Яковлев лесные дива читать рассказ

. , , .

Áîãàò íà òàëàíòû íàø ÿðîñëàâñêèé êðàé. Ê êàêîìó áû ïåðèîäó èñòîðèè  ìû íè îáðàòèëèñü, íåïðåìåííî åñòü ëþäè, ïðîñëàâèâøèå ñòðàíó. Íà íàøåé  ðîäíîé çåìëå íåìàëî âûäàþùèõñÿ ëþäåé, íî ìû ïîïûòàëèñü âîññòàíîâèòü îäíó èç ñòðàíèö æèçíè ëèøü ßêîâëåâà Êîíñòàíòèíà Ôåäîðîâè÷à, èçâåñòíîãî ÿðîñëàâñêîãî ïèñàòåëÿ.

Ïåðåä íàìè – äíåâíèêîâûå çàïèñè, êíèãè, ïðî÷èòàííûå è íàïèñàííûå èì. Ôîòîãðàôèè ðîäíûõ è áëèçêèõ. Îíè, êàê äåòàëè áûòà äîïîëíÿþò ðàññêàç î æèçíè Êîíñòàíòèíà Ôåäîðîâè÷à.

ßêîâëåâ Êîíñòàíòèí Ôåäîðîâè÷ ðîäèëñÿ â äåðåâíå Êîðîëåâî ßðîñëàâñêîé îáëàñòè 14 îêòÿáðÿ 1924 ãîäà. Ìàòü, Àëåêñàíäðà Èâàíîâíà — ïðîñòàÿ ñêðîìíàÿ òðóæåíèöà ôàáðèêè «Êðàñíûå Òêà÷è», îòåö, Ôåäîð Àëåêñååâè÷ – àêòèâèñò, ðàáîòàë òàì æå íà ôàáðèêå.  èõ ñåìüå áûë åùå îäèí ñûí, Íèêîëàé Ôåäîðîâè÷ – âäóì÷èâûé, òàëàíòëèâûé ìàëü÷èê, çàêîí÷èâøèé â ïîñëåäñòâèè Êðàñíîòêàöêóþ ñðåäíþþ øêîëó íà «îòëè÷íî».

Ñ áîëüøèì óâàæåíèåì îòíîñèëèñü îäíîñåëü÷àíå ê ßêîâëåâûì, êîòîðûå áûëè ÷åñòíûìè è îòçûâ÷èâûìè ëþäüìè. Ýòè êà÷åñòâà ñòàëè æèçíåííûìè ïðèíöèïàìè ñûíîâåé.
 
Íèêîëàé è Êîíñòàíòèí áûëè î÷åíü ïðèâÿçàíû ê äåäóøêå ïî îòöîâñêîé ëèíèè. Ñîâñåì íåãðàìîòíûé êðåñòüÿíèí, Àëåêñåé Ïîòàïîâè÷ ïîëüçîâàëñÿ óâàæåíèåì îäíîñåëü÷àí. Îí áûë ÷åëîâåêîì ñâîåîáðàçíûì, íåòèïè÷íûì äëÿ äåðåâíè. Íå ïèë. Íå êóðèë, â öåðêîâü íå õîäèë, íå ìàòåðèëñÿ, åãî ïîñòîÿííî èçáèðàëè â äåðåâíå íåãëàñíûì ñóäüåé, ïîñêîëüêó ñ÷èòàëè åãî ñïðàâåäëèâûì ÷åëîâåêîì. Õìóð áûë, ñóðîâ, ñêóï íà ñëîâà. Íà âñå Àëåêñåé Ïîòàïîâè÷ èìåë ñâîå ìíåíèå, ê êîòîðîìó ïðèñëóøèâàëèñü è ñûíîâüÿ, è êðåñòüÿíå ðîäíîé äåðåâíè.

Î÷åíü ëþáèë ðîäíûå ïðîñòîðû, õîðîøî çíàë ëåñ. Ýòî îí íàó÷èò ìàëåíüêîãî Êîíñòàíòèíà òîíêî ÷óâñòâîâàòü ïðèðîäó, åå ðåêè è ðó÷åéêè, ðîäíèêè. «Óðîêè áûëè ïðîñòû è îäíîâðåìåííî ìóäðû. Íà âñþ æèçíü îí îñòàíåòñÿ,  âåðåí çàâåòó äåäà: «Íå áåãàòü ïî ëåñó «çàãíÿ ãîëîâó», íå äåðæàòüñÿ òîðíîé äîðîæêè, îòûñêèâàòü ïóñòü ñîâñåì ðÿäîì, äîðîãó «ñòîðîííþþ» — çàáûòóþ, «ìàëîåçæóþ», ãëÿäåòü â îáà, óçíàâàòü âñå íîâûå ìåñòà» .

Íà òðóäíûå ãîäû âûïàëî äåòñòâî Êîíñòàíòèíà. Ñòðàíà åùå íå îïðàâèëàñü ïîñëå íàøåñòâèÿ èíòåðâåíòîâ è äîëãîé ãðàæäàíñêîé âîéíû. Åùå âîññòàíàâëèâàëîñü íàðîäíîå õîçÿéñòâî, òîëüêî íà÷àëè ñòðîèòüñÿ íîâûå çàâîäû è ôàáðèêè.  êàæäîé ñåìüå äàâàëà çíàòü ñåáÿ íóæäà. Íå õâàòàëî õëåáà, òîïëèâà, îäåæäû è îáóâè.
 äåðåâíÿõ ïðîõîäèëà êîëëåêòèâèçàöèÿ, êîðåííàÿ ëîìêà ñòàðûõ ïîðÿäêîâ. Ïîâñþäó øëè ñîáðàíèÿ êðåñòüÿí, ìíîãî è æàðêî ñïîðèëè î íîâîé æèçíè, î ñîçäàíèè êîëõîçîâ. Ðàçâåðíóëàñü êëàññîâàÿ áîðüáà. Ýòà ñèòóàöèÿ íå îáîøëà ñòîðîíîé è Êîðîëåâî.

ßêîâëåâû áûëè â ÷èñëå òåõ, êòî â Êîðîëåâå  ïðèíÿë ñîâåòñêóþ âëàñòü è áîðîëñÿ çà ñòàíîâëåíèå íîâîãî áûòà.

Êîíñòàíòèí Ôåäîðîâè÷ âïîñëåäñòâèè áóäåò ÷àñòî âñïîìèíàòü ýòè ñîáûòèÿ, à â 1973 ãîäó íàïèøåò ïîñâÿùåííóþ ýòèì  ãîäàì  ïîâåñòü «Îñèíîâñêèå ÷óäàêè», î êîòîðîé  ÷èòàòåëè è êðèòèêè âûñêàæóòñÿ êàê î òâîð÷åñêîé óäà÷å àâòîðà. Ãåðîÿìè ïîâåñòè ñòàíóò ðîäñòâåííèêè, äðóçüÿ, êðåñòüÿíå îêðåñòíûõ äåðåâåíü, îí ñàì.  Íî ýòî áóäåò ïîçæå…

À ïîêà Êîñòÿ õîäèò â íîâóþ Âàñèëåâñêóþ øêîëó ñ áîëüøóùèìè êîìíàòàìè ñ ÷åðíûìè ïàðòàìè â òðè ðÿäà. «Ïî áîêàì êëàññíîé êîìíàòû êîïòèëè òðåõëèíåéíûå ëàìïû, à ïîä ïîòîëêîì, íà æåëåçíûõ êðþ÷üÿõ, ìîæåò äâàäöàòè èëè òðèäöàòèëèíåéíûå. Ïàðòû áëåñòåëè ïîä íèìè, ñëîâíî ëàêîâûå». Ó÷èòñÿ ïèñàòü è ÷èòàòü. Ñëóøàåò ìÿãêèé ïåâó÷èé ãîëîñ ïåðâîé ó÷èòåëüíèöû Ðàçìîëîäèíîé Ìàðèè Ìèõàéëîâíû è ïîëó÷àåò àçû ãðàìîòû.

 1937 ãîäó ñåìüÿ ïåðååçæàåò â Êðàñíûå Òêà÷è, ãäå áðàòüÿ Íèêîëàé è Êîíñòàíòèí îêîí÷èëè ñðåäíþþ øêîëó íà «îòëè÷íî». Çäåñü Êîíñòàíòèí âïåðâûå  ñòàë ñåðüåçíî óâëåêàòüñÿ ëèòåðàòóðîé è çàíèìàòüñÿ ó Êëàâäèè Ñåìåíîâíû Ñàéêèíîé  — ó÷èòåëüíèöû ðóññêîãî ÿçûêà è ëèòåðàòóðû Êðàñíîòêàöêîé ñðåäíåé øêîëû. Ïðîíèöàòåëüíàÿ  ó÷èòåëüíèöà óãàäàëà â çàñòåí÷èâîì þíîøå áîëüøîé òàëàíò ëèòåðàòîðà. À îí, â ñâîþ î÷åðåäü, áûë âîñõèùåí óðîêàìè ñâîåé ó÷èòåëüíèöû.  À ñïóñòÿ ãîäû ïîñâÿòèò åé ñòèõîòâîðåíèå:

…. Ñòîïó òåòðàäåé íà ðóêå,
Íåñÿ ïîñïåøíûìè øàãàìè,
Íå çíàåòå, áûòü ìîæåò, ñàìè,
×òî â ýòîò ÷àñ â ó÷åíèêå
Çàæãëè âû äóì âûñîêèõ ïëàìÿ».

Ãðîçíàÿ, ñòðàøíàÿ ïîðà ïðèøëà íà ñîâåòñêóþ çåìëþ ñ ðàññâåòîì 22 èþíÿ 1941 ãîäà. Íà÷àëàñü Âåëèêàÿ Îòå÷åñòâåííàÿ âîéíà.

