Сынок нельзя жениться без любви рассказ

Впервые опубликован: журнал weird tales, май 1946с насилием тут некоторый перебор. думаю, это была одна из тех историй у меня

Впервые опубликован: журнал Weird Tales, май 1946

С насилием тут некоторый перебор. Думаю, это была одна из тех историй (у меня таких большинство), в которых не угадаешь конец. Я вот не угадываю. Это интересно, читателя это увлекает. Для этого мне пришлось хорошо продумать ситуацию с семейством и рассказчиком. Требовалось создать вокруг кого-то особое напряжение. Нет, моя семья тут ни при чем: мои мама и папа были отличные люди.

Самое замечательное — полнейшая тишина. Джек Дюффало входит, и хорошо смазанная дверь закрывается за ним беззвучно, словно во сне. Двойной ковер, который он постелил недавно, полностью поглощает звуки шагов. Водосточные трубы и оконные рамы укреплены так надежно, что не скрипнут даже в сильную бурю. Все двери в комнатах закрываются на новые прочные крюки, а электрокамин беззвучно выдыхает струи теплого воздуха на отвороты брюк Джека, который пытается согреться в этот промозглый вечер.

Оценивая царящую вокруг тишину, Джек удовлетворенно кивает, ибо безмолвие стоит абсолютное. А ведь бывало, ночью по дому бегали крысы. Пришлось ставить капканы и класть отраву, чтобы заставить их замолчать. Даже дедушкины часы остановлены. Мощный маятник неподвижно застыл в ящике из стекла и дерева.

Они ждут его в столовой. Джек прислушивается. Ни звука. Хорошо. Итак, они научились вести себя тихо. Иногда ведь приходится учить людей. Урок не прошел зря — из столовой не доносится даже звона вилок и ножей. Он снимает толстые серые перчатки, вешает на вешалку вместе с пальто и на мгновение задумывается о том, что еще нужно сделать в доме.

Джек решительно проходит в столовую, где за столом сидят четыре человека, не двигаясь и не произнося ни слова. Единственный звук, который нарушает тишину — слабый скрип его ботинок.

Как обычно, он останавливает свой взгляд на женщине, сидящей во главе стола. Проходя мимо, он взмахивает пальцами у ее лица. Она не моргает.

Тетя Розалия сидит прямо и неподвижно. А если с пола вдруг поднимется пылинка, следит ли она за ней взглядом? Когда пылинка попадет ей на ресницу, дрогнут ли веки? Нет.

Руки тети Розалии лежат на столе, высохшие и желтые. Тело утопает в широком льняном платье. Ее груди не обнажались годами ни для любви, ни для кормления младенца. Как две мумии, запеленутые в ткань и погребенные навечно. Тощие ноги тетушки одеты в глухие высокие ботинки, уходящие под платье. Очертания ее ног под платьем придают ей сходство с манекеном.

Тетя сидит, уставившись прямо на Джека. Он насмешливо махает рукой перед ее лицом — над верхней губой у нее собралась пыль, образуя подобие маленьких усиков.

— Добрый вечер, тетушка Розалия! — говорит Джек, наклоняясь. — Добрый вечер, дядюшка Дэйм!

«И ни единого слова. Ни единого! Как замечательно!»

— А, добрый вечер, кузина Лейла, и вам, кузен Джон, — кланяется он снова.

Лейла сидит слева от тетушки. Ее золотистые волосы завиваются, словно пшеница. Джон сидит напротив нее, и его шевелюра торчит во все стороны. Ему — четырнадцать, ей — шестнадцать. Дядя Дэйм, их отец («отец» — что за дурацкое слово!), сидит рядом с Лейлой, в углу, потому что тетя Розалия сказала, что у окна, во главе стола, ему продует шею. Ох уж эта тетя Розалия!

Джек пододвигает к столу свободный стул и садится, положив локти на скатерть.

— Давайте поговорим, — произносит он. — Это очень важно. Надо покончить с этим, дело уже и так затянулось. Я влюблен. Да, да, я уже говорил вам об этом. В тот день, когда заставил вас улыбаться. Помните?

Четыре человека, сидящие за столом, не смотрят в его сторону и не шевелятся.

На Джека накатывают воспоминания.

В тот день, когда он заставил их улыбаться… Всего две недели назад. Он пришел домой, вошел в столовую, посмотрел на них и сказал:

— Я собираюсь жениться.

Все замерли с такими выражениями на лицах, будто он выбил окно.

— Что ты собираешься?! — воскликнула тетя.

— Жениться на Алисе Джейн Белларди, — твердо сказал Джек.

— Поздравляю, — сказал дядя Дэйм, глядя на жену. — Но… Не слишком ли рано, сынок? — Он закашлялся и снова посмотрел на жену. — Да, да, я думаю, что немножко рано. Не советовал бы тебе так спешить.

— Дом в ужасном состоянии, — сказала тетя Розалия. — Нам и за год не привести его в порядок.

— Это я уже слышал от вас. И в прошлом году, и в позапрошлом, — сказал Джек. — Но это МОЙ дом!

При этих словах челюсть у тети Розалии отвисла:

— В благодарность за все эти годы выбросить нас на улицу…

— Да никто не собирается вас выгонять! Не будьте идиоткой! — раздражаясь, закричал Джек.

— Ну, Розалия… — начал было дядя Дэйм.

Тетушка Розалия опустила руки:

— После всего, что я сделала…

В этот момент Джек понял, что им придется убраться. Всем. Сначала он заставит их замолчать, потом он заставит их улыбаться, а затем, чуть позже, он выбросит их, как мусор. Он не может привести Алису Джейн в дом, полный таких тварей. В дом, где тетушка Розалия не дает ему и шагу ступить, где ее детки строят ему всякие пакости, и где дядюшка (подумаешь, профессор!) вечно вмешивается в его жизнь своими дурацкими советами.

Джек смотрел на них в упор.

Это они виноваты, что его жизнь и его любовь складываются так неудачно. Если бы не они, его грезы о женском теле, о пылкой и страстной любви могли бы стать явью. У него был бы свой дом — только для него и Алисы. Для Алисы Джейн.

Дядюшке, тете и кузенам придется убраться. И немедленно. Иначе пройдет еще двадцать лет, пока тетя Розалия соберет свои старые чемоданы и фонограф Эдисона. А Алисе Джейн уже пора въехать сюда.

Глядя на них, Джек схватил нож, которым тетушка обычно резала мясо.

Голова Джека качается, и он открывает глаза. Э, да он, кажется, задремал.

Все это произошло две недели назад. Уже тогда, в такой же вечер был разговор о женитьбе, переезде, Алисе Джейн. Тогда же он и заставил их улыбаться.

Возвратившись из своих воспоминаний, он улыбается молчаливым фигурам, сидящим вокруг стола. Они вежливо улыбаются ему в ответ.

— Я ненавижу тебя! Ты, старая сука, — кричит Джек, глядя в упор на тетушку Розалию. — Две недели назад я не отважился бы это сказать. А сегодня… — Он повернулся на стуле. — Дядюшка Дэйм! Позволь сегодня я дам тебе совет, старина…

Он говорит еще что-то в том же духе, затем хватает десертную ложку и притворяется, что ест персики с пустого блюда. Он уже поел в ресторане — мясо с картофелем, кофе, пирожное, но теперь наслаждается этим маленьким спектаклем, делая вид, что поглощает десерт.

— Итак, сегодня вы навсегда уйдете отсюда. Я ждал целых две недели и все решил. Я задержал вас здесь так долго, потому что просто хотел присмотреть за вами. Когда вы окончательно уберетесь, я же не знаю… — в его глазах промелькнул страх, — а вдруг вы будете шататься вокруг и шуметь по ночам. Я этого не выношу. Не могу терпеть шума в доме, даже если Алиса въедет сюда…

Двойной ковер, толстый и беззвучный, действует на Джека успокаивающе.

— Алиса хочет переехать послезавтра. Мы поженимся.

Тетя Розалия зловеще подмигивает ему, выражая сомнение.

— Ах! — восклицает Джек, подскакивая. Затем, глядя на тетушку, он медленно опускается на стул. Губы его дрожат. Но потом он расслабляется, нервно смеясь.

— Господи, да это же муха.

Муха прерывает свой поход по извилистой, желтой щеке тети Розалии и улетает. Но почему она выбрала именно этот момент, чтобы помочь тетушке выразить недоверие?

— Ты сомневаешься, что я смогу жениться, тетушка? Думаешь, я неспособен к браку, любви и исполнению супружеских обязанностей? Думаешь, я мальчишка, несмышленыш? Ну ладно же! — Джек качает головой и с трудом успокаивается.

«Это же просто муха… А разве муха может выражать сомнение? Или ты уже не можешь отличить муху от подмигивания? Черт побери!»

Джек оглядывает всех четверых.

— Я растоплю печь. И через час избавлюсь от вас раз и навсегда. Поняли? Хорошо. Я вижу, что поняли.

За окном начинается дождь. Потоки воды бегут с крыши. Джек раздраженно смотрит в окно. Шум дождя он не может заглушить. Бесполезно было покупать масло, петли, крюки. Можно обтянуть крышу мягкой тканью, но дождь будет шелестеть в траве под окнами. Нет. Шум дождя не убрать… А сейчас ему, как никогда в жизни, нужна тишина. Каждый звук вызывает страх. Поэтому все звуки надо устранить.

Дробь дождя напоминает нетерпеливого человека, постукивающего в дверь костяшками пальцев…

Джека снова охватывают воспоминания — тот день, когда он заставил их улыбнуться…

Он тогда резал лежавшую на блюде курицу. Как обычно, когда семейство собиралось вместе, все сидели с постными скучными физиономиями. Если дети улыбались, тетя Розалия набрасывалась на них с яростью.

katya side

Ей не понравилось, как он держал локти, когда резал курицу. «Да и нож, — сказала она, — давно бы уж следовало поточить».

Вспоминая об этом, Джек смеется. А тогда он добросовестно поводил ножиком по точильному бруску и снова принялся за курицу. Затем посмотрел на их напыщенные, скучные рожи, и замер. А потом поднял нож и пронзительно завопил:

— Да почему же, черт побери, вы никогда не улыбнетесь?! Я заставлю вас улыбаться!

Он поднял нож несколько раз, как волшебную палочку и — о чудо! — все они заулыбались!

Джек резко поднимается, проходит через холл на кухню и оттуда спускается по лестнице в подвал. Там большая печь, которая обогревает дом.

Джек подбрасывает уголь в печь до тех пор, пока там не забушевало мощное пламя.

Затем он идет обратно. Нужно будет позвать кого-нибудь прибраться в пустом доме — вытереть пыль, вытрясти занавески. Новые восточные ковры надежно обеспечат тишину, которая будет так нужна ему целый месяц, а может, и год.

Он прижимает руки к ушам. А что, если с приездом Алисы Джейн в доме возникнет шум? Ну какой-нибудь шум, где-нибудь, в каком-нибудь месте?

Джек смеется. Ерунда! Такой проблемы не возникнет. Нечего бояться, что Алиса привезет с собой шум. Это же просто абсурд! Алиса Джейн даст ему земные радости, а не бессонницу и жизненные неудобства.

Он возвращается в столовую. Фигуры сидят в тех же позах, и их безразличие нельзя объяснить невежливостью.

Джек смотрит на них и идет к себе в комнату, чтобы переодеться и подготовиться к прощанию. Расстегивая запонку на манжете, он поворачивает голову и прислушивается.

Музыка. Джек медленно поднимает глаза к потолку, и лицо его бледнеет.

Наверху слышится монотонная музыка, которая вселяет в него ужас: будто кто-то касается одной струны на арфе. И в полной тишине, окутывающей дом, эти слабые звуки кажутся грозными, словно сирена полицейской машины.

Дверь распахивается от удара его ноги, как от взрыва. Джек бежит наверх, а перила винтовой лестницы, будто полированные змеи, извиваются в его пальцах. Сначала он, разъяренный, спотыкается, но потом набирает скорость, и, если бы перед ним внезапно выросла стена, он не отступил бы, пока не разодрал бы о нее пальцы в кровь.

Он чувствует себя, словно мышь в колоколе. Колокол гремит, и от грохота некуда спрятаться. Это сравнение захватывает Джека. А звуки все ближе, ближе.

— Ну погоди! — кричит Джек. — В моем доме не должно быть никаких звуков! Вот уже две недели! Я так решил!

Он врывается на чердак.

Облегченно вздыхает, потом истерично смеется.

Капли дождя падают из отверстия в крыше в высокую вазу для цветов, которая усиливает звук, словно резонатор. Одним ударом он превращает вазу в груду осколков.

У себя в комнате он надевает старую рубашку и потертые брюки и довольно улыбается. Нет музыки! Дырка заделана. Ваза разбита. В доме снова тихо. О, тишина бывает самых разных оттенков…

Есть тишина летних ночей. Строго говоря, это не тишина, а наслоение арий насекомых, скрип колпаков уличных фонарей, шелеста листьев. Такая тишина делает слушателя вялым и расслабленным. Нет, это не тишина! А вот зимняя тишина — гробовое безмолвие. Но она преходяща, и исчезает с приходом весны. И потом она как бы звучит внутри самой себя. Мороз заставляет позвякивать ветки деревьев и эхом разносит дыхание или слово, сказанное глубокой ночью. Нет, об этой тишине тоже не стоит говорить!

