоимость долга. Но рыночная стоимость — это всегда история про «один согласен продать, другой купить». Я еще не видел, чтобы кто-то взял на себя долг другого, да и еще за это заплатил. 

81939Опытный эксперт легко отразит замечания, поданные в подобном формате.

  • Непрофессионализм

Иногда сталкиваюсь с непрофессионализмом, когда рецензент, будучи юристом, путается в трактовках закона или инженер не знает строительных норм. Для опытного эксперта отстоять свою правоту не составит большого труда.

81937

С учетом того, что рецензент работает юристом, такое замечание — это практически показатель его некомпетентности. Согласно п. 14 Постановления Пленума ВС № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации»: «Поскольку упущенная выгода представляет собой неполученный доход, при разрешении споров, связанных с ее возмещением, следует принимать во внимание, что ее расчет, представленный истцом, как правило, является приблизительным и носит вероятностный характер. Это обстоятельство само по себе не может служить основанием для отказа в иске».

Как вести себя в суде против таких рецензентов?

Одно дело подготовить письменные пояснения, а другое — лично отстоять заключение эксперта в суде. В ходе устного опроса сторона оппонента попытается всеми силами показать судье несостоятельность экспертизы и необходимость проведения повторной. В ход идут любые нестыковки, противоречия, технические недочеты — все, к чему можно придраться. 

В отличие от письменной рецензии, которую судья должен прочитать и осмыслить, устный опрос сразу может наглядно показать ошибки экспертизы. Опрос эксперта может вести как юрист оппонента, так и профильный специалист, который готовил рецензию. Второе встречается крайне редко.

Вот главные советы, как вести диалог с рецензентом в суде:

  • Отвечать суду, а не оппоненту. Итоговое решение принимает только судья.
  • Не вступать в личную перепалку. Спор без аргументов — сотрясание воздуха.
  • «Прощупать» оппонента, чтобы определить его слабые места: задать встречные вопросы, переспросить, уточнить, что он имеет в виду. Обычно на этом этапе проявляется квалификация рецензента и уровень его подготовки. Например, рецензент в своих доводах ссылается на законодательство. В таком случае эксперту стоит задать встречный вопрос: а что именно требует конкретный пункт в законе? Неподготовленный рецензент сразу «потеряется», и перевес в глазах судьи будет на стороне эксперта.
  • Задавать краткие и понятные вопросы в логической последовательности. Длинные предложения могут запутать судью, в результате чего важные факты не будут иметь той силы, которую должны.
  • Обращать внимание на реакцию судьи. При выстраивании диалога с рецензентом нужно ориентироваться в первую очередь на судью. 

Тактика ведения опроса зависит, в частности, от типа судьи и его реакции на ответы. Одни дают время для ведения качественного опроса, другие действуют жестко и не разрешают задавать эксперту повторные или уточняющие вопросы. Третьи позволяют оппоненту вмешиваться в ход опроса и устраивать из него представление. Поэтому нужно заранее знать особенности личности судьи, рассматривающего дело. 

Кроме профессиональных знаний, важное значение имеют личные качества эксперта: стрессоустойчивость, внимательность, настойчивость, тактичность и другие. 

Типы судей, которые рассматривают дело

Выбор тактики зависит не только от рецензента, но и от конкретного судьи, рассматривающего дело. Мы в экспертной группе Veta выделяем всего девять типов судей, которые отличаются по манере ведения опроса. Вот некоторые из них. 

  • «Спящий» судья

Такой судья визуально не реагирует на происходящее на заседании и редко задает вопросы. Отсюда и название. Проблема «спящих» судей в том, что по их реакции нельзя понять, понравился ли наш довод или нет, услышали они сказанное или нет. Привлечь их внимание можно нестандартными приемами: паузами в разговоре, громкой интонацией, риторическими вопросами или графическими материалами.

  • Активный неврастеник

Такие судьи любят перебивать, поторапливать, задавать непонятные вопросы, а иногда даже оскорблять участников процесса. Главное в таком случае — не прогибаться под судью. Например, если судья просит не вдаваться в подробности, тактично указать, что они необходимы для разъяснения сути.

Иногда судья задает вопросы с целью унизить одного из участников. Например, он может с негодованием спросить, где такой специалист мог получить юридическое образование. На подобные вопросы нужно отвечать спокойно и односложно, не замечая иронию. Кроме того, судебные заседание записывается на диктофон, и при необходимости можно подать жалобу на судью.