Êîíñòàíòèí è åãî äðóçüÿ  âàòàãîé êóïàëèñü â ðå÷êå Êîòîðîñëè,  èãðàëè â ôóòáîë â «Ïðèëóãå», à íà ïîãðàíè÷íûõ çàñòàâàõ óæå øëè áîè ñ âåðîëîìíî íàïàâøèì âðàãîì.  áîé çà ñâîáîäó ñîâåòñêîãî ãîñóäàðñòâà  âñòóïèëèñü è ñòàð è ìëàä. Ðâàëñÿ íà âîéíó è Êîíñòàíòèí.

 òîò ðîêîâîé  1941 ãîä îí  çàêîí÷èë íà îäíè «ïÿòåðêè» 9 êëàññîâ Êðàñíîòêàöêîé ñðåäíåé øêîëû.

«Ñ íà÷àëà âîéíû áûë íà Òðóäîâîì ôðîíòå, ðûë îêîïû, ïîòîì — â Êîñòðîìñêîì èíæåíåðíîì ó÷èëèùå, êîòîðîå îñòàâèë ïîñëå ñìåðòè áðàòà Íèêîëàÿ è äîáèëñÿ íàïðàâëåíèÿ â äåéñòâóþùóþ àðìèþ â çâàíèè ñåðæàíòà. Áûë ñàïåðîì. Ïîáåäà åãî çàñòàëà â Ìîñêâå, ãäå ðàñïîëàãàëàñü åãî ÷àñòü.

 18 ëåò – êóðñàíò Ëåíèíãðàäñêîãî âîåííî-èíæåíåðíîãî ó÷èëèùà èì. À.À.Æäàíîâà è ïî îêîí÷àíèè – êîìàíäèð îòäåëüíîãî ìîòîïðîæåêòåðíîãî ïîëêà. Âîèíñêóþ ñëóæáó çàêîí÷èë â 1947 ãîäó» — íàïèøåò â ïîñëåäñòâèè åãî æåíà ßêîâëåâà Æ.È.

Ïîñëå äåìîáèëèçàöèè ñ ìàðòà 1947 ãîäà ðàáîòàë íà ôàáðèêå «Êðàñíûå Òêà÷è».

 òðóäíûå ïîñëåâîåííûå ãîäû, êàê íè òÿæåëî ìå÷òàåò ó÷èòüñÿ, è ñòàòü ïèñàòåëåì. Ñ 1947-1951 ãîäà – ñòóäåíò ßðîñëàâñêîãî ïåäèíñòèòóòà èìåíè Óøèíñêîãî. Ó÷èëñÿ â àñïèðàíòóðå. Åãî ïðèçâàíèå áûëà ëèòåðàòóðà, è ñëóæåíèþ åé îí îòäàâàë âñå âðåìÿ, ñèëû, äóøó è ñåðäöå.

Îí áûë ñíà÷àëà êîððåñïîíäåíòîì ãàçåòû «Ñåâåðíûé ðàáî÷èé». Ñ   1955 ïî 1978 ãîäà ðàáîòàë â Âåðõíå-Âîëæñêîì èçäàòåëüñòâå ðåäàêòîðîì. Ëþáîâü ê ëèòåðàòóðå, äàð ïîíèìàòü çíà÷èòåëüíîñòü àâòîðà, îòêðûâàòü òàëàíòû, äàâàòü äîðîãó «ëó÷øåìó» – áûëà åãî çàäà÷à êàê ðåäàêòîðà. Ïèñàòåëü Ãðà÷åâ Àëåêñåé Ôåäîðîâè÷ âñïîìèíàë: «Îí ñòîëüêî ñäåëàë äëÿ ìåíÿ, ÷òî ñòàë áîæåñòâîì, êàê áîã Ðà  â Åãèïòå. À åãî ïîääåðæêà – ïîõâàëà, ñèÿþùàÿ äî ñèõ ïîð, êàê  ñåðåáðÿíàÿ èëè çîëîòàÿ ìåäàëü, â ìîåé ïàìÿòè».

Êîíñòàíòèí Ôåäîðîâè÷ ïðåêðàñíî çíàë è òîíêî ÷óâñòâîâàë ðîäíîé ðóññêèé ÿçûê, áîðîëñÿ çà åãî ÷èñòîòó. Õîðîøî èçâåñòíà åãî êíèãà «Êàê  ìû ïîðòèì ðóññêèé ÿçûê». Ðàáîòàÿ ñ îãðîìíûì ýíòóçèàçìîì è ðàäîñòüþ, ïèñàòåëü íàïèøåò  òàêæå ïîâåñòè î ïðèðîäå, â êîòîðûõ íàèáîëåå ïîëíî ðàñêðûâàëñÿ åãî òàëàíò: «Ëåñíûå äèâà», «Ñåìèöâåò». ×èòàòåëü çàìèðàë îò âîëíåíèÿ: òàê òðîãàòåëüíî è íåæíî îïèñàíà ïðèðîäà, òàê ïðàâäèâî èçîáðàæåíà  ðåàëüíîñòü î  ðàñòåíèÿõ: öâåòàõ è äåðåâüÿõ. Àâòîð íàçâàë ýòó êíèãó – ãèìíàìè ïðèðîäå. È êàê àáñîëþòíî âåðíî ïîäìåòèë  Ñìèðíîâ È.,  «óæå â ñàìèõ íàçâàíèÿõ ëåñíûõ ãèìíî⠖ ñãóñòêè àâòîðñêîãî âîñòîðãà: «Âëþáëåííàÿ â ñîëíöå» (ñîñíà), «Äîáðîå äåðåâî» (îñèíà), «Êðàñàâèöà íàøà ñåâåðíàÿ» (åëü). È â êàæäîì äåðåâå – ñëîâà áëàãîäàðíîñòè è âîñõèùåíèÿ, ÷èòàåøü, íàïðèìåð, î ñîñíå è ÷óòü äûõàíèå íå çàõâàòûâàåò.»    À íà÷èíàë îí ñ áëîêíîòîâ, íàáëþäåíèé çà ëþäüìè, ïðèðîäîé. Óæå â ëåñó íà÷èíàëñÿ òâîð÷åñêèé ïðîöåññ. Ïðèñÿäåò â ëåñó íà ïåíåê è óæå òàì äåëàåò ñâîè íàáðîñêè. À óæå  ïîòîì áóäóò äîëãèå îñìûñëåíèÿ.

Ïîâåñòü «Â ïóòåøåñòâèè â Ïàëåõ» ïèñàòåëü ïîñâÿòèë  ÷óäó è ãîðäîñòè ðóññêîãî èñêóññòâà. Îí íàïèøåò íåñêîëüêî êíèæåê äëÿ äåòåé. Åãî ïåðó ïðèíàäëåæàë öåëûé ðÿä ñòàòåé î òâîð÷åñòâå Í.À. Íåêðàñîâà. Çàäóìûâàëñÿ èçäàòü ñëîâàðü «Êîìó íà Ðóñè æèòü õîðîøî, íî íå óñïåë – óøåë èç æèçíè.
 
Òðóäîëþáèâûì è äîòîøíûì áûë Êîíñòàíòèí Ôåäîðîâè÷.  êàæäîå ñâîå äåëî îí ïîãðóæàëñÿ ñ ãîëîâîé è îòäàâàë åìó âñå ñâîè ñèëû – áóäü òî ëèòåðàòóðà,  ïðîãóëêè ïî ëåñó, âîñïèòàíèå äåòåé. Íå ñëó÷àéíî çà çàñëóãè ïåðåä Ðîäèíîé, ïèñàòåëü íàãðàæäåí îðäåíîì Òðóäîâîãî Êðàñíîãî Çíàìåíè è ìåäàëÿìè, áûë ïðèíÿò â ÷ëåíû Ñîþçà ïèñàòåëåé ÑÑÑÐ.

ßêîâëåâó Ê.Ô. óäèâèòåëüíî âåçëî íà ëþäåé.   Ïîñòóïàÿ â ïåäàãîãè÷åñêèé èíñòèòóò,   ìîã ëè îí òîãäà ïðåäñòàâèòü, ÷òî ó÷åáà ïðèíåñåò åìó âñòðå÷ó ñ ÷åëîâåêîì, ñûãðàâøèì îãðîìíóþ ðîëü â åãî æèçíè — Æîçåôèíîé Èâàíîâíîé. Ñ ýòîãî ìîìåíòà æèçíü ìîëîäîãî ÷åëîâåêà èçìåíèëàñü: îíà ñòàëà íå òîëüêî âåðíûì è ïðåäàííûì äðóãîì è ñîðàòíèêîì, ïîääåðæèâàâøèì äàðîâàíèå ßêîâëåâà,  íî  è ãîðÿ÷î ëþáÿùåé æåíîé, ìàòåðüþ åãî òðîèõ äåòåé.  ñåìüå ßêîâëåâûõ öàðèëà àòìîñôåðà äîâåðèÿ, ïðèçíàíèÿ è äðóæáû.

Ãîñòåì ÿêîâëåâñêîãî äîìà áûë  ÿðîñëàâñêèé ïèñàòåëü Âèêòîð Ìîñêîâñêèé, ñ êîòîðûì Êîíñòàíòèí Ôåäîðîâè÷ ïîçíàêîìèëñÿ åùå â ñòóäåí÷åñêèå ãîäû. Ïèñàòåëåé ñâÿçûâàëà áîëüøàÿ äðóæáà, ëþáîâü ê ëèòåðàòóðå è èñêóññòâó.

Âðåìÿ – áåñïîùàäíàÿ âåùü: ïîä äàâëåíèåì òðóäíîñòåé è ñîáûòèé ìíîãèå ëþäè, â òîì ÷èñëå è ïîëèòèêè, íå óñòîÿëè, íå âûäåðæàëè, à ñ ëåãêîñòüþ ïðèñòðîèëèñü, ïðèñïîñîáèëèñü, èçìåíèëè ñåáå.  Êîíñòàíòèí Ôåäîðîâè÷ íå äåëàë ýòîãî íèêîãäà. Îí âñåãäà áûë âìåñòå ñ ëþäüìè, âìåñòå ñî ñâîåé Ðîäèíîé.