Есть и другие виды тишины. Например, молчание двух влюбленными, когда слова уже не нужны… Щеки его покраснели, и он закрывает глаза. Это наиболее приятный вид тишины, правда тоже не совсем полный, потому что женщины всегда все портят: просят прижаться посильнее или наоборот, не давить так сильно. Он улыбается. Но с Алисой Джейн этого не будет. Он уже это пробовал. Все было прекрасно.

Шепот. Слабый шепот.

Да, о тишине… Лучший вид тишины постигаешь в себе самом. Там не может быть хрустального позвякивания мороза или электрического жужжания насекомых. Мозг отрешается от внешних звуков, и начинаешь слышать, как кровь пульсирует в висках.

Шепот.

Джек качает головой:

— Нет и не может быть никакого шепота в моем доме!

На его лице выступает пот, челюсть опускается, глаза напрягаются.

Он слышит шепот!

— Говорю тебе, я женюсь, — вяло произносит Джек.

— Ты лжешь, — отвечает шепот.

Его голова опускается, подбородок падает на грудь.

— Ее зовут Алиса Джейн, — невнятно бормочет Джек пересохшими губами. Один его глаз начинает дергаться, словно подавая сигналы невидимому гостю. — Ты не можешь заставить меня не любить ее. Я действительно люблю Алису Джейн.

Шепот.

Ничего не видя перед собой, он делает шаг и чувствует струю теплого воздуха у ног. Воздух выходит из решетки вентилятора.

Так вот откуда этот проклятый шепот!

Когда Джек идет в столовую, он ясно слышит стук в дверь. Он замирает.

— Кто там?

— Господин Джек Дюффало?

— Да, я.

— Открывайте.

— А кто вы?

— Полиция, — отвечает тот же голос.

— Что вам нужно? Не мешайте мне ужинать!

— Нужно поговорить с вами. Звонили ваши соседи. Они уже недели две не видят ваших родственников, а сегодня слышали какие-то крики.

— Все в порядке, — отвечает Джек.

— В таком случае, — продолжает голос за дверью, — мы убедимся в этом сами и уйдем. Открывайте.

— Мне очень жаль, — Джек отступает назад, — но я устал и очень голоден. Приходите завтра. Тогда я поговорю с вами, если хотите.

— Мы вынуждены настаивать, господин Дюффало. Открывайте!

В дверь стучат. Не говоря ни слова, Джек отправляется в столовую. Там он садится на стул и говорит, сначала медленно, потом все быстрее:

— Шпики у дверей. Ты поговоришь с ними, тетя Розалия. Ты скажешь, что у нас все в порядке, чтобы они убирались. А вы ешьте и улыбайтесь, тогда они сразу уйдут. Ты ведь поговоришь с ними, правда, тетя Розалия? А теперь я должен сказать вам.

Неожиданно горячие слезы падают у него из глаз. Он внимательно смотрит, как капли расплываются, впитываясь в скатерть.

— Я не знаю никакой Джейн Белларди. И никогда не знал ее. Я говорил, что люблю ее и хочу на ней жениться, только для того, чтобы заставить вас улыбаться. Да-да, только поэтому. Я никогда не собирался заводить себе женщину и, уверяю вас, никогда не завел бы. Передайте мне, пожалуйста, кусочек хлеба, тетя Розалия.

Входная дверь трещит и распахивается от ударов. Слышится тяжелый топот. Несколько полицейских вбегают в столовую и замирают в нерешительности.

Старший поспешно снимает шляпу.

— О, прошу прощения. — Мы не хотели испортить вам ужин. Мы просто…

Шаги полицейских вызывают легкое сотрясение пола, и тела тетушки Розалии и дядюшки Дэйма падают на ковер.

Теперь видно, что горло у всех четверых перерезано полумесяцем — от уха до уха. И от этого кажется, что на их лицах застыли зловещие улыбки.

Рассказ / Проза
ЛЮБОВЬ НЕ ПЕРЕСТАЕТ…

РОДНАЯ ЖЕНА
 

–И как тебе удается столько лет с одной женой уживаться? В чем секрет? – мой брат каждый раз, приходя в гости, задавал эти вопросы.
 

–Любовь и огромное терпение. Вот и весь секрет. – я отвечал всякий раз одинаково.
 

–Этот рецепт не для меня. Я люблю всех женщин. Каждая для меня – загадка. А жить с прочитанной книгой – уволь. – ухмылялся брат.
 

Младший брат Петр женился в восемнадцать лет. Его невеста была старше на десять лет. Милая девушка Ася безоглядно влюбилась в Петра на всю жизнь. А Петр лишь позабавился ею.
 

Ася законно обосновалась в доме мужа, где проживали еще семь родичей, родила сынишку Митю. Женщина решила, что птица счастья у нее в руках. Молодой семье выделили крохотную комнатушку. У Аси была чудесная коллекция фарфоровых статуэток, к которой она трепетно относилась и берегла, пуще глаза. Коллекция состояла из десяти раритетных статуэток. Ася определила им видное место на стареньком комоде. Вся наша многочисленная семья знала, как дороги эти хрупкие фигурки Асе. Она часто подходила к комоду, пристально рассматривала, любовалась фигурками.
 

Я в то время только готовился обзавестись семьей, присматривался к молоденьким претенденткам. Хотелось найти одну-единственную на всю жизнь. Забегу вперед, моя мечта сбылась. Со своей женой я в браке более полувека.
 

Петр с Асей прожил десять лет. Асе нечем было похвастаться в этом союзе. Она старалась быть хорошей женой, всей душой любила мужа, сына. Покорная, тихая, сговорчивая женщина. Чего не хватало Петру?
 

Один раз мой брат пришел домой навеселе. Что-то ему не понравилось в облике и поведении Аси. Начал придираться, грубо шутить, хватать за руки. Ася, предвидя назревающий скандал, решила молча удалиться из комнаты. Она, прихватив сына Митю, вышла во двор. Вдруг послышался страшный грохот. Ася, сразу поняла – это звон разбивающихся статуэток. Она вбежала в комнату и глазам не поверила. Вся её любимая коллекция валялась на полу. Теперь это были жалкие осколки. Лишь одна фигурка чудом уцелела. Ася подбежала к этой статуэтке, бережно подняла, поцеловала. Женщина ничего не сказала мужу-варвару. Только её глаза были полны слез. С тех пор между Петром и Асей образовалась трещина. По-моему, Ася мысленно жила вне семьи. Она так же выполняла все семейные обязанности, была примерной женой, умелой хозяйкой… Но все как-то с натугой, без рвения.
 

Петр стал чаще выпивать. А вскоре в его окружении появились вульгарные, непристойные женщины-подруги, сомнительные дружки. Ася обо всем догадывалась, но молчала, замыкалась и уходила в себя. Стала какой-то отрешенной, неприкаянной. Петр все реже появлялся дома, совершенно забросил семью. Ася, наблюдая за выходками мужа, поняла, что за ветром в поле не нагоняешься. И, в конце-концов, Петр и Ася развелись. Без криков, унижений, взаимных претензий. Ася с Митей уехала в родной город. Оставшаяся в «живых» статуэтка, одиноко стояла на комоде. Ася оставила её в память о себе.
 

Петр не заскучал. Началась разгульная жизнь, без тормозов и обязательств. Брат легко увлекался и еще легче расставался. Петра несло в пропасть. Он трижды женился-разводился. Любил упиваться вином до бессознательного состояния. При этом, надо сказать, что Петр работал в институте, был успешным и сведущим экономистом. Его часто приглашали на консультации в другие города. Даже вышел учебник по экономике с авторством Петра. Брату прочили блестящее будущее. Алкоголь и беспорядочная жизнь все напрочь перечеркнули.
 

Как-то наша семья решила, что Петр угомонился, взял себя в руки. Мы с облегчением вздохнули. Брат решил жениться на «ошеломительной» женщине. Мы были приглашены на скромную свадьбу. У невесты имелся семнадцатилетний сын. Все заметили, что этот сынок и Петр в образовавшейся семье не поладят. Слишком они были чужими и разными. Петя зря на этот факт не обратил внимания. Казалось, что мой брат не до конца понимает, что в жены берет женщину с «приданым» и с этим придется считаться. Собственно, пасынок и стал причиной развода через пять лет. Петя и сын жены чуть не поубивали друг друга. Недолго было и до беды. Общий язык Петя и пасынок так и не нашли.
 

Потом вокруг Петра порхали «текущие»: Лиля, Наташа, Света… Всех он любил, обожал, с каждой собирался прожить жизнь.
 

Но у жизни свои планы. Петр в пятьдесят три года неизлечимо заболел. К тому времени рядом с ним уже не было любимых женщин. Все незаметно и навсегда испарились. Я и сестры ухаживали за лежачим Петром.
 

–Семен, у меня под кроватью чемодан. Подай его. – Петру тяжело было говорить и двигаться.
 

Я заглянул под кровать, достал пыльный чемодан. Открыл и ахнул. Чемодан оказался полон фарфоровыми статуэтками. Каждая из них была завернута в мягкую салфетку, видимо, чтоб не повредить хрупкий товар.
 

–Вот, собирал для Аси моей. Не могу забыть её немого укора, когда она увидела разбитую вдребезги коллекцию. Дааа, намыкалась со мной женушка. Помнишь, я по стране с командировками колесил? Покупал фигурки везде, где можно. В чемодане двойное дно. Возьми оттуда деньги. Это все мои накопления. Родной жене отдай. Пусть она меня простит. Не свидимся, уж. Семен, поклянись, что все это передашь Асе. – Петр отвернулся к стенке.
 

–Хорошо, Петя, все исполню. – у меня перехватило горло. Понимал, что брат мучительно уходит.
 

–Конверт с адресом Аси у меня под подушкой возьми. – Петр так и не повернулся ко мне. Не смог.
 

Ася по-прежнему жила в своем городе детства. Митя хворал неизвестной болезнью. Врачи разводили руками. Говорили, мол, поезжайте в Европу, возможно, там помогут. Об этом я узнал из письма Аси, которое лежало под подушкой Петра. Оказывается, Ася не теряла связи с бывшим мужем. Но лишь в письмах. Причем, писала только Ася, Петр не отвечал…. Похоронив брата, я собрался в дорогу. Нужно было выполнить просьбу почившего Петра.
 

С Асей я встретился на каком-то полустанке. Она очень обрадовалась, увидев меня, обняла:
 

–Ох, Семен, вы так похожи с Петей! Прямо, одно лицо.
 

Я вручил Асе чемодан, попросил прощения, как и обещал брату:
 

–Ася, прости своего непутевого мужа. Это тебе. Там деньги и еще кое-что от Петра. Дома посмотришь. Хорошо? Ты была для Пети родной женой. Помни.
 

Мы расстались с Асей навсегда.
 

Я получил от нее единственное письмо.
 

«Семен, спасибо тебе и Петру за все. Я благодарна Богу за то, что Петя был в моей жизни.
 

Статуэтки мы с Митей удачно продали. Нашелся их истинный ценитель. Не могла я на эти фигурки спокойно смотреть. Ведь, каждая из них побывала в руках моего любимого Пети. Жаль, что он так рано ушел. На вырученные деньги мы смогли переехать в Канаду. Сестра давно звала. Меня больше ничего не держало на родине. Оставалась одна надежда – Петя позовет. Не позвал. Но я счастлива, что он считал меня родной женой. А, значит, не совсем ко мне охладел. Кстати, Мите здесь нравится, он чувствует себя намного лучше. Прощай. »
 

Обратный адрес не указан.
 

Яла ПокаЯнная
 


 

— Ура, мы с Олегом скоро поженимся! – Надя, напевая, закружилась в счастливом танце.

Девушка была на седьмом небе от счастья, ведь буквально вчера её любимый Олег сделал ей предложение в очень романтической обстановке.

Он пригласил её на ужин в загородный клуб, после трапезы молодые люди поднялись на смотровую площадку. Пока Надя изучала звёзды над головой, восхищаясь их размерами и яркостью, Олег обнял её сзади за плечи и с нежностью прошептал:

— Надюша, ты согласна стать центральной звездой на небосклоне моей жизни?

Когда девушка обернулась к нему, Олег встал на одно колено и протянул ей шкатулочку с изящным колечком, на котором поблескивал яркий камень.

— Какая прелесть! – восхищённо проговорила Надя, и Олег ответил ей влюблённым взглядом.

Надя замерла, когда жених осторожно надел ей на палец колечко и заглянул в глаза:

— Что скажешь?

— Да, любимый… — Надя не узнала собственный голос, когда проговорила такое важное для нее слово.

Отныне она – официальная невеста этого человека, по которому тайно страдала всё время, пока они учились в аспирантуре. Олег привлек её внимание с первой минуты своего появления на поточной лекции по философии. Надя, как выпускница философского факультета, легко справлялась с замороченными заданиями, чего нельзя было сказать об Олеге. Для него, как специалиста с техническим образованием, такой предмет без четких числовых данных и характеристик был чистой воды абстракцией. Набравшись смелости, молодой человек решился подойти к Наде, чтобы она помогла ему выполнить реферат, который ему уже однажды вернули с требованием всё исправить. Надя старалась скрыть, что ей очень приятно его внимание, но не всегда могла сделать довольную улыбку при виде Олега, который старался теперь находиться поближе к ней. Ему, в свою очередь, нравилось, что девушка легко ориентируется в бесконечном потоке информации, и он даже зауважал ее за это качество.