  • Выходец из правоохранительных органов

Такие судьи отличаются строгостью. Вопросы они задают кратко и по существу, не любят пауз. С такими судьями лучше не углубляться в пространные рассуждения, а отвечать на вопросы четко.

  • Новичок

Стороны часто пользуются тактическими приемами, которые опытный судья сразу же пресекает: вступают в устные перепалки, перебивают друг друга и всячески стараются подавить оппонента агрессивным поведением. Реакцию неопытного судьи в таком случае предсказать сложно, поэтому готовиться нужно к каждому возможному сценарию.

Главное — не ставить под сомнение авторитет судьи. Например, не нужно лишний раз спрашивать его, понятен ли ему определенный тезис.

Еще важное значение имеет реакция судьи на те или иные события в процессе. Например, если судья сидел ровно, а затем недоверчиво откинулся назад и сложил руки на груди, то, скорее всего, ему что-то не понравилось. Если судья отвлекся от монитора и обратил внимание на выступающего, то в этот момент важно удержать внимание и донести ключевые аргументы.

Нынешние британские и американские ОБТ «Челленджер 2» (Challenger 2) и «Абрамс» (M1A2 Abrams) находятся на вооружении уже более десяти лет и кроме войны в Ираке в 2003 году в боевой порядок практически не развертывались. Предмет данной дискуссии касается и других стран-членов НАТО, имеющих на вооружении значительное количество ОБТ, например Германии, но вопросы, обсуждаемые в этой статье, также могут иметь отношение и к таким ОБТ, как «Леопард 2» (Leopard 2), при этом в обсуждении технических особенностей необходимости нет.

С целью проведения эффективного анализа того, насколько оба ОБТ НАТО близки к устареванию, необходимо выделить для обсуждения три ключевых характеристики — живучесть, огневая мощь и маневренность. Как утверждают специалисты по бронетанковой технике и историки, включая Хайнца Гудериана (Heinz Guderian), Патрика Райта (Patrick Wright) и Ричарда Симпкина (Richard Simpkin), для эффективного танка все эти три характеристики критически важны. В первые годы эксплуатации и «Челленджер 2», и «Абрамс», возможно, превосходили по этим трем характеристикам, сочетая в себе стойкую броню, мощное вооружение и приспособленные к условиям боя средства обеспечения маневренности, практически не имевшие недостатков. По современным меркам — особенно по сравнению с Т-14 — некогда современные системы этих двух ОБТ НАТО начинают устаревать.

«Челленджер 2», и «Абрамс» M1A2 стали воплощением высших достижений в разработке бронетанковой техники НАТО в 1990-е годы. «Челленджер 2» поступил на вооружение британской армии в 1998 году, на тяжело бронированном шасси с дизельным двигателем была установлена 120-мм нарезная пушка. «Абрамс» M1A2 поступил на вооружение американской армии в 1992 году, в нем были сохранены многие характеристики его предшественника, M1A1, но была усовершенствована оптическая система управления огнем, и установлена броня нового поколения. «Челленджер 2», и «Абрамс» M1A2 использовались во время войны в Ираке в 2003 году, где они участвовали в боевых операциях против советских Т-72, модернизированных иракскими военными.

Выполняя свои обычные задачи, «Челленджеры 2» и «Абрамсы» М1А2 продемонстрировали высокую боеспособность при минимуме потерь в противостоянии с вражеской бронетехникой. Однако в результате смещения акцента в сторону доктрины борьбы против повстанческих сил (COIN) в Ираке в этой обстановке стали очевидными слабые стороны ОБТ, поскольку в условиях асимметричных боевых действий они стали гораздо более уязвимыми для самодельных взрывных устройств (СВУ) и современных противотанковых систем.

Учитывая это смещение акцента, становится очевидным и серьезный просчет в военном планировании НАТО. В «Обзоре стратегической обороны и безопасности» (SDSR) 2010 года британское правительство, которое вело боевые действия в Афганистане и в Ираке, сократило заказ на производство танков «Челленджер 2» на 40%. Кроме того, после окончания холодной войны Советский Союз перестал быть главной угрозой для Западной Европы. Поэтому из региона было выведено значительное количество британских и американских ОБТ.