Ñåâåðíûé êðàé, 27 îêòÿáðÿ 2009 ãîä

«Сказка ложь, да в ней намёк! Добрым молодцам урок!» – эти слова мы знаем с детства. Сказка – неизменный спутник детства. Сказка не только развлекает, она ненавязчиво воспитывает, знакомит ребёнка с окружающим миром.
Развивать фантазию ребёнка, сделать обучение привлекательным, интересным, творческим процессом могут помочь сказки. С этой целью мы с детьми решили сочинять сказки. Придумывая собственные экологические сказки, дети упражняли свою способность к экологическому мышлению, уясняли для себя природные взаимосвязи связи человека с окружающей средой. Эти сказки знакомят детей с природными явлениями, их взаимосвязями, с некоторыми проблемами влияния человека на природу и многими другими.
Создание сказок – увлекательное занятие. Это мы увидели, проделав лишь небольшую часть работы. А проходило всё очень непосредственно.
Часто по вечерам, усевшись на ковёр, и предложив для сочинения сказок несколько персонажей на выбор, придумывали сюжет, раскрывали линию произведения. Участие принимала вся группа: кто-то помогал в выборе героев, кто-то – в сочинении сюжета. И вот так шаг за шагом появлялись сказки. Сказки небольшие, но каждая со своим смыслом, каждая описывает какой-то случай из жизни животных, помогает видеть взаимосвязь живого и неживого.
В конце каждого занятия мы с детьми прочитывали сказку, придумывали названия, прослушав несколько вариантов и выбирали название. Какова же была радость, гордость у детей, что они сами смогли сочинить сказку. А ведь до этого они лишь слушали известные всем произведения, а тут сочинили сами. И все, вся группа принимала в этом участие. Представьте, что вскоре они увидят и услышат сочинённые ими сказки от родителей, от других взрослых. Это не ли радость, счастье для детей-писателей.
В это увлекательное занятие вовлекли и родителей. Мы попросили детей сочинить небольшие сказки на новогоднюю тематику. Все хорошо постарались. Получились интересные сюжеты. Думаем, что и для родителей был интересный опыт сочинения.

Путешествие друзей

Жили – были петушок, кошка и собака. Они были хорошими друзьями. Каждое утро девочка Даша кормила их. Петушку давала зёрна, кошке – молоко, собаке – косточку. Друзья всегда её благодарили, но каждый по – своему: петушок – «ку-ка-ре-ку», кошка – «мяу-мяу», собака – «гав-гав». Покормив всех, Даша уходила домой. Однажды друзья решили погреться на солнышке. Вдруг петушок сказал: «А давайте пойдём в гости». Кошка и собака согласились. Сначала они пошли к свинье и поросятам, они купались в луже. Затем увидели лошадь с жеребёнком, они жевали траву. По пути встретили корову с телёнком, которые пили воду из реки. К концу дня друзья устали и побрели все к своему жилищу.
Яша Кудрявцев, 6 лет, Ваня Зенцов, 7 лет

Петушок

Жил – был на свете Петушок – золотой гребешок. Каждое утро он пел песни и будил всех в округе. Однажды утром к нему пришли кошка Мурлыка и собака Щенок. Они хотели поиграть с Петушком. Но он, высоко задрав голову, прокукарекал: «Я не хочу с вами ни играть, ни дружить. Ведь вы поёте не как я, красиво и звонко». Щенок и Мурлыка обиделись и ответили, что не важно кто как поёт, а важно какие мы хорошие. И ушли.
Однажды утром, когда Петушок проснулся, шёл сильный дождь, но «певец» всё равно решил исполнить свою песенку. И вот беда: у него заболело горлышко. После этого Петушок не мог каждое утро будить всех в округе.
А Щенок и Мурлыка напевали свои песенки, Петушку было обидно и ему казалось, что они смеются над ним. Но это было не так. Собака и Кошка решили помочь Петушку. Они намазали ему горлышко маслом и он поправился.
Понял тогда Петушок свою ошибку и ему стало стыдно.
Полина Захарова, 6 лет, Соня Рыбакова, 6 лет

Самый быстрый в лесу

В одном сказочном лесу жил медвежонок. Звали его Топтыжка. Каждое утро он ходил к зайцу, учиться бегать. После нескольких занятий, заяц предложил Топтыжке побежать наперегонки.
Вот началось соревнование. Зайчик, конечно, быстро побежал, а Топтыжка догонял его. По дороге он встретил волка, который поинтересовался, куда это ты, Топтыжка, торопишься. Медвежонок всё и рассказал, что они с зайцем бегут наперегонки. Волк спросил: «А где же заяц?» «Так он уже убежал, я его догоняю»,- ответил Топтыжка. Волк, услышав это, решил догнать зайца и съесть его. «Ну, беги, беги, а я пошёл дальше»,- сказал волк и побежал. А медвежонок ни о чём не догадывался. Топтыжка бежал, но никак не мог догнать зайца. Вдруг прилетел воробей и рассказал ему, что волк догоняет зайца и хочет его съесть. Медвежонок со всей силы побежал и догнал зайца и всё рассказал ему. Так он помог своему другу. Заяц поблагодарил Топтыжку и сказал, что он теперь самый быстрый в лесу.
Василина Волкова, 6 лет, Азалия Мингазова, 7 лет

Письмо

Жил – был почтальон Печкин. С ним жил кот Матроскин. Недалеко от их дома был лес, в котором жил Зайчишка – трусишка. Однажды он попросил Печкина отнести письмо в другой лес для своего брата Зайчика – Побегайчика. Почтальон согласился. Пошёл Печкин в лес и долго искал Зайца. Вдруг увидел на снегу чьи-то следы и он пошёл по следу. Так он нашёл Зайчика-Побегайчика и отдал ему письмо, рассказал все новости о его брате.Обратно Печкин шёл с другим письмом для Зайчика – Побегайчика.
Саша Казанцев – Емелин, 7 лет, Данил Глушков, 6 лет

Вини-Пух, Шарфик, Ёжик

В Африке жил Жираф, которого звали Шарфик. Однажды к нему в гости пришёл Вини-Пух. Решили они поиграть: Вини-Пух залез на шею Жирафа и спустился с него как с горки. Было весело. Но что-то хотелось есть. Тогда Шарфик достал бананы. В это время пришёл ёжик и они все вместе пошли загорать на пляж и купаться в море. Усталые, но весёлые и довольные они пришли домой и сразу же уснули. А во сне они снова купались, загорали, ели бананы…
Андрей Харченко, 6 лет

Как они спасли зайца

Жил-был в лесу заяц. Однажды к нему в гости пришла девочка Настя и пригласила его поиграть. Кошка Мурка потеряла Настю и пришла за ней следом. Так их стало трое, и они стали играть. Услышав шум, прибежала на поляну лиса, посмотреть, кто там так громко кричит. Увидев зайца, она схватила его и побежала в свою нору. Настя с Муркой побежали за лисой. Но лиса так торопилась, что упала в норку крота, который спас зайца. А лиса убежала. Тут добежали Настя и Мурка и вытащили зайца.
Настя Якимова, 7 лет, Яна Беленкова, 6 лет

Новый друг

В одном лесу жил-был волк. Он был злым, всех кусал и пугал. Все от него убегали и никто не хотел с ним дружить. В этом же лесу жили два друга лиса и заяц. Они были хорошими и все хотели с ними дружить.
Однажды с волком случилась беда. В лес пришли охотники и хотели убить злого волка. Лиса и заяц узнали об этом и решили помочь ему, рассказав всё. Вместе решили, что нужно обмануть охотников.
Когда в лес пришли охотники, волк вышел к ним навстречу, а потом и лиса, и заяц выбежали из-за деревьев. Пока охотники смотрели на них, звери уже спрятались в лесу. С тех пор волк стал добрее, и все дружили с ним в лесу.
Вика Орехова, 6 лет, Аня Братчикова, 6 лет

Как Дружок заблудился в лесу

Это пёс. Зовут его Дружок. Однажды решил он побегать и заблудился. Дружок плакал и скулил, ему было очень страшно в лесу.
Вдруг прибежала лиса и сказала: «Давай я тебя отведу домой?». Дружок согласился и пошёл за ней по дремучему лесу.
Пролетела какая-то птица, пёс испугался, но лиса успокоила его: «Это сова. Она ночью не спит, а только днём. Ты её не бойся, она охраняет.
Кто-то завыл в лесу. Дружку стало страшно. «Это волк, он съест нас»,- сказал пёс, но лиса ответила, что они пойдут по другой дороге. Так они дошли до деревни. Собаки, учуяв лису, громко залаяли, теперь испугалась лиса. Но Дружок сказал:
«Не бойся. Пойдём ко мне в будку, поспишь, а утром уйдёшь в лес. Ведь должен же я тебя поблагодарить».
Наступило утро. Лиса попрощалась с Дружком и убежала в лес.
Даша Новосёлова, 7 лет

Лесное происшествие

В одной деревне, рядом с лесом, жила девочка Катя. Много было у неё друзей и в деревне, и в лесу. Однажды утром она отправилась в гости в лес к зайке. Решили они погулять по лесу. Вдруг на земле увидели два бугорка: большой и маленький. Они стояли и думали, что же это может быть? И тут случилось неожиданное. Бугорки зашевелились и из маленького вылез крот Федя, а из большого медведь Топтыжка. Посмотрели все друг на друга и засмеялись. Ведь Катя и зайка Даша совсем забыли, что их друзья: медведь Топтыжка живёт в берлоге (большой бугорок), а крот Федя под землёй (маленький бугорок). И ты это запомни, дорогой друг.
Катя Рокина, 7 лет, Галя Царегородцева, 7 лет

Как Лиса повадилась в курятник

В одной деревне, в одном доме жили два друга: кошка Мурка и собачка Дружок. Каждое утро после завтрака, они гуляли по двору. И вот однажды, проходя мимо курятника, они услышали голос петуха Пети. Он предупреждал всех жителей курятника о том, что в деревню поводилась ходить лиса Юля и поэтому все должны быть очень осторожными. Услышав это, друзья решили, что весь день они проведут у курятника и проучат лису.
Прошёл день, наступила ночь. И вот пришла лиса Юля. Она шла тихо, но всё-таки друзья услышали её шаги. Когда лиса приблизилась к курятнику, они залаяли и замяукали. Так они разбудили весь двор. Услышав шум, лиса испугалась и убежала в лес. А друзья довольные своим поступком пошли в дом спать.
Аня Жукова, 6 лет

Сказки, сочинённые с родителями.