Однажды, после удачной сдачи первого кандидатского минимума, Олег предложил сокурсникам отметить столь значимое событие в уютном кафе:

— Ребята, если у кого есть время и возможность, присоединяйтесь, пожалуйста. Так мы хоть будем знать в лицо всех, кто выжил после этого кошмара…

Ответом ему был громкий дружный смех:

— Это уж точно, своего рода квест на выживание, — засмеялась Надя. – Выживание технарей в потоке гуманитарной мути…

— Рад, что меня понимает гений философии, — пошутил Олег. – Ну так что, идём?

Из группы в двадцать пять человек едва пришла половина, но этого оказалось достаточно для веселья.

***

— Я тут вспомнил, как пытался один раз надурить нашу по истории науки, — вставил аспирант-психолог Сергей. – Написать реферат, как обычно, времени было в обрез. Ну, думаю, отдам ей бумажку, пусть читает, а я быстро что-нибудь наговорю. Скачал текст на нужную тему, сам стою, растекаюсь мыслью по древу…чувствую себя дико уверенно, я прям смотрел на неё, как настоящий Цезарь…- тут он замер и выжидающе посмотрел на окружающих.

— И? – нетерпеливо спросила его хохотушка с отделения истории Таня, которая даже приоткрыла рот в нетерпении.

— Тут она смотрит на меня и таким спокойным голосом спрашивает : «Можно личный вопрос? Кто вы по национальности?». Я соображаю, к чему она интересуется моим происхождением, и она выдает другой «Какими языками вы владеете?». А я так уверенно говорю, что без проблем шпарю по-английски, по-немецки, чуть-чуть знаю французский… «А как насчёт украинского?». Стою, пожимаю плечами, мол, никак, она так же флегматично сообщает, что украинским, к сожалению, не владеет… Тут я уже не выдержал, спрашиваю, при чем тут украинский, и слышу: «Просто текст вашего реферата написан по-украински. Я тут подумала, вдруг вы настолько одержимы им, что решили меня удивить знанием языка Тараса Шевченко…» — Сергей сделал ещё короткую, но не менее драматичную паузу. – Лучше бы я тогда на месте провалился сквозь землю… Она даже сегодня на всякий случай перепроверила, не дали ли мне билет, написанный на украинском…

В кафе поднялся такой шум, что многие стали оглядываться на слишком весёлых посетителей. Официант даже подошёл к ним, чтобы вежливо попросить вести себя потише…

Олег, сидевший рядом с Надей, залюбовался её улыбкой и шепнул:

— Вот тебе крутая салфетка, — и аккуратно засунул ей в карман. На удивлённый взгляд девушки он показал жест «позвони мне», и Надя кивнула.

Ей было очень приятно, что такой умный и привлекательный парень обращает на неё внимание. Более того, чисто по-женски Надя чувствовала, что очень нравится ему, и осознание этого приятно грело ей душу…

***

Отношения между ними развивались стремительно, и уже через полгода Олег решился сделать ей предложение. Надя приняла его, и молодой человек сообщил о своём намерении создать семью. Родители Олега изъявили желание познакомиться с избранницей единственного сына, и Надя очень волновалась, как пройдёт первая встреча. Олег пригласил девушку на семейный ужин и просил мать постараться с созданием какого-нибудь кулинарного шедевра.

— Мама, ну хотя бы самый простенький…чтобы Надюша сразу поняла, что ты у меня самая лучшая…

— Сынок, это твоя будущая жена, это ей надо тебе готовить и показывать нам, что она умеет, — насупился глава семейства.

Он почему-то воспринял в штыки новость о скорой женитьбе сына.

– Не мешало бы взглянуть на неё, чтобы убедиться, что она тебя каким-нибудь приворотом не взяла…

— Да брось ты, папа…какой приворот? Она умная девушка, никогда на такой шаг не пойдет, — начал Олег защищать свою невесту.

— Ты же говоришь, что она философию заканчивала… А откуда тебе знать, что речь не идёт об особой философии? –продолжать настаивать на своём отец.

Конец их спорам положила мать, прикрикнув на обоих:

— Тише вы, распетушились! Сеня, речь идёт о нашей будущей невестке, веди себя прилично хотя бы во время первой встречи. Сам ведь знаешь, что второго шанса произвести первое впечатление у тебя не будет. Мы устроим всё, как обычно, чтобы девочка не тушевалась и не чувствовала, что ее под микроскопом разглядывают…

Олег волновался, равно как и сама Надя, гадая, каким будет первое знакомство. Однако он заметил, что девушка время от времени бросает на его отца странные взгляды, словно сравнивая его с кем-то из прошлого…

Когда ужин был закончен, отец сам вышел провожать гостью в прихожую, чем не часто баловал остальных. Обычно он предпочитал остаться на месте, чтобы после ухода визитеров поворчать на них за плохие манеры и неумение поддерживать оживленную беседу. В случае с Надей отец даже расцвел:

— Удивительно милая девушка… Олежка, я был неправ, приношу свои самые искренние извинения на ее счет… Такое ощущение, что я её давно знаю… кого-то она мне напоминает, — мужчина сидел с озадаченным видом.

У молодого человека при этих словах почему-то возникло чувство странной тревоги. Откуда ему знать Надю? Олег также вспомнил, как его невеста изредка смотрела на отца таким изучающим, оценивающим взглядом…

Что бы это значило? Олегу не удалось поговорить с Надей, потому что девушку на следующий день отправили в служебную командировку:

— Олежка, мы не сможем сегодня встретиться. Меня шефиня отправила в Ростов, вернусь только через три дня. Ты не скучай без меня. Приеду, обязательно позвоню. Целую и пока!

Вечером Надя, как и обещала, перезвонила и показала ему вид из окна своего гостиничного номера.

— Место довольно унылое, но мне какая разница? Лишь бы кровать нормальная была и интернет, чтобы с тобой разговаривать. У нас уже была сегодня встреча с новыми партнёрами, даже не знаю, что они завтра скажут на презентации. Я после ужина сяду готовить свою…

Влюблённые смогли так поговорить ещё каких-то десять минут, пока Олега не отвлекли и Надя не сообщила, что её вызывают на видео-конференцию. Молодой человек хотел спросить её, почему она так себя странно вела при отце, но не посмел – вдруг не так поймёт и сильно обидится на него? Мало ли что ему могло показаться? Он устроился работать над своим проектом и увлекся настолько, что матери пришлось напоминать ему:

— Сынок, тебе завтра рано вставать, ложись сейчас же. Второй час ночи, хватит изводить себя!

Надя после видео-конференции с коллегами уселась на кровати и рассеянно изучала окружающую обстановку. Для неё это была не первая поездка в Ростов, который ей совершенно не нравился. В нём всё было по-другому, но к этому добавилось ощущение того, что что-то ещё изменилось.

Внезапно девушка села, обхватив колени: она так делала с детства, когда её что-то беспокоило. Лицо отца Олега показалось ей очень знакомым. Она не успела обсудить со своей матерью встречу с родителями жениха и сейчас не знала, что именно она скажет матери. Надя была уверена, что мать обязательно позвонит ей, чтобы все разузнать из первых рук, она всегда так делала, сколько Надя себя помнила. Отец девушки иногда даже сердился на жену:

— Лиза, да сколько можно устраивать допрос с пристрастием? Что ты прицепилась к девочке, дай ей отдохнуть от твоего бдительного материнского ока!

Однако супруга лишь отмахивалась от него и продолжала методично задавать вопросы:

— А что было потом? Что ты сказала? Что он ответил? Почему ты так решила?

Вопросам любопытной матери не было конца-края. Иногда Надя срывалась на крик, но это не производило никакого впечатления на её мать. Женщина с упорством, достойным лучшего применения, продолжала гнуть свою линию. Однажды её супруг не выдержал:

— Лизок, если бы ты, не дай бог, была следователем или прокурором, все подследственные, лишь услышав, что именно ты ведёшь дело, писали бы явку с повинной. У тебя была бы стопроцентная раскрываемость или выигрыши в уголовных делах.

Мать не обращала никакого внимания на выпады супруга, считая, что лучше перебдить, чем недобдить. Она старательно оберегала дочь от внимания ровесников, когда ты была подростком, в университете следила за тем, чтобы дочь в одно и то же время приходила домой. Никаких ночёвок у подружек или поздних танцев и гуляний Надя не знала, ведь мать ей твердила каждый раз:

— Все проблемы от безответственности, надо знать, с кем связываешься. А то много чего можно натворить…

Теперь Надя с ужасом ждала, когда ей позвонит мать и потребует очередной подробный отчет о состоявшемся знакомстве с будущими родственниками…

Однако никто не позвонил, и девушка с облегчением вздохнула. Зато ей позвонил отец, сообщив, что мать поехала в гости к старой подруге на несколько дней… По возвращении Надя обнаружила, что отец занят уборкой дома, раскладывая старые бумаги и фотографии по отдельным ящикам и папкам. Часть старых выцветших от времени карточек он отложил в сторону со словами:

— Пусть Лиза сама со всем этом добром разбирается, если я отсюда хоть один клочок бумаги выброшу, она меня с потрохами съест…

Надя подобрала фото и унесла в свою комнату, ей всегда нравилось рассматривать старинные изображения. Глядя на лица давно ушедших людей, девушка рисовала в воображении, какими они были, когда радовались или сердились…

Внезапно её внимание привлекла стопка карточек, перевязанных шелковой серой лентой. Среди них Надя обнаружила мать в обнимку с одним молодым человеком, который удивительно был похож на отца Олега…

На оборотной стороне была надпись: «Моей любимой Лизе от Семёна. Навсегда твой».

Девушка не верила своим глазам…

Отца её жениха, её будущего свекра, тоже ведь зовут Семён…

Понятно, почему его облик показалось ей знакомым – Надя с детства обладала хорошей зрительной памятью на лица…

Значит, она уже видела лицо Семена в молодости… именно на этой карточке… а Олег был очень похож на своего отца…

Неожиданно открылась дверь, и на пороге появилась Елизавета Ивановна, мать Нади. Увидев дочь, изучающую её фотографии, женщина недовольно спросила:

— Позвольте узнать, барышня, с каких пор вы стали копаться среди моих личных вещей?

Девушка вздрогнула, но не стала отводить взгляд в сторону:

— Мамуль, привет… Кто это?- она показала карточку с обнимавшимися Семёном и матерью.

Женщина побледнела, но тут же с вызовом поинтересовалась:

— Какая тебе разница?

— Мама, это очень важно… Для меня важно, — Надя никогда не была так серьёзна и настойчива, из-за чего мать стала заметно нервничать.

— Ну на черта тебе далась эта допотопная фотка? Поставь на место, я сама всё уберу…

— Мам, ты не понимаешь, — чуть не плакала Надя. – Я тебя спрашиваю потому, что отца Олега зовут Семён Владимирович… А эта фотка… на ней такая подпись, что мне сложно придумать другое объяснение… Как это понять?! Мне лицо отца Олега с самого начала показалось знакомым… значит, я видела эту фотку раньше…

Елизавета Ивановна нахмурилась. Дочь впервые видела её такой смиренной и даже смущённой…

— Наденька…это – мой бывший жених…точнее, я его считала своим женихом… Понимаешь, в молодости всякое бывает, я ведь тоже любила общаться с ровесниками… Но получилось так, что потом я встретила твоего отца… Мы стали встречаться, и я выбрала его… А Сеня… — от Нади не укрылось, как мать заговорила непривычно мягким голосом, когда назвала имя бывшего возлюбленного, — Сеня сказал, что не может на мне сейчас жениться… И я вышла за твоего отца…

— Что-то тут не сходится, — проницательно заметила Надя, глядя на мать в упор. – Почему ты так смутилась, когда сказала, что встретила папу и выбрала его? Выходит, ты встречалась какое-то время с двумя одновременно? Я правильно понимаю, мама?

— Господи, ну что ты за въедливая девка, — взмолилась мать, заламывая руки.

Видимо, она приняла решение.

— Надя, я не привыкла врать. Твой отец женился на мне, несмотря на то, что я вела тогда далеко не монашескую жизнь…надеюсь, ты понимаешь, о чем я… Честно говоря, я не уверена, кто из них твой отец – Семён или … Коля… Я рассталась с Семёном и сразу же вышла замуж за твоего отца…

— То есть ты сама не знаешь, от кого ты меня родила? И после этого ты требуешь от меня вести себя как идеальная воспитанница Смольного? Да, мамуля, ты полна сюрпризов! – Надя откинула назад волосы и с упрёком посмотрела на мать.

— Мам, ты понимаешь, что это означает для меня? Если мы с Олегом брат и сестра, нам нельзя жениться…А я так мечтала об этом… Всё представляла себе нашу свадьбу…

— Погоди, зачем ударяться в такие крайности? – забеспокоилась мать. – А если ты ему не сестра?

— И как это узнать? Потребовать от него или папы провести тест ДНК? Что он скажет? А что будет с папой, ты подумала? – Надя не заметила, как повысила голос.

Скрипнула дверь, и появился отец.

— Лизонька, ты уже приехала? Почему шепчетесь, девочки?

— А ты выйди, тебе ни к чему уши греть среди девочек, — со смехом сказала мать и выставила супруга прочь.

Тот, ничего не поняв, пожал плечами и направился на кухню.

— Лиза, я поставлю чайник. Надюша тортик принесла, твой любимый.