С появлением в 2015 году Т-14 вполне можно утверждать, что военные стратеги НАТО — наряду с представителями британского и американского руководства — задним числом проигнорировали то, что бронетанковые войска по-прежнему важны, занявшись тем, что будет необходимо в ближайшее время. Британское правительство, например, с опозданием осознало, что необходимо сохранить обычные бронетанковые соединения, действуя в соответствии с рекомендациями SDSR 2015 года разработать проект модернизации танков «Челленджер» (Challenger Life Extension Programme/CLEP). Что же касается США, они, преследуя цель, подобную цели, изложенной в проекте CLEP, продолжили модернизировать «Абрамс» M1A2 в рамках программы SEP. v3. Обе программы направлены на модернизацию систем обоих танков с учетом их трех ключевых характеристик.

Новейшим конкурентом ОБТ НАТО является Т-14 «Армата». Это, наверное, первый случай за все время после окончания холодной войны, когда на территории бывших стран Варшавского договора и НАТО создан принципиально новый танк, олицетворяющий собой результат существенного изменения конструкции танка. Оценка соответствия Т-14 единым критериям конструкции бронетанковой техники свидетельствует о компетентности российских военных и их понимании конструкционных особенностей танка. Обеспечить маневренность одновременно с двумя другими характеристиками довольно трудно. Она достигается в ущерб огневой мощи и живучести. В связи с этим Т-14 отличается относительно небольшим весом по сравнению с «Челленджером 2», который весит 62 тонны.

Кроме того, в «Армате» использована усовершенствованная подвеска и эффективный дизельный двигатель, что позволяет ему поддерживать значительный запас хода и стратегическую маневренность. Огневая мощь обеспечивается за счет многоцелевой 125-миллиметровой гладкоствольной пушки 2А82-1М и нескольких пулеметов самообороны. Кроме того, в отличие от западных танков, российские и предшествовавшие им советские танковые орудия способны стрелять противотанковыми управляемыми ракетами (ПТУР), и в «Армате» эта способность также предусмотрена.

Наиболее радикальное нововведение в Т-14 касается живучести и поэтому вполне уместно это является отправной точкой для изучения танков НАТО. «Челленджер 2» и «Абрамс» М1А2 оснащены бронезащитой типа «Чобэм», разработанной британскими специалистами. Состав этой брони до сих пор засекречен. Более того, ни тот, ни другой танки не участвовали в боевых операциях против современной российской бронетехники, поэтому нет смысла рассуждать об истинной прочности этой брони. Но из опыта войны в Ираке известно, что при обстреле этих танков из нескольких противотанковых орудий — в основном вооруженных реактивными противотанковыми гранатами (РПГ) — повреждения были минимальными.

Несмотря на отсутствие информации, необходимо учитывать, что современное российское противотанковое оружие способно разрушать стандартную броню. Для поддержания достаточного уровня живучести на «Челленджере 2» и «Абрамсе» М1А2 можно установить дополнительную бронезащиту в виде активно-реактивной брони (ERA) и бронированных блоков. Это негативно влияет на характеристики танка, значительно увеличивая его и без того большой вес, но не является гарантией защиты танка от повреждений или уничтожения. Что же касается танка Т-14 «Армата», в нем помимо традиционной брони использованы несколько других средств обеспечения живучести. Возможно, наиболее революционной, является защитная система, известная как комплекс активной защиты (APS). Установка системы активной защиты на Т-14 свидетельствует о том, насколько западные танкостроители отстают, не признавая новые, более легкие и более эффективные системы обеспечения живучести бронетанковой техники.

Используются два вида систем активной защиты. Первый вид предназначен для срыва ракетной атаки противника путем электронного подавления высокоточного оборудования противотанковой системы противника. Одним из примеров таких систем защиты является российская система «Штора», в которой используются инфракрасные прожекторы и аэрозольные гранаты, создающие аэрозольную завесу для «ослепления» систем наведения противотанковых ракет (ПТУР). Второй тип предназначен для непосредственного поражения ПТУР путем перехвата и уничтожения атакующей ракеты на подлете к танку. Наиболее примечательной из этих систем защиты является израильская система «Трофей» (Trophy), обычно устанавливаемая на израильской бронетехнике. Принцип работы этой системы заключается в обнаружении атакующей ракеты и использовании мер противодействия кинетическому оружию для активной нейтрализации угрозы.