Снежная печка

Сделала я однажды снежную печку. Вставила трубу и заслонку. Дощечек, веток подбросила в неё…Раз, два, три – снежная печка гори! Ветер разметнул над трубою дымок и замерцал в очаге огонёк. Смогут теперь обогреться у печки снежные маленькие человечки.
А утром я своей печки не нашла. Ночью буран её снегом замёл. Хворост погас, а печёные ледышки съели, наверное, снежные мыши.
Ксюша Лобанова, 7 лет.

Зимний рассказ

Снегурочка послала зайчика отнести письмо Деду Морозу. По дороге ему встретилась лиса и волк. Они спросили зайчика, что ты несёшь. Он ответил, что несёт письмо деду Морозу. Когда он прочитает его, он даст подарки. Позавидовали волк и лиса да отобрали письмо у зайчика и побежали к Деду Морозу, чтобы самим получить подарки. Дед Мороз прочитал письмо и понял, что его хотят обмануть, так как письмо должен был принести зайчик. Дед Мороз разозлился на волка и лису. Отругал их, что им стало очень стыдно и они убежали. Потом пришёл зайчик весь в слезах. Дед Мороз его успокоил и отдал ему подарки, зайчик был очень рад.
Настя Алметева, 6 лет.

Чудо

Однажды в студёную, зимнюю пору
Я из дому вышла, был сильный мороз!
Смотрю весь народ, направлялся на площадь.
И мы побежали на площадь бегом.
А там, я глазам своим не поверила,
На площади ёлка стоит: «Красота!»
Там зайчики, лисы, волчата, тигрята.
Они с Дед Морозом ведут хоровод.
Меня поздравляют, подарки мне дарят.
О чудо!Ведь это пришёл Новый год!
Софья Рыбакова, 6 лет

Перейти к контенту

Сказки для детей

Сказки для детей > Внеклассное чтение 3 класс

Сказки для детей 7 лет

Список сказок и рассказов:

  1. 196

    Лучшее Антон Чехов — Каштанка

  2. 79

    Лучшее Антон Чехов — Белолобый

  3. 325

    Лучшее Евгений Шварц — Сказка о потерянном времени

  4. 274

    Лучшее Владимир Одоевский — Городок в табакерке

  5. 94

    Лучшее Владимир Одоевский — Серебряный рубль

  6. 195

    Лучшее Всеволод Гаршин — Лягушка-путешественница

  7. 103

    Лучшее Максим Горький — Случай с Евсейкой

  8. 65

    Лучшее Константин Паустовский — Растрепанный воробей

  9. 305

    Лучшее Константин Паустовский — Заячьи лапы

  10. 241

    Лучшее Константин Паустовский — Стальное колечко

  11. 166

    Лучшее Константин Паустовский — Дремучий медведь

  12. 151

    Лучшее Константин Паустовский — Барсучий нос

  13. 78

    Лучшее Михаил Зощенко — Золотые слова

  14. 33

    Лучшее Аркадий Гайдар — Горячий камень

  15. 23

    Лучшее Виктор Драгунский — Девочка на шаре

  16. 77

    Лучшее Михаил Пришвин — Лисичкин хлеб

  17. 149

    Лучшее Константин Паустовский — Кот-ворюга

  18. 76

    Лучшее Виталий Бианки — Как муравьишка домой спешил

  19. 17

    Лучшее Виталий Бианки — Мышонок Пик

  20. 63

    Лучшее Виталий Бианки — Чей нос лучше

  21. 11

    Лучшее Никита Кожемяка

  22. 153

    Лучшее Лев Толстой — Лев и собачка

  23. 264

    Лучшее Павел Бажов — Малахитовая шкатулка

  24. 274

    Лучшее Павел Бажов — Серебряное копытце

  25. 44

    Лучшее Ганс Христиан Андерсен — Огниво

  26. 8

    Лучшее Летучий корабль

  27. 5

    Лучшее Баба-яга

  28. 4

    Лучшее Сивка-Бурка

  29. 4

    Лучшее Алёша Попович и Тугарин Змей

  30. 10

    Лучшее Сказка о Василисе Прекрасной

  31. 134

    Лучшее Лев Толстой — Акула

  32. 15

    Лучшее Добрыня и Змей (Былина)

  33. 25

    Лучшее Илья Муромец и Соловей-Разбойник (Былина)

  34. 173

    Лучшее Константин Паустовский — Корзина с еловыми шишками

  35. 29

    Лучшее Михаил Пришвин — Моя родина

  36. 71

    Лучшее Иван Тургенев — Воробей

  37. 58

    Лучшее Валентина Осеева — Печенье

  38. 4

    Лучшее Антон Чехов — Ванька

  39. 18

    Лучшее Александр Куприн — Слон

  40. Потерянный кошелек

  41. 3

    Сергей Козлов — Весенняя сказка

  42. 2

    Астрид Линдгрен — Крошка Нильс Карлсон

  43. Эдуард Успенский — Укус гадюки

  44. Эдуард Успенский — Хозяйственная собака на белорусском хуторе

  45. 2

    Эдуард Успенский — Целебный бык

  46. 6

    Михаил Зощенко — Умная Тамара

  47. 10

    Борис Житков — Кружечка под елочкой

  48. 34

    Виктор Драгунский — Бы

  49. 5

    Виктор Драгунский — Надо иметь чувство юмора

  50. 4

    Виктор Драгунский — Рыцари

  51. 4

    Виктор Драгунский — Слава Ивана Козловского

  52. 27

    Владимир Даль — Старик годовик

  53. 22

    Михаил Пришвин — Изобретатель

  54. 25

    Михаил Пришвин — Лягушонок

  55. 14

    Михаил Пришвин — Птицы под снегом

  56. 27

    Михаил Пришвин — Ребята и утята

  57. Хитрая наука

  58. 37

    Редьярд Киплинг — Кошка, которая гуляла сама по себе

  59. 1

    Виталий Бианки — Заяц, косач, медведь и весна

  60. 15

    Евгений Пермяк — Бумажный змей

  61. 6

    Евгений Пермяк — Надежный человек

  62. 29

    Евгений Пермяк — Некрасивая Елка

  63. 22

    Евгений Пермяк — Самое страшное

  64. 3

    Константин Ушинский — Гадюка

  65. 16

    Константин Ушинский — История одной яблоньки

  66. 3

    Лев Толстой — Шат и Дон

  67. 8

    Лев Толстой — Лебеди

  68. 4

    Лев Толстой — Царь и рубашка

  69. 25

    Лев Толстой — Липунюшка

  70. 4

    Лев Толстой — Девочка и разбойники

  71. 3

    Лев Толстой — Белка и волк

  72. 7

    Лев Толстой — Лев и мышь (Басня)

  73. 9

    Шарль Перро — Рике с хохолком

  74. 17

    Дмитрий Мамин-Сибиряк — Сказочка про козявочку

  75. 3

    Златовласка (Чешская сказка)

  76. 2

    Алексей Толстой — Сестрица Алёнушка и братец Иванушка

  77. 3

    Алексей Толстой — Сказка о молодильных яблоках и живой воде

  78. 20

    Виктор Голявкин — Вот что интересно

  79. 35

    Ганс Христиан Андерсен — Ромашка

  80. Илья Муромец и Идолище поганое

  81. 4

    Илья Муромец: Болезнь и исцеление Ильи

  82. 1

    Илья Муромец и Калин-царь (Былина)

  83. 8

    Олимп (Миф)

  84. 4

    Вильгельм Гауф — Рассказ о Маленьком Муке

  85. 6

    Андрей Платонов — Неизвестный цветок

  86. 3

    Валерий Медведев — Баранкин, будь человеком

  87. Лев Толстой — На что нужны мыши

  88. Лев Толстой — Орел

  89. 1

    Лев Толстой — Птичка

  90. Лев Толстой — Девочка и грибы

  91. Лев Толстой — Как дядя рассказывал про то, как он ездил верхом

  92. Лев Толстой — Как тётушка рассказывала о том, как она выучилась шить

  93. Михаил Пришвин — Жаркий час

  94. Дмитрий Мамин-Сибиряк — Медведко

  95. 1

    Дмитрий Мамин-Сибиряк — Приемыш

  96. Эно Рауд — Муфта, Полботинка и Моховая Борода

  97. 1

    Владимир Дуров — Наша Жучка

  98. 13

    Андрей Платонов — Разноцветная бабочка

  99. 1

    Царевна Несмеяна

  100. Михаил Зощенко — Любимое занятие

  101. Нина Артюхова — Большая берёза

  102. Владимир Одоевский — Игоша

  103. Лев Толстой — Комар и лев (Басня)