— Иди, иди. Скоро будем.

— Тогда что будем делать? – спросила мать, на которой лица не было из-за испытываемого ею беспокойства.

— Пока не знаю, — обреченно проговорила Надя, опустив голову.

На следующий день Олег тщетно пытался дозвониться до невесты. Она не отвечала, и он уже места не находил себе от беспокойства за нее. Наконец, Олег сумел дозвониться на домашний телефон девушки.

— Здравствуйте, я Олег, жених Нади. Что с ней случилось? Она не отвечает на звонки целый день, не могу дозвониться до нее…

— Олег? –встрепенулась Елизавета Ивановна. – Надя на работе, просто у них сегодня общее собрание, задержится допоздна. Я ей никогда не звоню, всё равно бесполезно во время таких мероприятий…

Олег знал, где находится офис компании, где работала Надя. Девушка перестала посещать поточные лекции и стала говорить, что с такой нагрузкой, как в последнее время, ей уже пора задумываться над тем, чтобы оформить академический отпуск или вовсе бросить учебу. Олег пробовал пройти в зал совещаний, но был остановлен непреклонным охранником.

— Нельзя беспокоить сотрудников, у нас сегодня встреча с инвесторами. Вам придётся подождать, у них даже телефоны у всех отключены…

Олег вернулся к машине и стал ждать. Почти через три часа двери открылись, и сотрудники стали выходить по одному. Надя вышла одной из последних, держа огромную папку в руках. Следом за ней шел высокий мужчина средних лет, который нёс сумку с проектором и большой кофр для камеры. Увидев Надю, Олег выскочил из машины и побежал к девушке.

— Надя, привет! Я ждал, что ты позвонишь, но ты этого не сделала. А до тебя просто невозможно дозвониться… В чём дело?

— Олег, — Надя подошла к нему и пылко обняла его, — прости меня… Я так завертелась с работой… даже на обед некогда было выйти… эти последние два дня какое-то безумие…

Олег смотрел на невесту и у него крепло ощущение, что он её теряет. Когда он попробовал поцеловать Надю, она отступила на шаг назад:

— Извини, мы не должны этого делать…

— Да в чём дело? — начал терять терпение молодой человек.

— Ни в чём. Я просто устала и хочу домой. Можешь меня отвезти? – обратилась Надя к жениху.

— Знаешь, я тоже не могу этого сделать, — сердито ответил Олег. – Меня ждут в другом месте… я итак задержался, пока ожидал тебя…Надеюсь, у тебя всё хорошо… Пока!

Прежде чем Надя успела ответить, Олег круто развернулся и пошёл к своей машине. Через несколько мгновений раздался рев мотора, и молодой человек уехал. Надя обреченно посмотрела на своего провожатого.

— Вы можете меня подбросить?

— Без проблем, — ответил мужчина, открывая перед ней дверцу своего внедорожника. – Садитесь, довезу.

По дороге Надя ушла в свои мысли настолько, что не заметила, как оказалась перед нужным домом. Она целый день думала о своих отношениях с Олегом, своих родителях и родителях жениха.

— Как ни посмотри, если я выйду замуж за Олега, то будущего у нашего брака не будет… — прошептала Надя, не заметив, что сказала это вслух.

Она поняла это по удивленному взгляду коллеги, который деликатно сделал вид, что ничего не слышал…

На следующее утро теперь уже Надя безуспешно пыталась дозвониться до молодого человека, но тот в упор не желал отвечать. Девушка сразу поняла, что это значит, и решила, что не станет выяснять отношений с практически бывшим женихом…

Через неделю, когда Олег остыл и позвонил снова Наде, она была недоступна…

Раздосадованный жених обрывал провода, чтобы дозвониться, но всё было тщетно…

В итоге снова пришлось звонить родителям Нади, и, к своему удивлению, Олег услышал:

— Надя уехала в другой город. Ей предложили возглавить новый филиал, и она решила сменить обстановку.

— А в какой город? –только успел спросить Олег, но мать Нади не стала отвечать.

— Вот оно что…- Олег схватился за голову. – Надя уехала, потому что …выбрала другого? Или захотела строить карьеру, вместо создания семьи?

Ответа на свой вопрос он не находил, и это было мучительнее всего…

Надя тем временем развила бурную деятельность на новом месте работы. Она предупредила, чтобы на прежней работе о ней никто не заикался, если будут задавать вопросы. Девушка решила таким образом обрубить все концы разом, чтобы не затягивать и без того агонизирующие отношения…отношения, обреченные на гибель благодаря кому?

– Правильно, собственным родителям…

Вскоре она стала замечать, что директор другой компании, делившей с ними помещение офиса на этаже, чаще попадается ей на глаза. Надя даже удивилась легкости, с какой она сумела выбросить Олега из головы, и переключилась на внимание со стороны другого мужчины.

— Может, я не любила Олега? – задавала себе вопрос Надя. – Зачем тогда морочила ему голову? Хотела доказать, что я тоже чего-то стою как женщина? Господи, прямо детский сад какой-то…

Леонид, ставший недавно генеральным директором компьютерной фирмы, заметно смущался при виде нового руководителя соседей по этажу. Огромный офис на каждом этаже был поделен на два крыла, и все девять этажей были заняты разными компаниями и представительствами. Приходя в холл, чтобы подняться на свой этаж, Леонид незаметно для себя стал ожидать появления Нади, когда она стремительной походкой пересекала фойе и подходила к лифту…

Первые реплики мужчины показали Наде, что она ему нравится, и это вызвало в ней острый интерес к новому знакомому…Особенно после корпоратива, который они решили сделать совместным для двух компаний – Надиной и Леонида…

Вечер был особенно запоминающимся, ведь начало всем конкурсам и торжественной части было положено двумя руководителями…

Через два года два офиса шумно отмечали историческое событие – Леонид пригласил на свадьбу с Надей оба коллектива…

— Я не знаю, почему ты решила работать в нашей глухомани, но рад, что так произошло, — сообщил Леонид супруге. – Если бы ты сюда не приехала, я бы так и ходил старым холостяком…

— Зато ты теперь – молодожён, и не такой старый, как думаешь, — Надя с нежностью обняла и поцеловала мужа…

На чтение 30 мин. Просмотров 117 Опубликовано

Комедия Д. И. Фонвизина «Недоросль» названа в честь неуча и бездельника. Митрофанушка – один из центральных персонажей пьесы. Лень, бездействие, эгоизм и равнодушие – основные его внутренние качества. Описание Митрофана позволяет сказать об обобщенном образе дворянства.

Взаимоотношения с родителями

Митрофана очень любят его родители. Мать – госпожа Простакова – боготворит своего сына. Она действительно готова ради него на все. Простакова воспитывала Митрофанушку таким образом, что он не умел жить по-настоящему. В жизни его ничего не интересовало, проблемы и жизненные трудности ему были не знакомы, так как родители делали все, чтобы Митрофанушка с ними не сталкивался. Этот факт сильно воздействовал на отношение Митрофанушки к собственной жизни: он чувствовал свою вседозволенность. В основе жизни героя лежала лень и апатия, стремление осуществлять только собственные цели, связанные с покоем.

Главный герой видел то, как его мать обращается с его отцом. Простаков не играл большой роли в их семье. Это стало причиной того, что и Митрофан не воспринимал своего отца серьезно. Он рос бесчувственным и эгоистичным, не проявляя любви даже к матери, которая в свою очередь его любила очень сильно. Такое равнодушное отношение к матери персонаж продемонстрировал в финале произведения: Митрофанушка отказывает госпоже Простаковой в поддержке со словами «Да отвяжись ты, матушка, как навязалась». Такая цитатная характеристика в полной мере указывает на результаты вседозволенности и слепой родительской любви. Д. И. Фонвизин продемонстрировал, как такая любовь губительно влияет на человека.

Жизненные цели

Характеристика Митрофана из комедии «Недоросль» во многом определяется его отношением к жизни. Митрофанушка не имеет возвышенных целей. Он не приспособлен к реальной жизни, поэтому его основными действиями становятся сон и поедание своеобразных кушаний. Герой не обращает внимание ни на природу, ни на красоту, ни на любовь своих родителей. Вместо учебы Митрофанушка мечтает о своей женитьбе, при этом ни разу не задумываясь о любви. Это чувство Митрофанушка никогда не испытывал, поэтому брак для него – это то, что принято в обществе, поэтому он так хочет жениться. Митрофанушка впустую прожигает свою жизнь, не задумываясь о каких-то масштабных целях.

Отношение к учебе

Образ Митрофанушки, говоря кратко, олицетворяет негативное отношение к образованию. В «Недоросле» рассказ об учебе Митрофана очень комичен. Герой занимался образованием только из-за того, что так было положено в обществе. Сама госпожа Простакова, которая решила нанять Митрофану учителей, считала науку пустотой. Это сильно повлияло и на мировоззрение ребенка, который, как и мать, стал считать образование пустой тратой времени. Если бы можно было оставить образование, Митрофан с радостью это бы сделал. Однако указ Петра I, о котором негласно упоминается в «Недоросле», обязывал всех дворян проходить учебный курс. Образование и получение знаний для Митрофанушки становится обязанностью. Мать героя не смогла привить желание у своего сына, поэтому он стал считать, что он обойдется и без знаний. За четыре года обучения он не достиг никаких результатов. Необразованности способствуют и учителя Митрофанушки, для которых важны были только материальные ценности. К своим учителям Митрофанушка относится неуважительно, называя их различными обзывательствами. Он видел свое превосходство над ними, поэтому позволял вести себя так.

Данная статья, которая поможет написать сочинение «Митрофанушка», рассмотрит отношения между недорослем и его родителями, продемонстрирует жизненные цели и ценности героя комедии Д. И. Фонвизина, а также рассмотрит отношение Митрофана к образованию и учебе.

Полезные ссылки

Посмотрите, что у нас есть еще:

Тест по произведению

  1. Вопрос 1 из 18

    Выберите основные признаки классицистической пьесы, присущие комедии «Недоросль»:</h3>

    • <label>Фантастическое место действия; исключительные, выдающиеся герои;</label>
    • <label>Единство места, действия и времени; четкое деление персонажей на отрицательных и положительных;</label>
    • <label>События пьесы длятся несколько лет, герои списаны с реальных исторических персонажей;</label>
    • <label>Обширная география происходящих событий; типичные, шаблонные герои.</label>

(новая вкладка)

Митрофан Простаков является одним из главных героев комедии Д.И.Фонвизина «Недоросль». Из списка действующих лиц мы узнаем, что именно к нему относится заглавие пьесы. Так официально назывались дворяне, преимущественно молодые, не получившие документа об образовании и не поступившие на службу. Вместе с тем, слово «недоросль» обозначало любого несовершеннолетнего дворянина. Митрофан — почти достигший шестнадцатилетия сын провинциальных дворян. Один из героев комедии — чиновник Правдин — характеризует его родителей таким образом: «Нашел помещика дурака бессчетного, а жену презлую фурию, которой адский нрав делает несчастье целого их дома». Фонвизин использовал в пьесе говорящие имена и фамилии: имя Митрофан имеет в греческом значение «похожий на мать». И действительно, по мере развития сюжета читатель убеждается, что сын унаследовал от Простаковой все отвратительные черты характера, и именно она является его главным воспитателем и примером. Митрофан туп и невежественен: четвертый год сидит над часословом, третий год не мо-жет научиться считать. К тому же его нельзя назвать радивым учеником, он считает, что своими «занятиями» делает всем большое одолжение, да и сама Простакова, которая видит в просве-щении лишь вред, просит его: «Ты хоть для виду поучись». Она постоянно втолковывает сыну свои жизненные принципы, в числе которых не последнее место занимают жадность и скупость. Поэтому арифметику помещица называет «дурацкой наукой», так как по условию задачи надо разделить найденные деньги на троих или посчитать прибавку к жалованию учителю. В отношении учителей и не чающей в нем души Еремеевны Митрофанушка проявляет грубость и жестокость, называя их «гарнизонная крыса», «старая хрычовка», угрожая нажало-ваться скорой на расправу матери. Но стоило его дяде Скотинину наброситься на него, как он трусливо просит защиты у обиженной им старой кормилицы. Недоросль ленив и избалован, использует любую возможность, чтобы отвязаться от учи-телей и отправиться гонять голубей. Все его низменные устремления состоят лишь в том, чтобы вкусно и много поесть, не учиться, а жениться. Его отец замечает в нем фамильную любовь Скотининых к свиньям. Митрофан привык добиваться своего как угрозами («Ведь здесь и река близко. Нырну, так поминай, как звали»), так и неуклюжей лестью. Его выдумка про сон комична: «Ночь всю такая дрянь в глаза лезла… Да то ты, матушка, то батюшка… Лишь стану засыпать, то и вижу, будто ты, матушка, изволишь бить батюшку… Так мне и жаль стало… Тебя, матушка: ты так устала, колотя батюшку». Для достижения своих целей Простаковы не гнушаются никакими средствами. Вместе с родителями Митрофан сначала раболепствует перед Стародумом в надежде получить наследст-во, а затем готов жениться на его племяннице Софье силой. Когда же похищение не удается, он, как и его мать, собирается выместить злобу на крепостных. Воспитанный в обстановке злонравия и жестокости Митрофан вырастает эгоистичным, не любящим кроме себя никого, даже потакающую ему во всем мать. Потерявшую власть и по-этому ставшую ненужной Простакову, обратившуюся к сыну за утешением, он отталкивает словами: «Да отвяжись, матушка, как навязалась…». Его глупость и необразованность вызывают у положительных героев комедии иронию, а его жестокосердность они воспринимают как логичное следствие дурного воспитания. Такого же мнения придерживается и сам автор. В комедии «Недоросль» Фонвизин словами Правдина и Стародума выразил свои просветительские идеалы: «Прямое достоинство в человеке есть ду-ша… Без нее просвещеннейшая умница — жалкая тварь… Невежда без души — зверь». Образ Митрофана стал поучительным примером того, к чему приводит злое невежество, а его имя стало нарицательным. Не одного лентяя устрашила перспектива стать похожим на него.