На сегодняшний день ни на «Челленджерах 2», ни «Абрамсах» M1A2 никакие системы активной защиты обычно не используются, хотя в 2017 году армия США начала проводить испытания системы «Трофей» для будущей модернизации «Абрамса» M1A2. В 2017 году также проводились испытания на «Челленджерах 2» систем электронного подавления, разработанных в Германии, но о решении установить их на «Челленджерах 2» в рамках программы CLEP пока не объявлено. Если же говорить о танке Т-14, его конструкция предусматривает интегрированный комплекс защиты с системой перехвата ПТУР на подлете к танку, называющийся «Афганит». «Афганит» работает так же, как «Трофей», и является первой установленной на ОБТ российской системой активной защиты за счет непосредственного поражения ПТУР.

Системы активной защиты становятся все более популярными в конструкции современных танков благодаря соотношению цены и качества систем обоих видов воздействия — и электронного подавления высокоточного оборудования противотанковой системы противника, и непосредственного перехвата ПТУР. Это делает их привлекательной альтернативой таким системам бронезащиты, как американский комплект TUSK (Tank Urban Survival Kit или «Комплект дополнительного оборудования и бронирования, повышающий живучесть танка при боевых действиях в городских условиях» — прим. перев.). Израильский опыт показал, что использование систем активной защиты «Трофей» в условиях действия асимметричных угроз в виде РПГ и ПТУР при боевых действиях в городе позволяет не только предотвратить повреждение ОБТ, но и устранить проблемы с маневренностью, которые возникают при использовании комплектов дополнительного бронирования из-за увеличения веса и габаритов танка. К счастью, современные системы активной защиты можно легко установить на «Абрамсе» M1A2 и «Челленджере 2», однако между проведением испытаний систем активной защиты на обоих танках НАТО и появлением Т-14 «Армата» прошло два года, а с момента первого оперативного использования системы «Трофей» в армии Израиля — шесть лет. Эффективность системы «Трофей» доказана, а Россия признает значение систем активной защиты. В связи с этим возникает вопрос — может представители руководства Великобритании и США недооценили (или проигнорировали) этот факт? И сосредоточились на краткосрочной стратегии в конфликтах в Ираке и Афганистане, поставив тем самым бронетанковые силы в чрезвычайно невыгодное положение в условиях другого возможного противостояния с использованием обычных вооружений.

Если танки, стоящие сегодня на вооружении НАТО, находятся в невыгодном положении в плане защиты от современных российских танков, то возникают споры о том, обладают ли они достаточной огневой мощью, чтобы нанести им поражение. С 1980-х годов стандартный калибр танковых орудий НАТО составлял 120 миллиметров, а у «Абрамса» M1A2 и «Челленджера 2» общим был только калибр. На «Абрамсе» M1A2 установлена 120-миллиметровая гладкоствольная пушка M256, разработанная на основе немецкой пушки L/44, которой оснащен ОБТ «Леопард 2» (Leopard 2). На «Челленджере 2» в соответствии с прежней британской конструкцией бронезащиты установлено 120-миллиметровое нарезное орудие L30A1. «Челленджер 2» отличается от ОБТ НАТО тем, что оснащен нарезной пушкой. В обеих пушках используются в основном трассирующие оперенные бронебойные подкалиберные снаряды с отделяющимся поддоном (APFSDS) для проведения противотанковых операций. Несмотря на эффективность «Челленджера 2» в боевых противотанковых операциях во время войны в Ираке, на фоне характеристик Т-14 «Армата» опять возникают опасения в отношении вооружения танков, стоящих сегодня на вооружении армий стран НАТО. В ответ на появление танка Т-14 немецкий концерн Rheinmetall, разработчик пушки L/44, в 2016 году приступил к разработке новой 130-миллиметровой пушки. Однако решения о полной замене вооружения «Абрамса» М1А2 или «Челленджера 2» пока не принято. Впрочем, «Челленджер 2» является наглядным примером неудачного проекта.