  104. Лев Толстой — Царское новое платье

  105. Лев Толстой — За ягодами

  106. Лев Толстой — Рассказ аэронавта

  107. Лев Толстой — Куда девается вода из моря

  108. Лев Толстой — Какая бывает роса на траве

  109. Лев Толстой — Как гуси Рим спасли

  110. Лев Толстой — Булька и кабан

  111. 1

    Евгений Носов — Тридцать зёрен

  112. Лев Толстой — Мальчик с пальчик

  113. 13

    Георгий Скребицкий — Белая шубка

  114. Георгий Скребицкий — Маленький лесовод

  115. 1

    Георгий Скребицкий — Скрипун-невидимка

  116. 4

    Геннадий Снегирёв — Чудесная лодка

  117. 2

    Евгений Пермяк — Мама и мы

  118. 26

    Константин Паустовский — Какие бывают дожди

  119. Константин Паустовский — Кишата

  120. 9

    Лидия Чарская — Царевна Льдинка

  121. Лидия Чарская — Случай

  122. 1

    Михаил Зощенко — Сравнительно умная кошка

  123. 1

    Михаил Зощенко — Очень умная лошадь

  124. 2

    Михаил Зощенко — Очень умные обезьянки

  125. 4

    Михаил Зощенко — Глупый вор и умный поросенок

  126. Михаил Зощенко — Умная кура

  127. Михаил Зощенко — Умная птичка

  128. 1

    Михаил Зощенко — Умная собака

  129. 1

    Михаил Зощенко — Умный гусь

  130. 37

    Михаил Пришвин — Курица на столбах

  131. 9

    Михаил Пришвин — Синий лапоть

  132. 30

    Михаил Пришвин — Хромка

  133. 38

    Николай Сладков — Бюро лесных услуг

  134. 3

    Николай Сладков — Медведь и солнце

  135. 9

    Ирина Пивоварова — Про мою подругу и немножко про меня

  136. 7

    Ирина Пивоварова — Сочинение

  137. 3

    Ирина Пивоварова — Весенний дождь

  138. 1

    Сергей Баруздин — Хитрый симпатяга

  139. Георгий Граубин — Почему осенью листопад

Отзывы: 7

  1. Альбина

    Топ ?

    Ответить

  2. Тима

    Круто

    Ответить

  3. Дима

    Топ

    Ответить

  4. ?

    Не че не поняла :_)

    Ответить

  5. Арина

    Ужасно!!!?

    Ответить

  6. Анита ??

    Мне понравилось

    Ответить

  7. Топ

    Прекрасно очень люблю читать ??

    Ответить

Добавить комментарий

Внеклассное чтение 3 класс: читать онлайн популярные, лучшие народные сказки для детей, мальчиков и девочек, и их родителей о любви и Родине, природе, животных. Если вы не нашли желаемую сказку или тематику, рекомендуем воспользоваться поиском вверху сайта.

Рассказ Юрия Яковлева «Цветок хлеба»

 
Сколько маленький Коля помнил себя в войну, он всегда был голодным. Он никак не мог привыкнуть, приладиться к голоду, и его ввалившиеся глаза сердито поблескивали, постоянно искали добычу. Черноволосый, нестриженый, взъерошенный, с проступающими ребрышками, он был похож на маленького исхудалого волчонка. Он тянул в рот все, что было съедобным, — щавель, вяжущие ягоды черемухи, какие-то корни, дикие лесные яблоки, пронзительно кислые и крепкие. Дома ему давали болтанку и хлеб. Мать добавляла в муку веники — вымолоченные метелки проса, и хлеб был тяжелый, вязкий; от него пахло сырой глиной. Но и этот хлеб голодный мальчонка съедал мгновенно, жадно посапывая раздутыми ноздрями.
 
Один раз за всю войну он наелся хлеба вдосталь. И хлеб был не из веников — настоящий. Его принесли с собой наши автоматчики.
 
Они вошли в хату ночью. Их тяжелые шинели и сбитые сапоги были измазаны чем-то белым и фосфоресцировали в полутьме, словно к ним налипли хлопья снега. А на дворе шел дождь. Бойцы пришли не из степи, а спустились с меловых гор, спуск был трудным, и они измазались в мелу. В теплой хате от солдат шел банный пар, и сразу запахло табачным дымом, мокрыми портянками, ременной кожей и ароматным свежим житником, который они выкладывали на стол.
 
От ночных гостей в хате стало тесно, как на вокзале, и маленький Коля почувствовал себя не дома. Он забился в угол и опасливо наблюдал за пришельцами. И тут его заметил скуластый солдат, прихрамывающий на левую ногу. Он поманил к себе Колю:

— Эй, хозяин, пойди-ка сюда. Хлебушка хочешь?

Мальчику захотелось крикнуть: «Хочу! Хочу!» Но к горлу подкатил ком. Он не мог произнести ни слова и молча глотал слюну.

— Ты, наверно, плотно поужинал?
 
Коля растерянно заморгал, а скуластый солдат развязал мешок и сунул ему в руку большой кусок хлеба. У голодного мальчика закружилась голова. Он вскарабкался на печку, зажмурил глаза и припал к хлебу. Он дышал хлебом, ласкался к нему, согревал его руками и щекой. Он откусывал то мякиш, то с веселым азартом грыз корку, и покойная сытость сладко разливалась по телу. Коля подобрел от хлеба, как взрослые добреют порой от вина. Ему казалось, что все вокруг хлебное: и лежит он на хлебе, и под головой у него мягкий хлеб, и покрыт он теплым хлебом. Он уснул, и всю ночь ему снился хлеб.
 
…Когда война подходила к концу, мать посеяла на огороде полоску пшеницы. Вскоре из земли проклюнулись робкие всходы. Они были похожи на траву. Мальчик пожевал травинку и не почувствовал хлебного вкуса: трава как трава. Может быть, никакого хлеба и не будет. Но трава начала сворачиваться в трубку.
 
— Скоро наш хлеб зацветет, — говорила мать.
 
И все ждали, и Коля ждал, и ему на память приходил свежий солдатский житник и счастливая хлебная ночь, которая то ли была на самом деле, то ли приснилась. Коля ждал, что хлеб зацветет голубыми цветами или алым маковым цветом. А может быть, как вишня, покроется белой метелицей. Он так и не заметил, как цветет хлеб. Появились колосья — глазастые, голубоватые, чуть запотевшие.
 
Потом полоска стала соломенной.

Когда собрали первый урожай, бабушка на радостях испекла два коржа величиной с подсолнух. Коржи были пахучие, румяные. Бабушка смазала их масляным перышком и посыпала солью, крупной, как толченое стекло. От коржей шел жар, и они светились, как два маленьких посоленных солнца.

Мальчик сидел перед столом, и его ввалившиеся глаза приросли к коржам. Он ждал, когда ж его угостят, и вдыхал в себя теплый дух испеченного хлеба. Он едва сдерживался, чтобы не протянуть руку и не взять без спроса завидное угощение. Наконец бабушка подошла к нему и сказала:

— Отведай, внучок, моего коржа.

Какая-то скрытая пружина сработала внутри — руки мгновенно устремились к коржу, пальцы крепко сжали его и потянули в рот.

Корочка обжигала губы, соль пощипывала язык, ноздри раздувались, боясь упустить толику вкусного запаха. Нет, корж был повкуснее солдатского житника, но он таял с неудержимой силой: и вскоре в руке мальчика остался тоненький полумесяц. И его скоро не стало…

Коля облизал губы, облизал пальцы и тяжело вздохнул. А второй корж, румяный, целехонький и наверняка еще более вкусный, лежал на столе и призывно улыбался всей своей рожицей.

— Отнеси этот корж деду, — сказала бабушка.

— Давай отнесу, — упавшим голосом сказал Коля.

Дед был очень старым и жил на пасеке. Домой он приходил в те редкие дни, когда на огороде топили прокопченную, покосившуюся баньку. Все лицо деда заросло щетиной, словно из подбородка и щек торчало множество железных гвоздиков. Коля боялся приблизиться к деду, чтобы не уколоться.

Бабушка завернула горячий корж в лопух и протянула его Коле.
 
Сперва он нес свою дорогую ношу в руках. Потом лопух пришлось выбросить, а корж спрятать за пазуху, чтобы его не отняли мальчишки. Корж был горячим, он жег кожу, а крупная соль въедалась в обожженное место. Коле казалось, что он несет за пазухой сердитого зверька и зверек кусает его живот. Но он терпел. Он прошел мимо мальчишек, и они не заподозрили, какой вкусный гостинец спрятан у Коли за пазухой.
 
Дед не услышал прихода внука. Он сидел перед пчелиным водопоем — перед желобком, по которому текла вода. Пчелы облепили желобок и пили, опуская хоботки в прохладную воду. Дед подставлял руку, и вода стекала ему в ладонь. Он подносил ладонь ко рту и пил пчелиную воду, она была сладковатой. Пчелы ползали по плечам, по голове деда, забирались в ушную раковину. Они не кусали деда. Они его признавали за своего.
 
Дед обрадовался. Он вертел корж в руках и нюхал. А Коля стоял перед стариком, поглощенный надеждой, что дед разломит корж пополам.

— Хороший корж, — сказал дед.

— Хороший, — тут же согласился Коля.

— Без немцев и земля лучше родит! — Дед опустил руку с коржом. — Как там бабка-то? Ползает?

— Ползает, — вздохнул мальчик и, чтобы не думать больше о корже, спросил: — Дед, а тебе медаль дадут за немцев?

— Зачем медаль? — сказал он. — Мне бы здоровья.
 
Дед не стал есть гостинец, а отнес его в шалаш. До чего же жадный дед! Совсем одичал со своими пчелами. Он специально спрятал корж, чтобы не делиться и потом спокойно жевать его, макая в липкий гречишный мед.
 
Коля собрался уходить. В последнюю минуту, когда дед протянул котомку с грязным бельем — пусть бабка простирнет! — у Коли чтото дрогнуло, и он чуть не попросил у деда кусочек коржа. Но сумел побороть минутную слабость. И промолчал.
 