Митрофан — центральный персонаж комедии Д. И. Фонвизина «Недоросль». Данный материал, помогающий в написании сочинения «Митрофанушка («Недоросль»)», раскроет мировоззрение персонажа, которое помогает понять основную мысль всего произведения.

Отношение к образованию

Митрофанушке 15 лет. Он 4 года занимается с учителями, которых наняли госпожа и господин Простаковы для своего сына. Однако за это время Митрофан ничему не научился. Как отмечает один из его учителей, Митрофанушка «вперед шагать не любит».

Со своими учителями Митрофан учит грамоту, арифметику, французский язык и другие науки. За то время, которое герой потратил на обучение, он смог достичь только минимальных успехов: Митрофан умеет читать по слогам, считать до трех. Французского языка недоросль не знает вовсе.

Во многом такие неудачи связаны с тем, что учителя Митрофана сами мало что понимали в преподаваемых предметах, однако основной причиной необразованности Митрофанушки является его нежелание учиться. Он мечтает о женитьбе, а не о том, чтобы стать умнее.

Родители Митрофана не видят то, что их сын глуп, они его поддерживают и хвалят, поэтому Митрофанушка и не имеет мотивации учиться и становиться умнее. Его все устраивает также, как все устраивает родителей. Госпожа Простакова не видит смысла в образовании, это же видение перенимает и Митрофан.

Отношение к родителям

Госпожа Простакова и ее муж любят своего сына и делают для него все возможное. Мать Митрофана буквально боготворит его, считая сына во всем правым. Родители героя заботятся о нем, хотя и слишком опекают. Но Митрофан не ценит родительскую заботу, он считает, что они обязаны ему. Это с самого детства воспитывает в персонаже ощущение вседозволенности. Родители балуют его, выполняя все его прихоти. Это приводит к огромной избалованности Митрофанушки и к его равнодушному отношению к собственным родителям. Герой часто срывается на них, а в финале комедии Фонвизина Митрофанушка просит госпожу Простакову «отвязаться» от него, потому что она ему надоела.

Нравственные ценности

Митрофан — настоящий эгоист. Он думает только о себе и своих желаниях. В герое нет ни капли сострадания или милосердия. Митрофанушка жесток ко всем окружающим. Он грубит своей няне, которая воспитывает его с самого рождения. Митрофан не слушается учителей, презирает их и обзывает. Герой бунтует против своих родителей. Показательной деталью является то, что Митрофан жалеет свою мать, когда ей приснилось, что она бьет господина Простакова. Сыну не жаль того, что мать бьет отца, он жалеет госпожу Простакову, которая, видимо, уже устала бить мужа. Это говорит о том, что семейные ценности полностью отсутствуют у Митрофана. Он уверен в том, что является главным в семье, что все родные и близкие должны прислуживать ему.

Комедия Д. И. Фонвизина «Недоросль» названа в честь неуча и бездельника. Митрофанушка — один из центральных персонажей пьесы. Лень, бездействие, эгоизм и равнодушие — основные его внутренние качества. Описание Митрофана позволяет сказать об обобщенном образе дворянства.

Взаимоотношения с родителями

Митрофана очень любят его родители. Мать — госпожа Простакова — боготворит своего сына. Она действительно готова ради него на все. Простакова воспитывала Митрофанушку таким образом, что он не умел жить по-настоящему. В жизни его ничего не интересовало, проблемы и жизненные трудности ему были не знакомы, так как родители делали все, чтобы Митрофанушка с ними не сталкивался. Этот факт сильно воздействовал на отношение Митрофанушки к собственной жизни: он чувствовал свою вседозволенность. В основе жизни героя лежала лень и апатия, стремление осуществлять только собственные цели, связанные с покоем.

Главный герой видел то, как его мать обращается с его отцом. Простаков не играл большой роли в их семье. Это стало причиной того, что и Митрофан не воспринимал своего отца серьезно. Он рос бесчувственным и эгоистичным, не проявляя любви даже к матери, которая в свою очередь его любила очень сильно. Такое равнодушное отношение к матери персонаж продемонстрировал в финале произведения: Митрофанушка отказывает госпоже Простаковой в поддержке со словами «Да отвяжись ты, матушка, как навязалась».

Такая цитатная характеристика в полной мере указывает на результаты вседозволенности и слепой родительской любви. Д. И. Фонвизин продемонстрировал, как такая любовь губительно влияет на человека.

Жизненные цели

Характеристика Митрофана из комедии «Недоросль» во многом определяется его отношением к жизни. Митрофанушка не имеет возвышенных целей. Он не приспособлен к реальной жизни, поэтому его основными действиями становятся сон и поедание своеобразных кушаний. Герой не обращает внимание ни на природу, ни на красоту, ни на любовь своих родителей. Вместо учебы Митрофанушка мечтает о своей женитьбе, при этом ни разу не задумываясь о любви. Это чувство Митрофанушка никогда не испытывал, поэтому брак для него — это то, что принято в обществе, поэтому он так хочет жениться. Митрофанушка впустую прожигает свою жизнь, не задумываясь о каких-то масштабных целях.

Отношение к учебе

Образ Митрофанушки, говоря кратко, олицетворяет негативное отношение к образованию. В «Недоросле» рассказ об учебе Митрофана очень комичен. Герой занимался образованием только из-за того, что так было положено в обществе. Сама госпожа Простакова, которая решила нанять Митрофану учителей, считала науку пустотой. Это сильно повлияло и на мировоззрение ребенка, который, как и мать, стал считать образование пустой тратой времени. Если бы можно было оставить образование, Митрофан с радостью это бы сделал. Однако указ Петра I, о котором негласно упоминается в «Недоросле», обязывал всех дворян проходить учебный курс. Образование и получение знаний для Митрофанушки становится обязанностью. Мать героя не смогла привить желание у своего сына, поэтому он стал считать, что он обойдется и без знаний. За четыре года обучения он не достиг никаких результатов. Необразованности способствуют и учителя Митрофанушки, для которых важны были только материальные ценности. К своим учителям Митрофанушка относится неуважительно, называя их различными обзывательствами. Он видел свое превосходство над ними, поэтому позволял вести себя так.

Значение имени

%D0%9E%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%B7-%D0%9C%D0%B8%D1%82%D1%80%D0%BE%D1%84%D0%B0%D0%BD%D1%83%D1%88%D0%BA%D0%B8-%D0%B2-%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D0%B8-%D0%94.%D0%98.-%D0%A4%D0%BE%D0%BD%D0%B2%D0%B8%D0%B7%D0%B8%D0%BD%D0%B0-%C2%AB%D0%9D%D0%B5%D0%B4%D0%BE%D1%80%D0%BE%D1%81%D0%BB%D1%8C%C2%BB.jpg

Одним из основных персонажей комедии Д.И. Фонвизина «Недоросль» предстает Простаков Митрофан, юный дворянин, недоросль. В переводе имя Митрофан обозначает «являющий свою мать». И молодой человек с успехом подтверждает свое имя.

Уже с юных лет Митрофан научился грубости и неуважению к людям. Как и Простакова он воспринимает крепостных как предметы, не имеющие чувств и эмоций. Как его мать относится к отцу – бранится на него, порой поднимает на него руку, так и Митрофан относится к своим родителям – даже в простом разговоре называет их обоих дрянью. А в сложную для матери минуту (в финале пьесы) и вовсе отказывается от нее.

Влияние Простаковой на становление личности недоросля

Мать проявляла заботу об образовании сына, но делала она это лишь для отвода глаз – руководствуясь государственным указом о необходимости науки для поступления на службу.

Учителей Митрофана нельзя назвать специалистами, но даже то немногое, что они пытаются передать ему, он не способен воспринимать. Возможно, тут тоже сказывается влияние матери – она убеждает сына учиться только для глаз, просит его не сильно то вслушиваться в слова преподавателей, больше ориентироваться на ее советы. Из всех учителей хвалит недоросля только Вральман, желая добиться расположения Простаковой. Но фамилия Адама Адамыча говорит сама за себя.

Слушаясь советов матери, Митрофан не знал элементарных правил грамматики и арифметики, не имел представления об истории страны и географическом положении государств.

Отношение к родственникам

Несмотря на заботу матери, Митрофан не питает уважения ни к ней, ни к отцу. Тут тоже значителен пример матери – она не уважает никого вокруг, также ведет себя и сын. Ему совершенно не жаль Простакову, он пренебрегает ей, не уважает ее, играет ее чувствами ради собственной прихоти.

Отец для него имеет еще меньшее значение. Скорее всего потому, что Простаков, боясь гнева жены, постоянно хвалит отпрыска, совершенно без причины. Дяде Митрофан всегда хамил и побаивался его гнева. Другими словами, никто из семьи недоросля не удостоился его любви. Думаю, он попросту не умел любить и не знал, то такое чувство вообще существует.

Заключение

В финале комедии все получают то, что заслужили: Простакова отречение собственного сына, Митрофан отправляется служить. Остается только надеяться, что служба окажет на него благотворное влияние, и он хоть что-то поймет в этой жизни, осознает свои ошибки и исправит их.

Современным молодым людям тоже стоит задуматься над проблемой Митрофана. Не случайно произведение не утратило актуальности и в наше время – нынешние недоросли порой совершают те же проступки, что и Митрофанушка почти три века назад.

До того как простакова потеряла власть, митрофан показывал свою лже-любовь к матери. а после того как её отстранили от дел, он сказал ей отвязаться от него, чем довёл женщину до обморока.

Ответ разместил: Гость

отношение к чацкому второстепенных персонажей целиком и полностью основывается на озвученном кем-либо мнении, обнажая неспособность к самостоятельному анализу и оценке. скалозуб, которому фамусов отрекомендовал чацкого как «делового, малого с головой, славно пишущего и переводящего”, остается при этом мнении даже после монолога главного героя «а судьи кто? ! ”, где речь идет об алчной страсти к чинам и мундирам. тугоуховские обмеряют чацкого шкалой знатности и состоятельности, опираясь на слова натальи дмитриевны горич. репетилов занимается пред чацким самобичеванием, самоуничижением, выражает ему всю преданность, уважение, едва ли представляя даже, кто есть главный герой на самом деле. каждый из участников комедии кривит зеркало, в котором отражен чацкий, на свое собственное усмотрение. «не суди да несудим будешь” — гласит древняя народная мудрость. истинность ее неоспорима, и именно она стоит гербовой печатью на всей комедии «горе от ума”. будучи беспощадным судьей нравов и обычаев московского общества, чацкий сам попадает под суд, в котором у него нет адвоката, зато есть множество самых разных обвинителей. задавая свой риторический вопрос, главный герой не получает на него однозначного ответа, ибо риторический вопрос такового ответа не имеет, по определению.