Поскольку «Челленджер 2» — единственный в арсенале ОБТ НАТО, на котором установлено нарезное орудие, британская армия находится в невыгодном положении. «Челленджер 2» не может использовать те же боеприпасы, которые используют другие танки НАТО, такие как «Леопард 2», стоящий на вооружении армий многих европейских стран, и модификации боеприпасов стандартного в НАТО 120-миллиметрового калибра и систем несовместимы с пушкой L30A1. Пытаясь решить эту проблему, британское правительство в 2006 году запустило проект повышения огневой мощи танка «Челленджер» (CLIP). Цель этой программы состояла в том, чтобы определить возможность перехода с 120-миллиметровой нарезной пушки на 120-миллиметровую гладкоствольную L/55 для обеспечения унификации с другими танками НАТО. Реализация программы так и не началась, и необходимой для проведения испытаний техникой был оснащен лишь один (хотя и действующий) «Челленджер 2». С объявлением о проекте модернизации танка «Челленджер» (CLEP) вновь стал обсуждаться вопрос о переходе на гладкоствольное орудие L/55, но сегодня это, похоже, не входит в число задач в рамках программы модернизации. Из этого можно сделать два вывода.

Во-первых, проект CLIP (и в меньшей степени проект CLEP) свидетельствует о непонимании британскими властями растущей угрозы, стоящей перед бронетанковой техникой страны. Как и в случае с модернизацией «Абрамса» M1A2, можно утверждать, что проект CLEP — это «слишком мало и слишком поздно». Хотя нет никаких сомнений в том, что систему управления огнем ОБТ «Челленджер 2» можно в какой-то степени модернизировать, это все равно не решает проблемы устаревшего нарезного орудия или ограничений, связанных с боеприпасами. Нет никаких оснований полагать, что британские власти планируют включить в программу модернизации «Челленджера» мероприятия по повышению его боевой мощи, и является ли это решением, принятым по финансовым или политическим соображениям, по-прежнему неизвестно. Однако ясно, что с учетом того, какими темпами совершенствуется система вооружения и живучести бронетанковой техники в России и в странах Европы, над «Челленджером 2» нависла весьма реальная угроза — он может устареть еще до того, как начнется реализация проекта его усовершенствования. Во-вторых, учитывая, что одним из главных преимуществ НАТО является взаимодействие, «Челленджер 2» в этом отношении является исключением. Благодаря модернизации пушек L/44 и L/55, стоящих на вооружении НАТО, а также общему арсеналу боеприпасов в более выгодном положении может оказаться «Абрамс» M1A2. Хотя программа CLIP продемонстрировала, что на «Челленджере 2» можно установить 120-миллиметровое гладкоствольное орудие, это решение не самое идеальное, учитывая, что финансовые затраты на переоснащение имеющегося арсенала ОБТ гладкоствольными орудиями могут оказаться бесполезным, если эти орудия в конечном итоге будут заменены такими пушками, как 130-миллиметровые L/51.

Одной из положительных характеристик ОБТ НАТО является маневренность. Маневренность по сравнению с другими характеристиками зачастую играет третьестепенную роль. Несмотря на это, внесение изменений в системы обеспечения живучести и огневой мощи могут привести к снижению маневренности танка. Все основные танки НАТО, включая «Абрамс» M1A2 и «Челленджер 2», весят в базовой комплектации более 50 тонн. За счет дополнительных комплектов бронезащиты общий вес может увеличиться еще на несколько тонн, что еще больше снижает маневренность танка. Маневренность танка имеет две составляющие — стратегическую и тактическую. Со стратегической точки зрения маневренность влияет на то, насколько легко транспортировать танк — железнодорожным, автомобильным, морским и даже воздушным транспортом. В тактическом отношении мобильность включает в себя аспекты, определяющие, насколько эффективен танк с точки зрения его собственной мощности и надежности. В стратегическом плане перемещение бронетехники ограничено автомобильным, железнодорожным или морским транспортом. Доктрина НАТО в настоящее время предусматривает поддержку сил быстрого развертывания, которые перебрасываются с воздуха или находятся на передовых позициях.

В том, что касается будущей конструкции танка НАТО, маневренность — в отличие от проблем, связанных с недостатками «Челленджера 2» и «Абрамса» M1A2 в плане живучести или огневой мощи — наверное, наименее актуальна. В стратегическом плане НАТО сохраняет действующие и резервные подразделения на передовых позициях, чтобы устранить проблему стратегической маневренности. Рассматривать вопрос использования морских транспортных маршрутов при переброске сил в континентальную Европу необходимо лишь командованию британских и американских вооруженных сил, поскольку для крупномасштабных перевозок бронетанковой техники воздушный транспорт не подходит. В нынешней доктрине НАТО основное внимание уделяется более мелким бронетанковым соединениям, сопровождающим более крупные и мобильные подразделения, получающие значительную поддержку с воздуха.