Он шел не спеша, размахивая котомкой, и думал о том, что, когда кончится война, в доме будет много хлеба и он будет есть коржи утром, в обед и вечером. А сейчас корж ест дед — он, Коля, уже съел свой. Мальчик представил себе деда, который долго перемалывает беззубым ртом запеченную корочку. Старый, наверное, и вкусато не чувствует.
 
Дома он сунул бабушке котомку и буркнул:

— Дед велел простирнуть!

— Как он там, не болеет? — насторожилась бабушка.

— Чего ему болеть-то? — сказал Коля. — Пасет себе пчел.
 
Бабушка молча принялась выкладывать на лавку дедушкино бельишко, рассматривая, где надо заштопать, где залатать. На дне котомки оказалась чистая тряпица, завязанная узлом. Бабушка неторопливо развязала непослушными пальцами узел. В тряпице лежал корж. Она ничего не сказала. Положила нежданный гостинец перед внуком.
 
Румяное, густо посыпанное солью солнышко ослепило мальчика.
 
Радостный огонек вспыхнул в его глазах. Он проглотил слюну, предвкушая угощение, и протянул руку к коржу. Но какое-то незнакомое чувство удержало его руку. Это чувство оказалось сильнее голода, важнее хлеба. Значит, дед не жует корж и не макает его в гречишный мед, а пьет свою подслащенную водичку, которая заглушает голод, и пчелы ползают по его плечам… И он воевал с фашистами, а медали ему не надо.
 
Коля сполз со скамейки и пошел прочь… Но через некоторое время он вернулся. Взял со стола остывший корж. Аккуратно завернул его в чистую тряпицу и положил в дедушкин сундук, где лежали старые сапоги, шапки, дратва, мешок с самосадом и штык, привезенный с прошлой войны.
————————————————————
Юрий Яковлев.Текст рассказа «Цветок
хлеба». Читаем бесплатно онлайн

 

Читать все рассказы Яковлева.Список произведений.

07:56 30 декабря 2021 г.

Фонд исторической перспективы, в очередной раз вернувшись к историческому анализу обстоятельств распада СССР, поступил очень верно. Дело в том, что я сегодня замечаю в России некоторые признаки, свидетельствующие об усилении сепаратистских настроений. Предметный анализ, вскрывающий подлинные причины распада СССР, возможно, позволит исключить повторение в России тех негативных явлений, которые и обусловили этот распад.

В этой связи представляю свое видение процесса крушения Советского Союза как один из непосредственных участников тех событий, являвшийся в тот период членом ЦК КПСС, выступившим на трех Пленумах ЦК КПСС и XXVIII съезде КПСС в защиту единства СССР.

Но прежде немного истории. Советская держава, созданная в 1922 г. пережила немало критических моментов. Прежде всего, это Гражданская и Великая Отечественная войны. Но Советская Россия – предтеча СССР – в 1918–1922 гг. устояла перед интервентами из 14 государств, в 1941–1945 гг. – перед натиском фактически всей Европы, объединенной нацистской Германией.

Не вызывает сомнений, что М. Горбачев, в марте 1985 г. избранный Генеральным секретарем ЦК КПСС, получил во «владение» достаточно мощную Советскую державу. Годы правления немощных старцев в Политбюро ЦК КПСС (1976–1985 гг.) нанесли существенный, но не смертельный урон СССР. Некоторые экономисты обоснованно считают, что в 1983 г. экономическое положение Союза было устойчивее, чем у США, переживших тогда последствия экономического кризиса 1981–1983 гг.

Накануне горбачевской перестройки экономическая основа социалистической системы в СССР достаточно эффективно функционировала. Приведу лишь некоторые экономические показатели, с которыми СССР вступил в 1985 г. Внешний долг составлял всего $25 млрд (в 1978 г., по данным ЦРУ, он составлял $17,9 млрд). Дефицит госбюджета был нулевым. Золотой запас составлял 719,5 тонн.

Темпы роста экономики составляли около 4?%. Правда, существенно отставало производство сельхозпродукции. Темпы ее роста составляли 1,4?%. Тем не менее при населении СССР, составлявшем 5,4?% от мирового, Советский Союз производил 14,5?% продовольствия в мире.

По данным ФАО (организации ООН по продовольствию), СССР в 1985–1990 гг. занимал третье место в мире по производству сельскохозяйственной продукции (после США и Китая). Потребление мяса в России в 1985 г. составляло 78 кг на человека. В настоящее время, при изобилии мясных изделий и колбас в российских магазинах, потребление мяса составляет лишь 48 кг на человека.

Вышесказанное позволяет утверждать, что в 1985 г. база для осуществления модернизации Страны Советов была достаточно солидной. Тем не менее бытует мнение, что советская экономика изначально не могла соперничать с капиталистической. Однако я считаю, что советский социализм велик хотя бы потому, что породил одну из самых могущественных держав в истории человечества.

Видимо, по этой причине вот уже 30 лет в декабре каждого года российскую прессу и интернет заполняют статьи о распаде СССР. Многих интересуют вопросы: можно ли было бы сохранить СССР и что стало причиной его гибели?

Я выскажу свою точку зрения. В период распада СССР в силу своего политического положения я оказался в центре этого процесса. При этом напомню, что с 1944 по 1992 г. я проживал в Литовской ССР. Поэтому неплохо знаю историю Литвы, психологию литовцев и литовский язык. Добавлю, что в период распада СССР я являлся депутатом Верховного Совета Литвы, уже провозгласившей независимость, 2-м секретарем ЦК Компартии Литвы на платформе КПСС (далее КПЛ/КПСС) и членом ЦК Компартии Литвы.

Как известно, Литва первой из союзных республик 11 марта 1990 г. ультимативно заявила о своей независимости и выходе из СССР. Но сепаратизм в Литве явственно начал проявляться еще в 1988 г. Являясь тогда 1-м секретарем крупнейшего в республике промышленного Октябрьского райкома Компартии Литвы г. Вильнюса и членом ЦК Компартии Литвы, я оказался в гуще событий. Мне не только довелось наблюдать рост сепаратистских настроений в республике, но и быть активным борцом за единство СССР. Во многом это было обусловлено тем, что в детстве мне довелось воочию наблюдать войну литовских «партизан за независимость» (1944–1955 гг.). Причем эти так называемые партизаны предпочитали воевать не с советскими воинскими частями, базирующимися в Литве, а с теми жителями республики, которые приняли советскую власть. Поэтому в Литве в 1950-х гг. многие обоснованно называли этих «партизан» «бандитами». Для «бандитов» независимость означала возврат к тому имущественному статусу, которым они обладали в буржуазной Литве.

До середины 1950-х гг. каждую ночь в Утене, небольшом литовском городке, где жила наша семья, слышались выстрелы. Утром наши соседи, в основном русские староверы, жившие в Литве с царских времен, рассказывали матери о том, кого «лесные» (партизаны) ночью убили, а кого увели в лес для допроса, который обычно оканчивался пытками и убийствами.

Такое детство породило у меня в зрелом возрасте особый интерес к развитию политической ситуации в Литве. Очень не хотелось повторения послевоенной ситуации в республике. К сожалению, в 1988 г. предпосылки для повторения такой ситуации стали формироваться. Именно тогда немалая часть русскоязычного населения в Литве стала опасаться выхода республики из СССР. Дальше я расскажу о некоторых малоизвестных подробностях, которые позволили Литве первой в Союзе ультимативно выйти из него. Но прежде несколько слов о горбачевской перестройке. Именно она создала все предпосылки для разрушения Советской державы.

Напомню, что в марте 1985 г. Михаил Сергеевич Горбачев, любитель громкой фразы и разного рода починов, прославивших его на Старополье, был избран Генеральным секретарем ЦК КПСС. Через месяц с небольшим после избрания генсеком Михаила Сергеевича вновь, как это бывало на Ставрополье, прорвало.

В мае 1985 г. на встрече с активом Ленинградского горкома партии он громогласно заявил о необходимости перестройки общественно-политической и экономической жизни СССР. Так началась горбачевская перестройка, вскоре превратившаяся, по меткому выражению Александра Зиновьева, известного русского философа, в катастройку.

Уже в 1988 г. факт превращения перестройки в катастройку в СССР осознали многие. Наиболее ярко неприятие горбачевской перестройки-катастройки было представлено в статье Нины Андреевой «Не могу поступиться принципами», опубликованной 13 марта 1988 г. в газете «Советская Россия». Статья Андреевой получила поистине общесоюзную поддержку. Но Горбачев сумел заставить членов Политбюро ЦК КПСС дать негативную оценку этой статье.

В этой ситуации Горбачев осознал, что для него крайне важным становится укрепление своих позиций в КПСС и в стране. Поскольку смена партийных кадров (партаппарат всех уровней к этому времени Горбачев уже трижды обновил) эффекта не дала, то Александр Яковлев, главный советчик Горбачева, идеолог перестройки и секретарь ЦК КПСС, предложил создать народные общественные организации в поддержку перестройки, которые должны были подвинуть КПСС на союзном общественно­политическом поле. Это крайне ответственное дело было поручено КГБ СССР, призванному обеспечивать целостность Советской державы. Тогдашний председатель КГБ СССР Чебриков Виктор Михайлович дал соответствующее указание комитетам КГБ союзных республик. Соответствующее указание получил и КГБ Литовской ССР, председателем которого являлся Эйсмунтас Эдуардас Адольфович.

Вспоминаю, как 3 июня 1988 г. в большом зале Академии наук Литовской ССР вдруг собрались наиболее именитые представители творческой и научной интеллигенции республики. Собрание закончилось созданием инициативной группы движения в поддержку перестройки, именуемой «Саюдис» («Движение»). Поскольку республиканский КГБ территориально находился в Октябрьском районе г. Вильнюса, то 1-й секретарь райкома Компартии всегда был информированным человеком. Поэтому мне было известно, что в КГБ для курирования Литовского движения в поддержку перестройки в структуре 5-го управления, занимавшегося борьбой с идеологическими диверсиями, в начале 1988 г. даже был создан 4-й отдел под руководством Пятраса Вожбутаса (P. Vozbutas – ныне преуспевающий бизнесмен в Литве) для курирования «Саюдиса». Особо отмечу, что первоначально инициативную группу «Саюдиса» возглавил известный литовский писатель Витаутас Петкявичюс, который хоть и критиковал советскую власть за излишний бюрократизм, но был убежденным ее сторонником. Я имел честь быть в дружеских отношениях с В. Петкявичюсом, который любого заносчивого московского гостя мог поставить на место.