Ответ разместил: Гость

настоящий читатель — это не тот, кто читает книги взахлеб, этот тот человек, который читает «с умом».он читает с наслаждением,обдумывая каждое предложение, раздумывая над каждым персонажем.настоящий читатель видит положительных и отрицательных героев книги; он дает оценку каждому из них.он имеет свое мнение о прочитанном и может аргументировать его.читая книгу, он не боится потратить свое драгоценное время, во время чтения он мыслит, развивается, становится мудрея, делает свои выводы.

kasterina-illjustracija-nedorosl-fonvizin.jpg

В комедии «Недоросль» Фонвизина затрагивается множество важных тем, в том числе тема материнской любви. Ниже представлены материалы по теме «Материнская любовь в комедии «Недоросль»», описание отношения госпожи Простаковой к ее сыну Митрофану и т.д.Смотрите: Краткое содержание комедии— Все материалы по комедии «Недоросль»

Тема материнской любви в комедии «Недоросль» Фонвизина

В. Н. Малинин о слепой материнской любви в «Недоросле»:«…сын Простаковой, Митрофанушка, которого она любила со всей силой своей страстной натуры, любила слепо, безотчетно, как может любить только невежественный человек, а потому приносила своему сыну больше вреда, чем пользы. <…> Семейная обстановка и особенно пример матери сделали то, что он не чувствует ни уважения, ни привязанности к своему отцу. <…> Но и привязанность его к матери не может быть прочна, потому что не имеет истинной нравственной основы. Эта любовь эгоиста, который проявляет чувство признательности до тех лишь пор, пока исполняются его прихоти. В сущности и матери своей он не уважает и даже не боится ее.»(В. Н. Малинин, книга «Д. И. Фонвизин» под ред. В. И. Покровского, 1905 г.)С. С. Дудышкин о материнской любви в «Недоросле»:«…Простакова, смесь грубой любви к сыну, нахальства и дерзости помещицы, вечно жившей в деревне, грозы своего мужа, человека кроткого и глупого. Для нее нет властей и законов …<…> Простакова, нежная мать, страстно любит своего сына, но любовью неразумной, животной; она готова со всеми передраться за Митрофанушку, но не понимает, что эта любовь губит сына. В глазах ее Митрофан будет ребенком, когда ему будет даже тридцать лет: эта лучшая характеристика такой любви. Она сварлива, никому не подчиняется, но любовь к сыну может ее подвинуть на унижение, подличанье перед Стародумом; в ее глазах имеют значение одни физические силы и богатства; все остальное — тлен. Ум и сердце ее беспрестанно заняты коплением денег для Митрофанушки, всякого рода стяжаниями в пользу его; она даже его учит, потому что говорят, будто ученье начинает приносить пользу молодым людям; но в действительную пользу учения она нисколько не верит, и потому соблюдает один внешний обряд учения. <…> …она верит Вральману больше, нежели Кутейкину и Цыфиркину… <…> Митрофан есть то лицо, которое составляло задушевную тревогу ее жизни; эта пружина всех ее действий. Фонвизин выбрал женитьбу Митрофана как лучшее средство показать натуру Простаковой, и в этом случае поступил удачно, потому что это был действительно тот пункт, от соприкосновения с которым вся природа Простаковой освещалась ярким пламенем. <…> это была та нежная струна ее сердца, которую стоило затронуть, чтоб заговорило ее ретивое*…» (*ретивое — сердце) (С. С. Дудышкин, статья «Сочинения Фонвизина», журнал «Отечественные записки», 1847 г. № 8 и 9)Смотрите: Все материалы по комедии «Недоросль»

Услышав название комедии «Недоросль» вырисовывается образ бездельника и неуча. Не всегда слово недоросль имело ироничный смысл. Во времена Петра I недорослями называли дворянских детей, не достигших 15 лет. Фонвизину удалось придать слову другое значение. После выхода комедии оно приобрело нарицательный характер. Образ и характеристика Митрофанушки в комедии «Недоросль» являются отрицательными. Через этот персонаж Фонвизин хотел показать деградацию русского дворянства, когда человек перестает быть человеком, превращаясь в невежественную и глупую скотину.

Ключевую роль в комедии «Недоросль» занимает Митрофан Простаков, дворянский сын. Имя Митрофан означает «подобный», схожий с матерью. Родители, как в воду глядели. Назвав таким именем ребенка, получили полную свою копию. Бездельник и тунеядец, привыкший, что все желания выполняются с первого раза. Любимые занятия хорошо поесть и поспать. Митрофану всего 16 лет и когда у сверстников полно стремлений и желаний, у него они отсутствуют напрочь.

Митрофан и мать

Митрофан типичный маменькин сынок.

«Ну, Митрофанушка, ты, я вижу, матушкин сынок, а не батюшкин!»

Отец любит сына не меньше, чем мать, но мнение отца для него ничего не значит. Видя, как мать обращается с супругом, унижая на глазах крепостных, то словом, то подзатыльником, парень сделал определенные выводы. Если мужик добровольно позволил превратить себя в тряпку, то, чего он может заслуживать. Единственное желание вытереть ноги и переступить.

Благодаря матери Митрофан абсолютно не приспособлен к жизни. Зачем забивать голову проблемами и заботами, когда есть слуги и мать, ради него готовая на все. Ее опека и собачье обожание раздражали. Материнская любовь не находила отклика в его сердце. Он вырос холодным, бесчувственным. В финальной сцене Митрофан доказал, что мать ему безразлична. Он отказывается от родного человека, стоило ему услышать, что она лишилась всего. Бросившись к нему в надежде получить поддержку, женщина слышит грубое:

«Да отвяжись ты, матушка, как навязалась»

Корысть, желание разбогатеть быстро и не прилагая усилий стали его кредо. Эти черты тоже передались от матери. Даже свадьба с Софьей была с подачи маман, желающей выгодно пристроить непутевого сына.

«Не хочу учиться, хочу жениться»

Это слова Митрофана, адресованные ей. Предложение было воспринято им на ура. Ведь свадьба с богатой наследницей сулила ему беззаботное и обеспеченное будущее.

Досуг

Любимый досуг еда и сон. Еда для Митрофана значила немало. Поесть парень любил. Набивал пузо так, что уснуть не мог. Его постоянно мучили колики, но от этого количество съеденного не становилось меньше.

«Да видно, брат, поужинал ты плотно…»

Плотно отобедав, Митрофан обычно шел на голубятню либо ложился спать. Если бы не учителя со своими занятиями, он бы вставал с постели только для того, чтобы заглянуть на кухню.

Отношение к учебе

Наука давалась Митрофану с трудом. Четыре года бились учителя, чтобы хоть чему-нибудь научить бестолкового парня, но результат был нулевой. Мать сама необразованная женщина, внушала сыну, что учиться необязательно. Главное деньги и власть, все остальное пустая трата времени.

«Лишь тебе мученье, а все, вижу, пустота. Не учись этой дурацкой науке!»

Указ Петра о том, что дворянские дети должны знать арифметику, божье слово и грамматику сыграли свою роль. Ей пришлось нанять учителей не из любви к наукам, а потому что так положено. Неудивительно, что с таким отношением к учебе Митрофан не понимал и не знал элементарных вещей.

Значение Митрофана в комедии

Через образ Митрофана Фонвизин хотел показать, что может стать с человеком, если он перестает развиваться, застревая в одной поре и забывая о человеческих ценностях, таких как любовь, доброта, честность, уважение к людям.

<?xml encoding=»utf-8″ ?

Одним из главных героев комедии “Недоросль” Фонвизина является Простаков Митрофан Терентьевич, дворянский сын Простаковых.

Имя Митрофан означает “подобный”, похожий на мать. Может таким именем госпожа Простакова хотела показать, что ее сын- отражение самой Простаковой.

Митрофанушке было шестнадцать лет, но его мать не хотела расставаться со своим ребенком и желала оставить при себе до двадцати шести лет, не отпуская на службу.

Сама госпожа Простакова была тупа, нагла, невежлива, и по этому не прислушивалась ни к чьему мнению.

“Пока Митрофан еще в недорослях, пока его и поженить; а там лет через десяток, как войдет, избави боже, в службу, всего потерпите”.

У самого Митрофанушке отсутствует цель в жизни, он только любил поесть, бездельничать и гонять голубей: “Побегу-ка теперь на голубятню, так авось – либо…” На что его мать отвечала: “ Поди, порезвись, Митрофанушка”.

Митрофан не хотел учиться, его мать наняла ему учителей лишь потому, что так было положено в дворянских семьях, а не для того, чтобы сын ее учился уму – разуму. Как он говорил матери: “ Слушаст, матушка. Я те потешу. Поучусь; только чтоб это был последний. Час моей воли пришел. Не хочу учиться, хочу жениться” А госпожа Простакова всегда вторила ему: “ Мне очень мило, что Митрофанушка вперед шагать не любит, С его умом, да заметет далеко, да и боже избави! Лишь тебе мученье, а все, вижу, пустота. Не учись этой дурацкой науке!”

Самые дурные качества характера, самые отсталые взгляды на науку характеризуют таких молодых дворян, как Митрофан. Также он необычайно ленив.

Сама Госпожа Простакова души в Митрофанушке не чаяла. Фонвизин понял неразумность ее слепой, животной любви к своему детищу, Митрофану,- любви, которая, сущности, губит ее сына. Митрофан объедался до коликов в животе, а мама все уговаривала съесть еще. Няня говорила: “ Он уже и так, матушка, пять булочек съел”. На что Простакова отвечала: “ Так тебе жаль шестой, бестия”. Эти слова показывают заботу о сыне. Она старалась обеспечить ему беззаботное будущие, решила женить его на богатой жене. Если кто – либо обижает ее сына, она сразу идет на защиту. Митрофанушка был одним ее утешением.

Митрофан относился к своей матери пренебрежительно: “ Да! Того и гляди, что от дядюшки таска: а там с его кулаков да за часослов” Что, что ты хочешь сделать? Опомнись, душенька!” “Вить здесь и река близко. Нырну, так и поминай как звали”. “Уморил! Уморил Бог с тобой!”: эти слова доказывают, что он совсем не любит и ему совсем не жаль свою родную мать, Митрофан ее не уважает и играет над ее чувствами. А когда потерявшая власть Простакова бросается к сыну со словами: Один ты остался у меня, мой сердечный друг, Митрофанушка! ”. А в ответ слышит бессердечное: “ Да отвяжись ты, матушка, как навязалась”. “ Ночь всю така дрянь в глаза лезла”. “ Какая же дрянь Митрофанушка?”. “ Да то ты, матушка, то батюшка”.

Простаков боялся жены и в ее присутствии о сыне говорил так: “По крайней мере, я люблю его, как подлежит родителю, то-то умное дитя, то-то разумное, забавник, затейник; иногда я от него вне себя от радости сам истинно не верю, что он мой сын”, и добавлял, глядя на жену: “ При твоих глазах мои ничего не видят”.

Тарас Скотинин, смотря на все происходящее, повторял: “ Ну, Митрофанушка, ты, я вижу, матушкин сынок, а не батюшкин!” А Митрофан к своему дяде обращался: “ что ты, дядюшка, белены объелся? Убирайся, дядюшка, проваливай”.

Своей матери Митрофан всегда грубил, огрызался на нее. Хотя Еремеевна не получала не копейки за воспитание недоросля, по старалась его обучить хорошему, защищала от дяди: “издохну на месте, а дитя не выдам. Сунься, сударь, только изволь сунуться. Я те бельмо-то выцарапаю”. Старалась сделать из него порядочного человека: “ Да поучи хоть немножко”. “ Ну, еще слово молви, стара хрычовка! Уж я те отделаю; я опять пожалуюсь матушке, так она тебе изволит дать таску по-вчерашнему”. Из всех учителей хвалил Митрофанушку только немец Адам Адамыч Вральман, да и то из-за того, чтобы на него не сердилась и не ругала Простакова. Остальные учителя открыто ругали его. Например Цыфиркин: “ Ваше благородие завсегда без дела маяться изволите”. А Митрофан огрызался: “Ну! Давай доску, гарнизона крыса! Задавай же зады”. “ Все зады, ваше благородие. Вить с задами-то век позади остаемся”. Мал и беден словарь Митрофана. “ Пострел их побери и с Еремеевной”: так он отзывался о своих учителях и няне.

Митрофан был невоспитан, грубый, избалованным ребенком, которого все вокруг слушались и подчинялись, также он имел свободу слова в доме. Митрофан был уверен в том, что окружающие люди должны ему помогать, давать советы. У Митрофана была завышенная самооценка.

Каким бы умным и трудолюбивым не был человек, но в нем есть частица такого Митрофанушки. Каждый человек иногда ленится, Есть и такие люди, которые стараются жить только за счет родителей, сами ничего не выполняя. Конечно, многие зависит от воспитания детей родителями.

К людям, похожим на Митрофана, я отношусь и не хорошо, и не плохо. Просто я стараюсь избегать общения с такими людьми. И вообще думаю, что таким людям надо стараться помогать с их трудностями и проблемами. Надо вразумить его, заставить учиться. Если же такой человек сам не хочет исправляться, учится и заниматься, а наоборот, остаться глупым и избалованным, относится неуважительно к старшим, значит на всю жизнь он останется недорослем и неучем.

Ева Усольцева полностью раскрыла тему: «отношение к матери до трагической развязки и после нее» и предлагает ознакомиться с ней а так же использовать рекомендации в своих отношениях.

Простакова слепо любит своего Митрофанушку, и во всем ему потакает. Такое воспитание развили в Митрофане задатки абсолютного невежества. У него нет ни любви, ни привязанностей к окружающим. Мать для него всего лишь постоянная заступница. А когда Простакова теряет свою власть и оказывается в унизительном положение, она просто теряет ценность для Митрофана. Он уже чувствует властвующее положение Стародума. Теперь ему ничего не стоит сказать: «Да отвяжись, матушка, как нвязалась..» Произнося свою знаменитую фразу: «Вот злонравия до стойные плоды», Стародум как раз имеет в виду плоды воспитание Митрофанушки

5. В какой главе путешественник разговаривает с крестьянином, о чём крестьянин ему рассказывает? (+может спросить о том, кого этот крепостной считает ещё страшнее барина)

В главе “Люблин»” путешественник встречается с земледельцем. Сначала автор подумал, что землепашец (никто иной, как) раскольник, раз даже по воскресеньям работает. Однако крестьянина то заставляет нужда. Чтобы прокормить своих шестерых малолетних детей ему приходится трудиться и в воскресенье. Остальные шесть дней он работает на барина, чтобы заплатить барщину. Но, по словам земледельца, это не самае страшное. Он говорит, что целые деревни с крестьянами стали отдавать в аренду так называемым голым наемникам (помещики-арендаторы) Они то с мужиков три шкуры дерут: зимой ни в извоз не пускают, ни на работу в город. И пожаловаться на них некому.

6 вариант

Когда появился гражданский шрифт?

В петровское время в 1708 году появляется гражданская азбука. В Амстердаме купец Гессинг отливает первые буквы гражданского алфавита, которые отличаются от кириллицы начертанием букв и ударением. Позже литеры гражданского алфавита были привезены в Россию. Первой книгой, напечатанной новым шрифтом, стала «Геометрия». Позже, под руководством самого Петра, все петербургские типографии перешли на печатание книг новыми гражданскими буквами.