Тактическую маневренность можно рассматривать с двух точек зрения. Во-первых — как общую эффективность самого танка. Во-вторых, оценивать, каким образом маневренность танка способствует повышению живучести и огневой мощи танка. В случае с «Челленджером 2» дизайнеры остановились на дизельном двигателе, обычно используемом в ОБТ. А США решили установить на «Абрамсе» M1A2 газотурбинный двигатель, уникальным для арсенала НАТО. Из-за этого двигателя у «Абрамса» M1A2 возникают логистические проблемы, но зато у него более высокая удельная мощность, чем у сопоставимого дизельного двигателя. Ключевое отличием в этом вопросе является то, как это способствует повышению живучести и огневой мощи. И «Абрамс» M1A2, и «Челленджер 2 можно оснастить комплектами дополнительного бронирования, что утяжеляет силовую установку — а это серьезно влияет на маневренность танка в целом. В сравнении с этим танк Т-14 «Армата», новая конструкция которого позволила решить вопрос влияния усиления защиты, то есть, повышения живучести или огневой мощи на маневренность, что наглядно свидетельствует о компетентности российских военных и понимании этой проблемы. При сохранении дизельной силовой установки, такой как на «Челленджере 2», замена дополнительных комплектов брони системами активной защиты, например, позволит значительно уменьшить вес танка, не снижая его живучесть.

В целом, низкая маневренность оказывает меньшее влияние на боевые характеристики танка, чем недостаточная живучесть и огневая мощь. Есть много примеров, когда танки с низкой маневренностью, связанной с выбором конструкции или технологическими ограничениями, отлично показывали себя в бою; первые танки по скорости могли соответствовать лишь скорости ходьбы, но были вполне боеспособными. Современная технология позволяет обеспечить оптимальный баланс, при котором маневренность (несмотря на то, что в конструировании ОБТ она имеет далеко не первостепенное значение) может и дальше обеспечивать высокую степень надежности танка, когда в плане живучести и огневой мощи он устаревает. Несмотря на это, маневренность по-прежнему имеет решающее значение при реализации таких проектов, как программа модернизации «Челленджера». И если не придавать значения этому фактору, могут возникнуть серьезные проблемы недостаточной надежности, связанные со «старением» силовой установки и износом трансмиссии, а также механическими неисправностями, вызванными, например, увеличением веса танка или неудачно реализованной модернизацией силовой установки.

Руководствуясь этим аргументом, можно прийти к одному окончательному выводу. Совершенно ясно, что без должного понимания проблемы и приверженности будущим бронетанковым силам Великобритания, США и НАТО в целом в качестве боеспособных бронетанковых сил окажутся в крайне невыгодном положении по сравнению с модернизированными российскими наземными силами, в авангарде которых будет Т-14 «Армата». Решение о модернизации арсенала «Челленджеров-2» в рамках программы CLEP является лишь временным шагом, предпринятым британскими властями, а не пониманием необходимости создания совершенно нового танка, технические характеристики которого будут не только соответствовать характеристикам танка Т-14 «Армата», но и позволят осуществлять модернизацию в будущем. То же самое можно сказать и об американском танке «Абрамс» M1A2. Для решения этой проблемы можно, в частности, порекомендовать расширить сотрудничество стран НАТО. Учитывая, что значительную часть бронетанкового арсенала НАТО представляют собой ОБТ «Леопард 2» немецкого производства, на основе этого танка можно создать стандартный танк НАТО. Это не только упростит реализацию логистических потребностей, но и позволит сосредоточиться не на продолжении отдельных программ, которые не отвечают долгосрочным требованиям, а на уникальных научно-исследовательских разработках. Возможно, это покажется непрактичным с политической точки зрения, но в долгосрочной перспективе финансовые и технологические преимущества, которые обеспечит такое сотрудничество — особенно небольшим странам-членам НАТО — будут бесценны.