Но 11 августа 1988 г. в Литву по поручению Горбачева приехал секретарь ЦК КПСС Александр Яковлев. 12 августа он в Вильнюсе на встрече с активом республики, коммунистами и саюдистами безоговорочно поддержал «Саюдис», назвав его «передовым отрядом людей, болеющих за перестройку».

А вот независимый Петкявичюс, имевший свое мнение о горбачевской перестройке, Яковлеву не понравился. Поэтому после возвращения высокого гостя в Москву, в ЦК Компартии Литвы поступило указание заменить В. Петкявичюса на малоизвестного в республике музыколога Витаутаса Ландсбергиса. Единственным «достоинством» этого деятеля было его многолетнее сотрудничество (еще с периода учебы в каунасской гимназии) с НКВД СССР, а затем с КГБ СССР в качестве информатора о настроениях в творческой среде Литвы. Известно, что его папаша, литовский архитектор Витаутас Ландсбергис, с 1927 г. сотрудничал с НКВД-КГБ СССР. Одним словом, преемственность – большая сила! Но советские «убеждения» Ландсбергиса были лишь фиговым листком для прикрытия притязаний на красивую и беспроблемную жизнь при Советах. Главным в жизни музыколог считал карьеру и материальные блага, ради которых он был готов менять убеждения как перчатки. В результате «Саюдис», набравший под руководством Петкявичюса популярность в республике, стал эффективным орудием Ландсбергиса для создания ему ореола «первого сопротивленца» советской власти в Литве. Музыколог, пользуясь ситуацией, буквально в течение года решил все свои материальные и квартирные проблемы. А далее Ландсбергис стал создавать себе имидж политика, борца за независимость Литвы. Первоначально деятельность Саюдиса ограничивалась проведением массовых митингов, на которых звучало немало красивых слов и призывов.

Но вот в июле 1989 г. на митинге в Каунасе, рядом с советской воинской авиационной частью, прозвучал призыв: «Вспарывайте животы беременным женам офицеров, чтобы они не рожали оккупантов!» Призыв подкреплялся русофобскими публикациями, регулярно появлявшимися тогда в газете «Известия «Саюдиса». Это явилось моментом истины для большинства русских и иноязычных граждан Литвы в понимании, куда движется республика.

В подобное можно было бы не поверить, если бы трансляция этого митинга не была организована по радио. Я лично слышал этот призыв. Однако литовские СМИ, в то время уже полностью взятые под контроль сепаратистами, подняли настоящий гвалт, заявляя, что призыв, прозвучавший по радио, является провокацией русских бюрократов, не желающих покидать свои посты.

В тот период я как 1-й секретарь Октябрьского райкома Компартии Литвы г. Вильнюса и член ЦК КПЛ на совещаниях в ЦК КПЛ неоднократно поднимал тему нарастания сепаратистских настроений в республике. Но в ответ мне советовали: «Вот и занимайтесь разоблачением сепаратистов у себя в районе!» В итоге я начиная с октября 1988 г. направил в Политбюро ЦК КПСС три письма (от 15.10.1988, от 15.05.1989 и от 01.10.1989, они опубликованы в моей книге «Неонацисты Литвы против России». Издательство «Буки-Веди», 2015, 835 с.). К сожалению, ответа я не дождался.

Впервые о создании мною писем­обзоров о ситуации в Литовской ССР сообщила корреспондент В. Никофорова в статье «Раскол», опубликованной в «Учительской газете (№ 24/9273, июнь 1990 г.) Приведу цитату из статьи В. Никифоровой: «Литва является тем оселком, на котором будет проверена прочность единства Союза ССР и КПСС. Литва – это полигон, на котором будут испытаны все основополагающие принципы, объединяющие страну и партию…»

Далее Никифорова писала: «Так было написано задолго до бурных событий, которые потрясли и потрясают эту республику и всю страну до сих пор. Написал это Владислав Николаевич Швед. Написал со знанием дела, на основе личных наблюдений и результатов анкетирования, на основе анализа публикаций в местных и центральных газетах и журналах о событиях в Прибалтике и Восточной Европе. Особенно внимательно изучал ситуацию в Польше – исторически судьба Литвы во многом схожа с судьбой этой страны. За два года Владислав Николаевич создал целую серию обзоров, охватывающих многие стороны жизни республики, важные социальные и политические проблемы. Сопоставляя факты и события, он определял тенденции развития. Читала и поражалась: сколь точен политический прогноз. И жалела: неужели весь этот труд так и останется в столе?»

В тот период я не мог заявить, что мои письма­обзоры были адресованы Политбюро ЦК КПСС. Достаточно сказать, что мои, даже более мягкие, публичные оценки ситуации в республике вызывали неадекватную реакцию у саюдистов, организовавших травлю меня в прессе и дважды пытавшихся убрать меня с должности 1-го секретаря Октябрьского РК КП Литвы г. Вильнюса.

К сожалению, мои прогнозы, направленные в Политбюро ЦК КПСС, оказались не только без ответа, но и невостребованными. Горбачев всегда предпочитал принимать во внимание лишь то, что соответствовало его представлениям о развитии ситуации в СССР. Я уверен, что подобных писем генсек получал более чем достаточно.

Впоследствии бывшие сотрудники Общего отдела ЦК КПСС рассказали мне, что в конце 1991 г. из архива Общего отдела на свалку были отправлены два КамАЗа, груженных письмами подобного содержания.

Мне довелось несколько раз беседовать с Горбачевым в перерывах между Пленумами ЦК КПСС об ухудшающейся ситуации в Литве. После первого моего «горячего» выступления на декабрьском 1989 г. Пленуме ЦК КПСС по поводу раскола коммунистов Литвы Горбачев стал в перерывах походить ко мне с вопросом: «Что нового в Литве?» В ответ на мою тревожную информацию он традиционно отвечал: «Владислав, не драматизируй ситуацию!» Окончательно позиция Горбачева для меня стала ясна после моего выступления 11 марта 1990 г. на Пленуме ЦК КПСС.

Вечером 10 марта 1990 г. я, находясь в Москве, получил информацию о том, что вновь избранный Верховный Совет Литовской ССР вечером 11 марта 1990 г. ультимативно провозгласит независимость и восстановление буржуазной Литовской Республики, то есть Литва заявит о выходе из СССР.

К этому я был готов, так как весьма внимательно отслеживал процесс избрания депутатов в новый Верховный Совет. По моим данным, за независимость Литвы могли проголосовать 124 из 133 избранных в ВС депутатов (всего необходимо было избрать 141 депутата). Этим 141-м депутатом стал я, избранный 24 ноября 1990 г. в ходе 6-го тура выборов в ВС Литвы. Жители Литвы не очень охотно шли на эти выборы. Но…

Мои подсчеты, основанные на официальных данных о результатах голосования за каждого депутата, опубликованные в республиканской газете Tiesa, показали, что за этих 124 депутатов проголосовало 41?% с небольшим избирателей. Из этого следовало, что провозглашение 124 человек депутатами независимости республики не могло считаться легитимным.

Но литовских сепаратистов это не волновало. Они привыкли, что в ЦК КПСС никто не проверяет данные, которыми литовские сепаратисты манипулируют. А за республику они не волновались. Там у них всё было схвачено…

11 марта 1990 г. на утреннем заседании Пленума ЦК КПСС я с трибуны заявил, что сегодня вечером депутаты вновь избранного Верховного Совета Литовской ССР объявят о независимости, то есть о выходе республики из СССР. После провозглашения независимости вместо Литовской ССР появится Литовская республика.

В своем выступлении я акцентировал, что объявление ВС независимости Литвы будет нелегитимным, так как депутаты, намеревающиеся объявить независимость, представляют лишь 41?% избирателей республики. Но ни Горбачев, ни президиум, ни члены Пленума на мое сообщение не отреагировали.

Единственный, кто со мной побеседовал в коридоре, ведущем из Мраморного зала Пленумов в комнату президиума, был председатель КГБ СССР В. Крючков. Он переспросил меня о вероятном времени провозглашения независимости и уточнил процент избирателей, проголосовавших за депутатов. Я тогда подумал: а что же тогда делает аналитическая служба КГБ? Чем она занимается? Расставаясь, Крючков заверил меня, что КГБ предпримет необходимые меры.

Однако выяснилось, что в Литве голосование за принятие Акта Верховного Совета Литовской Республики о восстановлении независимого Литовского государства прошло без всяких проблем. Рота советских пограничников, находившаяся тогда в здании КГБ Литвы, не была задействована. Тем не менее возникла одна проблема с провозглашением независимости. Создал эту проблему Витаутас Скуодис, доктор естественных наук, бывший активный советский диссидент. Его в 1987 г. выслали из советской Литвы в США. Скуодис, вернувшись в 1989 г. в Литву, занялся исследованием процесса обретения Литвой независимости.

Особое внимание профессор Скуодис уделил анализу Акта о восстановлении независимого Литовского государства от 11 марта 1990 г. Он выяснил, что из 124 подписей под Актом читаемыми являются лишь подписи 29 депутатов, «остальные были какими-то иероглифами» (книга Скуодиса «Melo, neapykantos…». с. 245). То есть в документально-правовом плане Акт от 11 марта 1990 г. является сомнительным документом.