Русские классицисты и их манифест

185.244.173.14 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Митрофан — центральный персонаж комедии Д. И. Фонвизина «Недоросль». Данный материал, помогающий в написании сочинения «Митрофанушка («Недоросль»)», раскроет мировоззрение персонажа, которое помогает понять основную мысль всего произведения.

Отношение к образованию

Митрофанушке 15 лет. Он 4 года занимается с учителями, которых наняли госпожа и господин Простаковы для своего сына. Однако за это время Митрофан ничему не научился. Как отмечает один из его учителей, Митрофанушка «вперед шагать не любит».

Со своими учителями Митрофан учит грамоту, арифметику, французский язык и другие науки. За то время, которое герой потратил на обучение, он смог достичь только минимальных успехов: Митрофан умеет читать по слогам, считать до трех. Французского языка недоросль не знает вовсе.

Во многом такие неудачи связаны с тем, что учителя Митрофана сами мало что понимали в преподаваемых предметах, однако основной причиной необразованности Митрофанушки является его нежелание учиться. Он мечтает о женитьбе, а не о том, чтобы стать умнее.

Родители Митрофана не видят то, что их сын глуп, они его поддерживают и хвалят, поэтому Митрофанушка и не имеет мотивации учиться и становиться умнее. Его все устраивает также, как все устраивает родителей. Госпожа Простакова не видит смысла в образовании, это же видение перенимает и Митрофан.

Отношение к родителям

Госпожа Простакова и ее муж любят своего сына и делают для него все возможное. Мать Митрофана буквально боготворит его, считая сына во всем правым. Родители героя заботятся о нем, хотя и слишком опекают. Но Митрофан не ценит родительскую заботу, он считает, что они обязаны ему. Это с самого детства воспитывает в персонаже ощущение вседозволенности. Родители балуют его, выполняя все его прихоти. Это приводит к огромной избалованности Митрофанушки и к его равнодушному отношению к собственным родителям. Герой часто срывается на них, а в финале комедии Фонвизина Митрофанушка просит госпожу Простакову «отвязаться» от него, потому что она ему надоела.

Нравственные ценности

Митрофан — настоящий эгоист. Он думает только о себе и своих желаниях. В герое нет ни капли сострадания или милосердия. Митрофанушка жесток ко всем окружающим. Он грубит своей няне, которая воспитывает его с самого рождения. Митрофан не слушается учителей, презирает их и обзывает. Герой бунтует против своих родителей. Показательной деталью является то, что Митрофан жалеет свою мать, когда ей приснилось, что она бьет господина Простакова. Сыну не жаль того, что мать бьет отца, он жалеет госпожу Простакову, которая, видимо, уже устала бить мужа. Это говорит о том, что семейные ценности полностью отсутствуют у Митрофана. Он уверен в том, что является главным в семье, что все родные и близкие должны прислуживать ему.

Используемые источники:

  • https://obrazovaka.ru/sochinenie/nedorosl/harakteristika-mitrofanushki.html
  • https://the-planes.ru/otnoshenie-mitrofana-k-materi-do-i-posle-d-i-fanvizin-nedorosl-otnoshenie.html
  • https://www.literaturus.ru/2016/06/materinskaja-ljubov-nedorosl-fonvizin.html
  • https://grinch-rp.ru/beremennost/fonvizin-nedorosl-otnoshenie-mitrofana-k-materi-pochemu.html

Рассказ

Последние минуты летели непривычно быстро, а Сергей не находил в себе сил сказать прощальные слова Светлане, повернуться и уйти. Так, вроде, просто – повернуться и уйти.

«Светлана, милая Светлана, как мне будет недоставать тебя…» — бегут у Сергея мысли, и он ловит себя на том, что думает о медсестре, как о человеке, без которого жизнь его станет какой-то другой, чего-то ему не хватать…

Ему надо уходить. Уходить навсегда, и Светлану он наверняка больше не увидит. Так, вроде просто – повернуться и уйти…

Огромные карие глаза смотрят горячо и преданно. Пухлые губы чуть вздрагивают. Светлана кусает их. Она тоже чувствует, что они расстаются навсегда.

Они прощаются без слов. Всё уже сказано.

— Ты поедешь к ней? – с трудом выдавливает Светлана из себя и замирает в ожидании страшного ответа. Но тут же останавливает Сергея. – Но она же написала тебе, что любит другого. Зачем ты это делаешь?

— Я не верю этому. Чушь какая-то, в голове не укладывается. Пока сам её не увижу… Прости, но я не могу иначе.

— Это письмо я написала тебе. – Света достала из ящика стола пухлый конверт и на некоторое время задержала у себя в руках. – Только не читай его сразу. Когда будет трудно, прочти. А вообще-то мне от тебя ничего не надо, слышишь, ничего… Возьми.

Сергей берёт письмо и прячет его в карман. Это всё, что остаётся от неё. Письмо и добрая память за то, что она помогла встать ему на ноги, помогла в трудную минуту. У Сергея сердце было полно благодарности к этой девушке за бессонные ночи возле его кровати, за ласковые слова, когда жить не хотелось от безысходности и собственного бессилия что-либо изменить. Но всё обошлось. Ногу удалось сохранить, и это главное.

Сергей уезжал из Ташкента, и в его мыслях всё чаще появлялась Марина. Со Светланой его связывали всего два месяца, проведённые в госпитале, с Мариной – несравненно больше. Воспоминания о счастливо прожитых днях то и дело будоражили воображение, и Сергея неудержимо тянуло в родные края.

Автобус выбросил Сергея на остановке. Раннее утро. Небольшой подмосковный городок Солнцево едва скинул с себя ночную дремоту.

Может, и не надо было приезжать… Зачем? Ведь она ясно написала: «Извини, мне понравился другой…» Значит, ты лишний – третий. А третий должен уйти. Ещё не поздно – можно сесть в автобус, и никогда Марина не увидит тебя…

Но Сергей решил твёрдо. Хоть посмотреть на неё, какой она стала. Изменилась, наверное, за два года.

Он перекладывает чемодан в другую руку и задирает голову вверх. Вот он, девятый этаж. В окнах – ночь. Может, Сергей ошибся, может, и кажутся они тёмными оттого, что смотрят сейчас на него холодно и неприветливо… Сергей жмурится. Снова смотрит в окна. Нет, всё правильно. Ещё слишком рано. На часах – начало шестого.

«Подожду» — решает Сергей. Поднимается на девятый этаж и ставит чемодан на лестничную площадку, а сам смотрит в окно.

Когда же он познакомился с Мариной. Давно это было…

В пединституте Сергей учился на факультете физвоспитания. Ещё в школе он ходил в секцию дзюдо и здесь, в институте, продолжал заниматься своим любимым видом спорта. А в конце первого курса он выполнил норматив мастера спорта. Ему прочили большое будущее. Но Сергей не мечтал об этом. Он хотел стать учителем физкультуры и уехать в какую-нибудь, пусть даже сельскую. Обязательно организовать секцию и заниматься с ребятами. Делать из них сильных и ловких, и, конечно же, хороших людей. Как тот старший лейтенант в военном городке – первый его тренер по дзюдо.

Сергей занимался успешно. Правда, учёбу иногда приходилось отставлять в сторону, это – во время поездок на различные соревнования. Но когда приезжал, все «хвосты» быстро ликвидировал.

Ему чужды были, как принято говорить сейчас, весёлые компании. В таких он никогда не был. Не любил этого. С неохотой он пошёл и на день рождения своего приятеля Севки Бородина, штангиста.

В тот вечер Сергей вернулся с очередных соревнований. На его пиджаке заблестел мастерский значок. Тут-то и пристал к нему Севка.

— Пойдём, я тебя с такими девочками познакомлю!

Сергей взглянул на него внимательно сверху вниз, словно видел впервые. Севка был небольшого роста. Этакий крепыш с пышной копной на голове. Его так и прозвали за это – «сено-солома».

— Ты ведь знаешь – я не люблю, когда много людей. Да и устал, отдохнуть хочу.

— Кто тебе сказал, что много? Всего четверо – мы, плюс Вера и Марина. Отдохнёшь еще лучше. А то я замечаю, ты всё один да один. Ну, соглашайся. И Сергей сдался. Ему и впрямь надоело одиночество, хотелось чего-то необычного.

— Собраться решили у меня. Квартира в нашем полном распоряжении. Родичи уехали. Батя даже машину оставил, вот ключи, раздобрился. Так что о’к – вводил Сева в курс дела. Как бы между прочим завёл «жигулёнка», и они помчались, рассекая в пыль весенние лужи.

Сева продолжил:

— Как я уже сказал, там будут Вера и Марина. Только ты Верунчика не соблазняй – мы с ней жениться надумали. Понял? А то сверкнёшь своим «мастером», и – уплыло моё счастье.

— Я уберу, — Сергей попытался снять значок, но Сева остановил.

— Оставь, тебе идёт. Марине тоже понравится.

Вот и марину всучили. Всё равно, что на собрании – постановили, и никуда не денешься – проголосовало-то большинство.

— Знакомьтесь! – завопил Севка, переступая через порог, — мастер спорта Сергей Орлов, Советский Союз! – и сделал почтительный жест в сторону своего компаньона. Сергей смутился.

— Кончай зубоскалить. Здравствуйте, девушки. Просто Сергей, — представился он.

— Здравствуйте, просто Сергей, — стройная девушка в сером вельветовом костюме сделала шаг навстречу и протянула маленькую ручку. – Марина.

Ёкнуло у Сергея сердце. Ох уж эти голубые глаза. Не забыть Сергею их теперь.

… Поздний вечер. Они стоят на балконе и смотрят вперёд.

— Интересно – вон те огни – это район Москвы, а наш городок, хотя и ближе к Москве… — Марина говорит, лишь бы что-нибудь говорить и замолкает. Ищет губы Сергея и, наконец, находит их. Они замирают в долгом поцелуе. Стучат только их сердца… Давно это было.

Кто мог знать тогда, что для Марины Сергей снова станет просто Сергеем. А, может, он был им всегда?

Письмо. Короткое. Всего на семь строчек. А ведь Сергею в Афганистане осталось служить всего лишь полгода… Пригласительные открытки на свадьбу пришлось порвать и выбросить в урну, как несбывшееся счастье. Не всякая девушка дожидается своего суженого из армии. Не дождалась и Марина Сергея.

Кто этот другой, его не интересовало. Раз он третий, значит надо уйти. Но Сергей не уходит.

Уже давно рассвело. Теперь, наверно, проснулись. Сергей звонит. Проходит минута.

— Кто? – слышится женский голос за дверью. Это она. Сергей молчит. Комок подступил к горлу. Дверь чуть приоткрылась. Потом распахнулась.

— Сергей?! – какой нелепый вопрос. Не ожидала. Красный халат. Волнистые светлые волосы причёсаны наспех. Глаза… такие же голубые и прекрасные! Он видит их. Он рад им. Он улыбается. Но с каким трудом даётся ему эта улыбка!

— Здравствуй, Марина. Вот я и приехал.

Марина растеряна. Глаза беспокойно чего-то ищут. Она поправляет волосы, плотнее закрывает халат на груди.

— Подожди здесь, — наконец выдавливает она и дверь захлопывается. Вот это встреча!

«Впрочем, всё правильно. Так и должно быть. А ты что хотел, чтобы она сейчас бросилась к тебе на шею? Расцеловала? Нет, не будет этого. Хотя, конечно, в дом-то могла пригласить. Забыл – ведь у неё есть кто-то другой. Может, этот другой уже и в квартиру переселился. Да ну, ерунда какая», — Сергей мысленно ругает себя, берёт чемодан и возвращается на старое место возле окна. Здесь как-то уютнее.

Вскоре появилась и Марина.

— Приехал Анатолий, — говорит она, делает паузу, потом поясняет, — однокашник мой. Помнишь?

— Конечно, помню – Семёнов. Мы же с ним вместе в Афгане…

Марина стоит вполоборота. На Сергея не смотрит. Голос её ослаб.

— Говорят, ты невесту себе там нашёл…

— Чего? – Сергей в недоумении, — Маринка, ты что болтаешь? Какую невесту?

— А такую! И свадьба вроде намечается. Толя мне всё про вас рассказал.

— Не может этого быть.

— Что не может – что рассказал, не может, или нет у тебя никакой невесты в Ташкентском госпитале? – Марина зло сщурила глаза. Не видеть бы Сергею их такими никогда.

Да, была невеста у Сергея, это – Марина. А сейчас…

— Невеста, говоришь, есть… Подлец, — Сергей опустил голову. Кулаки сжались сами. Теперь ему всё ясно. Такой подлости от Семёнова он никак не ожидал.

— А разве нет невесты? – Марина заглядывает ему в глаза: — скажи мне честно.

— И ты поверила ему?

— Письма почему не писал целых два месяца? Мать твоя ездила к тебе, случаем, не невесту смотреть? А в письмах в командировке был…

— Замолчи! – вдруг вырывается у Сергея, и он не узнаёт свой голос, — замолчи, — шёпотом повторяет он. – Смотри, вот какая была у меня невеста.

Сергей протянул свои руки.

Марина в первый момент ничего не поняла, только вздрогнула от увиденного. Руки у Сергея исписаны белыми холодными шрамами, на некоторых пальцах нет ногтей.