Однако этот вывод не ставит под сомнение цели программы модернизации танков «Челленджер-2» и аналогичных американских программ. При условии, если они обеспечат выполнение временных требований, незначительная модернизация, например, принятие на вооружение систем активной защиты будет иметь огромное значение с точки зрения финансовых затрат и расходов на эксплуатацию. Учитывая ограниченные возможности шасси обоих танков, модернизация средств обеспечения высокой огневой мощи не может осуществляться в виде установки новых пушек или систем автоматической подачи боеприпасов, если не будут проведены серьезные конструкционные изменения. Следовательно, модернизировать можно лишь системы управления и подачи боеприпасов. Вопрос маневренности, которая для НАТО, наверное, является наименьшей из проблем, не может быть таким серьезным препятствием для модернизации, как две другие ключевые характеристики, однако этот параметр следует учитывать при рассмотрении таких вопросов, как увеличение тактического веса танка и его стратегическая маневренность. В целом после появления Т-14 британские и американские власти явно были вынуждены предпринять какие-то действия в попытке соответствовать уровню этой новой техники. Но использовать «Челленджеры 2» и «Арматы» M1A2 без будущего планирования можно лишь до тех пор, пока они не устареют, не дождавшись надежной замены — о которой пока ничего не слышно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Если предлог обозначает некую причину происшедшего, то, пишется слитно — ввиду

Другими словами, если можно заменить ввиду на причину: «почему», «из-за чего», то, пишем слитно:

Ввиду последних событий рекомендую…

В случае, когда акцент ставится на том, что вы имеете в виду, имеем форму в виду

Понимаете, что я имею в виду?

Поэтому, если сомневаетесь, замените ввиду на почему, если ложится, то пишите слитно, если нет, пишите раздельно

автор вопроса выбрал этот ответ лучшим

Treew­ser [1.5K]

6 лет назад

Тут все очень просто объясняется. Есть 2 варианта написания:

1) Ввиду — это предлог! Пример:

Ввиду того, что я устал, я пойду спать.

Пишется слитно.

2) В виду — это существительное в предлогом.

Когда я говорю о Крыме, я имею в виду Россию.

Пишется раздельно.

Katte­r [11.6K]

6 лет назад

Когда я училась в школе, мне казалось что русский язык — это не мое! Что он ужасно сложный, и нужно кучу всего запоминать. Я не считала себя гуманитарием, мне нравилась математика и технические науки. Но теперь я понимаю, что в русском языке полно логики! Вот и тут все очень просто:

Если «ввиду» — это предлог, то пишется слитно.

Если «в виду» — это предлог «в» и существительное «виду(вид)», тогда пишется раздельно!

Необходимо различать предлог ввиду, который пишется слитно и существительное с предлогом в виду, которое пишется раздельно.

  1. Предлог ввиду пишется слитно.

Он имеет значение «по причине» или «из-за». Например: Ввиду плохой видимости соблюдайте скоростной режим.(по причине плохой видимости) Как ещё понять, что это предлог? Предлог участвует в вопросе. (ввиду чего?) ввиду плохой видимости.

Пишется раздельно — в виду

  1. Когда это существительное вид с предлогом в. Если идет речь о том, что можно «предвидеть», «увидеть», «не терять из виду», то это предложное сочетание в виду. Например: Она ещё какое-то время оставалась в виду его поля зрения.
  2. Раздельно также пишется устойчивый оборот иметь в виду (кого-то или что-то). Он сказал, имея в виду особые климатические условия.

Еще на дополнение к этому вопросу ( о различении ввиду и в виду) можно посмотреть мой ответ здесь.

«Иметь в виду» это устойчивое словосочетание, которое всегда пишется раздельно. Поэтому, лучше не углубляться в сложные правила русского языка, так как в большинстве случаев это именно так и сделать ошибку маловероятно.

Не исключаю, что филологи и преподаватели русского языка накинутся на меня с критикой и напомнят о том, что существует еще предлог «ввиду» который пишется слитно. Полностью согласен с таким замечанием, но хочу напомнить, что этот предлог используется очень редко, его всегда можно заменить предлогом «из-за» и поэтому вероятность сделать ошибку, ничтожно мала.

Таким образом, предлагаю, в данном конкретном случае применить Теорию вероятностей к правилам правописания и надеюсь, что такой подход вполне оправдан.

eLear­ner [742K]

8 лет назад

И так, и так правильно. Но это разные слова с разными значениями.