Общеизвестно, что под важными документами, особенно государственной важности, подписи должны быть читаемыми или с расшифровкой. Ситуацию со странными подписями под Актом Скуодис объяснил следующим образом: «Политическая ситуация в стране тогда была крайне неясной, и многие боялись очутиться за решеткой».

Мне как бывшему депутату ВС Литвы хорошо известно, что большинство из депутатов ВС Литвы вечером после подписания Акта со страхом ждали появления в ВС советских пограничников, направленных из здания КГБ, находившегося всего в двух кварталах от здания ВС. Поэтому на всякий случай подписывались неразборчиво. Докажи потом, чья это подпись.

Но пограничники так и не появились. М. Горбачев не дал согласия на нейтрализацию ВС Литвы, грубо нарушившего законодательство СССР. Так, при негласной поддержке Генсека ЦК КПСС и президента СССР литовские сепаратисты сделали очередной, но самый главный шаг к независимости республики. Вышеизложенное убедительно подтверждает вывод о том, что КПСС и СССР рухнули не по причине изначальной предопределенности или нежизнеспособности, а вследствие преступной предательской политики высшего политического и государственного руководства СССР. Но не только…

В завершение изложу еще один факт, подтверждающий продажность и преступность политики не только высшего политического руководства страны, но и руководства КГБ СССР.

Роль КГБ СССР в нарастании сепаратистских настроений в Литве удалось прояснить Лазутке Валентину Антоновичу, доктору наук, профессору­философу, тогда первому секретарю Вильнюсского ГК КПЛ/КПСС, одновременно секретарю ЦК КПЛ/КПСС. В октябре 1990 г. Валентин Антонович решил выяснить, почему КГБ Литовской ССР занимает странную позицию, позволяющую усиливаться сепаратистским настроениям в республике. Благо, что повод для этого нашелся.

КГБ Литвы в октябре 1990 г. возглавил новый председатель – Ромуальдас Марцинкус, до этого несколько лет проработавший в Москве, в Центральном аппарате КГБ СССР. Лазутка как 1-й секретарь Вильнюсского горкома КПЛ/КПСС решил представиться Марцинкусу. Тот Лазутку принял.

Марцинкус в ходе доверительного и откровенного разговора заявил Лазутке:

«КГБ Литовской ССР действует не самостоятельно и не по своей инициативе, он осуществляет указания руководителей КГБ СССР, и ему дано прямое указании быть в подчинении у Ландсбергиса, выполнять его указания и не иметь никаких связей с остатками органов Советской власти. Что касается вашей партии, то ему велено не снабжать вас никакой информацией и не получать таковой от вас».

В заключение беседы Марцинкус добавил: «Я выполняю приказ из Москвы, лично Крючкова, и не больше». Хочу отметить, что В. Лазутка, профессор и доктор наук, известен в Литве как кристально честный человек, в любой ситуации никогда не крививший душой. Я лично горжусь тем, что мне какое-то время довелось поработать с Валентином Антоновичем. Его свидетельство не нуждается в каком­то подтверждении.

В завершение хочу высказаться по поводу так называемой основной причины развала СССР. Утверждается, что развал Союза обусловило право союзных республик на свободный выход из Союза. Об этом гласила статья 72 Конституции СССР 1977 г.: «За каждой союзной республикой сохраняется право свободного выхода из СССР».

Но это лишь одна сторона вопроса. Другая – должна была изложена в самом механизме выхода. К сожалению, в Конституции СССР он не был прописан. А ведь достаточно было прописать, что республика выходит без территориальных и материальных обретений, полученных ею от Союза ССР в период пребывания в нем или же компенсирует эти обретения путем выплат в бюджет СССР.

Известно, что власти Литвы постоянно акцентируют преемственность ультимативно провозглашенной в марте 1990 г. Литовской Республики (ЛР) не с Литовской ССР (1940–1990 гг.), а с Первой Литовской Республикой (1920–1940 гг.). В такой ситуации Россия как правопреемник СССР имеет право поставить перед Литвой вопрос, насколько в правовом плане обосновано нахождение в составе ЛР территориальных обретений, переданных именно Литовской ССР.

Ведь Литва до вхождения в 1940 г. в СССР имела территорию в 50 тыс. кв.м км, а вышла с территорией в 65,2 тыс. кв. км. Я напомню территории, присоединенные к Литве в советский период. Это Вильнюсский край и город Вильнюс, Клайпедский край и город Клайпеда, территории Белоруссии, площадью 6655,5 кв. км, переданные Литве в августе 1940 г. при вхождении в СССР, и территории так называемого Сувалкского выступа.

Не мешает напомнить, что в январе 1941 г. СССР за 7,5 млн золотых долларов выкупил у Германии так называемый Сувалкский выступ размером в 8200 кв. км, где компактно проживали литовцы, и передал эту территорию Литве. Сегодня 7,5 млн золотых долларов по покупной способности, если я не ошибаюсь, равны примерно 500 млн долларов США.

Помимо этого, напомню, что 15 марта 1923 г. конференция послов Англии, Франции, Италии и Японии признала право Польши на Вильнюс и Вильнюсский край. Через месяц Антанта санкционировала отторжение Вильнюса от Литвы. А вслед за этим и Ватикан признал Вильнюс за Польшей. Лишь Советский Союз заявил о правах Литвы на Вильнюс. А 19 марта 1938 г. Литовская Республика приняла условия польского ультиматума, признав тем самым вечное право Польши на Вильно и Виленский край. Такие признания не забываются…

Не следует также забывать, что в марте 1939 г. Литва вернула Клайпеду и Клайпедский край Германии. 21 марта 1939 года немцы вызвали в Берлин министра иностранных дел Литвы Юозаса Урбшиса, которому министр иностранных дел рейха Иоахим фон Риббентроп безапелляционно заявил: «Литва должна передать Германии навечно Мемельский край, иначе фюрер будет действовать с молниеносной быстротой».

Уже 22 марта Ю. Урбшис и посланник Литвы в Берлине К. Шкирпа подписали договор (пакт Урбшиса–Риббентропа) о передаче Мемеля Германии. Литве об этом следует помнить. Тем более что документальные правовые основания относительно нахождения Клайпедского края в составе Литовской Республики отсутствуют.

К этому напомню, что 2 миллиона немцев, объединенных в «Союз изгнанных», созданный в 1950 г. в ФРГ, лелеют мечту вернуться в немецкий Мемель и Мемельский край, то есть Клайпеду и Клайпедский край. Перспективы развития «Союза изгнанных» пока туманны, но реваншистские настроения в ФРГ не угасают.

Не следует забывать, что 29 марта 1990 г. Президиум Верховного Совета Белорусской ССР направил в адрес Верховного Совета Литвы официальное заявление, в котором напоминалось, что нахождение белорусских территорий в составе Литовской ССР основывается на Законе ВС СССР «О принятии Литовской Советской Социалистической Республики в Союз Советских Социалистических Республик».

В заявлении отмечалось, что в связи с тем, что в ЛР вышеназванный закон объявлен недействительным, возникает вопрос о принадлежности белорусских районов Литве. Ситуацию для Литвы тогда спас президент СССР Горбачёв, настоявший, чтобы Белоруссия сняла вопрос о территориях.

Тем не менее из вышеизложенного ясно, что современная Литва, не признавшая Закон СССР о вхождении Литовской ССР в состав СССР, потеряла право на подаренные белорусские территории. Заявление Президиума ВС БССР было опубликовано в газете «Звезда» от 1 апреля 1990 г. Следует иметь в виду, что Республика Беларусь может в любой момент вернуться к этому заявлению.

Также Литве не мешает напомнить, что практически вся промышленная инфраструктура Литовской ССР была создана в советский период. Энергетика Литвы, определяющая развитие государства, – также. В этой связи не мешает напомнить, что Литва в 1940 г. по выработке электроэнергии (80 млн кВт/ч) занимала последнее место в Европе. Вся современная энергетика Литвы была создана на советские капвложения. Одна Игналинская АЭС стоила Союзу более 5 млрд долларов, не считая возведение рядом с АЭС города атомщиков Снечкуса, ныне г. Висагинас.

Не мешает напомнить, что печально известную телебашню в Вильнюсе также возвели московские строители. Затем радио- и телецентр, находившиеся в телебашне, были наполнены аппаратурой за счет союзного бюджета. А это были весьма немалые средства.

Я перечислил далеко не все затраты, которые советские люди направили для создания промышленно-энергетического потенциала Литвы. Официальная российская статистика в 2010 г. сообщила, что известные и учтенные союзные вложения в Литву в советский период якобы составили более 72 млрд долларов США. Я же уверен, что эту сумму следует удвоить или даже утроить.

Уверен, что если бы в Конституцию СССР, в статью 72-ю, было бы внесено дополнение в том, что при выходе из СССР союзная республика обязана компенсировать затраты из союзного бюджета, вложенные в ее развитие, то литовские и другие сепаратисты моментально бы умолкли с заявлениями о выходе из Союза.

P.S. Удивляет, что Горбачев как политический деятель, совершивший все мыслимые и немыслимые ошибки, ряд которых следует расценивать как государственные преступления, 2 марта 2011 г. указом президента РФ по случаю своего 80-летия был награжден высшей наградой РФ – орденом Андрея Первозванного.

Значительная часть россиян, согласно опросам, крайне негативно восприняла новость об этом награждении. А как можно относиться к награждению высшим орденом РФ человека, о котором ведущая газета Германии Die Zeit («Время») писала так: «Горбачев сумел в конце концов полностью проиграть наследство Сталина, и сегодня над ним, как над Иванушкой-дурачком, издевается большинство русских, ибо он ни за что ни про что спустил мировую державу, которую русские строили на протяжении веков, да еще и пояс безопасности вокруг нее»?.

Как говорят, комментарии в этом случае излишни. Можно лишь сказать: «Не дай Бог России дождаться нового Горбачева!»

Специально для «Столетия»
Источник: https://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/


Adblock
detector