— Полюбуйся, как приласкало меня. Не мог я тебе писать и расстраивать не хотел, вот и выдумал командировку. А мать ко мне приезжала.., — Сергей запнулся: не хотел он этого говорить Марине. Может быть, потом, не сейчас. Но поздно. – Просил её, чтобы тебе ничего не говорила…

Марина некоторое время стояла молча. Потом прижалась к груди Сергея, ощутив под руками холодный металл ордена Красной Звезды и медали «За боевые заслуги».

Несомненно, это была правда. По тому, как говорил всё это Сергей, не поверить было нельзя. И эти руки…

Марина вдруг вспомнила, как получила первое после долгого перерыва письмо от Сергея и удивилась тогда изменившемуся почерку. Сергей просил извинения за каракули: писал, что строчит письмо под одеялом с фонариком. Мол, любит очень, а строгий старшина не даёт после отбоя задерживаться. А когда писать, если не после отбоя? Весь день утыкан какими-нибудь мероприятиями.

Всё это выглядело смешным и неправдоподобным. Марина не поверила. Но сейчас, в доли секунды поняла, что ошиблась – неправда неправде рознь.

Что же ты молчишь, Сергей? Обними её, прижми к себе сильнее. Сделай это, и вы будете вместе. Навсегда вместе. Чего в жизни не бывает…

Но Сергей отходит от Марины и продолжает говорить, словно разговаривая с самим собой, и она не может остановить его.

— Ты поверила, что я способен на такое… Не думал я, что из-за какой-то сплетни ты всё расстроишь. Ведь и свадьбу хотели сыграть этим летом. Тьфу ты, чёрт, бред какой-то честное слово. – Что ещё Семёнов рассказывал? Детей-то у меня там нет? Или гарем в Кабуле дожидается? А то живу и не знаю.

Рад бы Сергей не говорить этого. Но непонятно на кого злость сама выливалась наружу. Впрочем, ясно на кого – на Семёнова. Встретить бы его.

За это короткое время глаза Марины потемнели, в них исчез прежний блеск, тонкие губы стали злыми и холодными.

Марина ответила не сразу.

— Предложение он мне сделал.

— И ты?

— Я вышла за него. – Марина отвернулась, её худенькие плечики затряслись.

Сергея шатнуло от этих слов, и он вдруг понял, что здесь ему больше делать нечего.

Первое желание – набить Семёнову морду – после того, как Марина во всём призналась, постепенно прошло. Зачем? Что это даст? Былого уже не вернуть. Лишь единственное сказал бы Сергей, если бы встретил, Семёнову: «Человек, который предал один раз, предаст и второй, и третий раз…». Пусть как хочет понимает эти слова…

Да, Светлана была права – сюда, действительно, не стоило приезжать. Так больнее, во сто крат больнее…

Сергей вошёл в подъезд и на мгновение остановился. Всё здесь было незнакомо, и едкий запах краски от недавно выкрашенных стен лишь усиливал это чувство.

Перед ним дверь. Некоторое время он медлит, не вдавливает пуговицу звонка, словно хочет продлить по-особенному приятное чувство скорой встречи с родными после двухгодового перерыва. За этой дверью, обитой чёрным дерматином, находятся самые дорогие и близкие ему люди – мать и отец.

Сергей, наконец, звонит и ловит себя на мысли, что только сейчас он по-настоящему осознаёт, что служба кончилась. Ни когда старшина построил их в последний раз для проверки внешнего вида, ни когда командир полка давал напутствия, а именно сейчас, когда вот-вот должна открыться дверь его родного дома.

Сергей представляет, как обнимет мать, расцелует, по-мужски крепко пожмёт руку отцу, а тот скажет: «Ну вот, сынок, теперь ты настоящий мужчина – армия для тебя позади…».

Но дверь не открывают, и на повторный звонок опять тишина. По всей видимости, дома никого нет.

Сергей не писал, когда вернётся. Во-первых, потому что сам не знал толком, а во-вторых, хотел преподнести сюрприз своим неожиданным появлением. Но неожиданное появление откладывалось на неопределённое время. Кто где – Сергей понятия не имел. По письмам только знал, что мать работает оператором на какой-то водонапорной станции, а отец после увольнения в запас – военруком в школе.

Сергей никогда не был в Перми: родители переехали в этот город без него. Он вышел из подъезда, и как человек, имеющий уйму свободного времени, сел на лавку, чемодан с нехитрыми армейскими пожитками поставил рядом.

Солнце ослепительно жарило. Сергей снял берет и закрыл глаза. Тёплый ветерок растрепал чёрные жёсткие волосы. Так бы и сидел. Тихо кругом. Дышится легко и свободно.

— Серёженька, сынок, — вдруг услышал он за спиной родной голос и тут же попал в крепкие объятия матери. Наверное, нет счастливей сына, после долгой разлуки обнявшего свою мать; наверное, нет счастливей матери, после долгой разлуки обнявшей своего сына.

Галина Михайловна заплакала. Но это были слёзы радости, бесконечного счастья.

Она была не по годам седой. Густые русые волосы едва угадывались. Сергей утопил в них своё лицо. В носу приятно защекотало от давно знакомого маминого запаха.

— Хоть бы написал, когда приедешь, я так волновалась, надо же – как снег на голову. – Галина Михайловна никак не могла насмотреться на сына.

Сергей подхватил туго набитые сумки, и они вошли в дом.

— Куда это всё?

— В холодильник давай выложим.

Он достал из сумок несколько бутылок молока, сметану в поллитровой банке, масло… Надо же, как будто и не было разлуки – преспокойненько занялся домашними делам и. Нет, что ни говорите, а представлялось всё это как-то по-другому.

Потом Сергей стал осматривать трёхкомнатную квартиру.

— А это твоя комната, — сказала Галина Михайловна, — мы заранее её обставили, тебя ждали.

Сергей окинул быстрым взглядом кровать, журнальный столик, кресло и небольшой телевизор, который стоял в углу комнаты.

— У-у-у-х, заживём, — протянул Сергей и поцеловал мать в щёку, — батя-то когда придёт? Он по-прежнему там же работает?

— А куда ему деться – там же. Всё успокоиться не может: только и слышишь – школа да школа. Вечером лишь заявится.

Сергей понимающе улыбнулся, вспоминая отца постоянно чем-то занятого. Трудно ему отвыкнуть от армии.

— Я тебе кое-что из вещей приготовила. Может, переоденешься?

— Потом, давай лучше поговорим, — сказал Сергей, обняв мать за плечи, усадив её рядом с собой.

Галина Михайловна стала расспрашивать сына о здоровье, как он себя чувствует после ранения, не болит ли чего.

— Да, вроде, нет, — Сергей посмотрел на руки и снова вспомнил, как показывал их Марине. – Всё нормально, мам, не волнуйся.

Неожиданно она сказала:

— Сергей, знаешь, Марина замуж вышла, — глаза её потемнели, она опустила их, словно была виновна в том, что Марина не дождалась Сергея. Она догадывалась, какую боль причинит сыну, если скажет об этом, и в первый момент пожалела, что сказала это сейчас: может, не самое подходящее время? Но рано или поздно Сергей должен об этом узнать. Галина Михайловна не знала, что сын уже побывал в Солнцево.

У Сергея снова заледенело сердце. В этот момент он вдруг понял, окончательно осознал, что с Мариной ему никогда не быть вместе. Никогда не сможет он больше обнимать её, целовать как прежде… Никогда!

— Ну и пусть, жалко, что ли…

Мать в свою очередь поддерживает его, хотя понимает, что Сергею ещё долго не удастся выбросить Марину из головы.

— Сколько у тебя, сынок, этих девушек будет – пальцев на руках не хватит, пока не найдёшь ту единственную и неповторимую.

А как узнать, где она – эта единственная и неповторимая? Раньше на такие слова матери Сергей обижался. Ему и в голову не приходило, что полюбит другую. Но сейчас та другая становилась неизбежностью. Сергей чувствовал правоту слов матери и потому говорил спокойно. В этот момент он вспомнил Свету, её письмо у него в кармане. Рука невольно потянулась, чтобы достать его, и Сергей был готов всё рассказать матери, но в последний момент передумал.

— Сидим-болтаем, ты ведь голодный, наверное. Пойдём я тебя накормлю.

Сергей с готовностью встал – вот теперь можно и подкрепиться.

Отец, как и говорила мать, пришёл только к вечеру.

Щёлкает дверной замок. Несколько секунд тишина. Сергей и мать притихли на кухне – у обоих на лицах застыли лукавые улыбки: заметит отец или нет сапоги и висящий на вешалке берет? Слышно, как отец быстро скидывает свои ботинки, торопливые шаги по коврику в коридоре – заметил и спешит.

— Ага-а, раздаётся глухой бас Юрия Григорьевича.

— Батя, — только и проговорил Сергей. Своими ручищами осторожно обнял отца за плечи, прижал к себе; тот почти на голову ниже, пытается поцеловать в щёку, тянется, Сергей наклоняется – обнялись…

Юрий Григорьевич несколько раз хлопнул сына по спине.

— Здоровый стал, молодец… Когда приехал?

— Утром ещё, — улыбается Сергей и внимательно смотрит на отца. Он почти не изменился. Непривычно только видеть его в «гражданке». Тёмно-коричневый строгий костюм, белая рубашка с полосатым галстуком делали отца старше. Что бы там не говорили, а офицерская форма как-то молодила.

Через несколько минут они уже за столом.

— Ешь, сынок, ешь, — только и приговаривала мать.

Юрий Григорьевич с гордостью смотрит на сына, орден и медаль разглядывал долго.

— Вот как выходит, — вздохнул он, — перегнал ты меня, стало быть, такой молодой, а пороху уже успел понюхать.

— Потом обо всём поговорите, — вмешивается мать, — дай поесть ребёнку.

— Какой же я ребёнок, мам, — смеётся Сергей, и обнимая её за плечи, целует в щёку.

— Ты для меня всю жизнь ребёнком будешь.

— Это верно, — авторитетно подтвердил отец и опять своё, — перегнал…

— Можно подумать, батя, ты меньше моего видел: всё-таки тридцать лет в армии.

— Награды просто так не дают, значит, и смерти в глаза смотрел. А у меня что… Такое чувство, как в тылу отсидел.

— Но ведь сейчас нет войны, не всем же…

Отец задумался на несколько секунд, потом сказал:

— Десять лет, считай, в Афганистане воевали. Теперь выводить начали войска, а что толку? Банды-то продолжают засылать. Не тем мы занимались эти годы. Основную тяжесть на себя взвалили. Разве это правильно? Обучать афганцев надо было, а не самим костьми ложиться.

Сергей слушал отца и мысленно соглашался с ним. Но молчал. Не находил слов, чтобы выразить всю скопившуюся в нём горечь потерь.

— Всё уже позади, мы вместе, наконец-то вместе. Вот теперь переведусь в этот институт из Москвы и никуда не денусь от вас.

— Подумай, сынок, может, там останешься, всё же столица, — сказал отец.

Просидели допоздна. Юрий Григорьевич ни разу не сделал попытки отговорить сына пойти в будущем работать в школу, хотя Сергей знал его страстное желание, чтобы сын пошёл по стопам отца. Не раз рассказывала мать, как возьмёт он маленького Серёжу на руки, подбросит высоко, как пушиночку, поймает, прижмёт к себе, словно лепестки роз, осторожно, и говорит: «Вот мой солдат, вот мой продолжатель!».

Легли спать далеко за полночь. Сергей погасил свет и лёг. Спать не хотелось.

Оставшись наедине со своими мыслями, Сергей стал думать, чем будет заниматься завтра, послезавтра, и вообще надо было определить свою дальнейшую судьбу, сделать выбор.

Нет, об этом он сейчас не мог думать, напряжённо и сосредоточено, — слишком серьёзная задача, трудная и ответственная.

Мысли в голове у Сергея потекли всякие, но одна застряла надолго. И всё вокруг неё сплелось в толстый клубок. Это были мысли о Марине. Весть о том, что его любимая вышла замуж за другого, ударила Сергея, как обухом по голове. Откровенно говоря, когда он шёл на встречу с Мариной, где-то в глубине души был уверен, что они всё равно будут вместе, что Марина написала то письмо, хорошо не подумав, скапризничала.  Есть у неё такая черта в характере. Но такого шага от Марины, практически решившего их судьбу, он не ожидал.

Сергей достал письмо Светланы, но сразу распечатывать не спешил. Подержал немного в руках, словно пытался угадать, с какими словами обращается к нему девушка из далёкого и ставшего родным Ташкента. Вспомнил её, как ухаживала она за ним, какой добротой и нежностью светились её глаза и улыбнулся. Сергей решил написать ей, не знал ещё что, но обязательно написать…

Сергей и раньше считал, что о любви и бесконечной преданности можно говорить только одной женщине в мире. Но если раньше он был уверен, что никакая другая девушка не сможет заменить ему Марину, никому другому он не сможет признаться в любви и клясться в верности, то теперь, спустя много лет, так не считал. Светлана родила ему двух девочек-близняшек, как две капли воды похожих на мать, и он был счастлив. Он узнал, что такое настоящее счастье, настоящая любовь. И если иной раз по его лицу и скользнет грустная улыбка, то это отнюдь не горестное воспоминание о неразделённой любви, а отблеск первого юношеского чувства, которое он так долго принимал за любовь.

Старший лейтенант Н. ХМАРИН (газета «Путь Ильича»,1988 г.).


Adblock
detector