«Ввиду» пишется слитно, когда употребляется в качестве предлога. В этом случае у этого предлога значения примерно соответствуют «потому что», «по причине», «поскольку», «из-за того, что» и т.д.

Существительное с предлогом «в виду» пишется раздельно.

Например:

«Что автор имел в виду?»

Иметь в виду — очень часто употребляемый оборот.

Также: В присутствие, при, в виду, в глаза. В моем присутствии — в бытность мою, при мне, во время моего пребывания, на моих глазах.

Barsk­o [99.2K]

9 лет назад

Предлог ввиду — пишется слитно, если имеет причинное (либо следственное) значение: Почтальон не смог доставить вовремя почту ввиду того, что шел сильный дождь.

Сочетание существительного с предлогом в виду — пишется раздельно, если выражает пространственные отношения (вблизи, поблизости): Яхта долго скользила по волнам в виду (вблизи) берега.

Такое же значение сохраняется в устойчивом сочетании иметь в виду (сущ.): Когда мне потребовалась помощь, я вовсе не имел в виду, что готов принять её от любого.

elena-kh [241K]

9 лет назад

«Ввиду» пишется слитно, если Вы подразумеваете смысл «по причине», или если это сочетание можно заменить на сочетание «по причине». Например: Ввиду данных обстоятельств. Здесь можно сказать и «по причине данных обстоятельств».

Словосочетание «иметь в виду» пишется всегда с раздельным предлогом. Например: Что Вы имеете в виду?

Еще есть сочетание «в виде», что значит «в образе». Например: В виде исключения.

Смотря для чего эти слова используются, если речь идёт о конкретных действиях, в силу каких-либо обстоятельств или причин, то пишется слитно — ввиду и имеет родительный падеж.

А вот словосочетание в виду используется с предлогом и указывает на что-то конкретное, а именно на вид (местность, пейзаж, возможность, разновидность).

А вообще-то слово ввиду и словосочетание в виду это совершенно разные по смыслу…

Annet­007 [26.1K]

8 лет назад

Итак, в виду и ввиду — пишутся и так, и так, только в разных случах.

Ввиду мы пишем слитно, если идет смысловая нагрузка — причина. Чтобы не запутаться, заменяйте ввиду на «почему». Если замена удачная, то ввиду пишется слитно.

В виду пишется раздельно, если в предложении вид будет являться именем существительным, либо это устойчивое выражение иметь в виду, которое *всегда* пишется раздельно.

Раздельно пишется словосочетание в виду потому что отвечает на вопросы кого то или что-то он сказал имею в виду особые климатические условия то есть погоду или какие-то другие Внешние факторы Есть ли предлог означает некую причины произошедшего Как пишется слитно то есть другими словами если можно заменить слово в виду вопросом почему из-за чего пишем слитно вот как-то так дорогие читатели

Алекс Клима­нов [2.8K]

7 лет назад

«Ввиду» как синоним «потому что», «из-за того что», т.е причина, пишется слитно

Простой пример: Ввиду того, что я аллергик, ходить в гости для меня большая проблема.

В виду в значении подразумевать что-то конкретное, пишется раздельно.

Например: Что вы имели в виду?!

Ввиду — значит: «потому что», «из-за того что», т.е причина.

Например: Ввиду того, что сегодня был принят антипиратский закон, люди устроили митинг.

В виду — значит подразумевать что-то.

Например: Что вы имели в виду? Я ничего не понял!

jarpt­ica [38.9K]

8 лет назад

В русском языке употребляются обе формы ввиду и в виду.

Например, такие предложения.

Ввиду плохой погоды мы не пошли гулять. Ввиду отвечает на вопросы «как?», «почему?» и является наречием.

Я имею в виду ваш роман. В чем? в виду.

Однозначно слитно ввиду.Так как Ввиду — это предлог!

Например: Ввиду плохой видимости водитель не успел затормозить.

А вот В виду — это существительное в предлогом.

К Примеру Когда заходит речь о США я имею В ВИДУ Англию.

alexe­y9271­9 [2.8K]

7 лет назад

Слитное написание производных предлогов : Слитно пишутся произвольные предлоги ввиду,вместо,внутри и так далее . Самое главное это определить часть речи для правильности написания слова в предложении !

Знаете ответ?


Adblock
detector